Важнейшие достижения храмового и градостроительного зодчества: О храмовом зодчестве

Содержание

Художественная культура Междуречья

Выработанные еще в Древнем шумере жанры и формы, литературные сюжеты впоследствии встречаются в переработанном виде и произведениях ассиро-вавилонской литературы и даже Библии. Типичным примером может служить вавилонская поэма «О сотворении мира». Это миф о сотворении мира верховным богом Мардуком из тела убитого им чудовища – богини Тиамат, олицетворяющей силы хаоса и зла. Поэма рассказывает о том, как бог-творец устроил мир, создал человека и обязал его служить богам. Вершиной вавилонской литературы является поэма о царе-герое Гильгамеше полубоге-получеловеке. В этом произведении делается попытка ответить на извечные вопросы о жизни и смерти. В поисках бессмертия герой совершает великие подвиги, но избежать неотвратимого ему не удастся. Попытку художественного объяснения угасания и расцвета природы мы видим в поэме о «Нисхождении Иштар», где богиня спускается в подземный мир и спасает оттуда бога природы Таммуза. С появлением бога вновь оживает природа.

Несмотря на то, что религиозно-магическое мировоззрение глубоко пронизывало сознание людей того времени, всё же потребности повседневной жизни заставляли человека внимательно наблюдать явления природы, для того чтобы по возможности объективно понимать их внутренний смысл. Это постепенно приводило к появлению первых, еще очень примитивных форм отвлечённого мышления. Наблюдая схожие явления в природе, человек ещё робко и весьма неумело пытался их систематизировать, составляя главным образом с практической целью списки зверей, растений и камней.

Из хозяйственных потребностей постепенно выросли древнейшие зачатки науки, в частности математики и астрономии. Необходимость подсчитывать количество и вес продуктов и товаров, устанавливать количество рабочей силы, определять объём зданий, вычислять поверхность участков земли (полей) привела к появлению древнейших математических расчётов, к накоплению соответствующих знаний, к зарождению арифметики и геометрии. К глубокой шумерийской древности восходят основы математических знаний древних народов Месопотамии, в частности те системы счисления, в основе которых лежат числа 5, 6, 10 и их произведения 30 и 60. Самым примитивным способом счисления был счёт по пальцам одной руки — от единицы до пяти. На это указывают шумерийские названия для пяти первых чисел. Названия чисел 6, 7, 8 и 9 составлены из соединения названий пятёрки и соответствующего добавочного числа (6=1+5; 7=2+5; 8=3+5; 9=4+5).

Сохранились и таблицы деления с делителями от 2/3 до 81. Сохранившиеся планы полей с расчётом их поверхности, восходящие к эпохе Аккада, свидетельствуют о том, что первые знания в области геометрии возникли в связи с развитием сельского хозяйства и с необходимостью часто производить обмер земельных участков. Для того чтобы вычислить поверхность поля, имеющую форму неправильной фигуры, данную площадь разбивали на ряд прямоугольников, треугольников и трапеций, отдельно вычисляли поверхность каждой отдельной фигуры, а затем складывали полученные числа.

Необходимость счёта времени приводила к установлению календарных систем, которые требовали определённых знаний в области астрономии. Целый ряд астрономических знаний был накоплен уже в шумеро-аккадскую эпоху, от которой сохранился большой астрономический труд, содержащий множество астрономических наблюдений, в частности представление о четырёх странах света. Эти астрономические сведения были довольно широко распространены. Так, например, в состав некоторых имён входили названия планет. Шумерийские и вавилонские жрецы-астрономы наблюдали движение небесных светил с высоты своих обсерваторий, которые обычно помещались на верхних площадках семиступенных храмовых башен-зиккуратов. Развалины этих башен были найдены во всех древних городах Двуречья: в Уре, Уруке, Нишгуре, Аккаде, Вавилоне и др.

Многовековые астрономические наблюдения дали возможность накопить многочисленные знания. Вавилонские жрецы умели отличать звёзды от пяти планет, которым были даны особые названия. Были известны орбиты планет. Всё звёздное небо было разбито на 12 частей, начиная с весенней точки зодиака. Звёзды были распределены по созвездиям. Была установлена эклиптика, которую разделили на 12 частей и соответственно на 12 зодиакальных созвездий, названия которых сохранились до позднего времени. В официальных документах регистрировали наблюдения над планетами, звёздами, кометами и метеорами, солнечными и лунными затмениями. О высоком уровне развития астрономии говорят наблюдение и регистрирование моментов кульминации различных звёзд, а также уменье вычислять промежутки времени, их разделяющие.

Элементарные знания в области астрономии позволили вавилонским жрецам построить своеобразную систему календаря, отчасти основанного на постоянных наблюдениях лунных фаз. Основными календарными единицами счёта времени были сутки, лунный месяц и год, состоявший из 354 дней. Сутки делились на три стражи ночи и три стражи дня, причём началом суток обычно считался момент захода солнца. Одновременно с этим сутки делились на 12 часов, а каждый час на 30 минут. Таким образом, сутки делились на 12 больших и 360 малых единиц, что соответствует шестиричной системе счисления, лежащей в основе вавилонской математики, астрономии и календарной системы.

Очевидно, и в календаре нашла своё отражение попытка деления круга, суток и года на 12 больших и 360 малых частей. Начало каждого лунного месяца и соответственно с этим его продолжительность устанавливались каждый раз эмпирически, специальными астрономическими наблюдениями, так как каждый месяц должен был начинаться в день новолуния. Различие между гражданским календарным годом и тропическим равнялось 11 с лишним дням (точно 11 дней 5 часов 48 минут 46 секунд). Эта ошибка время от времени исправлялась при помощи вставки добавочного месяца, что в эпоху Хаммурапи производилось особым распоряжением центральной государственной власти.

Постепенно накапливались знания и в области медицины и ветеринарии. Уже в эпоху Хаммурапи вавилонская медицина делилась на отдельные отрасли — хирургию, лечение глазных болезней и т. д. Анатомия была очень слабо развита; врачи при определении симптомов и при диагнозах выделяли лишь главные органы, например, сердце, печень, почки. Однако необходимость постановки диагноза при помощи установления ряда симптомов была не только полностью осознана, но и вызвала первые попытки объективного изучения болезней и реальной борьбы с ними. Так, вавилонские жрецы считали, что болезнь «не может быть успокоена повязками и жало смерти не может быть вырвано… если врач не узнает её существа».

Медицинские тексты, относящиеся главным образом к позднему времени, содержат описания симптомов различных болезней желудочно-кишечного тракта, органов дыхания (насморк, выделение мокроты, кровотечение из носа), ревматизма (ломота в членах). Часто описываются симптомы лихорадочного состояния: жар, холод, озноб, холодный пот; образно описываются симптомы «удара», приведшего к параличу: «… губы поражённого сведены, глаз закрывается… рот скован и он не может говорить». Вавилонские врачи пытались лечить и другие болезни: болезни глаз, ушей, опухоли, накожные болезни (проказа), болезни сердца, почек, водянку, мочеполовые и женские болезни, даже нервные, возможно душевные болезни, симптомом которых является «упадок духа вследствие несчастия». Иногда в лечебниках упоминаются обмороки, когда человек «падает без сознания» и «его глаза темнеют». Ярко описывается, особая болезнь «височной жилы», возможно связанная с приливом крови к голове, отчасти к глазам, и с помутнением зрения. Важнейшие симптомы этой болезни заключаются в том, что «у человека схватывает висок, в yшах у него шум, его глаза мерцают, его затылок его снедает… его сердце возбуждено и в ногах у него слабость».

Для лечения всех этих болезней применялись самые различные средства, среди которых на первом месте стояли разнообразнейшие, порой очень сложные лекарства. Помимо лекарств применялись притирания, компрессы, массаж и промывания. На широкое применение в медицине воды и масла указывает то, что слово «врач» в буквальном переводе означало «знающий воду» или «знающий масло». Отчасти это также связано с широким применением в религиозно-магическом культе воды и масла.

Рассадниками всех этих знаний были школы, которые обычно находились при храмах. В этих школах воспитывались и подготавливались к своей будущей деятельности писцы, которые в то же время были и жрецами. Эти школы давали как общее, так и несколько повышенное специальное образование. Общее образование включало изучение письменности и языка, элементарные знания в области арифметики, геометрии и астрономии, а также уменье предсказывать будущее по звёздам (астрология) и уменье гадать по печени. Наконец, в систему специального образования входило изучение различных отраслей богословия, права, медицины и музыки. Система преподавания носила весьма примитивный характер. Она ограничивалась вопросами учителя, ответами ученика, переводами с одного языка на другой, письменными упражнениями и заучиванием наизусть. Во время раскопок в Мари было найдено помещение школы с типичными скамейками для учеников.

Вавилонская культура, как и культура всех древневосточных народов, была насквозь пронизана религиозно-магическим мировоззрением. Поэтому первые попытки накопления объективных знаний были ещё тесно связаны с древними религиозными представлениями. Жреца-писца, много потрудившегося над изучением различных отраслей древнего знания, заставляли изучать особую тайную науку — «тайну видения». Если учёный жрец овладевал этими тайными знаниями, то он мог «созерцать возвышенное искусство видения и достигнуть большого имени», т. е. прославиться в качестве мудреца. В таком случае старшие жрецы «вводили его в святилище бога», т. е. посвящали в высшую жреческую степень знания. Поэтому первые объективные знания вавилонских писцов часто смешивались и тесно переплетались с древними религиозными верованиями. Этим объясняется тесная связь, существовавшая между астрологией и астрономией, а также между медициной и знахарством. Небесные светила считались божествами, им поклонялись в храмах. Волю богов и будущие судьбы народов, государств, правителей и людей пытались разгадать, вглядываясь в расположение небесных светил. Заметив, что планеты постоянно меняют своё положение среди неподвижных звёзд, думали, что, судя по положению планет среди звёзд, можно предсказывать будущее. Поэтому планеты назывались «переводчиками». Этим хотели сказать, что планеты, постоянно меняя положение среди звёзд, как бы переводят на язык, доступный людям, волю богов. «Предсказывание» будущего по расположению звёзд и планет, зародившееся в древней Месопотамии, впоследствии получило название астрологии.

Храмовая архитектура • Arzamas

10 главных православных храмов: объясняем, почему они главные

Подготовил Сергей Кавтарадзе

1. Монастырь Святого Симеона Столпника

Калат-Семан, Сирия, V век

1 / 5

Основание колонны Симеона Столпника. Сирия, 2005 годWikimedia Commons

2 / 5

Монастырь Святого Симеона Столпника — Калат-Семан. Сирия, 2010 годBernard Gagnon / CC BY-SA 3.0

3 / 5

Южный фасад церкви Святого Симеона Столпника. Сирия, 2010 год

Bernard Gagnon / CC BY-SA 3.0

4 / 5

Капители колонн церкви Святого Симеона Столпника. Сирия, 2005 годJames Gordon / CC BY 2.0

5 / 5

План церкви Святого Симеона СтолпникаИз книги Шарля Жана Мельхиора Вогюэ «Гражданская и религиозная архитектура Центральной Сирии в I–VII веках». 1865–1877 годы

Сегодня Калат-Семан (араб. «крепость Симеона») — это руины старинного монастыря близ сирийского Алеппо. По преданию, именно в этом мона­­стыре совершил свой подвижнический подвиг святой Симеон Столпник. Он построил колонну, а на ней — крошечную хижину, где и прожил, непрестанно молясь, долгие годы, до своей кончины в 459 году. В конце V века над колонной, осно­вание которой сохранилось до наших дней, было построено специальное зда­ние. Точнее, это сложная композиция из центрального октагона (восьми­уголь­ника) и отходящих от него четырех трехнефных базилик  

Базилика — строение прямоугольной формы из нечетного числа (1, 3, 5) нефов — частей, разделенных колоннами..

Идея увековечить таким образом память святого Симеона родилась при визан­тийском императоре Льве I (457–474) и была осуществлена уже в прав­ление императора Зенона (474–491). Это каменное сооружение с деревянными пере­крытиями, безупречно выполненное в соответствии с позднеантичными тра­дициями, декорированное колоннами коринфского ордера, несущими арки с изысканно профилированными архивольтами. Сами базилики вполне соот­ветствуют типу, положившему начало всей западнохристианской архитектуре.

В принципе, до 1054 года (то есть до раскола Церкви на православную и като­лическую) православным можно считать практически все христианское зод­чество. Однако в Калат-Семане уже можно отметить черту, в дальнейшем в большей степени характерную именно для восточнохристианской строи­тельной практики. Это стремление к центричности композиции, к геометри­ческому равенству осей. Католики в дальнейшем предпочли протяженную фор­му, латинский крест с удлинением в противоположную от алтаря сто­ро­ну — решение, подразумевающее торжественное шествие, а не пребыва­ние и не предстояние перед престолом. Здесь же базилики становятся рукава­ми почти правильного равноконечного (греческого) креста, как бы предска­зывая появление в будущем популярной в православии крестово-купольной системы.

2. Собор Святой Софии — Премудрости Божией

Константинополь, VI век

1 / 6

Собор Святой Софии. Стамбул, 2009 годDavid Spender / CC BY 2.0

2 / 6

Центральный неф собораJorge Láscar / CC BY 2.0

3 / 6

Главный куполCraig Stanfill / CC BY-SA 2.0

4 / 6

Императоры Константин и Юстиниан перед Богородицей. Мозаика в тимпане юго-западного входа. X векWikimedia Commons

5 / 6

Собор в разрезе. Иллюстрация из книги Вильгельма Любке и Макса Земрау «Grundriss der Kunstgeschichte». 1908 годWikimedia Commons

6 / 6

План собора. Иллюстрация из книги Вильгельма Любке и Макса Земрау «Grundriss der Kunstgeschichte». 1908 годWikimedia Commons

Этот собор был построен задолго до того, как в 1054 году принципиально разо­ш­лись пути западного и восточного христианства. Его возвели на месте сгорев­шей базилики как символ политического и духовного величия вновь собирае­мой воедино Римской империи. Само освящение во имя Софии — Премудрости Божией указывало на то, что Константинополь становился не только Вторым Римом, но и духовным центром христиан, Вторым Иеру­салимом. Ведь именно на Святой земле должен был возвышаться Храм Соло­мона, которого сам Гос­подь одарил мудростью. Для работы над зданием импе­ратор Юстиниан при­гласил двух архитекторов и одновременно выдающихся математиков (а это важ­но, если учесть, сколь сложную конструкцию они заду­мали и осущест­ви­ли) — Исидора из Милета и Анфимия из Тралл. Они присту­пили к работе в 532 году и закончили ее в 537-м.

Интерьер собора Святой Софии, украшенный мерцанием золотофонных мо­за­ик, стал образцом для множества православных храмов, где повторялись если не формы, то как минимум характер пространства — не устремляющегося сни­зу вверх или с запада на восток, но плавно кружащегося (можно сказать, клубя­щегося), торжественно восходящего к небу навстречу потокам света, льюще­гося из окон подкупольного барабана.

Собор стал образцом не только как главный храм всех восточнохристианских церквей, но и как здание, в котором эффективно работал новый конструктив­ный принцип (он, правда, известен еще с древнеримских времен, но полноцен­ное применение в крупных постройках началось именно в Византии). Круглый купол опирается не на сплошную кольцевую стену, как, например, в римском Пантеоне, а на вогнутые треугольные элементы — паруса. Благодаря этому приему для поддержки циркульного свода достаточно всего четырех опор, про­ход между которыми открыт. Эта конструкция — купол на парусах — в даль­ней­шем широко применялась и на Востоке, и на Западе, но именно для право­слав­ной архитектуры стала знаковой: большие соборы, как правило, строи­лись по этой технологии. Она даже получила символическое осмыс­ление: на парусах почти обязательно изображаются евангелисты — надежная опора христианского вероучения.

3. Неа-Мони (Новый монастырь)

Остров Хиос, Греция, 1-я половина XI века

1 / 5

Колокольня монастыря Неа-МониMariza Georgalou / CC BY-SA 4.0

2 / 5

Общий вид монастыряBruno Sarlandie / CC BY-NC-ND 2.0

3 / 5

Мозаика «Крещение Господне» кафоликона — церкви Успения Пресвятой Богородицы. XI век

Кафоликон — соборный храм обители.

Wikimedia Commons

4 / 5

План кафоликона в разрезе. Из книги Джеймса Фергюссона «Иллюстрированный справочник архитектуры». 1855 годWikimedia Commons

5 / 5

План кафоликонаbisanzioit.blogspot.com

В православии есть важное понятие — намоленность иконы или места, когда святость сакрального объекта как бы приумножается молитвами многих поко­лений верующих. В этом смысле небольшой монастырь на далеком острове по праву является одной из самых почитаемых обителей Греции. Он был осно­ван в середине XI века Константином IX Мономахом  Константин IX Мономах (1000–1055) — византийский император из Македонской династии. во исполне­ние обета. Константин обещал построить церковь во имя Пресвятой Богоро­дицы, если сбудется пророчество и он займет трон византийского императора. Статус ставро­пигии  Самый высокий статус монастыря, лавры, собора, делающий их независимыми от местной епархии и подчиняющимися напрямую патриарху или Синоду. Константинопольского патриархата позволил монас­тырю несколь­ко веков существовать в относительном благополучии и после падения Византии.

Кафоликоном, то есть соборным храмом обители, является церковь Успения Пресвятой Богоро­­дицы. Прежде всего она знаменита выдающимися мозаи­ками, однако и архитектурные решения заслуживают пристального внимания.

Хотя снаружи храм похож на привычные в России одноглавые постройки, вну­три он устроен иначе. В средиземноморских землях в ту эпоху лучше чувство­валось, что одним из предков купольного православного храма (в том числе церкви Святой Ирины и Святой Софии в Константинополе) была древнерим­ская базилика. Крест в плане почти не выражен, он скорее подразу­мевается, чем существует в материале. Сам план вытянут с запада на восток, хорошо различимы три части. Во-первых, нартекс, то есть притвор — предваря­ющее помещение. По средиземноморской традиции нартексов может быть несколько (здесь они также использовались как усыпальницы), один из них открывается в пристроенные с боков полукруглые в плане экседры. Во-вторых, основное пространство — наос. И наконец, алтарная часть. Здесь она развита, полукру­жия апсид не сразу примыкают к подкупольному пространству, между ними размещена дополнительная зона — вима. Самое интересное можно увидеть в наосе. В квадрат, образуемый внешними стенами, вписана центри­ческая по­стройка — октаконх. Широкий купол опирается на систему полусфе­рических сводов, что придает всему помещению сходство с выдающимися памятниками времен могущества Восточной Римской империи — церковью Святых Сергия и Вакха в Константинополе и базиликой Сан-Витале в Равенне.

4. Собор Двенадцати Апостолов (Светицховели)

Мцхета, Грузия, XI век

1 / 7

Собор Светицховели. Мцхета, ГрузияViktor K. / CC BY-NC-ND 2.0

2 / 7

Восточный фасад собора Diego Delso / CC BY-SA 4.0

3 / 7

Внутренний вид собораViktor K. / CC BY-NC-ND 2.0

4 / 7

Фрагмент фрески со сценой Страшного судаWikimedia Commons

5 / 7

Фрагмент фрески со сценой Страшного суда Diego Delso / CC BY-SA 4.0

6 / 7

План собора в разрезе Wikimedia Commons

7 / 7

План собораWikimedia Commons

Собор прекрасен сам по себе, но нужно помнить, что он также является частью формировавшегося несколько веков культурного, исторического и религиоз­ного комплекса. Реки Мтквари (Кура) и Арагви, возвышающийся над городом монастырь Джвари (построен еще на рубеже VI–VII веков), Фаворская гора с хра­мом Преображения и другие объекты, имевшие те же названия, что и их па­лестинские прототипы, являли в Грузии образ Святой земли, перено­сили в Иверию сакральное наполнение места, где когда-то разворачивалось действие новозаветной истории.

Собор Светицховели — выдающийся памятник мировой архитектуры. Однако было бы неправильно говорить лишь о его материальной составляющей, о сво­дах и стенах. Полноправной частью этого образа являются предания — церков­ные и светские.

Прежде всего считается, что под храмом укрыта одна из главных реликвий христианства — хитон Спасителя. Он был привезен с места распятия Господа евреями — раввином Элиозом и его братом Лонгинозом. Элиоз передал святы­ню своей сестре Сидонии, искренней последовательнице христианской веры. Благочестивая дева умерла, держа его в руках, причем даже после смерти ника­кая сила не могла вырвать ткань из сжатых ладоней, так что одеяние Иисуса пришлось также опустить в могилу. Над местом захоронения вырос могучий кедр, одаривавший все живое вокруг чудесными целительными свойствами.

Когда в самом начале IV века в Иверию пришла святая Нино, она обратила в хри­стианскую веру сначала царя Мириама, а затем всех грузин и убедила их построить церковь на месте погребения Сидонии. Из кедра сделали семь опор для первого храма; одна из них, источающая миро, оказалась чудотвор­ной, отсюда и произошло название Светицховели — «Животво­рящий столп».

Существующее здание было построено в 1010–1029 годах. Благодаря надписи на фасаде известно имя зодчего — Арсакидзе, а барельефное изображение руки породило еще одну легенду — впрочем, типовую. Одна из версий гласит, что восхищенный царь приказал отрубить руку мастеру, чтобы он не смог повто­рить свой шедевр.

В начале второго тысячелетия мир был достаточно тесен, и в архитектуре хра­ма нетрудно заметить черты распространявшегося по всей Европе роман­ского стиля. Внешне композиция представляет собой крест из двух трехнефных бази­лик под высокими скатными кровлями с барабаном под конусом в центре. Однако интерьер демонстрирует, что конструктивно храм решен в византий­ской традиции — Арсакидзе применил хорошо знакомую и на Руси крестово-купольную систему.

Горные пейзажи явно оказали влияние на эстетические предпочтения грузин. В отличие от большинства восточнохристианских храмов, барабаны кавказских церквей (в том числе армянских) увенчаны не округлыми, а острыми коничес­кими главами, прототипы которых можно найти в культовых постройках Ирана. Филигранная отделка декора на поверхности стен обусловлена высоким уровнем мастерства кавказских каменотесов. Для Светицховели, как и для дру­гих домонгольских храмов Грузии, характерна ясно читаемая пирамида­льная композиция. В ней из разновеликих объемов складывается целостная форма (поэтому апсиды скрыты в общем теле храма, а на то, что они есть, намекают лишь две вертикальные ниши восточного фасада).

5. Студеница (монастырь Успения Богородицы)

Близ Кралево, Сербия, XII век

1 / 6

Восточный фасад храма Успения Пресвятой Богородицы в СтуденицеJSPhotomorgana / CC BY-SA 3.0

2 / 6

Храм Успения Пресвятой Богородицы в СтуденицеDe kleine rode kater / CC BY-NC-ND 2.0

3 / 6

Богородица с Младенцем. Рельеф тимпана западного порталаWikimedia Commons

4 / 6

Фрагмент резьбы на фасадеljubar / CC BY-NC 2.0

5 / 6

Фрески внутри храмаljubar / CC BY-NC 2.0

6 / 6

План храма Успения Пресвятой Богородицы в Студеницеarchifeed.blogspot.com

Студеница — это задужбина (или задушбина): в средневековой Сербии так назывались сакральные сооружения, построенные во спасение души. Монас­тырь близ города Кралево — задужбина Стефана Немани, основополож­ника Сербского государства. Сюда же он удалился, приняв постриг и отказав­шись от трона. Стефан Неманя причислен к лику святых, на территории монастыря упокоились его мощи.

Точное время строительства храма Успения Пресвятой Богородицы в Студе­нице неизвестно — понятно только, что он был создан между 1183 и 1196 годом. Зато хорошо видно, как архитектура здания отразила все тонкости политичес­кой обстановки того времени. Говорят даже об отдельном «рашском стиле» (Сербию в те времена часто называли Рашкой и Расией).

Стефан Неманя и враждовал с Византией, и ориентировался на нее. Если внимательно посмотреть на план храма, можно увидеть, что, проектируя центральную часть, архитекторы явно подражали внутреннему устройству константинопольской Святой Софии. Это так называемый тип слабовыражен­ного креста, когда подкупольное пространство раскрывается только по оси от нартекса к алтарю. Зато на боковых стенах даже снаружи подчеркнуты абрисы широко стоящих арок, на которых установлен барабан внушительного диаметра, обеспечивающий простор подкупольного пространства. Следование византийским вкусам заметно и в орнаментальных мотивах — в окне-трифории, украшающем центральную апсиду.

Вместе с тем, воюя с Византией, по существу, за то, чтобы стать ее же достой­ным партнером (в конце концов дело кончилось браком с византийской прин­цес­сой), Неманя активно вступал в союзы с европейскими монархами: венгер­ским королем и императором Священной Римской империи. Эти контакты также влияли на облик Студеницы. Мраморная облицовка храма наглядно демонстрирует, что его строители были прекрасно знакомы с основными напра­влениями западноевропейской архитектурной моды. И щипцовое завер­шение восточного фасада, и аркатурные пояски под карнизами, и характерные оконные проемы с колонками вместо стоек безусловно роднят этот сербский памятник с романским, то есть римским стилем.

6. Собор Святой Софии

Киев, XI век

1 / 7

Собор Святой Софии, Киев© DIOMEDIA

2 / 7

Собор Святой Софии, Киев© DIOMEDIA

3 / 7

Купола собора Святой Софии, Киев

4 / 7

Собор Святой Софии, Киев

5 / 7

Мозаика с изображением Отцов Церкви в соборе Святой Софии. XI век

6 / 7

Богоматерь Оранта. Мозаика в алтаре собора. XI векWikipedia Commons

7 / 7

План собораartyx.ru

Собор, построенный в начале XI века (о точных датах ученые спорят, но нет сомнения, что заканчивали и освящали его при Ярославе Мудром), нельзя назвать первым каменным храмом на Руси. Еще в 996 году на берегу Днепра появилась церковь Успения Пресвятой Богородицы, более известная как Деся­тинная. В 1240 году ее разрушил хан Батый. Остатки фундаментов, изу­чен­­ные археологами, свидетельствуют, что именно она сформировала, говоря совре­мен­ным языком, типологию русского православного храма.

Но, конечно, сооружением, по-настоящему повлиявшим на облик православ­ного зодчества на просторах Руси, стала Святая София Киевская. Константино­польские мастера создали в стольном городе огромный храм — такой, какие давно не строились и в самой Византии.

Посвящение Премудрости Божией, разумеется, отсылало к одноименной по­стройке на берегах Босфора, центру восточнохристианского мира. Конечно, тогда еще не могла родиться идея, что на смену Второму Риму может прийти Третий. Но каждый город, обретая свою Софию, в какой-то мере начинал претен­довать на звание Второго Константинополя. Софийские соборы были построены в Новгороде и Полоцке. Зато веком позже Андрей Боголюбский, строя величественный храм во Владимире, который виделся ему альтернативой Киеву, посвятил его Успению Пресвятой Богородицы: очевидно, это был сим­во­лический жест, манифест независимости, в том числе и духовной.

В отличие от посвящения престола, формы этого храма никогда досконально не повторялись. Но многие решения стали практически обязательными. Напри­мер, барабаны, на которых подняты купола, и полукруглые закомары. Для соборов стало желательным многоглавие (в Софии Киевской первона­чально построили тринадцать глав, имея в виду Спасителя и апостолов; потом добавили еще). Основа конструкции — крестово-купольная система, когда вес купола через паруса передается на столбы, а примыкающие пространства пере­крываются либо сводами, либо меньшими куполами, — также стала основной в отечественном храмовом строительстве. И конечно, стала считаться нормой сплошная фресковая роспись интерьеров. Здесь, правда, часть стен покрыта великолепными мозаиками, и мерцание запаянной в смальту золотой фольги делает зримым свет божественного эфира, внушая священный трепет и на­страивая верующих на молитвенный лад.

Святая София Киевская хорошо демонстрирует отличия между литургичес­кими особенностями западных и восточных христиан, например то, как по-разному решалась проблема размещения монарха и его приближенных. Если в имперских соборах где-нибудь на Рейне с запада пристраивалось подобие алтаря (вестверк), что символизировало согласие светских и церков­ных властей, то здесь князь поднимался на хоры (полати), возвышаясь над под­данными.

Но главное — католическая базилика, вытянутая по оси, с нефом, трансептом и хором, как бы подразумевает торжественное шествие. А православный храм, не являясь, как правило, в строгом смысле центрическим (то есть вписавшимся в круг) сооружением, тем не менее всегда имеет центр, пространство под глав­ным куполом, где, находясь перед алтарной преградой, верующий пребы­вает в молитвенном предстоянии. Можно сказать, что западный храм символи­чески является образом обещанного праведным Небесного Иерусалима, цели пути. Восточный же скорее демонстрирует духовное устройство Творения, создатель и управитель которого обычно изображен в зените купола в образе Пантокра­тора (Вседержителя). 

7. Церковь Покрова на Нерли

Боголюбово, Владимирская область, XII век

1 / 6

Храм Покрова на НерлиC K Leung / CC BY-NC-ND 2.0

2 / 6

Храм Покрова на НерлиC K Leung / CC BY-NC-ND 2.0

3 / 6

Царь Давид. Рельеф фасадаC K Leung / CC BY-NC-ND 2.0

4 / 6

Фрагмент резьбы на фасадеC K Leung / CC BY-NC-ND 2.0

5 / 6

Фрагмент резьбы на фасадеC K Leung / CC BY-NC-ND 2.0

6 / 6

План храма Покрова на Нерлиkannelura.info

В XII веке на территории Владимиро-Суздальского княжества было построено множество замечательных храмов. Однако едва ли не универсальным симво­лом русского православия стала именно эта сравнительно небольшая церковь.

С точки зрения зодчего Средних веков, конструктивно в ней не было ничего особенного, это обычный четырехстолпный храм с крестово-купольным пере­кры­тием. Разве что выбор места строительства — на заливных лугах, там, где сливались Клязьма и Нерль, — заставил применить необычно большой объем инженерных работ, подсыпать холм и глубоко заложить фундаменты.

Однако простые решения привели к появлению совершенно чудесного образа. Здание вышло простым, но нарядным, очень стройным и, соответственно, порождающим целый комплекс ассоциаций: пламенеющая, как свеча, христиа­нская молитва; дух, восходящий к горним мирам; душа, приобщаю­щаяся к Све­ту. (На самом деле архитекторы, скорее всего, к какой-то акценти­рованной стройности не стремились. Археологические раскопки выявили фундаменты окружающей храм галереи. О том, как она выглядела, историки пока спорят. Превалирует мнение, что это была арочная пилонада с гульби­щем — крытой галереей — на уровне второго яруса, там, где и сейчас можно увидеть дверь на хоры.)

Храм белокаменный; во Владимиро-Суздальском княжестве предпочли отка­зать­ся от плоского кирпича (плинфы) и строить трехслойные стены из гладко отесанных известняковых плит и залитой известковым раствором забутовки между ними. Постройки, особенно нерасписанные, поражали лучезарной бели­з­ной (в Успенском соборе во Владимире и сегодня можно увидеть остатки фресковой росписи аркатурно-колончатого пояса; после перестройки конца XII века она оказалась в интерьере, но задумывалась как цветное украшение фасада).

Возможно, своей красотой храм обязан тому, что в нем использованы достиже­ния как восточнохристианской, так и западноевропейской архитектурных школ. По типу это, безусловно, здание, продолжающее византийские традиции храмового строительства: целостный объем с полукружиями закомар и с бара­­­баном и шлемовидной главой сверху. Однако у историков архите­ктуры практи­чески нет сомнений, что осуществляли постройку зодчие с Запада (историк XVIII века Василий Татищев утверждал даже, что они были присланы в распо­ря­жение Андрея Боголюбского императором Священной Римской империи Фридрихом I Барбароссой).

Участие европейцев сказалось на облике здания. Оно получилось пластически проработанным, здесь отказались от упрощенного подхода, когда фасады лишь плоскости, грани нечленимого объема. Сложные профили создают эффект послойного погружения в толщу стены — сначала к выразительным скульптур­ным рельефам, а затем и далее, в пространство храма, в перспектив­ные откосы узких окон-бойниц. Такие художественные приемы, когда ступен­чато высту­паю­щие вперед вертикальные тяги — лопатки — становятся фоном для полно­ценных трехчетвертных колонн, вполне достойных своих античных прототи­пов, характерны для произведений романского стиля. Восхитительные маски, морды и химеры, принявшие на себя вес аркатурно-колончатого пояса, также не показались бы чужими где-нибудь на рейнских берегах.

Очевидно, местные мастера старательно перенимали иностранный опыт. Как утверждается в летописи «Летописец Владимирский» (XVI век), для осуществ­ления следующей, большой и стилистически близкой церкви Покрова на Нер­ли постройки — Дмитриевского собора во Владимире — уже «не искали масте­ров от немец».

8. Собор Василия Блаженного (Собор Покрова Пресвятой Богородицы, что на Рву)

Москва, XVI век

1 / 7

Собор Василия Блаженного, МоскваAna Paula Hirama / CC BY-SA 2.0

2 / 7

Собор Василия Блаженного, МоскваBradjward / CC BY-NC 2.0

3 / 7

Роспись на стенах собораJack / CC BY-NC-ND 2.0

4 / 7

Богоматерь с Младенцем. Фрагмент росписи собора Olga Pavlovsky / CC BY 2.0

5 / 7

Иконостас одного из алтарейJack / CC BY-NC-ND 2.0

6 / 7

Фрагмент росписи собора Olga Pavlovsky / CC BY 2.0

7 / 7

План собораWikimedia Commons

Пожалуй, это самый узнаваемый символ России. В любой стране, на любом кон­тиненте его изображение можно использовать как универсальный знак всего русского. И все-таки в истории отечественной архитектуры нет более загадочного здания. Казалось бы, о нем известно все. И то, что оно построено по приказу Ивана Грозного в честь покорения Казанского ханства. И то, что строительство пришлось на 1555–1561 годы. И то, что, согласно «Сказанию о святей чудотворней великорецкой иконе святаго чюдотворца Николы о чюде­сах от образов святаго Ионы митрополита и преподобнаго отца Александра Свирскаго чюдотворца» и «Пискаревскому летописцу», его строили русские зодчие Постник и Барма. И все-таки совершенно непонятно, почему появилось это здание, ни на что до того на Руси построенное не похожее.

Как известно, это не единый храм, а установленные на общее основание девять отдельных церквей и, соответственно, девять престолов (позже их стало еще больше). Большая часть из них — обетные. Перед важными битвами казанского похода царь обращался к тому святому, кого в этот день чествовала церковь, и обещал ему в случае победы построить храм, где почитали бы святого-помощника.

Хотя храм православный, кое в чем он близок своим ренессансным собратьям из католического мира. Прежде всего, в плане это идеальная (с небольшой оговоркой) центрическая композиция — такие предлагали Антонио Филарете, Себасть­яно Серлио и другие выдающиеся теоретики архитектуры итальянского Возрождения. Правда, устремленность композиции в небо и многие декора­тивные детали — острые «щипцы», например — роднят его скорее с южноевро­пей­ской готикой.

Однако главное в другом. Здание украшено так, как никогда до этого в москов­ских землях. Оно и многоцветно: к сочетанию красного кирпича и белока­мен­ной резьбы добавлены полихромные керамические вставки. И снабжено метал­лическими деталями с позолотой — коваными спиралями по ребрам шатра со свободно подвешенными металлическими кольцами между ними. И состав­лено из множества причудливых форм, примененных так часто, что почти не оста­лось простой глади стены. И вся эта красота прежде всего обра­ще­на нару­жу. Это как бы «церковь наоборот», под ее сводами не должно было соби­раться много людей. Зато храмом делается пространство вокруг. Как мини­мум сакральный статус обретала Красная площадь. Теперь она стала храмом, а сам собор — ее алтарем. Более того, можно предположить, что, по замыслу Ивана IV, и вся страна должна была стать священной террито­­рией — «Свято­русской империей», по выражению тогда еще входившего в ближний круг царя Курбского.

Это был важный поворот. Оставаясь верным православию, царь Иван видел его по-новому. В чем-то это близко ренессансным устремлениям западного мира. Теперь следовало не игнорировать суету бренной реальности в надежде на сча­стливое существование после конца времен, но с почтением относиться к дан­ному здесь и сейчас Творению, стремиться к тому, чтобы именно его привести к гармонии и очистить от скверны греха. В принципе, ведь и Казан­ский поход воспринимался современниками не просто как расширение терри­тории госу­дарства и подчинение враждебных до того властителей. Это была победа пра­вославия и принесение на земли Золотой Орды сакральности учения Христа.

Храм — необыкновенно нарядный (хотя поначалу увенчанный более скром­ными куполами), симметричный в плане, но триумфально стремящийся к не­бу, не спрятанный за стенами Кремля, но поставленный в месте, где всегда толпится народ, — стал своего рода обращением царя к своим подданным, визуальным образом той православной Руси, какую он хотел бы создать и во имя ко­то­рой позже про­лил столько крови.

9. Собор Александра Невского

Париж, XIX век

1 / 5

Собор Александра Невского, ПарижGeorges Seguin / CC BY-SA 3.0

2 / 5

Мозаика на фасаде собора Александра НевскогоSandrine Magrin / CC BY 2.0

3 / 5

Собор Александра Невского, ПарижMbzt / CC BY 3.0

4 / 5

Интерьер собора Александра НевскогоGuilhem Vellut / CC BY 2.0

5 / 5

Освящение церкви Александра Невского в Париже. Иллюстрация из сборника «Русский художественный листок». 1861 годMetropolitan Museum of Art

Некоторые храмы, помимо обычного служения, выполняют особую миссию — достойно представлять православие в ином конфессиональном окружении. Именно ради подобной цели в 1856 году был поднят вопрос о перестройке посольской церкви в Париже, до того размещавшейся в здании бывшей конюш­ни. Преодолев административные трудности и получив разрешение от французского правительства (война в Крыму, как-никак), здание начали строить в 1858 году и закончили в 1861-м. Понятно, что он должен был стать очень русским и православным по духу. Однако архитекторы Роман Кузьмин и Иван Штром приступили к проектированию еще до того, как были вырабо­таны привычные каноны манеры а-ля рюс. Это скорее эклектика в полном смысле этого слова, смешение стилей и национальных традиций — впрочем, удачно сплавленных в едином произведении.

В интерьере очевидна отсылка к византийским традициям: к центральному объему примыкают покрытые золотофонными мозаиками конхи (половинки купольных перекрытий), как, например, в храме Святой Софии Константино­польской. Правда, здесь их не две, а четыре — решение, предложенное турец­ким строителем Мимаром Синаном. Плану здания придана форма равноко­нечного греческого креста, чьи рукава благодаря апсидам закруглены со всех сторон. Внешне композиция отсылает скорее к храмовому зодчеству времен Ивана Грозного, когда здание составлялось из отдельных приделов-столпов, а центральная часть получала шатровое завершение. В то же время постройка не должна показаться инородной и парижанам: четкие граненые формы, клад­ка из местного материала, которую не вполне справедливо назвать белока­мен­ной, и, главное, трехлопастные очертания готических окон делали здание вполне своим и в столице Франции.

В целом же архитекторам удалось сплавить пестрое разностилье в единый образ, более всего близкий к праздничному «узорочью» XVII века, ко временам Алексея Михайловича.

30 августа (11 сентября) 1861 года в присутствии многочисленных гостей зда­ние было освящено. «Скажем, что на этот раз Парижан, в особенности Англи­чан и Итальянцев, поразила необычайным образом внешняя, обрядовая форма восточного богослужения, исполненная величия. <…> Все — и католики, и про­тестанты — казались живо тронутыми величием восточного обряда, его древ­ним характером, который вселяет благоговение. Чувствовалось, что это есть действительно первовековое Богослужение, Богослужение апостольских му­жей, и рождалось невольное расположение любить и чтить церковь, которая с таким уважением сохранила оное Богослужение» — так восприняли это событие современники  Барсуков Н. П. Жизнь и труды М. П. Пого­дина. СПб., 1888–1906.. Замысел явно удался, и храм достойно представил Западу обаяние русского православия.

10. Церковь Спаса Нерукотворного

Абрамцево, Московская область, XIX век

1 / 4

Церковь Спаса Нерукотворного, АбрамцевоVladimir Gor / CC BY-NC-ND 2.0

2 / 4

Церковь Спаса Нерукотворного, АбрамцевоVladimir Gor / CC BY-NC-ND 2.0

3 / 4

Часовня церкви Спаса Нерукотворного, АбрамцевоAndrey Sapronov / CC BY 3.0

4 / 4

Фрагмент резьбы на фасаде© РИА «Новости»

Это небольшая семейная церковь в усадьбе известного предпринимателя Саввы Мамонтова. И все-таки в истории русской культуры и русского храмового зод­чества оно занимает особое место. Задумав строительство, участники знамени­того абрамцевского кружка  Абрамцевский художественный (мамон­товский) кружок (1878—1893) — художе­ственное объединение, в которое входили художники (Антокольский, Серов, Коровин, Репин, Васнецов, Врубель, Поленов, Несте­ров и др.), музыканты, деятели театра. стремились воплотить в этом произве­дении сам дух русского православия, его идеальный образ. Эскиз храма создан художни­ком Виктором Васнецовым, реализован архитектором Павлом Самари­ным. В работе над убранством приняли участие Поленов, Репин, Врубель, Антоколь­ский, а также члены семьи Мамонтовых, в том числе ее глава — успеш­ный скульптор-любитель.

Хотя строительство было предпринято с вполне практической целью — по­строить церковь, куда могли бы приходить жители окрестных деревень, — глав­ной художественной задачей этого предприятия стал поиск средств выра­жения истоков и специфики русской религиозности. «Подъем энергии и худо­же­ствен­ного творчества был необычайным: работали все без устали, с соревно­ва­нием, бескорыстно. Казалось, опять забил ключом художественный порыв творчества Средних веков и века Возрождения. Но там тогда этим порывом жили города, целые области, страны, народы, а у нас только Абрамцев­с­кая малая художе­ствен­ная дружеская семья и кружок. Но что за беда? — дышалось полной грудью в этой зиждительной атмосфере», — писала в своих воспомина­ниях Наталья Поленова, жена художника  Н. В. Поленова. Абрамцево. Воспомина­ния. М., 2013..

На самом деле архитектурные решения здесь достаточно просты. Это кирпич­ный бесстолпный храм со световым барабаном. Основной кубовидный объем сложен сухо, он имеет ровные стены и четкие углы. Однако применение наклон­ных контрфорсов (подпорных стен), их сложная форма, когда венчаю­щая, более пологая часть зубчиком нависает над крутой основной, придали постройке древний, архаический вид. Вместе с характерной звонницей над вхо­дом и пониженным барабаном этот прием порождает стойкие ассоциации с архитектурой древнего Пскова. Очевидно, там, вдали от суеты столичной жизни, инициаторы строительства надеялись найти корни исконной право­слав­ной архитектуры, не испорченной сухостью стилизаторских решений русского стиля. Архитектура этого храма явилась замечательным предви­де­нием нового художественного направления. В конце века в Россию пришел модерн (аналог европейских ар-нуво, югендстиля и сецессиона). Среди его вариантов был и так называемый неорусский стиль, черты которого можно усмотреть уже в Абрамцево.

См. также лекцию «Архитектура на службе у Бога» и материалы «Инструкция от Господа по устройству храма» и «Церкви для будущего» из курса «Архитек­тура как средство коммуникации».  

 Размышления о формирования стилей храмовой архитектуры в России  (исторический анализ и современность)

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                           

В каждую эпоху сосуществуют несколько исторических стилей: один зарождается в недрах другого. В результате взаимодействия разных исторических стилей и тенденций стилеобразования одной эпохи формируются историко-региональные стили. Внутри историко-региональных стилей развиваются стилевые течения, связанные с местными традициями, школами, творчеством отдельных мастеров.

До сих пор остается не выясненным вопрос – почему мы сегодня не имеем общего взгляда на то, какой должна быть современная храмовая архитектура? Почему наше историческое прошлое являет нам в храмоздательстве преемственную смену архитектурных стилей, а сегодня мы видим все что угодно, кроме стиля, принятого и понятного всем, почему он именно такой.

Для русского храмоздательства важнейшим является вопрос преемственности  исходного византийского крестово-купольного храма, рожденного в Византии в святоотеческий период, ставший каноничным, т.е. воплотивший в архитектуре образ Царства Небесного и неизменную православную догматику. Соответственно храмовая архитектура также должна оставаться неизменной в своих основных чертах. Однако исходный тип византийского крестово-купольного храма в различные исторические периоды претерпевал множественные изменений от почти полного забвения до новых возрождений.

Исследуя историческое прошлое смен архитектурных стилей в храмоздательстве, можно прийти к выводу, что на появление каждого нового стиля влияли такие факторы, как тип культуры, синтез идей ктитора (верховной власти) и зодчего.

Древнерусский тип храма домонгольского периода (X — XIV вв.)

После принятия христианства от Византии, греки поставляют на Русь церковную иерархию и посылают мастеров-храмоздателей. Заказчиками строительства храмов выступают князья и игумены монастырей. Древняя Русь получила от Византии самый совершенный крестово-купольный тип храма, композиция которого с центральным куполом, символизирующем небо, над кубическим объемом, символизирующем землю, стала каноничной, т.е. ставшей образцом для всего православного храмоздательства. Основной принцип строительства храмов стал «по образцу», особенно после строительства в Киеве греческими мастерами Великой Успенской Печерской церкви. В дальнейшем русскими мастерами-храмоздателями становятся в основном монахи, творчество которых основывалось на сочетании профессионализма, аскетической жизни и молитвы.

Крестово˗купольная система храма могла иметь множество модификаций, связанных с иерархической принадлежностью храма, в том числе: количество столпов, приделов, глав, наличие хоров, форма плана.

С XII века размеры храмов, служащих теперь монастырскими, дворцовыми (княжескими) или посадскими церквями в удельных княжествах, значительно уменьшаются по сравнению с крупными многоглавыми храмами предыдущего периода времен великого княжения Владимира и Ярослава, выражающими своим обликом соборность и величие объединенной Руси. С уменьшением размеров растет число храмов и многообразие вариантов их архитектурных решений. В основном строятся трехнефные четырехстолпные храмы с одним куполом на высоком барабане.

Храмостроительство в централизованном русском государстве XV – XVI веков

В ХIV веке русская культура переживает новый приступ византийских воздействий. Но это был канун кризиса и разрыва. Греческое отступничество на Флорентийском соборе дало основание и повод провозгласить русскую независимость, обретение Русской Православной Церковью статуса автокефальной церкви и идею «Москвы-Третьего Рима».

Кризис аскетического типа культуры в России (XV – XVI вв.) показали события, связанные со спором иосифлян и нестяжателей. Этот спор стал показателем глубочайшего кризиса, в который вступило развитие аскетического типа культуры на российском духовном пространстве и постепенным вытеснением его другим гуманистическим типом, к XVIII веку завоевавшем доминирующее положение. Победа осифлян означала прежде всего перерыв или замыкание византийской традиции.

«Постепенно и довольно быстро не только, па­дает авторитет Византии, но и угасает самый интерес к Византии. Часто кажется, что брак Ивана Ш с Софией Палеолог означал новый подъём ввизантийского влияния на Москве. А в действительности», напро­тив, это было началом русского западничества…. Иван Ш имел несом­ненный вкус и склонность к Италии. Отсюда он вызывает мастеров обстра­ивать и перестраивать Кремль… Достаточно хорошо известны имена Ари­стотеля Фиорованти, Алевиза, Пьетро Солари….» (прот. Георгий Флоровский.  Пути русского богословия.  Путь к истине, Киев, 1991).

Также и Иван Грозный не только политически, но и культурно обращён был именно к Западу, а не к Византии. Исторической зависимости от греков он не признавал и не хотел бы признать. «Наша вера христианская, а не греческая», ответил он Посевину.

Запад же в эпоху Ренессанса отказывается от идеи мира как образа Небесного и переходит к концепции самоценности самого мира.

Изменения крестово-купольной системы храма могут выражаться не только в появлении модификаций каноничных архитектурных форм, но и в появлении новых архитектурно-строительных решений, к использованию в русле канонической традиции новых архитектурно-строительных и художественных решений, привнесенных итальянскими зодчими, приглашенными русскими князьями. Традиции итальянского зодчества, представляющие собою самостоятельные архитектурные системы, соединяясь с системой древнерусского зодчества, отнюдь не приводили к хаосу и системному смешению, но образовывали некую новую упорядоченную систему. Это происходило потому, что нововведенные архитектурные решения применялись не произвольно, но в русле канонической традиции древнерусского зодчества.

Взяв за образец владимирский Успенский собор, приглашенный князем из Италии болонский архитектор Фиораванти (1415-1486), составляя связь с прообразом во внешнем облике храма, существенно перерабатывает его крестово-купольную структуру в направлении большей цельности объема, характерном для итальянской практики эпохи Возрождения. «Таковой же прежде не бывало на Руси опричь Володимирской» — говорится в Никоновской летописи.

В ХVI веке в период царствования Василия Ш, Иоанна IV и Бориса Годунова были созданы многие храмы, в том числе столпообразные, шатровые, архитектура которых свидетельствует о напряженных творческих исканиях русских зодчих. Если итальянские мотивы, присоединяясь к древнерусской системе, образовывали некую единую систему, то новые архитектурные мотивы ХVI-XVII веков уже никак не могли сложиться в органическое целое. Здесь можно говорить скорее о сосуществовании архитектурных систем, каждая из которых на какое-то время могла стать совершенно автономной, самодостаточной и заместить собою все другие.

Русские зодчие, быстро усвоив знания западной строительной техники, как раньше византийской, обратились к решению задачи создания своей самобытной храмовой архитектуры на основе достижений предыдущего периода храмостроительства. Духовное стремление русских людей к возвышенному, небесному, являющееся отголоском движения исихазма ХIV века, нашло выражение в архитектуре шатровых церквей, которые стремлением своих форм ввысь, к небу, увлекали с собой тех, кто к ним приближался.

Храмостроительство в XVII веке

ХVII век открывается Смутой в Московском государстве. ХVII век уже был веком преобразований. В стиле Московского ХVII века всё слишком умышленно, надумано, нарочито.

Если формирование аскетического типа культуры в России находилось в теснейшей связи с развитием русского православия и византийской культуры, то становление гуманистического типа культуры было связано с укреплением отношений с Западом, к началу XVII века уже полностью освободившегося от средневекового мировоззрения мира как иконы Царства Небесного.

Во второй половине XVII века в древнерусской храмостроительной системе наступает известный перелом, одной их причин которого явился раскол Русской Православной Церкви, вызванный реформами патриарха Никона.

Внешне это изменение выразилось не только в появлении большого количества новых архитектурных мотивов, но, что главное, — в появлении принципиальной возможности неограниченного образования все новых и новых архитектурных решений. Появляются стилистические черты, связанные с отдельными местностями, монастырями и даже с конкретными личностями. Многие из этих черт не только не могут уже являться элементами общей системы, но сами в себе лишены системной организации, представляя собою набор произвольно соединенных архитектурных элементов. Эта ситуация усугублялась еще и тем, что традиционные мотивы начали дробиться. Раскололась система канонического храмового зодчества, выражаемая единством функционально-планировочных, объемно-пространственных и архитектурно-художественных решений. Изменились и условия строительства храмов. Утратив единство молитвы, жизни и творчества храмоздателей, древнерусская  храмостроительная деятельность перестала существовать как аскетическая дисциплина и превратилась в одну из областей архитектурного творчества.

Большая роль в храмостроительстве второй половины ХVII века и установлении ее принципов принадлежит Патриарху Никону (1652-1666), проявившему себя не только в упорядочении церковной жизни, исправлении русских богослужебных книг по греческим первоисточникам, но и в деятельности по возвращению храмовой архитектуры к исходным византийским образцам с пятиглавым завершением.

Отмеченное собором 1667 года падение истинной религиозности русского народа проявилось как в увлечении лишь внешней обрядовостью Церкви, унаследованной от иосифлян, так и в определенном обмирщении храмового зодчества. Оно выразилось в стремлении к разукрашенности, обилии декоративных средств, включении ордерных деталей западноевропейского происхождения, отказе от традиционной крестово-купольной структуры храмов. Проникновение в храмостроительство многих приемов и деталей декоративного убранства, характерных для гражданского зодчества, способствовали как шедшие с Запада новшества, так и централизация руководства всем строительством, включая храмы и гражданские сооружения а Приказе каменных дел, своей властью регламентирующим архитектуру и живопись по всей Руси. Кроме того, преобладавшее ранее видение храма как образа Горнего мира сменилось более приземленным толкованием храма как земного дворца Царя Небесного.

Особенно отчетливо эти тенденции сказались в массовом строительстве посадских приходских церквей. Это были, как правило, сравнительно небольшие, бесстолпные, пятиглавые храмы с горкой декоративных кокошников наверху, дополненные трапезной, высокой шатровой колокольней, галереями, крыльцами и другими пристройками, придававшими всей композиции чрезвычайно живописный вид, характерный для традиций псковского зодчества.

Западноевропейское влияние в русском храмостроительстве ХVIII века

Самобытное развитие культуры Древней Руси в ХVIII веке было прервано преобразованиями Петра 1 (1682-1725) в жизни государства и Церкви, нанесшими сокрушительный удар по древним традициям Московской Руси, когда он развернул Россию к Западу.

В ХVIII веке в истории России произошли такие события, в результате которых стало невозможным продолжение в храмостроительстве канонической традиции. Это, прежде всего, упразднение Патриаршества, перенос столицы из Москвы в Санкт-Петербург и вся совокупность петровских реформ, превративших Православное царство в секулярную империю. Социально-политическая форма жизни, обеспечивающая существование канонического храмового зодчества, есть именно Православное царство и принцип древнерусской храмостроительной системы, являющийся архитектурным воплощением идеи Православного царства, мог существовать только в условиях его существования. Когда Православное царство перестало быть исторической реальностью, то стало невозможным живое функционирование канонического храмового зодчества, осуществляемого в древнерусской храмостроительной системе. Вот почему в XVIII веке древнерусская храмостроительная система практически полностью прекратила свое существование, уступая место новому архитектурному принципу, который определялся как принцип свободного формотворчества в условиях следования господствующему архитектурному стилю.

Развитие церковной архитектуры пошло по пути обособления и критического отношения к многовековой традиции древнерусского зодчеств, ориентации исключительно на образцы западноевропейской архитектуры. Вся культура ХVIII века развивается теперь параллельно с Церковью и светское начало все больше проникает в церковное искусство и, в том числе, в архитектуру русских храмов.

В начале ХVIII века строительство сосредотачивается в основном в новой столице России, названной не традиционно-русским названием Санкт-Петербург, где в 1709 году учреждается «Канцелярия от строений», ведавшая всеми вопросами строительства. Петром 1 были приглашены опытные архитекторы из западных стран, а также отправлены за границу на обучение способные молодые люди, зачастую далекие от жизни Русской Православной Церкви. В результате в архитектуру русских храмов той поры были привнесены многие черты, характерные для барочных церквей католического и протестантского Запада, определившие стиль, называемый в светском искусствоведении «петровским барокко». Западный стиль контрреформации на Руси стал стилем реформации.

Русское храмоздательство Х1Х века

На рубеже XVIII–XIX вв. немецкие романтики выдвинули идею субъективного переживания исторического времени и множественности художественной памяти, откуда по собственной воле можно черпать любые «исторические стили». Свобода романтического мышления позволяла мысленно переноситься в любую эпоху и работать в том или ином стиле. В стиле ампир, с которого начинается история искусства XIX века, многообразие источников стало особенно заметным. Древнеримские мотивы смешивались с древнегреческими, этрусскими, «помпеянскими» и египетскими. Этому процессу способствовало интенсивное развитие классической филологии и археологии. Поэтому ампир является не только последним классицистическим стилем, но и открывает период, который мы называем периодом историзма.

Этап «историзма» характерен воспроизведением исторических прототипов, комбинаторными вариациями элементов различных, так называемых исторических стилей (это явление мы называем эклектикой).

Известно определение В.Г. Белинского: «Век наш – по преимуществу исторический век. Историческое созерцание могущественно и неотразимо проникло собою все сферы современного сознания. История сделалась теперь как бы общим основанием и единственным условием всякого живого знания, без нее стало невозможно постижение ни искусства, ни философии. Мало того: само искусство теперь сделалось по преимуществу историческим».

Западный либерализм нашел распространение в новом общественном классе ˗ интеллигенции, который взял на себя роль оппозиции и базы для распространения либеральной идеологии. Интеллигенция состояла из учителей, инженеров, литераторов, адвокатов и т. д. Распространение в среде интеллигенции приобретает нигили́зм (от лат. nihil — ничто) — философия, ставящая под сомнение общепринятые ценности, идеалы, нормы нравственности, культуры.

Западники (А. И. Герцен, В. Г. Белинский и др.) видели в Западной Европе реализацию идей законности, справедливости и прав личности. Им возражали славянофилы (А. С. Хомяков, К. С. Аксаков и др.), которые полагали, что у русского «народа˗богоносца» свой особый путь и особые ценности. В основе их теории лежала мысль о исключительности России, отличающейся от Западной Европы своим религиозным характером, общественным укладом и национальным бытом.

Интересны взгляды русских философов на особенности русского национального характера, которые могут проявляться и в особенностях культурного творчества.

По мнению Н.О.Лосского, русский национальный характер имеет свои характерные черты, отличные от черт присущих иным народам. Внутренняя сила, духовность и жертвенность народа, его доброта, душевная простота, сострадание и бескорыстие и, вместе с тем, инертность, нелогичность и нерациональность поступков, поведение, оправданное чаще всего лишь интуицией, все это делает русский народ не похожим ни на один народ в мире.

Бердяев отмечает влияние на русский характер необъятных просторов Руси: «Власть шири над русской душой порождает целый ряд русских качеств и русских недостатков. Русская лень, беспечность, недостаток инициативы, слабо развитое чувство ответственности с этим связаны. Ширь русской земли, и ширь русской души давили русскую энергию, открывая возможность движения в сторону экстенсивности. Эта ширь не требовала интенсивной энергии и интенсивной культуры. Огромность русских пространств не способствовала выработке в русском человеке самодисциплины и самодеятельности…».

Любопытно высказывание митрополита Вениамина Федченкова о «русском» стиле в храмоздательстве: «Был проездом в Кельне… Издали виднелся знаменитый собор с двумя высокими остроконечными башнями тоже искусственно и насильно тянувшимися к небу руками. Снаружи он не понравился мне, как и вообще все подобные церкви готического средневекового холодного стиля рационального схоластического «ума и воли», но не живого сердца, исполненного радостью спасения Христом Господом. Этот радостный стиль знает лишь православная Византия, в закругленных куполообразных храмах, который начинался с Айя-Софии и до многих сельских, с розоватыми черепичными крышами церковок, везде чувствуется совершившееся уже сошествие Неба /куполов, круглых окон, закругленных стен и крыш и даже коротких крестов/ на землю. Спасение уже вот тут у нас: приходи, бери, радуйся, благодари Спасителя, славослови Ему, торжествуй!

Нам, русским, такое торжество и радость даже не под силу. Потому наши русские зодчие потом стали строить полутемные, смиренно-покаянные, с уютными уголками церкви; теснили продолговатыми окошечками храмы псковско-новгородского стиля; но отчасти соединяли с ним и греческую кругообразную форму стен и куполов. Таким образом получился весьма своеобразный «русский» стиль: сочетание покаяния с надеждой на спасение.

Лично мне трудно было бы ежедневно стоять на молитве в таких торжественных, светоносных, роскошных куполообразных храмах, как Святая София. Это можно было бы испытать разве несколько раз в году, а иначе для грешного сердца было бы чрезмерно «сладко». Потому мне нравились скромные сельские церковки, особенно старого стиля. В Валаамском, например, монастыре на Ладожском озере, где новый соборный храм был выстроен в общем по византийскому стилю, мне нравилось молиться в нижнем полутемном низком храме с низкими и широкими колоннами больше, чем в огромном высоком разукрашенном верхнем этаже. И обычно у монахов будничная служба совершалась внизу, а наверху они радовались лишь по праздникам».

Характерное для романтизма обращение к формам европейского средневековья скоро привело и к пристальному вниманию к отечественной старине. Одним из стимулов к изучению национального наследия и поиска национального своеобразия в архитектуре было официальное направление культурной жизни России, основывающееся на началах известной триады министра просвещения графа С.С.Уварова (1786˗1885) – «Православие, самодержавие, народность».  С принятием доктрины официальной народности и возникновением течения славянофильства архитекторы стали обращаться к тем формам прошлого, которое ассоциировалось у них с новыми идеалами национальности и народности.

В произведениях русско-византийского направления воплощалась мысль о «Москве-Третьем Риме» и о православной России как исторической преемнице Византии не только в вопросах религии и государственности, но и в храмостроении. Архитектором К.А.Тоном (1794-1881) была сформулирована следующая основополагающая идея: «стиль Византийский, сроднившийся с давних времен с элементами нашей народности, образовал церковную нашу архитектуру».

В 1880-е годы националистические настроения, определяемые русско-турецкой освободительной войной 1877-1878 годов, которые вдохновляли первых создателей русско-византийского направления 1830-х годов, теперь вызвали к жизни «русский» стиль, представлявший достаточно сухие копии московских и ярославских посадских кирпичных храмов ХVII века. Распространению его способствовало и повеление императора Александра III строить «в чисто русском вкусе ХVII столетия» в связи с конкурсом по сооружению храма на месте покушения на имп. Александра II.

Храмостроительство рубежа XIX–XX вв.

Искусство рубежа XIX–XX вв. в отечественной историографии принято обозначать термином «модерн», которое также, как «историзм», отличается ретроспективными устремлениями.

Период модерна имеет четкие хронологические границы: от конца 1880-х гг. до 1914 г., начала первой мировой войны, а затем и революции в России (1917), прервавших естественное развитие искусства. Искусство модерна также характеризуется историзмом художественного мышления, но особого рода.

В этот краткий, но интенсивный период художественной жизни существовали различные стилевые течения, художественные школы и творческие объединения. По содержанию и формам они не только значительно различались между собой, но и преследовали разные цели. Тем не менее, имели одну общую черту – антиэклектическую направленность, т. е. стремление преодолеть хаос эклектизма в искусстве предыдущего времени.

В период модерна происходило стремительное переосмысление старых и открытие новых художественных форм и приемов, сближение и слияние различных видов и жанров искусства. Художники модерна в стремлении к «большому синтезу» и «большому стилю» ломали привычные нормы и границы

Главным содержанием искусства модерна стало стремление художников, вопреки разобщенности предыдущего периода историзма и эклектики, к синтезу, объединению многообразных источников творчества, иконографических прототипов, форм, методов, стилей, приемов, но на основе метода стилизации произвольно выбранного мотива.

Стилизация – результат предварительных размышлений или заданности прототипа, иконографического источника, который именуют стилизуемым. Целостная стилизация предполагает сознательное использование художником форм, способов и приемов формообразования, ранее созданных в истории искусства. Мысленное перенесение художника в избранную им эпоху, место и время определяет творческий метод, объекты изображения, аксессуары, атрибуты, колорит, манеру, технические приемы и материалы. Таково творчество русских художников объединения «Мир искусства», характерное ретроспективными устремлениями. Для успешного применения подобного метода необходимы интеллект, знание истории культуры, а также значительная историческая дистанция, при которой отчетливо осознаются различия в принципах и закономерностях формообразования стилизуемого образца и стилизующей композиции. В случае отсутствия такой дистанции вместо стилизации возникает копирование (точное воспроизведение), стилизаторство (поверхностное подражание стиля) либо репликация – повторение оригинала с небольшими изменениями в деталях.

Интересно высказывание наиболее известного архитектора эпохи модерна А.Щусева, изложенное в публикации  «Мысли о свободе творчества в религиозной архитектуре» (Зодчий, 1905 N 11): «…они (реставраторы) … заставляют нас не творить в русском стиле свободно, запоминая только общую идею, силуэт строения и связь его с местностью и вкусом жителей, а выкопировать и запоминать всякие профильки, крестики и другие мелочи и потом их еще объитальянить по своему, дабы придать им дешевую культурность 20-го столетия.

Архитекторам необходимо уловить  и почувствовать искренность старины и подражать ей в творчестве не выкопировкой старых форм и подправлением, то есть порчей их, а созданием новых форм, в которых бы выражалась так искренне и так красиво, как в старину, идея… ради которой построено сооружение ».

В неорусском направлении второй половины 1900-х годов в храмовой архитектуре уже нет стремления к чисто внешнему подражанию древнерусским оригиналам. Взяв за основу одну из тем древнерусского зодчества, архитекторы создают стилевые композиции, лишь ассоциативно напоминающие прообразы. Однако, стилизация прошлого без проникновения в существо заложенной в них религиозной идеи, которая была первопричиной их создания, не могло привести к полному успеху.

Современный этап храмоздательства эпохи постмодернизма

Современный этап храмоздательства, возрождаемого с 1990-х годов после 70-летнего перерыва, пришелся на эпоху постмодернизма. Термин «постмодернизм» объединяет многие течения и школы, которые с 1960-х годов программно противопоставляли себя модернизму начала ХХ столетия.

Общим для различных национальных вариантов постмодернизма можно считать размытие больших стилей, эклектическим смешением художественных языков. Идеология постмодернизма характеризуется собственным историзмом. Для постмодернизма «современная архитектура» – это уже история, и поэтому ее формы можно использовать наравне с иными образцами исторических стилей.

Весь постмодернизм явление неопределенное. Постмодернизм не дает объяснения причин, источника, стимула, мотивов, ценностных характеристик в творчестве. Отрицается целостность, отрицаются высшие смыслы. Хаос – это некий промежуточный этап, когда должны перемешаться фактически все базовые понятия и представления. Вот характерный пример. В Эдинбурге бесхозной осталась лютеранская церковь, где вскоре открыли ночной клуб и паб. Предприниматели назвали его Sin («грех»). А в окне над дверью храма новые хозяева разместили плакат с падшим ангелом.

Сегодня западное богослужение не ограничивается акцентом на проповеди. Важную роль играет принцип максимально активного участия всех участников в богослужении. В храмы возвращаются иконы (причем, все чаще православные), которые, правда, нередко соседствуют с изображениями, заимствованными из восточных «духовных традиций» (буддизм, даосизм, индуизм). В то же время общины часто предоставляют свои помещения для размещения выставок и галерей. На богослужениях можно услышать как григорианский хорал, так и столкнуться с музыкальным фоном, который создает ди-джей.

Постмодернизм – это тот фон, на котором развивается современна храмовая архитектура России, возрождаемая после 70-летия богоборчества и перерыва в храмостроительстве. Современный храмоздатель, даже не причастный к светской архитектуре постмодернизма и не принимающий ее эстетику, все равно живет в ее окружении и даже отрицая, вступает невольно в контакт с ней, и получая ее воздействие. Наравне с иными причинами, влияние постмодернизма определяет приверженность архитекторов-храмоздателей «историзму», «стилизаторству», «эклектизму», а то и к «китчу»*. Даже обращение к византийским истокам носит подчас болезненный характер.

В наше апостасийное время не приходится надеяться на появление архитектурных решений, подобных византийским и древнерусским, которые, как было сказано, рождались в среде иконического, аскетического типа культуры. Наиболее целесообразными для современного этапа храмоздательства представляются такие творческие подходы, при которых отбрасывается не имеющее ничего общего с архитектурным творчеством формальное копирование или эклектичная комбинация исторических стилей, отдельных памятников и их элементов. При этом исключительно важной остаётся сознательная ориентация на лучшие традиции прошлого, сутью которых всегда была глубинная связь храмовой архитектуры с православной догматикой и богослужением, а храм воспринимался как образ Царства Небесного.

Может быть следует более пристально взглянуть на опыт православного храмоздательства за рубежом. Русские общины, оказавшись в эмиграции в странах Западной Европы и Америки, продолжали развивать русскую традицию храмостроения, используя новые возможности строительной технологии. Так, например, храм в Вашингтоне, выполненный в железобетоне, обращен к образцам владимиро-суздальского зодчества ХП века. 

Храмоздатели Греции, опираясь на византийскую традицию и используя возможности современных строительных материалов и технологий, создают храмы, архитектура которых канонична и современна одновременно.

Есть интересные примеры участи в православном храмоздательстве архитекторов с мировым именем, не принадлежащих к православной Церкви, но профессионально попытавшихся перенести православную традицию храмостроения в контекст современности. Таков греческий храм Святителя Николая в Нью-Йорке (арх. С.Калатрава), греческий храм Благовещения в Висконтине (арх. Ф.Л.Райт).

Не следует надеяться в наше время и на появление какого-то стилевого единства храмовой архитектуры, т.к. для этого нет условий, в том числе, отсутствие у богословов и церковной иерархии видения перспектив развития храмового зодчества, а у государства понятной идеологии, направленной в будущее. Еще в середине ХIХ века необходимость такого единства в области архитектурного стиля была декларирована известным английским искусствоведом Джоном Рескиным. Он писал в своей работе «Семь светочей в архитектуре»: «Архитектура никогда не могла бы процветать, не будучи подчинённой национальному закону, столь строгому и повелительному, как те законы, которые регулируют религию, политику и общественные отношения. Архитектура любой страны велика только тогда, когда её законы настолько общеприняты и упрочены, как и национальный язык, и когда местные различия в стиле – не более чем диалекты того же языка.

Единственное условие всегда оставалось постоянным, единственное требование прослеживается везде и во все времена: чтобы произведение принадлежало к определённой школе, чтобы личный каприз не заслонял и существенно не менял традиционные типы и приёмы, и чтобы каждый элемент и деталь национальной архитектуры были столь же общераспространёнными и общепринятыми, как национальный язык или монеты, ходящие в обращении.

Не важно, старая или новая у нас архитектура, но крайне важно, есть ли у нас архитектура в истинном смысле этого слова или нет; то есть архитектура, чьи законы могут преподаваться в наших школах, а не та архитектура, которую надо выдумывать заново всякий раз, когда мы строим церковно˗приходскую школу.

И дня не проходит без того, чтобы мы не слышали, как наших архитекторов призывают быть оригинальными и выдумать новый стиль. Но нам нужен какой˗нибудь стиль.

Поэтому ни оригинальность, ни изменения, как бы хороши они ни были при самой снисходительной и оптимистической их оценке, никогда не должны быть самоцелью и не могут быть плодотворными, если не выражают ничего, кроме просто борьбы или бунта против общепринятых законов».

Русский философ И.А. Ильин (1883-1954) главную причину кризисного состояния современной ему культуры находит в ее секуляризации, потерей европейской культурой своих религиозных начал, указывает на то, что все культурное творчество пронизано стремлением потворствовать человеческим инстинктам, противопоставив их вере.

Прот. Георгий Флоровский в работе «Пути русского богосло­вия» ищет выход в следовании святоотеческой традиции: «православный богослов в наши дни только в святоотеческом пре­дании может найти для себя верное мерило и живой источник созидатель­ного вдохновения. Умственный отрыв от патристики и византинизма был, я уверен, главной причиной всех перебоев и духовных неудач в русском развитии… И все подлинные достижения русского богословия были всег­да связаны с творческим возвращением к святоотеческим истокам. В исто­рической перспективе с особенной очевидностью открывается, что этот узкий путь отечественного богословия есть. единственный верный путь. Но этот возврат к отцам должен быть не только учёным, не только истори­ческим, но духовным и молитвенным возвратом, живым и творческим восстановлением самого себя в полноте церковности, в полноте священного пре­дания. Нам дано жить в эпоху богословского пробуждения, сказывающе­гося уже повсюду в разделённом христианском мире. И только через возвращение к отцам может восстановиться в нашем церковном обществе та здоровая богословская чуткость, без которой не наступит искомое православное возрождение».

Сказанное напрямую относится к проблеме путей восстановления отечественной храмовой архитектуры, так как она напрямую связана с православным богословием.

 

Художественная культура Древней Передней Азии — Искусство (I часть) — Каталог файлов

 

 

 

Художественная культура Древней Передней Азии

В IV—I тыс. до н. э. в низовьях двух больших рек Тигра и Евфрата (Месопотамия, или Двуречье, Междуречье), а также на всей территории Передней Азии жили народы высокой культу­ры, которым мы обязаны основами математических знаний и де­лением часового циферблата на двенадцать частей. Здесь научи­лись вычислять с большой точностью движение планет, время об­ращения Луны вокруг Земли. В Передней Азии умели возводить высочайшие башни, где в качестве строительного материала использовался кирпич, осушали болотистую местность, прокла­дывали каналы и орошали поля, сажали плодовые сады, изобре­ли колесо, гончарный круг и строили корабли, умели прясть и ткать, изготавливали из меди и бронзы орудия труда и оружие. Народы Древней Передней Азии достигли больших успехов в об­ласти политической теории и практики, военного дела и госу­дарственного права. Многими их изобретениями и научными от­крытиями мы пользуемся до настоящего времени. Богатейшая мифология народов Междуречья оказала огромное влияние на культуру Европы и Азии. Впоследствии некоторые их легенды стали частью священной книги Библии.

В плодородной долине Междуречья сформировались такие крупные города-государства, как Шумер, Аккад, Вавилон, а так­же Ассирийская держава. Здесь на протяжении веков в результа­те многочисленных кровопролитных войн возникали и гибли го­сударства, сменяли друг друга народности, распадались и снова возрождались древние сообщества. В отличие от Древнего Егип­ та, человек Месопотамии не слишком беспокоился о загробной жизни, гораздо больше его прельщали сиюминутные радости земной жизни. Важнейшим результатом такого мироощущения стало рождение крупнейшей цивилизации, отличающейся яркой и самобытной художественной культурой.

Не имея возможности подробно рассказать о каждом из мно­гочисленных периодов развития художественной культуры Древ­ней Передней Азии, мы рассмотрим лишь самые значимые ее проявления, оставившие яркий след в истории цивилизации.

 Возникновение письменности         

К III тыс. до н. э. в южных долинах Двуречья образовались города-государства, одним из которых был Шумер. В историю мировой культуры шумеры вошли в первую очередь благодаря изобретению письменности, которая возникла здесь примерно на 200—300 лет раньше, чем в Египте.

Первоначально это было пиктографическое (рисуночное) письмо, постепенно замененное сложными геометрическими знаками. Треугольники, ромбики, полоски, стилизованные пальмовые ветви наносили на поверхность сосудов. Каждая комбина­ция знаков рассказывала о важнейших для человека занятиях и событиях.

Писали на «дощечках» по мягкой глине, тщательно очищен­ной от всяких примесей. С этой целью использовались тростнико­вые или деревянные палочки, заточенные таким образом, что при вдавливании в сырую глину они оставляли след в виде кли­на. Затем таблички обжигали. В таком виде они могли храниться в течение длительного времени. Вначале писали справа налево, но это было неудобно, так как собственная правая рука закрыва­ла написанное. Постепенно перешли к более рациональному письму — слева направо. Так, пиктография, известная еще пер­вобытному человеку, превратилась в клинопись, которая по­зднее была заимствована и преобразована многими народами.

О жизни шумеров много интересного нам пове­дали глиняные таблички, расшифровка и прочте­ние которых потребовали от ученых немало усилий и времени.

По глиняным табличкам ученики постигали азы чтения и письма. Из сохранившихся памятни­ков письменности мы можем узнать о том, как строился учебный процесс в этих своеобразных школах. По всей вероятности, учителя держали своих воспитанников в большой строгости и пови­новении, а поэтому в табличках встречаются мно­гочисленные жалобы воспитанников.

В доме табличек надсмотрщик сделал

мне замечание: «Почему ты опоздал?»

Я испугался, сердце мое бешено

                                   заколотилось,

Подойдя к учителю, я поклонился

                                           до земли.

Отец дома табличек выпросил

                                  мою табличку,

Он был ею недоволен и ударил меня.

Потом я усердствовал с уроком,

                             мучился с уроком…

Классный надсмотрщик приказал нам:

                                      «Перепишите!»

Я взял свою табличку в руки,

                                        Писал на ней,

Но было на табличке и то, чего я

                                           не понимал,

Чего не мог прочесть…

Судьба писца мне опостылела,

Судьбу писца я возненавидел…

                      (Перевод Л. Шаргиной)

В Ниневии была обнаружена знаменитая библиотека царя Ассирии Ашшурбанипала (669 — ок. 633 г. до н. э.), насчитывавшая более 30 тыс. табличек. Это первое в мире систематизированное собрание, где книги-таблички подбирались по сериям, имели заглавия, порядковый номер и размещались по отраслям знаний. Царь очень дорожил своим сокровищем, а поэтому хранил «книги» в ящиках в сухом помещении на втором этаже. Так как содержание книги невозможно было разместить на одной табличке, то другие таблички служили ее продолжением и хранились в специальном ящике.

В 612 г. до н. э. под натиском врагов библиотека царя чуть не погибла. Ее спасло то, что во время пожаров глина от обжига стала еще крепче, к тому же она не боялась сырости. Естественно, многие из книг-табличек разбились, разлетевшись на множество мелких кусочков, но то, что сохранилось, пролежав под слоями песка, пепла и земли, через 2500 лет поведало ученым удивительные сведения о жизни и культуре народов Междуречья.

Выдающийся памятник мировой литературы «Эпос о Гильгамеше» («О все видавшем». III тыс. до н. э.) — правителе шумерского города Урука — сохранился на глиняных табличках, датируемых началом II тыс. до н. э.

  Архитектура Месопотамии 

До нашего времени сохранилось очень немного архитектурных сооружений, чаще всего это лишь фундаменты зданий. Строились они из необожженной глины-сырца и в условиях повышенной влажности быстро разрушались. Не пощадили их и многочисленные войны.

В стране бурных рек и заболоченных равнин храмовые сооружения поднимали на высокие насыпные подножия, предохранявшие их от наводнений. Важной частью архитектурных ансамблей были лестницы и пандусы (наклонные плоскости, заменявшие лестницу). По ним жители города или жрецы поднимались к святилищу. Города Междуречья защищали оборонительные сооружения с мощными и высокими крепостными стенами, башнями и укрепленными воротами.

Важнейшим достижением архитектуры стало сооружение так называемых зиккуратов, ставших символическим воплощением устройства мира в виде лестницы, связывающей небо и землю. Ступенчатые башнеобразные храмы выражали также идею иерархического устройства Вселенной и использовались для совершения культовых обрядов, а позднее — и для астрономических наблюдений. Они высоко вздымались к небу, были массивными и прочно стояли на земле, напоминая людям горы («кур» означает «гора»). На верхней площадке зиккурата располагалось святилище, то есть «жилище бога», где находилась статуя божества. Простые люди никогда туда не допускались, там могли находиться только цари и жрецы, наблюдавшие за небесными светилами. Первыми такие сооружения начали строить шумеры, позднее вавилоняне и ассирийцы заимствовали у них идею возведения подобных храмов.

Наибольшую известность приобрел зиккурат бога Луны в городе Уре, который частично удалось раскопать из-под слоев песка. Он представлял собой сооружение из трех поставленных одна на другую усеченных пирамид. (В настоящее время сохранились лишь два этажа из первоначальных трех его террас.) Высота этого сооружения достигала 60 м. Стены ступеней, сложенные из необожженного кирпича, имели трапециевидную форму и были наклонены к центру сооружения. Это обстоятельство давало основание предположить, что строителям, учитывавшим особенности восприятия человека, были известны законы оптической перспективы. Этой же идее, вероятно, была подчинена разбивка стены вертикальными выступами и нишами. Такое строение зиккурата создавало впечатление его устремленности вверх, к небу, к миру божественных сил.

План здания позволял сделать предположение, что святилище божества находилось за толстыми, непроницаемыми стенами, а имевшиеся тесные помещения носили замкнутый характер. Важное символическое значение имела окраска зиккурата, отражавшая представления о картине мира. Сохранившаяся в нижней части трехцветная мозаика, имитирующая связки тростника и тростниковое плетение, свидетельствует о его изысканном декоративном убранстве. Общую картину архитектурного облика зиккурата дополняли сады, разбитые на террасах.

Важнейшим архитектурным достижением Месопотамии стало изобретение сводчато-арочной конструкции, позднее использовавшейся в архитектуре Древнего Рима и европейского Средневековья. Подобная конструкция была применена при создании одного из семи чудес света — Висячих садов Семирамиды. Пирамидальная конструкция террас положила начало традиции разведения садов на их ступенях. Для орошения экзотических растений здесь впервые была использована конструктивная идея водоснабжения. Сделано это было таким образом, что вода маленькими ручейками стекала вниз, орошая при этом парадный сад. В нижних этажах созданы гроты замысловатых форм с множеством статуй богов, священных животных и птиц.

Здесь звучала таинственная музыка, располагавшая к покою и созерцанию красоты.

Не менее примечательны архитектурные сооружения Вави­лона времен Навуходоносора II (605—562 гг. до н. э.). Путь к го­роду вел через ворота, посвященные богине плодородия и земле­делия Иштар. Каждый их зубец представлял собой уменьшенную модель зиккурата. Ворота были облицованы глазурованным темно-синим кирпичом с изображением священных быков зо­лотисто-желтого цвета, а также рядами белых и желтых драко­нов — фантастических существ с головой змеи, орлиными задни­ми и львиными передними лапами. Эти символические защит­ники города придавали воротам необычайную декоративность и зрелищность. Синий цвет фона выбран не случайно, он имел зна­чение магического средства от дурного глаза. Краски глазури, не потускневшие до сих пор, производят особенно сильное впечатле­ние на зрителей.

 

 Изобразительное искусство   

Изобразительное искусство Древней Передней Азии представлено главным образом рельефами и мозаикой, кото­рые украшали внутренние стены парадных залов во дворцах. Значительная их часть посвящена придворной жизни царя и его приближенных. Главное место занимают торжественные процессии. Царь (его фигура, как правило, намного больше остальных) восседает на троне в окружении множества вооруженных телохранителей. Справа и слева к царю тянутся бесконечной лентой пленники со связанными руками, народы покоренных стран с щедрыми подношениями. Или царь возлежит на пышном ложе в саду под тенистыми пальмами. Слуги навевают на него прохладу опахалами, веселят игрой на арфе.

Среди подобных предметов искусства следует особо отметить штандарт из Ура — трехъярусную мозаичную плиту, сюжет которой посвящен теме военного сражения и одержанной победе. Боевые колесницы с запряженными в них приспособлениями для метания снарядов прокладывают дорогу. Колеса боевых колесниц имеют форму цельного диска без спиц и составлены из двух половинок. Слева направо движутся животные, сначала шагом, затем рысью и галопом. Под их копытами — тела побежденных врагов. За колесницами следует многочисленная пехота в кожаных шлемах с наушниками, в кожаных накидках с металлическими бляхами. Воины горизонтально держат копья, подталкивая ими идущих впереди пленников. В центре верхнего яруса — крупная фигура царя. Слева к нему направляется процессия с царской колесницей, оруженосцем и мальчиком-слугой. Справа воины несут трофеи и ведут раздетых обезоруженных пленников.

Искусство Древней Передней Азии внесло немалый вклад и в развитие мелкой пластики. До нашего времени сохранились прекрасные образцы шумеро-аккадской скульптуры, созданной в начале III тыс. до н. э. Одни из самых ранних произведений — небольшие (до 30 см) статуэтки с изображением людей, совершающих обряд почитания божества, так называемые адоранты (лат. «поклонение», «обожание»). У них благоговейно сложены руки; пышные и тщательно завитые бороды; огромные, обращенные вверх, как бы застывшие в изумлении глаза; уши, напряженно улавливающие любое желание божества. Они навсегда застыли в позах смирения и покорности. На плече каждой фигурки — имя того, кого она должна представлять в храме.

Сановник Эбих-иль показан сидящим на плетеном табурете с молитвенно скрещенными на груди руками. Обращает на себя внимание утонченная проработка деталей одежды. Превосходно вырезана борода с вьющимися завитками.

В 2003 г. до н. э., когда Шумеры и Аккад прекратили свое существование и на политическую арену выдвинулся царь Хаммурапи (1792—1750 гг. до н. э.), центром нового государства стал город Вавилон. Именно в этот период был создан выдающийся памятник — «Эпос о Гильгамеше». Из произведений изобразительного искусства до наших дней дошло очень немногое, так как царство Хаммурапи неоднократно подвергалось нападениям кочевников.

Одним из лучших памятников этой эпохи является стела царя Хаммурапи, обнаруженная французскими археологами в 1901 г. Хаммурапи, создатель свода законов, в молитвенной позе подходит к богу Солнца Шамашу. Его голова покрыта шапкой с отогнутым краем, а длинная одежда спускается мягкими, свободными складками до ступней, оставляя правую руку обнаженной. Шамаш величественно восседает на троне, похожем на вавилонский храм с нишами и выступами. Ноги божества покоятся на громоздящихся горах, из-за которых он ежедневно приходит на землю к людям. Голову Шамаша венчают четыре пары рогов — знак величия, у него длинная завитая борода, а из-за плеч вырываются снопы солнечных лучей. Правой рукой Шамаш протягивает Хаммурапи символы власти — кольцо и жезл как бы поручая царю вершить правосудие.

В начале I тыс. до н. э. началось возвышение мощного Ассирийского государства, простершего владения от Средиземного моря до Персидского залива. Соединив традиции многих культур, ассирийское искусство приобрело неповторимый облик. При украшении стен царских дворцов особое предпочтение отдавалось рельефу. Главной темой здесь стало прославление царя как полководца, мудрого правителя, физически сильного и волевого человека. На рельефах запечатлены батальные сцены, наступающие войска, быстрые колесницы, скачущие всадники, бесстрашные воины, берущие крепость, они взбираются на крутые стены по канатным лестницам или переплывают бурные реки, гонят бесчисленные стада животных и толпы пленных. Все это совершается во славу одного человека — царя!

Характерной особенностью ассирийских рельефов стало условное изображение фигуры человека, в то время как облик животного передавался очень правдоподобно. В отдельных случаях ассирийские мастера сознательно нарушали пропорции, подчеркивая особый драматизм сцены. Так, в сцене охоты лев мог быть крупнее лошади. Изображение человека соответствовало канону, согласно которому голову, нижнюю часть тела, ноги и одно плечо показывали в профиль, другое плечо — в фас. Художники самым тщательным образом относились к передаче мельчайших деталей: завитков волос, складок одежды, мускулов тела. Первоначально рельефы раскрашивались.

Сохранилось немало ассирийских рельефов с изображением охоты на диких животных, которая считалась великолепной тренировкой для военных действий. В композиции «Большая охота на львов» художник выбрал один из самых напряженных моментов охоты на львов. Фигуры людей и животных переданы в экспрессивном движении — охота уже началась. Стремительно мчится колесница. Под копытами лошадей в муках корчится раненый зверь. Возница с силой держит поводья, пришпоривая лошадей. В это время царь натягивает лук, готовясь поразить животное. Разъяренный дикий лев встал передними лапами на колесницу. С большой точностью художник изображает голову рычащего льва, защищающегося от угрозы неминуемой смерти. Он поразительно воспроизводит ту страшную боль, которую испытывает раненое животное. Художнику не откажешь и в мастерстве передачи деталей: силы мускулов царя, жесткости рук возницы, тщательной прорисовке лошадиных грив и уздечки.

В конце VII в. до н. э. Ассирия была уничтожена, но лучшие традиции ассирийского рельефа нашли отражение в скульптуре Древнего Ирана.

Цивилизация Древней Передней Азии, просуществовавшая 4 тыс. лет, сыграла огромную роль в истории человечества. Она стала для него тем мощным фундаментом, без которого впоследствии не могла существовать ни одна из художественных культур мира. Скрытая для непосвященных глаз, она до сих пор содержит в себе немало загадок, открытие которых подарит истинную радость и наслаждение любому, кто захочет прикоснуться к ее тайнам.

 Музыкальное искусство  

Памятники музыкальной культуры не сохранились, но о высоком уровне развития музыки можно судить по произведениям литературы и изобразительного искусства. Так, при раскопках в городе Уре были обнаружены клинописные «учебники» по пению. Из них мы узнаем, что храмовые музыканты-жрецы пользовались большим почетом в обществе. Их имена записывались вслед за именами богов и царей. Именами музыкантов начиналось летосчисление. В сравнении с государственными чиновниками музыканты были рангом выше.

Во время траурных церемоний храмовые музыканты-жрецы исполняли песни-плачи, а в обычные дни должны были радовать богов и царей прекрасными звуками. Сохранилось такое приказание царя музыкантам:

«Царь повелел певцу предстать и петь перед властелином Нингирсу, чтобы успокоилось его сердце, умиротворилась его душа, осушились его слезы, прекратились его вздохи; ибо этот певец подобен морской глубине, он очищает, подобно Евфрату, и шумит, как буря».

Таким образом, музыка должна была доставлять наслаждение богам и царям, утешать души верующих. Позднее существовали большие придворные ансамбли, которые давали публичные концерты. Некоторые из ансамблей насчитывали 150 человек! Концерты устраивались во время религиозных церемоний, народных праздников, возвращения войск из походов, царских приемов, пиров и торжественных процессий.

Из музыкальных инструментов особое распространение получили арфа, тарелки, двойной гобой, продольные флейты, лютни и лиры. В культовой музыке также использовались различные колокольчики — амулеты против зла и бедствий. В обрядах, посвященных культу Луны и звезды Иштар (планете Венера), участвовали медные барабаны громадных размеров. В честь музыкальных инструментов совершались даже жертвоприношения.

Во время раскопок одной из царских гробниц в городе Уре была обнаружена арфа с головой быка. На передней части арфы, под подбородком быка, укреплена дощечка с изображением Гильгамеша, борющегося с двумя быками с человеческими лицами. Это сюжет из мифа, согласно которому богиня Иштар, посватавшаяся к Гильгамешу и получившая от него отказ, решила ему отомстить. Она потребовала, чтобы бог неба Ану создал «небесного быка» и грозовую тучу, которые должны были погубить Гильгамеша.

Древневосточная арфа имела узкий резонатор и струны разной длины, которые натягивались по диагонали. Среди множества разновидностей арф, отличавшихся количеством струн, размером и способом исполнения, особой популярностью пользовались ассирийские горизонтальные арфы. На них играли с помощью медиатора (тонкой длинной палочки). Если же это были вертикальные арфы, то при воспроизведении музыки пользовались только пальцами.

Из Месопотамии до нас дошли и некоторые термины, обозначающие музыкальные интервалы, лады и жанры. И хотя ученые до сих пор спорят об их настоящем звучании, несомненно одно: в Междуречье не только исполняли музыку, но и сочиняли ее, а также развивали музыкальную теорию.

 

 Вопросы и задания

1. Какое влияние на общий характер развития культуры оказали природные условия и важнейшие исторические события? Каковы выдающиеся достижения культуры народов Древней Передней Азии? Какие из них не утратили своего значения в наши дни?

2*. Как и почему была изобретена шумерская письменность? Каковы ее характерные особенности? О чем поведали глиняные таблички? Что вам известно о создании первой в мире библиотеки царя Ашшурбанипала в Ниневии?

3. Каковы характерные особенности архитектуры Древнего Междуречья? Расскажите о важнейших достижениях храмового и градостроительного зодчества.

4*. Определите ведущие темы изобразительного искусства Месопота­мии. Какими обстоятельствами и причинами они были обусловлены? Опи­шите рельефы с изображением животных («Большая охота на львов»).

5*. Какие музыкальные инструменты пользовались особенной попу­лярностью в Древней Передней Азии?

 

Творческая мастерская

 

1.               Прочтите стихотворение В. Я. Брюсова «Ассаргадон» и сделайте его анализ.

2.               Познакомьтесь с «Эпосом о Гильгамеше» — выдающимся памятни­ком мировой литературы. Какие философские и нравственно-этические проблемы нашли отражение в этом произведении? Оформите свои впечат­ления в виде небольшого сочинения.

 

Темы проектов, рефератов или сообщений

 

«Шедевры художественной культуры Древней Передней Азии»; «Месопотамия: географические особенности и характер цивилизации»; «Лучшие достижения архитектуры Месопотамии»; «Символика архитек­туры зиккуратов»; «Аскетизм и красочность ансамблей Вавилона»; «Обра­зы древневосточного эпоса (“Сказание о Гильгамеше”)»; «История изобре­тения письменности»; «Изобразительное искусство и музыка Древней Передней Азии»; «Ассирийский рельеф, его источники и эволюция», «Ис­тория создания коллекции произведений искусства Древней Месопотамии в собрании Эрмитажа».

 

Книги для дополнительного чтения

Афанасьева В. К., Луконин В. Г., Померанцева Н. А. Искусство Древнего Востока: малая история искусств. М., 1976.

Белицкий М. Забытый мир шумеров. М., 1980.

Дандамаева М. М. Древняя Месопотамия: Твой Эрмитаж. СПб., 2004.

Дмитриева Н. А., Виноградова Н. А. Искусство Древнего мира. М., 1986.

Крамер С. Н. История начинается в Шумере. М., 1985.

Оппенхейм А. Л. Древняя Месопотамия: Портрет погибшей цивили­зации. М., 1980.

 

 

При подготовке материала использован текст учебника «Мировая художественная культура. От истоков до XVIII века» (Автор Данилова Г. И.)

Храмовая архитектура России. — Реферат Рефератович

Реферат по учебной дисциплине «Культурология»

на тему: «Храмовая архитектура России».

 

    План

1. Введение.

2. Становление храмового зодчества на Руси.

3. Стили храмовой архитектуры. Византийский, крестово-купольный, деревянный и др.

4. Современная храмовая архитектура. Смешение стилей.

5. Заключение.

6. Список литературы.

    1. Введение.

    Уникальность русского храмового искусства неоспорима. Храмовое зодчество Руси является свидетельством борьбы русского народа за свою национальную самоидентичность и самостоятельность. Ключевым фактором, повлиявшим на зарождение храмовой архитектуры, стало масштабное событие – принятие христианства на Руси в 988 году. Поскольку христианство пришло в Россию из Византии, то вполне логичным явилось то обстоятельство, что оттуда были позаимствованы не только обряды и атрибуты, но и архитектурная концепция.  Тем не менее, впоследствии русское зодчество приобрело поистине неповторимое звучание, и на сегодняшний день в русской храмовой архитектуре насчитывается несколько оригинальных стилей.

    Храмовое искусство России прошло трудный и извилистый путь: от сложной композиции крестово-купольных храмов к более упрощённой архитектонике; от простоты и скромности одноглавых церквей к помпезности эклектичных строений. Но и сегодня, когда многие ценности прошлого оказались утраченными, жемчужины русского зодчества продолжают оставаться образцом гениального архитектурного мышления и, если брать шире, – символом истинной России.

     2. Становление храмового зодчества на Руси.

    Зарождение церковного зодчества произошло на основе византийского искусства. Первые храмы на территории нашей страны были построены специально приглашёнными мастерами из Византии. Однако опора на традиции этого государства не помешала русским зодчим сотворить новое искусство, базирующееся на национальных корнях и имеющее принципиальные отличия от искусства византийского.

    Строительство храмов началось сразу после принятия Русью крещения по указанию князя Владимира. Это был повсеместный процесс, позволивший превратить города в единое пространство, проникнутое духом святости. В это же время велась ожесточённая борьба с язычеством и языческими капищами, которые разрушались, а на их месте появлялись православные храмы.

    Всё активнее стремились русские зодчие отыскать новые пути развития храмовой архитектуры, уйти от византийских образцов, как от раз и навсегда установленных. Особенное новаторство мастеров Руси проявилось в области пластики. Древнерусские церкви появлялись на свет уже со своим собственным лицом. Изобретением русских зодчих стала многоглавость церквей. Ничего подобного не знала ни Византия, ни Рим, ни вся Европа. Так выражалось особенное отношение русских людей к Богу, как будто в ответ на это получивших от Него не менее особенный дар. Этот дар навсегда воплотился в древних и средневековых образцах русской архитектуры. Подтверждением мощного таланта русских зодчих стали неповторимые храмы с четырьмя столбами и тремя нефами (впрочем, были и другие варианты), возникшие по всей Руси. Однако и скромные одноглавые церкви не меркли на их фоне: они были отражением другой стороны уникального дара русских мастеров.

     В период феодальной раздробленности русское зодчество получило иной импульс для развития, так как каждое княжество желало иметь хороших мастеров. Вступая в негласное соревнование между собой, княжества и крупные города привлекали к себе лучших зодчих. В результате на свет появлялись новые храмы, носящие в себе черты неповторимости. Так на Руси сформировались архитектурные школы, каждая из которых характеризовалась удивительной самобытностью. 

     Все храмы на уровне символа отражали суть христианского учения. Сложилось несколько типов православных храмов на Руси, что выражалось их формой: корабля, креста, круга, восьмиконечной звезды. Были храмы и смешанного типа, которые при этом не теряли свою красоту.

    Наиболее древним является храм-корабль. Сходство с кораблём ему придаёт специальное архитектурное решение: его крупные элементы расположены в одну линию (имеются в виду сам храм, его колокольня и трапезная). Он символизирует собой корабль, плывущий к Богу.

    Существовали и другие символы: восьмиконечной звезды (восходит к Вифлеемской звезде), круга (означал бесконечность), креста (олицетворял фундамент Церкви). Немало случаев, когда храмы соединяли в себе несколько символов.

    В таких условиях и на фоне таких событий, как: Крещение Руси; следование, а затем и освобождение от византийских традиций; татаро-монгольское нашествие; феодальная раздробленность формировалось, развивалось, затухало и вновь крепло древнерусское зодчество.

     3. Стили храмовой архитектуры. Византийский, крестово-купольный, деревянный и др.

   По византийским образцам начали строиться русские храмы, формироваться архитектурные стили. Так в Киевской Руси появились храмы в византийском стиле, названные крестово-купольными. Крестово-купольный храм представлял собой прямоугольное строение, разделённое внутри несколькими столбами на девять частей. В смысловом плане особое место отводилось пространству под куполом. Это был центр храма, освещаемый естественным цветом благодаря куполу. Название стиля «крестово-купольный» возникает из-за наличия в поэтике храма двух ключевых элементов – уже упомянутого купола и образующегося внутри него крестообразной основы. Всё это носит, конечно, сакральное значение, указывающее на храм как на дом Божий.

   Архитектура крестово-купольного храма характеризуется также апсидами (обычно их три – полукруглые и гранёные). В центральной апсиде расположен алтарь. В западной части расположен притвор – особое поперечное пространство перед входом в храм. 

    Материалом для крестово-купольных храмов служил камень (наследие Византии). Однако первый храм, построенный вскоре после Крещения Руси, – в 989 – 996 годах, был деревянным. Речь идёт о Десятинной церкви, разрушенной во время нашествия хана Батыя.

    Значительным этапом для развития древнерусского зодчества стало правление Ярослава Мудрого (1019 – 1054). Именно тогда в Киеве вырос один из самых красивых храмов Руси – Софийский собор, ставший в городе главным. Это был грандиозный тринадцатикупольный храм, которые символизировали Иисуса Христа и двенадцать апостолов. Масштабность постройки усиливало наличие в архитектурном ансамбле пяти нефов. При Ярославе Мудром в честь святой Софии храмы были построены и в других городах – Полоцке и Новгороде.

   Следует отметить, что пятинефные крестово-купольные храмы были скорее исключением из правил. Наиболее распространёнными являлись храмы с тремя нефами и определённым количеством столбов внутри: четыре, шесть или восемь. Этим традициям следовали и другие города, славящиеся своей храмовой архитектурой. Это Москва, Владимир, Чернигов, Смоленск, Великий Новгород, Псков и многие другие. Можно сказать, что каждый город имел свои отличительные особенности в храмовой архитектуре.

    Так, Смоленская школа, в которую входят также киевский и черниговский стили, как и полоцкий, характеризуются отказом от канонов Византии. Им свойственна дерзость в художественном плане, динамизм и напряжённость, стремление к многоярусности и монументальному воплощению. Таков храм Иоанна Богослова и многие другие.

   Имеет смысл сказать отдельно и о черниговском стиле, который можно назвать одновременно и торжественным и изысканным. Используя кладку из кирпича, черниговские зодчие укладывали её ровными слоями. Далее они подвергали стены тщательному декорированию, поскольку в Чернигове очень высоко было развито ремесло. Одна из отличительных особенностей черниговских храмов – полуколонны с капителями. Яркий тому пример – Борисоглебский собор.

    Новгородский стиль обогатил русскую культуру строгими и величавыми храмами, вся сущность которых – и внешняя, и внутренняя – устремлены ввысь, к небу. Они динамичны и одухотворены. Изобилие фресок лишь усиливает это впечатление. Церковь Спаса на Нередице является великолепной демонстрацией Новгородской школы храмовой архитектуры.

    Полоцкий стиль приближен к византийскому стилю. Это объясняется тем, что местные мастера обучались зодчеству непосредственно в Византии. Они использовали в своей работе особенный способ кладки – со скрытым рядом. Шедевром полоцкого зодчества считается Спасо-Преображенский собор Спасо-Ефросиниевского монастыря, в котором гениально соединились готические и чисто национальные черты, благодаря революционному архитектурному решению.

    Владимиро-Суздальский стиль можно назвать доминирующим стилем до татаро-монгольского нашествия. Церковь Покрова на Нерли – лучшее творение этой школы. Скромность и вместе с тем высокая одухотворённость присущи этому храму. Совершенство, законченность архитектурной мысли, строгость, гармония внешнего и внутреннего образа характеризуют Покровскую церковь. Она выявляет высочайший уровень Владимиро-Суздальских мастеров.

   Храмы, относящиеся к псковскому стилю, также отличаются скромностью, строгой геометричностью. Чаще всего это однокупольные церкви, со стенами, покрытыми белой штукатуркой. Обязательным являлось наличие звонницы. Прекрасны сохранившиеся храмы Пскова — Петра и Павла с Буя, Николая со Усохи и другие.

    Серьёзным препятствием для развития архитектуры стало татаро-монгольское нашествие. Однако после завершения этого периода древнерусское зодчество буквально возродилось из пепла и совершило новый гениальный взлёт. Этот этап примечателен ещё и тем, что на передовые позиции выходят Москва и Тверь с её белокаменными соборами. Впрочем, и Москва тяготела к белому цвету, ведь не случайно столица получила к своему названию эпитет «белокаменная».  Успенский, Георгиевский собор, соборы Пресвятой Богородицы, монастырские комплексы, храмы, входящие в ансамбль Кремля – всё это лишь часть достижений московских зодчих. Москва, имеющая славу, где церквей «сорок сороков», действительно стала лидером в этом направлении.

    Величайшим достоянием нашей культуры является деревянное зодчество, появившееся в северных районах страны, где много лесов. В деревянном зодчестве выделяется два направления: прямоугольные и шатровые храмы.   Прямоугольные церкви представляли собой деревянный сруб с куполом.    Шатровые храмы – это постройки без столбов внутри, то есть возведённые по принципу шатра. Необходимо заметить, что шатровые храмы строились также из камня.

    Подготовка дерева к строительству была очень сложным и трудоёмким процессом, но усилия и время, затраченные на это, стоили того: деревянные храмы, не скреплённые ни одним гвоздём, выдержали испытания многими веками.

    Сначала появились самые простые деревянные храмы – по сути, обычные избы, только с небольшим куполом и крестом. Они получили название «клетские». Желание зодчих усовершенствовать храм привело их к мысли сделать его выше, более похожим на своих каменных собратьев. В результате у клетских храмов появились новые элементы – подклет, закомары и другие, которые позволили деревянному храму эволюционировать. Были случаи, когда крыши деревянной церкви придавали форму бочки, но такой храм сохранился в единичном виде. Это Благовещенская церковь в Архангельске.

    Вскоре русские мастера начали строить многошатровые деревянные храмы, ставшие уникальным явлением в мировой культуре. Сложность конструкции, архитектурное совершенство и необыкновенная красота – все эти черты самым лучшим образом отразились в Преображенской церкви, расположенной на Кижах, что является одним из центров деревянного зодчества. Церковь в Кижах о

4. Архитектура. Краткий курс истории России с древнейших времён до начала XXI века

4. Архитектура

Развитие архитектуры в этот период отразило возрастание международного авторитета Русского государства. Наступал новый этап как в храмовом, так и в гражданском строительстве, характеризовавшийся органичным сочетанием национальных традиций и новейших достижений отечественного и европейского зодчества. Многие памятники конца XV–XVI в. являются выдающимися достижениями не только русской, но и мировой архитектуры.

4.1. Завершение строительства ансамбля Московского Кремля явилось важной вехой как в истории русской архитектуры, так и в истории Русского государства.

• В его создании приняли участие не только лучшие отечественные, но и итальянские мастера: Пьетро Антонио Солари, Аристотель Фиораванти, Марк Фрязин (Руффо), Алевиз Новый.

• В это время сложился архитектурный ансамбль Соборной площади.

Классическим образцом монументального храмового зодчества XVI в. стал Успенский собор (1475–1479) – кафедральный храм, построенный итальянским зодчим Аристотелем Фиораванти по образцу Успенского собора во Владимире, но значительно больший по размеру.

При строительстве Архангельского собора (1505–1508), бывшего до начала XVIII в. усыпальницей московских князей и царей, архитектор Алевиз Новый соединил традиционную крестово-купольную конструкцию пятиглавого шестистолпного храма с богатым архитектурным декором итальянского Ренессанса.

Псковские мастера построили девятиглавый Благовещенский собор (1484–1489) – домовый храм русских великих князей и царей; и церковь Ризоположения (1484–1486) – домовый храм русских митрополитов.

Архитектурным центром кремлевского ансамбля стала колокольня Ивана Великого, возведенная в 1505–1508 гг. и надстроенная в 1600 г.

• В Московском Кремле возводились также и светские здания. В их числе Княжеский дворец, состоявший из нескольких связанных между собой строений. От этого дворца сохранилась Грановитая палата f 1487–1491), построенная Пьетро Антонио Солари и Марком Фрязиным.

Московский Кремль стал символом величия и могущества столицы централизованного Русского государства.

4.2. Храмовое строительство. В XVI в. по образцу московского Успенского собора были построены пятиглавые крестово-купольные храмы практически во всех русских монастырях и главные соборы ряда крупных русских городов. Наиболее известны Успенский собор в Троице-Сергиевом монастыре, Смоленский собор Новодевичьего монастыря, Софийский собор в Вологде, соборы в Туле, Суздале, Дмитрове и других городах.

4.3. Расцвет отечественной архитектуры проявился также в возникновении нового стиля – шатрового строительства, основанного на национальных традициях деревянного зодчества, резьбы, вышивки, росписи. В отличие от крестово-купольных шатровые храмы не имеют внутри столбов и вся масса здания держится только на фундаменте.

Одним из первых шатровых храмов является церковь Вознесения в селе Коломенском, построенная в 1532 г. по приказу великого князя Василия III в честь рождения его сына Ивана, будущего царя Ивана Грозного.

Самый известный памятник шатрового зодчества – Покровский собор, получивший в конце столетия название Храм Василия Блаженного по имени знаменитого московского юродивого, погребенного под одним из его приделов. Собор был построен в 1555–1561 гг. русскими зодчими Бармой и Постником в честь взятия русскими войсками Казани.

Шатровые храмы были возведены в Суздале, Загорске и других городах.

4.4. Широкое распространение в XVI в. получило строительство небольших каменных или деревянных посадских храмов. Они являлись центрами ремесленных слобод и посвящались святому, покровительствовавшему данному ремеслу. До нас эти постройки практически не дошли.

4.5. В XV–XVI вв. наблюдался подъем крепостного (фортификационного) строительства. Огромный размах получило строительство крепостей. Кремли были построены в Нижнем Новгороде, Туле, Коломне и в других городах.

В Москве были сооружены новые кирпичные стены Московского Кремля (1485–1495), имевшие 18 башен и украшенные характерными для итальянского крепостного зодчества зубцами в виде «ласточкиных хвостов» – мерланами. В 1535–1538 гг. итальянским архитектором Петроком Малым была возведена вторая линия укреплений, которая опоясала торгово-ремесленную часть столицы – Китай-город. В 1585–1593 гг. под руководством «городовых дел мастера» Федора Коня была сооружена третья линия каменных укреплений Москвы – Белый город (в настоящее время Бульварное кольцо). В конце XVI в. в связи с набегами крымских татар была создана последняя линия внешнего укрепления Москвы – деревянные стены на Земляном валу – «Скородом» (ныне Садовое кольцо).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Особенности храмового зодчества — Студопедия

Издавна на Руси было развито деревянное зодчество-искусство постройки различных зданий. Из дерева строились крестьянские избы, княжеские и боярские терема, городские крепости. Русское деревянное зодчество имело свои традиции. Для него была характерна многоярусность строений, увенчание их башенками и теремами, наличие разного рода пристроек-клетей, переходов, сеней. Художественная резьба по дереву украшала деревянные строения. Каменное строительство началось на Руси в конце Х века после принятия христианства. Первым каменно-кирпичным храмом стала церковь Богородицы в Киеве в 989. Все основные постройки на Руси ставились плотниками, т.к. они были деревянными, поэтому первые христианские храмы на Руси возводились византийскими зодчими. В западной части храма располагалось предхрамие, церковные сени. Во время богослужения здесь было положено находиться кающимся и оглашенным (кого готовили к принятию крещения и обучали (гласом) основам веры). Древнейшим, хорошо сохранившимся памятником древнерусской архитектуры является Киевский Софийский собор. В Киеве возводятся Золотые Ворота, церковь Богородицы, Юрьев монастырь.

Весь русский Север можно назвать музеем — заповедником под открытым небом. Ярким примером деревянного зодчества является Кижский погост на Онежском озере, Витославлицы в устье Волхова на Ильмень-озере, Суздаль.

Самая старинная постройка Кижей – Лазоревская церковь – 16 век. В ансамбль Кижи входит знаменитая 22-х главая Преображенская церковь. Купола этих церквей выполнены в технике лемеха, как рыбья чешуя. Все здания построены народными мастерами- плотниками из сосны, без гвоздей. София новгородская – 1045 году 5 купольная. Успенский собор Владимира 5 купольный, 1185 год, Дмитриевский собор во Владимире украшенный каменной резьбой (1200 изображения). Церковь Покрова на Нерли построена в 1165 году князем Андреем Боголюбским, является символом гармонии в архитектуре. Вся архитектура до 18 века была храмовая. В основе лежит крестово-купольная система.

Храмовая архитектура

हिंदी साहित्य: पेन ड्राइव कोर्स

Это только в:

Get — Indian Economy Quick Book (последний выпуск) — и другие книги и журналы Drishti на Amazon! Uttar Pradesh PCS — Syllabus, Test Series & Notes — Click Here близко
  • Домой
  • Программа обучения английскому языку
  • Магазин Дришти
  • Сделайте заметку
  • Авторизоваться
  • регистр
Язык: EN हिंदी Поиск RSS телега Школьный класс Меню
  • Prelims
    • О государственных службах
    • Программа
    • и стратегия
      • Предварительная программа UPSC
      • GS Prelims Стратегия
    • Предварительный анализ
    • Документы за предыдущие годы
      • GS Paper-I (Год мудрости)
      • GS Paper-I (Subject Wise)
    • CSAT
      • Стратегия CSAT
      • CSAT MCQ
      • Документы за предыдущие годы
    • Контрольная работа
    • 60 шагов до отборочных испытаний
    • Prelims Refresher Program 2020
  • Сеть и интервью
      Учебный план и стратегия
    • Mains
      • Учебный план GS
      • Сеть GS Стратегия
    • Практика написания ответов от сети
    • Эссе
      • Эссе Стратегия
      • Корм ​​для сочинения
      • Очерки модели
      • Конкурс сочинений Дришти
    • Этика
      • Стратегия этики
      • Примеры из практики этики
      • Обсуждение этических норм
      • Этика, вопросы и ответы за предыдущие годы
    • Сеть в предыдущие годы
      • статей по годам
      • Статьи по темам
    • Бумаги с сетевым решением
      • статей по годам
      • Статьи по темам
    • Будьте готовы к работе
    • Тест личности
      • Интервью Стратегия
      • Программа собеседований
  • Текущие дела
    • Ежедневные новости и редакционные статьи
    • Ежедневно CA MCQs
    • LS & RS Обсуждения
    • Ежемесячная консолидация CA
    • Ежемесячная консолидация MCQ
  • Дришти Специальные
    • в точку
    • Ментальная карта
    • Важные учреждения
    • Обучение через карты
    • Капсула PRS
    • Сводка отчетов
    • Суть экономического обзора
    • Дришти Статьи
    • GS Специальные
    • Государственный ПК
  • Бесплатные загрузки
    • Книги NCERT
    • Учебные материалы NIOS
    • Учебные материалы ИГНОУ
    • Йоджана и Курукшетра
    • Документы за предыдущий год
      • Предварительные требования (по годам)
      • Предварительные требования (Subject Wise)
      • Предварительные требования (CSAT)
      • Сеть (бумаги по годам)
      • Сеть (статьи по темам)
    • Инфографика
      • GS Paper I
      • GS Paper II
      • GS Paper III
      • GS Paper IV
  • Серия испытаний
    • Серия предварительных испытаний UPSC
    • ИБП серии испытаний сети
.

10 храмов Чола, которые стоит посетить в 2020 году!

Правители Чола были великими строителями, и во время их правления в Южной Индии были построены самые великолепные храмы. Они правили почти 1500 лет, и храмы стали центром внимания во время их правления. Великолепная архитектура, многие официальные церемонии проводились в храмах Чола. Он также стал центром экономической, политической и культурной деятельности. Этот великий объект всемирного наследия ЮНЕСКО представляет собой выдающееся творческое достижение чистой формы женского типа дравида, которое теперь известно как «Великие живые храмы Чола».

3 Великих живых храма Чола

Великие живые храмы Чола расположены в южном штате Тамил Наду. Правители Чола были действительно новаторскими строителями. Дравидийские постройки действительно отражают собственность империи Чола. Ознакомьтесь с приведенным ниже списком великих живых храмов Чола с их названиями.

  • Храм Брихадишвары в Танджавуре
  • Храм Гангайконда Чолапурам
  • Храм Айраватешвара в Дарасураме
  • Виджаяла-Холесварам
  • Храм Айикуди Баласубраманья Свами
  • Храм Нагешварасвами
  • Койл Moovar
  • Коранганатха
  • Храм Валишвары
  • Храм Кампахешварар

1.Храм Брихадишвары в Танджавуре

Источник изображения

Один из известных храмов династии Чола , он был построен во время правления царя Чола Раджа Раджа и спроектирован известным архитектором Сама Варма между 1003 и 1010 годами нашей эры. В храме Брихадишвары находится самый высокий виманам в мире, лингам Господа Шивы высотой 3,7 метра. Простота конструкции храма послужила источником вдохновения для других построек не только в Южной Индии, но и в Юго-Восточной Азии.

Обязательно к прочтению: 10 отелей в Кунуре среди пышных долин Тамил Наду

2. Храм Гангайконда Чолапурам

Источник изображения

Построенный императором Чола Раджендрой I, храм Гангайконда Чолапурам описывается как женский аналог храма Танджавур. Центром управления и развития был выбран храм Гангайконда Холесварар в империи Чола. В храме находится 4-метровый лингам Шивы. Этот лингам является самым высоким среди других храмов Чола.

Рекомендуем прочитать: 11 мистических храмов в Коимбаторе: обязательно посетите во время вашей поездки в Тамил Наду в 2019 году!

3. Храм Айраватешвара в Дарасураме

Источник изображения

Меньший по размеру, чем другие Великие Живые Храмы Чола, этот храм посвящен Господу Шиве, который является воплощением архитектуры храмов Чола . Он был построен Раджараджей II, а высота виманы храма составляет 24 метра. Согласно легендам, здесь поклонялся божеству небесный слон Айрават.Уникальный храмовый дизайн получил название нитья-винода, «вечное развлечение».

7 других храмов Чола в Тамил Наду

Главное божество храмов Чола — Господь Шива, и большинство храмов были вырезаны в стенах храмов. Читайте ниже, чтобы узнать больше о храмах, построенных Чоласом.

4. Виджаяла-Холесварам

Источник изображения

Один из интригующих храмов королевства Чола , Виджаяла-Холесварам в Нартамалае — один из старейших каменных храмов в Южной Индии.Это храм, посвященный индуистскому богу Шиве. Храм построен в стиле дравида и высечен в скалах. Этот стиль архитектуры является ранним примером чоланского искусства.

Рекомендуемое прочтение: 15 отелей Кодайканала, из которых вы можете выбрать для вашей следующей поездки в Тамил Наду

5. Храм Айикуди Баласубраманья Свами

Источник изображения

Расположенный в Тенкаси Талук, в районе Трунелвели в штате Тамил Наду, недалеко от Кутралама находится Арияр куди или Арья Кути — «обитель благородных людей», широко известный как Айикуди, этот красивый храм молодого Бала Муруга Перуман.Главное божество в этом храме — красивый маленький мулавар-мурти Баласубраманья Свами, также широко известный как Рама Субраманья Свами.


Планируете отпуск, но не знаете, куда поехать? Эти рассказы о путешествиях помогут вам найти самое лучшее путешествие!

Реальные истории путешествий. Настоящее пребывание. Полезные советы, которые помогут сделать правильный выбор.

,

Храм Шри Ранганатхасвами, Шрирангам — Центр всемирного наследия ЮНЕСКО

Описание

Храм Шри Ранганатхасвами, также известный как Тируваранга Тирупати, является одним из самых прославленных вайшнавских [1] храмов в стране, посвященных Ранганатхе, лежащей форме индуистского божества, Бхагван (Бог или Господь) Вишну. Этот живой храм и священный центр паломничества, расположенный в неземном месте на острове Шрирангам, ограниченном двумя реками Кавери и Коллидам (приток Кавери), считается первым и главным среди 108 Дивья Десамов, посвященных Бхагван Вишну.

Что еще более важно, это не просто храм, а город-храм, уникальный в своем построении Сапта-Пракарам [2] , образце поселения с центром в центре храма, который состоит из Сапта (семь) [3] концентрических прямоугольных ограждений или prakarams [4] образованы толстыми и огромными стенами вала, которые огибают святилище, в котором правит божество. В то время как пять внутренних ограждений комплекса составляют храм, два внешних ограждения функционируют как поселение.Таким образом, различие между храмом и поселением стирается, и храм также много раз упоминается как Шрирангам. Эта типология Храмового города уникальна для этой части мира, и храм Шри Ранганатхасвами является исключительным примером того же.

Построенный в дравидийском архитектурном стиле, Храмовый комплекс огромен и простирается на 156 акров (63 131 га). По мнению некоторых ученых, это делает храм Шри Ранганатхасвами крупнейшим действующим храмом в мире [5] и часто входит в число крупнейших религиозных комплексов мира, включая дворец Потала в Лхасе, Тибет, Ангкор-Ват в Камбодже, Борободур в Индонезии, Мачу-Пикчу в Перу и Ватикан.

Помимо 7 пракарам с массивными стенами, Храмовый комплекс имеет 21 очень красочных скульптурных гопурамов (освященных ворот с башнями), 50 дополнительных святилищ, 9 священных бассейнов, позолоченных Вимана (купол) над святилищем святилища верховное божество и другие интересные особенности, такие как фрески. Между общественностью и правителями происходил активный обмен человеческими ценностями при планировании, проектировании, выполнении и использовании Храмового комплекса.Часть храма посвящена храму с его регулярными севами , фестивалями и мероприятиями Культа вайшнавов . Другая часть оживлена ​​регулярными человеческими поселениями со всеми ее повседневными делами и событиями. Храм — это ядро, и жизнь людей сосредоточена вокруг него.

Еще одна уникальная особенность планировки храма Шрирангама и городка — это то, что, начиная с восточной внешней стены Святилища, есть освященные мини-мандапамы, в которых находятся благословенные стопы Господа, расположенные коллинеарно через семь ограждений.

Три внутренних ограждения, вместе взятые, с воротами Арья-бхата и Парама-пада, определяющими ось юг-север, составляют Внутренний двор, а вся внешняя территория, занятая остальными ограждениями, известна как Внешний двор.

Свидетельства подтверждают происхождение храма в 1 г. г. н.э. в период Сангама (3 г. г. до н.э. — 45 г. г. г. н.э.). Тем не менее, в нынешнем виде храм представляет собой наращивание строительной деятельности на протяжении веков, архитектурные идиомы исходят от нескольких королевских династий, которые были очарованы Храмом и поклонялись ему.Некоторые из них были ранними чолами (1 век н.э.), правившими из Урайёра, расположенного к югу от Шрирангама через реку, позже Чолас (13 век н.э.) Пажайяараи и Танджавура, правители Конгу с запада Тамила, Панды с юга (6 — 10 века н.э. и 13 — 14 века н.э.), Хойсала (10 — 14 века н.э.) и более поздние правители и наместники знаменитой Империи Виджаянагара в Карнатаке (16 г. г. н.э.).Схемы расширения включали добавление функциональных структур и павильонов большого храмового протокола (например, Малликарджуна Мандапам), и его рост является указателем на древность, поскольку этот уникальный центр религиозного поклонения был известен и превозносился множеством религиозных и религиозных деятелей. языковые группы по всей стране периодически устремляются к этому центру паломничества по преимуществу.

Описание некоторых важных компонентов выглядит следующим образом:

1. Мандапамы (Залы): В храме Шри Ранганатхасвами много мандапамов .Одним из лучших является Зал из 1000 колонн (на самом деле 953), пример спланированной театральной конструкции. Сделанный из гранита, он был построен в период Виджаянагара (1336–1565). Большой зал пересечен одним широким проходом в центре на всей его большей длине и пересечен трансептами такого же размера, проходящими под прямым углом. По-прежнему остается по семь боковых проходов с каждой стороны, в которых все столбы расположены одинаково.

Самый художественно интересный из залов, которые наяки добавили в комплекс, — это Сешараяр Мандапам на восточной стороне четвертого корпуса.Зал прославлен 40 прыгающими животными, вырезанными на пирсах в его северной части. Мандапам Сешараяр состоит из монолитных колонн со скульптурами диких лошадей, несущих на спине всадников, топчущих копытами головы свирепых тигров и кажущихся естественными и гармоничными среди такой странной обстановки.

Гаруда Мандапам (зал легендарного птичьего божества Вишну, Гаруда ), расположенный на южной стороне третьего вольера, является еще одним дополнением Наяка.Изысканные портретные скульптуры, повторно использованные из более ранней структуры, прикреплены к опорам, выстилающим центральный проход. В отдельно стоящей святыне внутри зала находится большая сидящая фигура G aruda ; Бог с головой орла обращен на север к главному святилищу.

Мандапам Кили расположен рядом со святыней Ранганатха, в первом ограждении храма. Балюстрады в виде слона огибают ступеньки, ведущие на просторную открытую площадку. Это ограничено украшенными пирсами с растущими животными и пристроенными колонетами в лучшем стиле 17-го века.Четыре колонны посередине определяют возвышение; их стержни украшены волнистыми стеблями.

Ranga Vilasa mandapam — это огромный храм, где усталый преданный может немного отдохнуть и посмотреть, как другие торгуются и покупают предметы для ритуалов. Мандапа Ранга Виласа украшена скульптурами Бала Рамаяны и изысканными фресками.

2. Коттарам (Зернохранилища): В Коттараме находятся огромные Зернохранилища, которые свидетельствуют о систематическом планировании продовольственной безопасности не только храма, но, вероятно, всего населения храмового города.

3. Маленькие святыни: Святыня Венугопала в юго-западном углу находится в четвертой части храма с надписью 1674 г. н.э. Внешний вид vimana и прикрепленного к нему mandapa имеет тонко обработанные столбы с рифлеными валами, двойные капители и подвесные кронштейны лотоса. Скульптуры размещены в нишах с трех сторон стен святилища.

4. Гопурамы (Храмовые башни): 21 огромных гопурамов. Раджагопурам — вторая по высоте Храмовая башня в мире, ее высота составляет 72 метра.

5. Надписи: Храм Шри Ранганатхасвами — настоящая сокровищница для эпиграфистов. С храма скопировано и опубликовано более 640 надписей. Археологическая служба Индии посвятила целый том (XXIV) в своей серии Южно-индийских надписей записи надписей, скопированных с храма. Большой храм в Танджавуре — единственный другой храм в Тамил Наду, в котором есть такой эксклюзивный том, посвященный надписям, найденным в конкретном храме.

Надписи проливают интересный и ценный свет на историю, культуру и экономику на протяжении более тысячи лет.Храм изобилует надписями, датируемыми периодом между ранним периодом Чола и поздним Наяком.

В документах, указывающих границы земель, содержится полезная информация о ирригационных сооружениях, земельных мерах, структуре налогов и названиях, предусмотренных для земель в конкретном селе.

Надписи также проливают свет на то, что храм Шрирангама был одним из немногих храмов, в которых был Арокьясала (оздоровительный центр), который оказывал людям медицинские услуги.

Есть около 800 с лишним надписей, относящихся ко времени правления разных династий, доступных в различных святынях храма, которые провозглашают прошлую цивилизацию, тресты, культуру и пожертвование земли и даже меры по ликвидации последствий наводнения в виде мелиорации земель. Эти надписи относятся к периоду Адхитхана-I; Paranthagan-I; Парантанган-II, также известный как Сундара Чола; Раджатираджан — Я; Ати Раджендран; Кулотунган — Я; Викрама Чола; Кулотунган — II; Раджараджан II; Раджатираджан — II; Кулотунган — III; Раджатираджан — III; и Раджендран — III.Самая старая надпись относится к периоду Адхитхана-I, который также был широко известен как Раджакесари Варман .

6. Фрески и росписи: Стены храмового комплекса расписаны изысканной росписью с использованием травяных и растительных красителей. Они много говорят о культуре и традициях того времени. Фигуры богов и богинь рассказывают нам истории и учат нас морали. Высококачественные технологии, использованные в этих картинах, обеспечили этим картинам долгую жизнь и представляют собой сложную задачу для их воспроизведения в наши дни.

Идол главного божества уникален тем, что он сделан не из гранита, как во многих храмах, а из лепнины (уникальное сочетание извести, раствора и камней, связанных специальной пастой (тайлам), сделанной из мускуса, камфары, меда. , Джаггери и сандалии).

7. Ваханы : Ваханы (Повозки, на которых преданные садятся на плечи и несут на плечах Господа) сами по себе являются прекрасным архитектурным сооружением на дереве. Из дерева вырезаны фигуры животных, экзотических птиц, солнца, луны, деревьев и т. Д., А на них нанесено изящное золото или серебро.

Гаруда вахана, Симха вахана, Янаи вахана, Кудираи вахана, Хануманта Вахана, Яжи вахана, Сеша вахана, Аннапакши Вахана, Отрай и эттай Прабхай вахана — все это примеры непревзойденной красоты. Видеть верхом на них Господа Ранганатху — удовольствие, особенно когда он шаг за дюймом движется по улицам Шрирангама среди моря преданных.

Интересным историческим памятником является Янаи Вахана. Обычный глаз описал бы его как слона, однако при ближайшем рассмотрении можно заметить, что у него четыре бивня.Быстрый поиск в энциклопедии Encarta даст нам знать, что эти четырехклыковые слоны были известны как Mastodontoidea, которые, как говорят, появились около 38 миллионов лет назад и вымерли около 15 миллионов лет назад, когда выросли лохматые и два клыкастых мастодонта. численность населения.

8. Системы сбора воды (Храмовые резервуары): Храмовый комплекс имеет внутри 2 больших Храмовых резервуара, Чандра Пушкарини и Сурья Пушкарини. Комплекс построен таким образом, что вся собранная вода стекает в резервуары.Вместимость каждого Пушкарини составляет около 2 миллионов литров, и вода в нем очищается под действием рыб.

Кроме них, вокруг Шрирангама есть еще 10 Храмовых Танков, которые находятся под контролем и управлением Храма. Открытые песчаные грядки и Нандаванамы (Цветочные сады) помогают впитывать дождевую воду.



[1] Вайшнавизм является одной из трех основных сект индуизма и фокусируется на почитании Бхагвана Вишну, чья космическая функция считается защитником и хранителем Вселенной.

[2] Несмотря на то, что он функционирует как храм из семи пракара , у храма Шри Ранганатхасвами есть восемь ограждений. Внешнее ограждение, известное как Адайавалайнджан, не является пракарой. Он принимает функциональное название — окружающее пространство.

[3] Семь — это священное число с символическим значением в индуизме, представляющее семь центров Йоги или указание на семь элементов, составляющих человеческое тело, в центре которого пребывает Душа.

[4] В индийской архитектуре пракарам — это внешний путь вокруг святилища индуистского храма.

[5] Источники: (1) Джонс, Виктория (2004). Чудеса света Dot-to-Dot . Нью-Йорк: Sterling Publishing Co., Inc. ISBN 1-4027-1028-3. (2) Фатер, Том (2010). Moon Spotlight Ангкор-Ват . США: Perseus Books Group. ISBN 9781598805611. Ангкор-Ват в Камбодже считается крупнейшим храмовым комплексом в мире, но в нем нет живых традиций. Храм Шри Ранганатхасвами сохраняет свои многовековые церемонии и традиции.

Сравнение с другими подобными объектами

Типологически храм Шри Ранганатхасвами можно сравнить только с другими городами-храмами в Тамил Наду, такими как храм Минакши Амман в Мадурае и храм Тиллай Натараджа в Чидамбараме, поскольку этот тип планирования встречается только в этой части мира.Что делает Шрирангам уникальным и важным для городского историка и других людей, так это грандиозность видения и строгость, с которой идеология и практика Шриваишнавы были вложены в создание поселения.

И Мадурай, и Чидамбарам также являются примерами храмовых поселений, в которых храмы были заложены в концентрической форме, и поселения тоже росли концентрическими слоями. Храм Минакши посвящен богине Парвати, занимает территорию в 45 акров (18,21 га) и включает около 4 пракарам , за которыми следуют 4 концентрических кольца поселений.Храм Натараджи — важный храм Шайва , посвященный Бхагавану Шив, расположенный на площади 40 акров (16,19 га) и включает 5 пракарам , за которыми следуют несколько концентрических колец поселений.

Храмы Минакши и Натараджа по-своему необычны, но Шри Ранганатхасвами является наиболее выдающимся представителем пракарам , основанного на планировании Храмового города Тамил Наду. В отличие от Мадурая и Чидамбарама, которые являются примерами поселений вокруг храма, Шрирангам — это поселение внутри храма.

По масштабу и размеру храм Шри Ранганатхасвами можно сравнить с сайтами Всемирного наследия Ангкор-Ват, дворцом Потала и Борободуром, а также с Ватиканом, который является главным епископальным престолом 1,2 миллиарда последователей латинских и восточных католиков по всему миру. Археологический парк Ангкор занимает территорию более 40 000 гектаров, а площадь Ангкор-Вата — прямоугольная внешняя стена главного храмового комплекса составляет 1024 x 802 м, что делает его площадью 82,125 га и крупнейшим храмовым комплексом в мире. Тем не менее, это место археологических раскопок, а в храме Шри Ранганатхасвами на площади более 60 гектаров сохранились многовековые традиции жизни.

Ватикан имеет площадь 44 га, Борободур 0,25 га, а дворец Потала — более 13 га. [1] Храм Шри Ранганатхасвами больше этих, и можно с уверенностью заключить, что это «крупнейший действующий храмовый комплекс в мире».



[1] Это приблизительные цифры, взятые из Интернета и могут отличаться от фактов, если они проверены из оригинальных источников. Однако предполагается, что расхождение не будет слишком большим.

,

городского планирования | Определение, история, примеры, значение и факты

Ранняя история

Свидетельства планирования были обнаружены в руинах городов в Китае, Индии, Египте, Малой Азии, Средиземноморье, а также в Южной и Центральной Америке. Ранние примеры усилий по плановому городскому развитию включают упорядоченные уличные системы, которые являются прямолинейными, а иногда и радиальными; деление города на специализированные функциональные кварталы; развитие центральных мест для дворцов, храмов и общественных зданий; и современные системы фортификации, водоснабжения и дренажа.Большинство свидетельств находится в небольших городах, которые были построены в сравнительно короткие периоды как колонии. Часто центральные города древних государств вырастали до значительных размеров, прежде чем они достигли правительства, способного установить контроль.

Получите эксклюзивный доступ к контенту нашего 1768 First Edition с подпиской. Подпишитесь сегодня

В течение нескольких веков в средние века в Европе строились небольшие города. В конце концов города выросли как центры церковной или феодальной власти, маркетинга или торговли.По мере роста городского населения сужение, вызванное стенами и укреплениями, привело к перенаселенности, блокированию доступа воздуха и света и очень плохой санитарии. Определенные кварталы городов, по обычаю или указу, были ограничены представителями разных национальностей, классов или профессий, как это все еще происходит во многих современных городах развивающегося мира.

Римское поселение Лондиниум, ок. г. н.э., который превратился в современный мегаполис Лондон. Encyclopædia Britannica, Inc.

Физическая форма средневековых и ренессансных городов соответствовала образцу деревни, распространяясь по улице или перекрестку в круговых или неправильных формах, хотя прямоугольные узоры, как правило, характеризовали некоторые из более новых городов. Большинство улиц представляли собой не более чем пешеходные дорожки — в большей степени средство коммуникации, чем транспортное средство — и даже в крупных европейских городах мощение не было широко распространено до 12 века (1184 год в Париже, 1235 год во Флоренции и 1300 год в Любеке).По мере роста населения города стены часто расширялись, но немногие города в то время превышали в длину милю. Иногда участки менялись, как в Любеке, и появлялось много новых городов с растущим населением, часто на расстоянии одного дня ходьбы друг от друга. Население городов колебалось от нескольких сотен до, возможно, 40 000 (как в Лондоне в конце 14 века, хотя до прихода Черной смерти население Лондона достигло 80 000 человек). Исключениями были Париж и Венеция, число которых достигло 100 000 человек.

Сознательные попытки планировать города возродились в Европе в эпоху Возрождения. Хотя эти усилия частично были направлены на улучшение циркуляции и обеспечение военной защиты, их главной целью часто было прославление правителя или государства. С XVI до конца XVIII века многие города были спланированы и построены с монументальным великолепием. Результат, возможно, радовал и вдохновлял граждан, но редко способствовал их здоровью, комфорту в их домах или эффективности производства, распределения и маркетинга.

Новый Свет лишь в ограниченной степени впитал планировочные концепции европейского абсолютизма. Грандиозный план Пьера Л’Энфана для Вашингтона, округ Колумбия (1791 г.), являлся примером этого переноса, как и более поздние проекты City Beautiful, которые были нацелены на грандиозное размещение общественных зданий, но не проявляли меньшего внимания к эффективности жилого, коммерческого и промышленного развития. , Однако более сильное влияние на планировку городов США оказал план Филадельфии с жесткой сеткой, разработанный Уильямом Пенном (1682 г.).Этот план отправился с пионерами на запад, так как это был простейший метод раздела обследованной территории. Хотя при этом не учитывалась топография, это способствовало развитию земельных рынков, создавая участки стандартного размера, которые можно было легко покупать и продавать — даже незаметно.

В большинстве стран мира планы городов основывались на концепции централизованного общественного пространства. Планы, однако, различались рецептами жилищного строительства. В Соединенных Штатах города Новой Англии выросли вокруг центральной общины; Первоначально это пастбище, оно было средоточием общественной жизни и местом для молитвенного дома, таверны, кузницы и магазинов, а затем было воспроизведено на центральных площадях городов и поселков по всей стране.Также из города Новой Англии пришла традиция отдельно стоящих домов на одну семью, которая стала нормой для большинства мегаполисов. Центральная площадь, место или площадь также служили фокусом для европейских городских планов. Однако, в отличие от американской жилой застройки, в европейской домашней архитектуре доминировал пристроенный дом, в то время как в других частях мира рынок или базар, а не открытое пространство, выступали в качестве цинозавра городов. Средиземноморский регион был характерен для жилищ в стиле внутреннего двора, а комплексы небольших домов, отгороженных от улицы, образовывали множество африканских и азиатских поселений.( См. Атриум .)

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *