Чернозем бывает пачкает руки: Что такое чернозем? Характеристики и особенности использования почвы. Что такое настоящий чернозем Как выглядит черноземная почва

Содержание

Чернозём ли? | Посад | Яндекс Дзен

С наступлением весны как грибы после дождя на обочинах дорог стали появляться грузовые машины в разной степени разрушения с кузовами, наполненными …чернозёмом?

Нет, а что за чёрная субстанция прячется в кузовках этих динозавров? Если вы будете внимательны и понаблюдаете за эволюцией вожделенной горки, то заметите, что к осени она остаётся девственно – чистой от сорняков, этих паразитов растительного мира, вездесущих и норовящих захватить любой чистый кусочек землицы. Спроста ли?

Спросите любого дачника, садовода и огородника, о чём он мечтает? И тут же получите ответ: о чернозёме. Но мечта дачника, типичный чернозём, на дороге не валяется. Типичные и южные чернозёмы залегают в Воронежской и Ростовской областях и краем цепляют Липецкую область. Они являются национальным достоянием, находятся под охраной государства и промышленные разработки этих почв не ведутся. То есть легальным путём купить настоящий чернозём нельзя.

А что же такое чернозём? Вы будете смеяться, но чернозём – это глина с большим ( просто огромным по нашим меркам) содержанием гумуса. Для сравнения: в чернозёме гумуса содержится 7 – 9%, а в среднестатистической огородной почве – около 2%. Глина, насыщенная гумусом имеет комковатую структуру, хорошо удерживает влагу и не спекается под действием солнечных лучей. Но не всякая глина, перемешанная с гумусом – чернозём. Чернозём образуется в степной, богатой травянистой растительностью зоне на материнской породе, образованной известняками. Содержащиеся в них карбонаты взаимодействуют с гумусовыми кислотами. Поэтому чернозём имеет нейтральную реакцию со сдвигом в сторону щелочной.

Основная проба на чернозём – проба на вскипание.

Надо взять щепотку грунта и добавить к нему кислоту. Чернозём, имеющий в своём составе карбонаты, начинает кипеть, как сода, которую гасят уксусом.

Теперь то вы понимаете, что настоящий, или как говорят специалисты, типичный чернозём привести на участок вряд ли удастся.

А что же нам привозят под видом чернозёма?

Чаще всего в рекламе фигурирует Рязанский чернозём. А есть ли на Рязанщине свободный чернозём? Не знаю. Почвы там дерново-подзолистые. Но зато торфа там в избытке. И часто под видом чернозёма несведущим дачникам привозят низинный торф. В отличие от верхового он имеет чёрный цвет и пачкает руки как чернозём. Он богат полезными веществами. Но вещества эти из-за кислой реакции находятся в недоступной для растений форме.

Ежегодно тепличные хозяйства избавляются от отработанного грунта.

Ежегодно тепличные хозяйства избавляются от отработанного грунта.

А ещё? А ещё тепличным хозяйствам периодически требуется замена грунта. И этот отработанный грунт, обильно сдобренный пестицидами и накопивший в себе всевозможные болезни, тоже требует места. И тоже имеет благородный чёрный цвет.

А однажды я купила грунт для рассады с сапропелем. Сапропель! Вот это настоящее золото. Донные отложения озёр и рек содержат просто огромное количество полезных для растений веществ. Было, от чего радоваться. Но в этом замечательном грунте у меня ничего не выросло. Порывшись в интернете, я обнаружила множество товарищей по несчастью. Многие, купившись на броское название, купили подобный грунт и ждали от него чудес.

Заодно я выяснила, что илом (сапропелем) называют не только донные отложения, но и побочный продукт переработки канализационных стоков на полях фильтрации. И утилизация этого ила – головная боль почище свалочной проблемы. Так как ила всё больше, а мест для его захоронения всё меньше. Но зато его можно каким-то образом обеззараживать и использовать в качестве удобрения. Правда, официально этого делать пока нельзя. Но чем чёрт не шутит? Так что хорошо подумайте прежде чем покупать грунт для рассады с сапропелем.

Мы тоже, в своё время, польстились на возможность быстро получить на нашей неплодородной земле небывалый урожай и купили машину «чернозёма».

Такой хороший «чернозём», что даже сорняки не растут.

Такой хороший «чернозём», что даже сорняки не растут.

Грунт имел благородный чёрный цвет. Но запах! Куча, особенно после дождя, начинала источать зловоние как настоящая «свежая куча». Насыпали его в грядки и … ничего путного из этого не вышло. Растения выглядели хилыми и угнетёнными. А ещё меня насторожило полное отсутствие в «чернозёме» дождевых червей. Полное. Не завелись они и в грядках, устроенных из этой земли. А ведь дождевые черви — показатель плодородия грунта. По факту оказалось, что по цене чернозёма нам привезли торф, сдобренный неизвестно чем. Так что теперь по старинке компостом запасаемся. И червяки в нём кишат. И результаты нас радуют.

Чтобы царь не обеднел. Чернозему тоже нужно помогать.

— Вы встретились с типичным, я бы сказал, классическим русским черноземом, — отреагировал на мои воспоминания Евгений Викторович. — Пожалуй, только Россия да Украина владеют огромными площадями этих ценнейших земель, в которых глубина гумусового (черного цвета) слоя достигает более метра. Черноземы есть и в Америке, и в Европе, но лишь на ограниченных площадях. Они не столь мощные и не обладают высоким содержанием почвенного органического вещества (гумуса). А у нас эти уникальные почвы занимают тысячи гектаров, протянувшихся по Центрально-черноземному району, Кубани, частично Северному Кавказу, Сибири.

— Так кто такой Его Величество Чернозем?

— Царь почв — так его назвал основатель почвоведения Василий Васильевич Докучаев. Уникальность чернозема в наличии в нем гумуса — сложного органического вещества, состоящего в основном из углерода, азота, водорода и множества сорбированных минеральных веществ. Ими он и питает растения. Термодинамическая устойчивая смесь органических веществ формируется почвенной биотой и, по-видимому, не имеет своей устойчивой формулы. Черноземы иногда содержат до 12 процентов гумуса (их называют “тучными”) — это очень много. Потому так высока урожайность этих высокопроизводительных почв, никакие другие даже в сравнение с ними не идут.

В Курской области, например, развитые хозяйства, соблюдающие требования агротехники, собирают примерно 40-45 центнеров зерновых с гектара. А на обычных, широко распространенных подзолистых почвах этот показатель едва дотягивает до 30. Не зря в старину (особенно на Кубани) говорили: воткнешь в чернозем палку — и она зацветет. 

— Писали, что во время вой­ны немцы эшелонами выво­зили чернозем в Германию.

— Да, эшелонов было несколько, но один наши летчики разбомбили: чернозем размыло дождями, крестьяне растащили его по полям. Немцам мало что досталось и никакой выгоды они не получили. Ведь чтобы добиться высоких урожаев, слой этих богатейших почв, как я уже говорил, должен достигать метра и обязательно содержать степную биоту, которая формируется многими тысячелетиями. Чернозем обладает необыкновенной структурой — почвоведы называют ее зернистой. Берешь в руки ком земли — и он рассыпается на мелкие комочки в 3-5 миллиметров, напоминающие гречку.

Вы упомянули воронежский чернозем, по нему после дождя действительно не пройдешь: сапоги от земли не оторвешь, столько на них всего налипает. Но через день-другой поле подсохнет, и почва снова примет естественное, как говорят почвоведы, “агрегатное” состояние, готово впитывать воду и “служить” растениям. Будто чернозем помнит свою прежнюю, исконную форму и всякий раз к ней возвращается. Но до сих пор мы не знаем, как образуется эта необыкновенная агрегатная структура из геологических пород (лессовых отложений), почему под дождем она вроде бы разрушается, а затем вновь формируется.

— Но даже уникальные почвы со временем беднеют?

— Да, самые плодородные почвы, если их использовать столетиями, постепенно истощаются. Прежде всего, меняется структура чернозема — такова главная его особенность. При постоянной эксплуатации количество гумуса сокращается, чернозем теряет агрегатную структуру, способность впитывать и сохранять воду, гумус может окисляться — и углекислый газ попадает в атмосферу.

В итоге плодородие почв заметно падает. В былые годы чернозему вредила тяжелая сельскохозяйственная техника. Наши хозяйства очень ей увлекались. Она действительно была эффективна, но приводила к образованию плотных комьев земли — крестьяне звали их “чемоданами” (в отличие от “гречневых” агрегатов), из-за них заметно уменьшалось плодородие почв. 

— Эта болезнь лечится, наука здесь может помочь?

— Безусловно. Прежде всего, необходимо дать почве отдых. Наши предки использовали севооборот: сажали на полях многолетние травы — люцерну, клевер и другие. Они возвращали в почву азот, благодаря чему количество гумуса восстанавливалось. Отводили земли “под пар” и какое-то время вообще их не распахивали. Почва накапливала воду, биота успевала наработать питательные вещества — и плодородие земли возрождалось. Эти методы нужно использовать и сегодня. И идти дальше: наука стремится управлять почвенными процессами, старается помочь чернозему не потерять свои уникальные качества.

 

Чтобы понять, как в черноземе возникают чрезвычайно ценные агрегатные структуры, в наших фундаментальных исследованиях мы разделяем органическое вещество почвы (гумус) на основные составляющие: гидрофильные и гидрофобные компоненты. Гидрофильные воду притягивают, а гидрофобные, содержащие стеариноподобные вещества, ее отталкивают. Противоположные эти качества чудесным образом сочетаются в гумусе. Мы изучаем, как он образуется, “работает” в черноземах, и предлагаем различные способы оказания помощи в случае необходимости. Соотношение компонентов в гумусе определяется методом жидкостной хроматографии. Затем с помощью томографов выясняем пористость черноземов — это очень важное качество почвы. Так благодаря точным приборам изучаем устройство “агрегатов” почвы, ищем ответы, с помощью каких элементов образуется та или иная структура. Каким соотношением гидрофобных и гидрофильных компонентов достигается водоустойчивость? Мы близки к пониманию этих чрезвычайно ответственных и сложных процессов.

И на основе накопленного знания учимся “строить” гуминовые структуры искусственным путем. Это могут быть, например, специальные гели, которые выделяют из торфа, различных органических веществ и даже угля.

Водорастворимые органические вещества (это они, по-видимому,  делают почву рыхлой и помогают формированию не распадающихся в воде агрегатных структур) находим в самых неожиданных местах, например в защитных лесополосах. Гумус образуется из перегнившего тонкого слоя листьев. Это подтверждает сделанный нами вывод, что водорастворимая органика способствует образованию прочной, агрегатной, зернистой водоустойчивой структуры. Такой раствор из “живой” лесной подстилки можно вносить в нуждающиеся в подкормке и восстановлении черноземы.

— Как давно вы ведете эти исследования?

— Загадками образования водоустойчивых структур занимаюсь более 40 лет, с тех пор как окончил аспирантуру. Со временем пришло понимание, что гумус необходимо изучать как сложное природное физико-химическое образование. Определилась и цель поиска: найти и понять механизм формирования агрегатной структуры за счет органического вещества. Наши эксперименты подтверждают, что мы на верном пути: искомый механизм действует и помогает восстановлению органической структуры черноземов.

Отмечу, что наши работы успешно продвигаются благодаря поддержке Российского научного фонда, его гранта коллектив удостоился в 2014 году. На средства РНФ наша группа организует экспедиции и выезды в “поле”, где мы отбираем образцы почв и изу­чаем их непосредственно в природных условиях. Открываем школу молодых ученых: хотим заинтересовать студентов и аспирантов агрономических вузов нашими исследованиями, чтобы они представляли всю сложность природных образований и изменений, которые могут помочь земле. Но главное — благодаря фонду закупаем современные приборы. Я уже говорил об использовании томографов и хроматографии, есть у нас и лазерный дифрактометр — с помощью этой техники наши сотрудники определяют гидрофизические свойства почв.

Стоит это оснащение очень дорого, а еще нужны средства, чтобы поддерживать аппаратуру в рабочем состоянии. Даже не знаю, как бы мы выходили из положения без помощи РНФ. 

— Молодежь интересуют эти исследования?

— Приблизительно половина состава нашей группы — это молодежь. Новая совершенная техника буквально притягивает  молодых сотрудников. С ее помощью они исследуют многочисленные внутренние процессы, рассчитывают и анализируют полученные данные. 

— На каком уровне находятся ваши работы, если сравнить их с зарубежными?

— Скажу так: мы с коллегами друг друга понимаем, а это, считаю, очень важно. Ведь мы ведем исследования разными путями. Особенно близки нам наработки французских и немецких специалистов: они также рассматривают органические вещества как сложные физико-химические смеси и изучают их роль в образовании “агрегатов”. 

— А что дальше? К чему могут привести ваши работы? 

— О перспективах фундаментальных исследований я уже говорил, но мы занимаемся и практическим их применением — создаем, в частности, измерительный прибор в виде простых устройств для контроля оптимальных условий роста растений.

Его можно поместить в землю, и он зафиксирует состояние почв. Скажем, недостаток влаги или ее избыток, хватает ли минеральных удобрений и т.д. (это можно определить и на глаз, но под силу лишь очень опытным агрономам). На основе полученных данных специалисты будут знать, что делать: в одних случаях, скажем, проводить дренажные работы, в других — орошать поля. Смогут точно рассчитывать и управлять плодородием почв. Главное, это поможет земле.

 


Чернозем – что это за материал и какие виды черноземов бывают | Грунтовозов

Чернозем – это почва с самым высоким показателем плодородия. Она содержит 20-25% органики, имеет темно-серый или черный цвет. Ее часто используют в качестве удобрения и для повышения урожайности сельскохозяйственных культур.

Черноземы образуются в степной и лесостепной зонах. Территория их залегания тянется через Восточно-Европейскую равнину, начиная с Венгрии, Болгарии, Молдовы и Украины. Дальше она распространяется на Поволжье, Северный Кавказ, Западную Сибирь (южную часть). Незначительные массивы есть в Забайкалье, предгорье Алтая. В Северной Америке черноземные зоны расположены в области Великих равнин.

Образец чернозема

Образец чернозема

В черноземных зонах складываются оптимальные условия для образования плодородных почв с высоким содержанием гумуса:

  • Умеренный континентальный климат
  • Среднее количество осадков – 300-750 мм в год
  • Разница годовых температур – 30-50⁰С
  • Пересыхание земли летом и зимой (что способствует минерализации, образованию гуминовых соединений и нерастворимых солей)
  • Тесное переплетение корней многолетних трав, диких бобовых, которое создает особые условия для задержки воды в верхних слоях
  • Непромывной режим почвы, при котором осадки проникают на глубину не более 2 м
  • Материнская порода с высоким содержанием карбонатных солей (суглинки, лессы, лессовидные грунты)

Почвообразование этого типа грунта многоступенчатое и длительное. По данным исследований, оно длится тысячи лет, многие черноземы являются реликтовыми структурами. Начинается процесс с разложения корневого опада многолетних трав. В нем содержится много кальция, фосфора, магния и азота. При этом, в отличие от опада лесной зоны, здесь меньше воска, дубильных веществ и смол.

На следующем этапе подключаются представители фауны (дождевые черви, личинки насекомых, грызуны). Они перерабатывают растительные остатки, пушат грунт, обеспечивая ему зернистую структуру. Важную роль играют почвенные микроорганизмы. Их активность наиболее высока весной и летом. Завершается процесс чередой биохимических реакций. В результате образуется гумус – сложная структура, богатая минералами и органическими веществами, которая обеспечивает плодородие.

Дальше мы будем рассказывать о черноземе как о классическом материале с самым высоким показателем плодородия.

Виды чернозема

К черноземам принято относить почвы с такими признаками:

  • Темно-серый или черный слой с высоким количеством гумуса, имеющий толщину 40 см и более
  • Генетические горизонты выражены слабо
  • Структура зернистая или комково-зернистая

В природе существует несколько видов чернозема. Они отличаются между собой мощностью массива, цветом, содержанием гумуса. Чаще всего эти типы образуются в разных регионах и климатических зонах.

Массив чернозема состоит из нескольких горизонтов:

  • Степной войлок
    Это тесно переплетенные корни растений с небольшим количеством почвы. Существует только на целине, после культивации исчезает.
  • A1h
    Верхний мелкозернистый либо зернисто-комковый слой темного, практически черного цвета. Его пронизывают корни растений, здесь обитает основная масса грунтовой фауны (черви, личинки, насекомые).
  • A1В
    Переходный гумусовый слой с бурым оттенком и зернисто-комковой структурой. В нижней части содержит карбонаты, которые визуально просматриваются в форме зерен, трубочек, иногда напоминают мицелий грибов. На территории Канады существуют черноземы без карбонатов, образовавшиеся на основе ледниковых и моренных отложений.
  • Вса
    Это плотный иллювиальный горизонт с высоким содержанием карбонатов и орехово-комковой структурой.
  • Сса
    Почвообразующая порода (лесс, суглинок) с низким содержанием карбонатов.

По мощности массива (совокупность толщины профилей A1h и A1В) черноземы разделяют на:

  • Сверхмощные (глубина залегания больше 120 см)
  • Мощные (120-80 см)
  • Среднемощные (80-40 см)
  • Низкой мощности (толщина массива меньше 40 см)

В зависимости от содержания гумуса черноземы бывают:

  • Тучные, с черной окраской (больше 9% гумуса)
  • Средние, черного цвета (9-6% гумуса)
  • Малогумусные, темно-серые (6-4% гумуса)
  • Слабогумусные, серого цвета (4-2% гумуса)

Часть исследователей предлагает относить к черноземам почву черного цвета, в которой не меньше 6% гумуса. Они считают, что только такое количество органики способно обеспечить высокую степень плодородия, характерную для этого типа грунта.

Почвы в разных регионах имеют свои особенности.

Принято выделять такие варианты черноземов:

  • Оподзоленные
    Образовались в лиственных влажных лесах, имеют щелочную реакцию, примеси карбонатов и кремнезема (просматриваются визуально в форме белых включений). Мощность — 60-70 см, содержание гумуса – 5-8%.
  • Выщелоченные
    Образовались в лесостепи, частично в степных и лесных районах. Не имеют явных примесей карбонатов и кремнезема, хотя реакция у них ближе к щелочной. Мощность слоя 70-100 см, гумуса больше, чем у оподзоленных черноземов, до 7-9%.
  • Типичные
    Характерны для степных и лесостепных зон, имеют мощные массивы, 70-130 см, 8-12% гумуса, нейтральную реакцию.
  • Обыкновенные
    Образовались в засушливых степях, имеют 6-8% гумуса и более светлый оттенок, чем типичные черноземы. Мощность массива – 60-80 см. Реакция слабощелочная, встречаются белые включения карбонатов.
  • Южные
    Расположены на территории южных сухих степей. Массив достигает 40-60 см, содержание гумуса – 4-6%, цвет темно-серый или темно-бурый.

Чернозем – это универсальная плодородная земля, которую можно применять для выращивания любых растений, повышения урожайности. Она может быть использована как самостоятельно, так и в качестве удобрения.

Полную версию данной статьи вы найдете на этой странице.

Также мы рекомендуем ознакомиться с другими полезными статьями на нашем сайте.

#сад и огород #сад и дача #дача и огород #чернозем #садоводство #виды чернозема #плодородная земля #почва #полезные советы #черноземная почва

Почему западный агробизнес готов вывозить его эшелонами с бывших колхозных полей — Российская газета

Этой весной власти Украины приняли решение снять мораторий на торговлю землей. И начали продажу главного национального достояния — чернозема. Пока только своим гражданам, но аграрные компании США, Евросоюза, Ближнего Востока и Китая потирают руки — очень скоро и они получат доступ к лучшей на планете почве, которую веками хранили и обрабатывали наши предки.

Царь почв

Василий Васильевич Докучаев, родоначальник почвоведения и учитель В.И. Вернадского, считал чернозем главным национальным богатством, «стоящим неизмеримо выше богатств Урала, Кавказа, богатств Сибири». В 1900 году он говорил: «Нет тех цифр, какими можно было бы оценить силу и мощь царя почв, нашего русского чернозема, он был, есть и будет кормильцем России»1. И действительно, весь XX век черноземные земли, составлявшие всего около 12 процентов от площади страны, обеспечивали зерном не только необъятную царскую, а потом и советскую Россию, но и всю Европу. Да и сегодня порядком истощенный чернозем, занимающий всего 7% территории России, дает две трети сельскохозяйственной продукции страны.

Тысячи гектаров, протянувшиеся по Центрально-Черноземному району, Кубани, части Северного Кавказа и Сибири составляют больше половины общемирового объема черноземов. И вторая половина сильно отстает по качеству. Как объяснял Докучаев, «есть чернозем и в Венгрии, но там он не тот: это солонцеватый чернозем-«окост», а наш, русский чернозем «сладок». Есть он и в Североамериканских Соединенных Штатах, но там он или того же типа, что и в Венгрии, или же значительно беднее органическими и другими питательными веществами, чем в России»2.

Тучный, рыхлый, черный, как вороное крыло, он почти двухметровым слоем покрывал грунт. «Жирный чернозем — хоть в кашу клади», — писал князь П.А. Кропоткин, будущий анархист, а в 1862 году — девятнадцатилетний есаул, чиновник по особым поручениям при губернаторе Забайкальской области. В этой почве, чрезвычайно богатой питательными веществами (гумусом), благодаря зернистой структуре, словно губка, пропускающей через себя воду и воздух, без всякого удобрения превосходно родилась прихотливая и капризная пшеница, во ржи редкий колос содержал менее 60 зерен, а на целине росла трава «в аршин вышины, да густая такая, что муравью, кажись, не пролезть»3.

Содержание гумуса было огромным — до 12-15 процентов (сегодня таких почв не найти даже в заповедниках), отсюда и поражающий воображение европейцев глубокий черный цвет. Потрясала и его глубина. Оноре де Бальзак во время путешествия по Малороссии в 1847 году писал: «Тут я увидел настоящие степи… Передо мною простиралась пустыня, царство хлебов, куперовская прерия с ее безмолвием. Здешние почвы — украинский чернозем, слой черной и жирной земли толщиной до полусотни футов, а то и больше; такие поля никогда не удобряют…»4.

Урожай земли-кормилицы. Фото: ТАСС

Бумеранг крестьянской реформы

Несмотря на то, что чернозем, произошедший «от согнития животных и растущих тел со временем» описал еще Михайло Ломоносов, только в 80-е годы XIX века его уникальные свойства стали предметом пристального изучения геологов и даже спровоцировали появление самостоятельной науки — почвоведения. Увы, связано это было с началом истощения чернозема или, как говорят почвоведы, — деградации.

Веками аграрная страна кормилась от трудов праведных и добывала свой хлеб в поте лица. Крестьянский землепашец относился к матушке-земле с почтением, пахал сохой — неглубоко, давал полям отдых, никогда не сеял одну и ту же культуру два года подряд. И потому казалось, что плодородие чернозема — Божий дар и величина постоянная, но грянула крестьянская реформа, обернувшаяся для крепостного сомнительной волей и фактической потерей земли.

Цепь великая порвалась и «расскочилася» не только по барину и по мужику, но и, совершенно неожиданно для всех, — по чернозему, основе основ российского благосостояния. В одночасье был нарушен многовековой принцип землепользования. Лучшие черноземные земли в ходе реформы были «отрезаны» в пользу помещиков, и те старались взять от нее все, не заботясь о последствиях. Из года в год поля глубоко вспахивались плугом, засевались пшеницей, которая сильно истощала почвы, — торговля ею была наиболее прибыльной. А крестьяне от малоземелья вынуждены были распахивать каждый клочок земли.

«О целине и степях теперь нет и помину, — вскоре с тревогой писали агрономы. — Стремление к увеличению площади посевов повлекло за собой распашку обширных лесных площадей, повсеместно наблюдается исчезновение луговых пространств, пастбищ и выгонов. Распашка коснулась склонов и крутостей не только по балкам и логам, но даже по берегам рек»5. Черноземные губернии превратились в огромное вспаханное поле. По сведениям Центрального статистического комитета, в Воронежской губернии к середине 1880-х годов распахали от 68 до 90 процентов земли, в Курской — 79%, Орловской — 63%, Тамбовской — 66 %6. Исчезали леса, за ними — реки.

За какие-то 20-30 лет страна оказалась на пороге экологической катастрофы: реки обмелели, земля высохла, на города и села обрушились суховеи и пыльные бури — черноземный слой просто сдувало. Воронежский губернатор Е.А. Куровский с ужасом сообщал: «Производительные силы земли год от года видимо истощаются, так что по наблюдениям старожилов, за последние 20 — 25 лет, урожайность уменьшилась почти вдвое»7. Из-за засухи 1891 года жесточайший голод охватили самое сердце черноземной полосы, житницу страны.

Видя, что земля родит все хуже, местные власти забили тревогу.

Профессор Василий Васильевич Докучаев.

Миссия профессора Докучаева

Губернские земства буквально рвали друг у друга из рук петербургского профессора В.В. Докучаева, первого и единственного на тот момент почвоведа, знатока русского чернозема. Он исследовал земли в 12 губерниях. Брал образцы, анализировал ландшафты. Местное дворянство встречало незваного гостя подозрительно: «Что, приехали мужиков мутить? Как же, слыхали. Землю заберете в мешочки да с собой увезете, а потом начальство разберет, где земля лучше, да мужикам и отдаст!». А крестьяне, напротив, подозревали, что за хорошую землю им «и налогу придется платить больше»8.

Докучаев доказал, что безграмотное земледелие, которое после крестьянской реформы «уподобилось азартной биржевой игре» — единственная причина недородов. И разработал стратегию «лечения» черноземов: дать отдых, выкопать пруды, укрепить русла рек, но главное — высадить лесополосы вдоль полей, чтобы защитить землю от эрозии. А еще во время экспедиций по черноземным губерниям группа Докучаева собрала уникальную коллекцию черноземов, жемчужиной которой стал огромный монолит черной как смоль земли в сажень (2,16 метра) глубиной, взятый из Воронежской губернии. В 1889 году «черный бриллиант» — как назвали его европейцы — принес отечеству золотую медаль Всемирной парижской выставки и буквально потряс Европу. Более 32 миллионов человек увидели своими глазами, какие безмерные богатства хранит русская земля.

На Западе такой земли не знали, и многим эта мысль не давала покоя…

Золотая медаль Всемирной Парижской выставки 1889 года.

Земля-военнопленная

Спустя полвека на благодатную почву посягнули захватчики, решившие расширить свое «жизненное пространство». Практичные немцы планировали колонизировать черноземные территории европейской России, чтобы снабжать продовольствием весь рейх, а десятки миллионов советских людей выселить за Урал. Согласно плану «Ост», каждому немецкому крестьянину полагалось от 40 до 100 гектаров земли. Правда, в годы оккупации нацисты со «своей» житницей не церемонились: вывозили в фатерлянд не только весь урожай подчистую, но даже семенной фонд — и чернозем. Историки до сих пор спорят, имело ли воровство земли массовый характер — настораживает отсутствие данных в немецких источниках, что скрупулезным немцам не свойственно. Но десятки очевидцев свидетельствовали: легендарный русский чернозем выкапывали и направляли в Германию.

Так свидетель оккупации Старого Оскола писал в июле 1942-го: «Вчера полицаи всех подряд выгоняли на работу в поле. Под руководством какого-то штатского немца, длинного, в очках. Копали землю. Причем верхний слой с сорняками и травой срезали и оставляли, а метровый слой чернозема грузили на машины»9. О том же вспоминала жительница Одесской области Н.А. Дариенко: «Ведь дошло до того, что с наших полей срезали чернозем, грузили на платформы, и отправляли в Германию. Я своими глазами это видела! У нас же просто великолепный чернозем, вязкий, плодородный. И люди были просто в шоке, ведь никогда и нигде не было такой войны, чтобы землю увозили…»10.

Возможно, немецкие ученые пытались разгадать загадку плодородия русского чернозема, а аграрии — использовать его для удобрения.

Тщетно.

Г. Васецкий. К мирному труду. 1960 год.

Уроки целины

Когда новая засуха спровоцировала страшный голод 1946-1947 годов, вспомнили Докучаева.

За основу «Сталинского плана преобразования природы» в 1948 году был взят докучаевский. В южных районах страны для защиты от пыльных бурь и иссушения высадили больше пяти тысячи километров защитных лесополос,которые спасли страну от засухи и недородов в 1954-м. Но, к сожалению, за «экологической» пятилеткой последовало новое наступление на землю — беспрецедентная целинная кампания.

Через десять лет вся пригодная для распашки земля была освоена. Взялись за малопригодную. Итог: эрозия и пыльные бури, засуха и оскудение царя почв — русского чернозема…

Сумеем ли мы сохранить его в XXI веке?

Памятник чернозему в поселке Панино Воронежской области.

ШТРИХ

Символична судьба русского «черного бриллианта». После закрытия Парижской Всемирной выставки монолит был передан университету Сорбонны, где в 1968 году пал жертвой студенческих беспорядков. Сегодня наиболее значительный обломок (60х40х25 см) хранится на чердаке французского Национального института агрономических исследований.

1. Докучаев В.В. Избранные сочинения. Т. III. М.,1949.С.358

2. Там же.

3. Кропоткин П.А. На пути в Восточную Сибирь. Томск, 25 августа 1862 г. // Современная летопись. 1862. N 38

4. Бальзак О. Де. Письмо о Киеве в пер. В. Мильчиной// Пинакотека . 2002. N 13/14. Приложение.

5. Бржеский Н. Очерки аграрного быта крестьян. Земледельческий центр России и его оскудение. СПб., 1908. С. 17.

6. Вернер И.А. Курская губерния. Итоги статистического исследования. Курск, 1887. С. 109.

7. Всеподданнейший отчет Воронежского губернатора за 1890 г. С. 6.

8. Крупеников И.А. В.В. Докучаев. М, 1949. С. 59.

9. Дневник русского мальчика // Новая Юность. 2009. N 1(88).

10. Интервью с Н.А. Надточий (Дариенко) https://iremember.ru/memoirs/grazhdanskie/nadtochiy-darienko-nina-alekseevna/

Почти пора пачкать руки

Эдмонтонцы помешаны на садоводстве. Я подозреваю, что это потому, что после шести месяцев зимы мы стремимся втиснуть как можно больше яркой зелени в лето.

Автор статьи:

Роб Спроул

Дата публикации:

01 апреля 2012 г.  •  19 апреля 2012 г.  •  4 минуты чтения

Содержание статьи

ЭДМОНТОН — Эдмонтонцы без ума от садоводства. Я подозреваю, что это потому, что после шести месяцев зимы мы стремимся втиснуть как можно больше яркой зелени в лето.

Объявление 2

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

После дня, проведенного в окружении бежевых стен, старого воздуха и флуоресцентных ламп нашего офиса, сад — это место, где мы можем убежать в динамичный, красочный мир, который мы помогли создать. После утомительного рабочего дня нет ничего более терапевтического, чем наблюдать, как гигантский подсолнух расцветает из единственного семени, которое вы посадили в землю.

Я работаю на передовой в мире садоводства и вижу, как он меняется каждый день. Будь то новые методы и продукты, смена поколений молодых садоводов, обретающих собственный голос, или наше растущее осознание необходимости устойчивых методов, способы, которыми мы занимаемся садоводством, быстро развиваются.

В мире садоводства, как и в моде, тенденции приходят и уходят. В один год все хотят посадить фиолетовые, а в следующем — прямые линии или травы. Но то, что говорят тенденции о садоводстве, — это лишь верхушка айсберга глубоких чувств, которые эдмонтонцы испытывают к выращиванию.

Объявление 3

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

То, как мы занимаемся садоводством, может измениться, но то, почему мы занимаемся садоводством, никогда не изменится. На протяжении тысячелетий основные качества садоводства — например, чувство гордости, которое мы испытываем, когда едим морковь, выращенную прямо из земли, — всегда придавали силы.

Выращивание растений раскрывает некоторые из лучших человеческих качеств, и для многих из нас это самый непосредственный контакт с землей, которую мы любим.Это вызывает привыкание; как только вы влюбитесь в то, как черная земля ощущается под вашими ногтями, пути назад уже не будет.

Грядут перемены

Начиная примерно с 2008 года, в то же самое время, когда все выпуски новостей были полны рецессии и мрака, многие из садоводческих вопросов, которые мы начали слышать, стали меньше касаться цветов и больше касаться еды. Это было в то же время, когда фраза «углеродный след» вошла в наш повседневный лексикон, и мы начали слышать об эколи в импортной капусте.Между возросшими экономическими, экологическими и медицинскими проблемами назревал идеальный шторм.

Объявление 4

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Взрыв интереса к выращиванию продуктов питания — это больше, чем тенденция. Это фундаментальное изменение в том, как люди относятся к садоводству и что они хотят от своих садов. Это также отражает то, как мы меняем наш образ жизни, чтобы иметь более глубокую связь с природой и отмечать всю креативность и возможности, которые дает садоводство.

Меня поразило, как много людей, большинство из которых никогда раньше не занимались садоводством, хотели выращивать овощи, травы и фрукты. Вдохновляет видеть, как много молодых людей — часто пар с коляской на буксире и полных любопытства — нерешительно вступают в мир садоводства впервые.

Для многих мысль о том, чтобы посадить растение в землю и нести за него ответственность, просто ужасна. Я разговариваю с ними каждый день, и мой посыл всегда один и тот же: это не так сложно, как вы думаете.Все, что нужно растениям для процветания, это солнце, немного воды и немного любви.

Объявление 5

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Я считаю, что для того, чтобы по-настоящему получать удовольствие от чего-то и чувствовать себя творчески, нам нужна здоровая доза уверенности. Об этом все мои статьи.

Выращивайте сами

Для многих огородничество вызывает в воображении образы длинных прямых рядов картофеля, бобов и капусты, палящих под июльским солнцем.Мы думаем о бесчисленных часах, проведенных на полях, пропалывая сорняки, возделывая землю, устанавливая колья, вспахивая, тяжело дыша и тяжело трудясь. Когда все созревает сразу, больше времени тратится на сбор, сохранение, вспахивание, тяжелое дыхание и труд. Звучит утомительно!

Я думаю, что человеческой природе свойственно думать, что раз мы получаем что-то от выращивания съедобных продуктов, это должно быть рутиной. Этого не должно быть. Садоводство настолько же весело или обременительно, насколько мы его делаем, нам просто нужно немного уверенности, чтобы мы могли выйти за дверь и начать заниматься творчеством.

Объявление 6

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Отбросим мифы и стереотипы. Сегодня множество городских садоводов наслаждаются доморощенной едой с террас, патио и небольших дворов по всей Канаде. Вам не нужно поле, плуг или волы, чтобы выращивать себе еду. Все, что вам нужно, это горшок, несколько семян, щепотка солнечного света и капля энтузиазма.

Только факты

В этой статье недостаточно длины, чтобы рассказать вам обо всех причинах выращивания собственной еды, поэтому вот лишь некоторые из них:

— Овощи, выращенные в домашних условиях, содержат гораздо больше витаминов и питательных веществ, чем овощи импортного производства. , которые часто приходится собирать до того, как они созреют для отправки.Это также лучший способ убедиться, что легко загрязняемые продукты, такие как ростки, безопасны для употребления.

— Выращивание собственной еды в течение лета также дешевле, чем покупка, особенно если вы узнаете некоторые из множества способов сохранить урожай.

— Наконец, это отличный способ привлечь детей к работе в саду. Дети очарованы жизнью и будут поражены тем, как из маленького цветка развивается и созревает тот самый помидор.

Поделитесь этой статьей в своей социальной сети

    Реклама 1

    Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

    Подпишитесь, чтобы получать ежедневные заголовки новостей от Edmonton Journal, подразделения Postmedia Network Inc. ссылка для отказа от подписки в нижней части наших электронных писем. Постмедиа Сеть Inc. | 365 Bloor Street East, Торонто, Онтарио, M4W 3L4 | 416-383-2300

    Спасибо за регистрацию!

    Приветственное письмо уже в пути. Если вы его не видите, проверьте папку нежелательной почты.

    Следующий выпуск Edmonton Journal Headline News скоро будет в вашем почтовом ящике.

    Запачкайте руки: 5 способов, которыми садоводство может улучшить ваше здоровье

    Каждый раз, когда я вижу, как родители поливают семью антибактериальными салфетками, я немного вздрагиваю, потому что в своем стремлении к безупречно чистому образу жизни они также удаляя полезные бактерии, которые могут помочь сохранить наш кишечник и мозг здоровыми и счастливыми!

     

    Хотя маловероятно, что в ближайшее время мне удастся отучить большинство людей от их антибактериальных салфеток, я призываю всех пойти поиграть в грязи, например, заняться садоводством! Будь то небольшой ящик на подоконнике или просторный садовый участок, работа в саду — один из самых простых и приятных известных мне способов связаться с этими важными полезными бактериями, которые помогут улучшить общее состояние здоровья вашего тела и мозга.

     

    Итак, соберите несколько основных инструментов и запачкайте руки. Вот пять причин, которые побудят вас начать копать:

     

    1) Эти «грязные» микробы могут уменьшить тревогу и улучшить работу мозга.

    Когда вы копаетесь в грязи, вы также будете копаться в Mycobacterium vaccae, почвенном организме, который, как показали исследования на животных, играет положительную роль в здоровье кишечника и мозга, включая улучшение настроения и тревоги. Это может иметь аналогичные положительные эффекты у людей. Мой совет? Не беспокойтесь о грязи — играйте в ней!

     

    2) Лучше часа на беговой дорожке!

    Садоводство — это упражнение, приносящее результаты, причем прекрасные, будь то цветущие цветы или свежие продукты с виноградной лозы.Когда вы проводите время в саду, вы будете напрягать мышцы, когда будете крутить и поворачивать, наклоняться, тянуть и тянуть. Согласно WebMD, по пути вы также будете сжигать много калорий со скоростью примерно 200–400 калорий в час.

     

    3) Вы уже знаете фермера.

    Когда вы сами выращиваете травы и продукты, вы знаете источник и историю своей еды. Вы знаете, какой тип почвы вы использовали — надеюсь, чистую и богатую питательными веществами — и как вы обращались с растениями по мере их роста, с большим количеством солнечного света и без химических пестицидов.Пища, которую вы выращиваете, — это еда, которую вы можете есть с удовольствием, не только с точки зрения вкуса и питательной ценности, но и как предмет гордости!

     

    4) Садоводство — это психотерапия.

    Когда вы ухаживаете за землей и ухаживаете за ней, вы (скорее всего) находитесь на открытом воздухе, наслаждаетесь бризом и чувствуете прохладную землю в своих руках, буквально соединяясь с землей, что само по себе является терапевтической связью. Вы слышите щебетание птиц и шелест деревьев, как будто слушаете релаксационную кассету или видео.И, возможно, лучше всего то, что вы получаете дозу укрепляющего здоровье витамина D, который также отлично подходит для иммунитета, настроения и здоровья кишечника! Чтобы узнать больше о силе грязи, взгляните на The Dirt Cure от доктора Майи Шетрит-Кляйн.

     

    5) Садоводство помогает читать.

    Еще одна вещь, которая делает садоводство таким сказочным миром, в который хочется погрузиться — вы можете заниматься им, не зная всего, или вы можете углубиться и изучать его вечно, всегда узнавая о новых методах и интересных вещах, которые можно выращивать и получать удовольствие.Все эти знания полезны для вашего мозга!

     

    Мне нравится считать себя исследователем почвы, и еще одна из моих любимых книг — « Скрытая половина природы » Дэвида Монтгомери и Энн Бикл. Это прекрасное летнее чтение, которое вдохновит вас на то, чтобы связаться со всеми своими микробными друзьями глубоко в грязи.

     

    До встречи в саду!

     

    Присоединяйтесь к Кэти Мадонне Свифт вместе с Марком Хайманом, доктором медицины, Джеймсом Гордоном, доктором медицины, Робинн К. Чуткан, доктором медицины, Синди Гейер, доктором медицины, Кэтрин МакКонки, Авивой Ромм, доктором медицины, и Дональдом И.Абрамс, доктор медицинских наук, за свою программу «Пища как лекарство для женского здоровья» с 15 по 20 октября 2017 г. в 1440 Multiversity. (Врачи, которые хотели бы получить CME, могут зарегистрироваться здесь.)

     

    Кэти Мадонна Свифт, MS, RDN, является директором по обучению широко известной программы профессионального обучения «Пища как лекарство» Центра медицины разума и тела. Она также является соучредителем Академии интегративного и функционального питания, всеобъемлющей онлайн-программы питания для медицинских работников.Кэти стала пионером инновационных программ питания в оздоровительных курортах Canyon Ranch Health Resorts, Центре йоги и здоровья Крипалу и UltraWellness Center доктора Марка Хаймана, и сегодня она продолжает консультировать все три организации. Она является автором двух книг о здоровье пищеварительной системы, в том числе «Внутренний тракт: руководство по хорошему кишечнику для отличного пищеварительного здоровья» и «Быстрая диета: 4 недели, чтобы исправить живот, похудеть и избавиться от вздутия живота». Свяжитесь с Кэти на сайте www.kathieswift.com

     

    Рассказ Остина Смита «Curio» — Институт Черной Земли

    . На Морской дамбе опубликованы стихи, рассказы и другие произведения многих авторов. Для оригинальной статьи.


    И вот оно, то, что мальчик искал. Он не знал, что это будет, только то, что оно будет там, где он копал. Из всех мест на ферме, где он мог копать, он выбрал то место, где когда-то была клумба, а теперь превратилось в заросший сорняком вал, отмеченный плоскими плитами известняка, опоясывающий ствол любимого им клена для вертолета. семена, которые он прял осенью.Сейчас была ранняя весна. Он мог видеть за холмом изумрудную дымку в верхнем ярусе леса. Он использовал одну из ржавых садовых лопаток, у которой не было ручки, которую его мать купила несколько весен назад. Единственный раз, когда мастерок выбрался из садового сарая, был в его руке. Казалось, что еще год сад будет лежать под паром. Земля, которую его отец открыл для нее однажды, проведя плуг через двор за один проход, словно плеть зажившей ветки, была закрыта травами, которые постоянно давали семена и сеяли сами себя. Мальчику предстояло вскрыть землю, хотя бы этот мельчайший ее клочок, чтобы найти…

    Это. Черный кот размером с его большой палец. Там, где отломилась передняя правая ножка, фарфор блестел, как мокрый. Конечно, это было то, что он нашел. Он никогда не видел его раньше, никогда не представлял себе, но он, несомненно, был здесь, покалеченно балансируя на его ладони. Несмотря на свою крошечность, его вес удивил его. Он словно хотел вернуться в землю, из которой он его вытащил. Он выпустил изо рта длинную блестящую прядь слюны, которой он очистил ее от грязи, чтобы сделать ее своей.

    На ферме были десятки кошек, и эта казалась квинтэссенцией их кошачьей природы, Ур-кот, которому все они поклонились перед тем, как начать лакать молоко у своей миски за дверью молочного домика. Он подумал, что этот предмет должен быть для кошек тем же, чем для него было распятие в кухонном ящике. Если бы он нашел корову, у него были бы те же мысли о ее отношении к стаду. Может быть, это была корова. Но нет, этого не может быть. Уши были безошибочно узнаваемы, крошечные палатки раскинулись на бугорке головы.Никто, пытаясь сделать корову, не дал бы ей такие уши.

    Он встал с черной кошкой на ладони. Блеск, который он ненадолго принял, намазанный его слюной, потускнел. Он направился к дому, чтобы сполоснуть его в раковине. Он хотел показать матери, но это был один из тех дней, когда она после завтрака поднималась наверх и делала из своей кровати нечто вроде гнезда, спускаясь только для того, чтобы снова вскипятить чайник и налить себе чая.

    По пару, который все еще выдыхал чайник, он понял, что она только что спустилась.Он держал кошку под краном, стараясь не уронить ее в канализацию. Он вытер ее кухонной тряпкой, отодвинул один угол скатерти и поставил ее на стол, но из-за отсутствия передней правой ноги в сочетании с тяжестью головы она наклонилась вперед, так что задняя левая нога встал, как у писавшей собаки. Он пробовал ставить его в разные положения, то на бок, то на спину. Он идеально балансировал на кончиках ушей и носа, как будто именно так он и должен был стоять.Когда он исчерпал все возможности, он поднялся по ступенькам, чтобы показать ей.

    В эти утра, когда она поднималась наверх после завтрака, она не была недоступна. Если бы он захотел, то мог бы залезть к ней в постель, где она лежала бы и читала одну из тех книг, от которых слабо пахло библиотекой, желтым запахом, который напоминал ему о старушках, которые там работали. Иногда мать тихонько читала ему, но то, что происходило в книгах, было скучно: люди со странными именами вставали, садились и шли в одну комнату, потом в другую.Его младшая сестра лежала в кроватке у окна, но он интересовался ею не меньше, чем книгами, которые читала ему мать. Она была просто люмпеном, который время от времени кричал, требуя внимания его матери. Время от времени его приглашали подойти поближе и повидаться с сестренкой, поговорить с ней, но поговорить было не с кем: только красноватое осунувшееся лицо и никогда не встречавшиеся с ним глаза.

    Сегодня, когда он вошел в комнату, чтобы показать маме кошку, она сидела за письменным столом у окна и писала, ее чай все еще дымился и заваривался, а чашка стояла на книге, которую она не читала, и которая она вернется в библиотеку, покрытую слабейшими кольцами.

    Он знал, что она его услышала, по тому, как она слегка повернула голову, как будто узнавая его, но она пыталась закончить предложение, которое с трудом могла написать, когда он вошел. Она писала письмо человеку, который когда-то жила в этом доме за много лет до нее. Это было письмо сочувствия. Она видела в номере стандарта Перл-Сити некролог жене этого человека. Он был наемным работником на этой ферме, давным-давно, в 60-х годах. Ее тесть был тогда молодым человеком.Она даже не была уверена, что ее муж еще не родился. Накануне вечером, когда он вышел из амбара, она встретила его у дверей и сказала: «Джон? Миссис Микельсон умерла.

    Ее муж какое-то время безучастно смотрел на нее, прежде чем это осозналось. Затем он уважительно кивнул и наклонился, чтобы развязать ботинки.

    — Завтра я напишу мистеру Микельсону, — сказала она. — Полагаю, он все еще в Сент-Винсенте.

    Она постояла немного, ожидая, что он что-нибудь скажет, но он был так же тих, как и в тот вечер, когда она сказала ему, что Микельсоны заглянули в гости.Джон не был сентиментальным человеком. Даже на похоронах отца он держался стоически, подходя к похоронам так же, как он подходил к полевым работам. Насколько ей было известно, у Микельсонов не было детей. Она не была уверена, что у них вообще осталась хоть одна семья, а это означало, что она могла быть единственной, кто оплакивал смерть старухи и выражал сочувствие старику. Отсюда и это письмо, которое она изо всех сил пыталась закончить в течение последнего часа. Она уже отказалась от трех попыток. Они лежали у ее ног, сморщенные, как мозги, ее синий почерк то и дело врывался в трещины.

    Перед тем, как приступить к этой последней попытке написать письмо, она подошла к кроватке, чтобы проверить Тессу, и закончила тем, что наблюдала, как Аден копается в старой кровати, окруженной кленом, кровати, в которой она намеревалась посадить несколько тюльпанов. лампочки к настоящему времени. Она видела, как он опирался на лодыжки, изучая что-то балансирующее на ладони, и предположила, что это был черепок или дробовик. Таких валялось много, хотя оружия у них никогда не было.

    Теперь он стоял позади нее, ожидая, когда она обратит на него свое внимание, но она была полна решимости закончить это предложение, прежде чем позволить ему показать ей, какую банальную вещь он нашел.

          Я так рад, что у меня была возможность встретиться с вашей женой, когда вы вдвоем вышли на ферму в тот день, и я только хочу…

    Чего она только желала? Предложение было идеально сформировано в ее уме еще до того, как вошел Аден. Теперь она боялась, что закончить его будет невозможно, а это означало бы начать письмо еще раз. Она сделала глоток чая, и, обжегши губы, до нее дошло, что не так в этой фразе. Она хотела сказать, что ей только хотелось бы, чтобы они с миссисУ Микельсона было больше времени, чтобы узнать друг друга. Но ничто не помешало ей поехать в город и навестить ее в доме престарелых Святого Винсента. Миссис Микелсон пригласила ее навестить ее, чтобы она могла показать ей несколько старых фотографий дома. Но Клэр так и не приняла ее приглашение. Какие бы сочувствия она ни выражала мистеру Микельсону, только облегчал тот факт, что она никогда не ездила в город, чтобы навестить его жену.

    Она попыталась вспомнить, каким летом побывали Микельсоны.Должно быть, это было два лета назад, потому что Тесса еще не родилась. Да, подумала она, потому что это было лето, было так жарко и засуха была такой сильной, что Джон фактически начал ездить в церковь посреди недели, чтобы посидеть в одиночестве на скамье. Она бы никогда не узнала об этом, если бы однажды утром, когда они завтракали в «Двух орлах», незнакомый ей мужчина не остановился у их столика и не сказал: «Ну, Джон, я слышал, ты сидел в Нашей Леди фермера молится о дожде. Вы могли бы попробовать другой язык, — и она видела, как лицо Джона покраснело больше, чем кетчуп.

    Микельсоны вышли как раз в самую сильную жару, когда было совсем скверно. Только после того, как спала жара, Джон согласился сбегать в Sears и купить кондиционер, как раз тогда, когда он им больше не был нужен. В тот день было так жарко, что качающиеся вентиляторы, стоявшие в углах комнат и качавшие головами, только и делали, что разгоняли жар, поэтому она оттащила голубой детский бассейн в тень и наполнила его из шланга, вышла из известнякового фундамента дома и посадила Аден в воду, пока она болтала в ней ногами и пыталась читать.Книга называлась Итан Фром. Она бы не вспомнила, что это за книга, если бы не тот факт, что снег и холод романа давали такой контраст дневному зною.

    По этому переулку никто никогда не подходил, поэтому она была удивлена, когда услышала хруст гравия под шинами. Большинство посетителей шли по переулку неуверенно, боясь опуститься на травянистую средину, которая поднималась по мере того, как колеи размывались, но маленький серебристый «Бьюик» подъехал с авторитетом людей, которые когда-то жили здесь и которые никогда не перестанут думать о место столько их, как кто-либо еще. Микельсоны долго вылезали из машины, как молодая пара с ребенком на заднем сиденье, и брели по дорожке так спокойно, как будто их позвали. Их взгляды были прикованы к входной двери, что дало ей время понаблюдать за ними. Их типы телосложения не могли быть более разными. Миссис Микельсон была невысокой пухлой женщиной в розовом платье и телесных чулках, в руках у нее была кастрюля, покрытая фольгой. Ее муж был высоким и долговязым, хорошо одетым в черные брюки и белую рубашку, и ходил, сложив руки за спиной, глядя в землю, как человек, раздумывающий, купить или не купить землю, по которой он идет.

    Не желая их спугнуть, она поздоровалась как можно слаще, но они все равно подпрыгнули.

    – Мы вас здесь не видели, – сказала миссис Микельсон, внезапно поправившись и перейдя двор к ней. — Мы привыкли сидеть под этим деревом в такие жаркие дни, не так ли, Мик?

    «Это был тот, не так ли?» — пробормотал ее муж, указывая на клен, под которым раньше копал Аден.

    — Приятно познакомиться, — сказала женщина, балансируя кастрюлей на одной ладони и протягивая другую руку, как будто Клэр должна была знать, кто они такие. Когда женщине стало ясно, что нет, она сказала: «Мы Микельсоны. Мик работал наемным работником у Боба. Мы жили здесь с 1963 по 1967 год».

    «68», — сказал мистер Микельсон тоном человека, всю жизнь обижавшегося на свою жену. Он еще не поднял глаза, чтобы встретиться с ней. Весь его вид был как у человека, которого тащили против его воли.

    «Конечно! Я так много о вас слышала, — сказала Клэр, хотя это не обязательно было правдой.Она знала, что за эти годы было несколько наемных рабочих, прежде чем ее муж стал достаточно взрослым, чтобы сделать наем помощников ненужными расходами. Их имена были нацарапаны столярным карандашом на дверных косяках чуланов и перочинными ножами под навесом камина. Она не могла припомнить, чтобы видела имя Мик, но подумала, что, возможно, он назвал свое имя.

    — Джон за холмом, на главной ферме, — сказала она, хотя ей казалось, что миссис Микельсон больше интересует дом, чем ее муж.

    «Мы рассчитывали, что в этот час он будет в сарае. А это кто?» — сказала миссис Микельсон.

    «Скажи им свое имя, Аден».

    Аден только что узнал, что это его имя, но он не стал его произносить, слишком смущенный тем, как миссис Микельсон наклонилась и уставилась на него.

    «Хороший способ сохранять хладнокровие, не так ли?» — сказала миссис Микельсон, касаясь воды подошвой туфельки. Аден был голый, а Клэр не удосужилась принести полотенце на улицу, не ожидая никакой компании.

    «Понаблюдайте за ним минутку, пока я сбегаю внутрь и возьму полотенце?» — спросила она у миссис Микельсон. «Я думаю, что он здесь уже достаточно долго. Он начинает сморщиваться, как изюм».

    «Ты присмотришь за ним, Мик?» — сказала миссис Микельсон. «Мне нужно положить этот персиковый коблер в холодильник, чтобы он не испекся дважды в такую ​​жару».

    Клэр собиралась предложить занести его внутрь себя, но могла сказать, что миссис Микельсон использовала предлог, чтобы держать сапожника в прохладе, чтобы проникнуть в дом. Когда они шли к крыльцу, миссис Микельсон удивила ее, взяв ее за руку, словно они были старыми друзьями. Она оглянулась на мистера Микельсона, который стоял там, где они его оставили, и смотрел на Адена, который смотрел вверх, завороженный солнечным светом в листве.

    «Невероятно, как все выглядит одинаково и в то же время так по-разному».

    «Да, я понимаю, что вы имеете в виду».

    «Дорогой мой, я думаю, вы слишком молоды, чтобы понять, что я имею в виду», — сказала миссис Микельсон.«Когда ты будешь таким же старым и медлительным, как я, ты поймешь, о чем я говорю».

    Когда они подошли к крыльцу, она снова повернулась. Уверив, что мистер Микельсон присматривает за ним, она сказала: «Я просто побегу наверх и возьму это полотенце. Вы знаете, где находится кухня», на что миссис Микельсон ответила: «О, я знаю. Я точно знаю, где находится кухня. Большую часть времени, которое мы здесь прожили, я проводил на этой кухне».

    В своей спальне, комнате, где она сейчас лежала, вспоминая, она сняла полотенце с полки в шкафу, просматривая дверной косяк в поисках имени Мик . Когда она спустилась вниз и вышла на крыльцо, мистер Микельсон шел к дому, неся Адена, держа на вытянутых руках голого мокрого мальчика, как будто не желая намочить его туфли.

    — Он чуть не опрокинулся, — выкрикнул он сдавленным голосом, как у мальчика, чей голос вот-вот изменится. Его рубашка была мокрой после того, как он поднял его из воды, и там, где она прилипла к коже, просвечивал бледный цвет его плоти.

    — Все в порядке, — сказала она им обоим, завернув Адена в полотенце и покачиваясь вместе с ним, чтобы успокоить его.Появилась миссис Микельсон и спросила: «Что случилось?»

    — Пора уходить, — просто сказал мистер Микельсон.

    — Похоже на то, — сказала миссис Микельсон. «Мне нравится то, что ты сделал с домом. Вы внесли несколько прекрасных улучшений, не изменив его основной характер. Не хочешь отправиться на экскурсию, Мик?

    «Идите и осмотритесь», сказала Клэр, давая разрешение, которое, как полагала миссис Микельсон, она уже имела.

    Она сидела на крыльце с Аденом, который все еще плакал, но молчаливым, угрюмым видом детей, забывших, почему они вообще начали плакать. Его кожа была холодна, как рыба, покрытая скошенной травой. Когда Микельсоны уходили, она давала ему теплую ванну, несмотря на жару. Она сидела на качелях на крыльце, качала его и ждала, когда вернутся Микельсоны, как будто они жили там, а она была в гостях. Когда она как раз собиралась войти внутрь и проверить их, они вышли на крыльцо, неся тарелки с кобблером, вилки и салфетки. Она предложила приготовить кофе, но миссис Микельсон сказала, что кофе после полудня не дает им спать всю ночь.

    «Мы пинаем друг друга, как пара старых ослов, не так ли, Мик?»

    Пока они ели свой сапожник, миссис Микельсон говорила о том, как выглядел дом, когда они жили в нем, и именно тогда она предложила показать Клэр фотографии, если она захочет зайти в Сент-Винсент в гости и поиграть. Юкр. И именно тогда она пообещала ей, что так и будет.

    – Послушай, Мик, – сказала миссис Микельсон, когда они закончили свой сапожник. «Фундамент еще стоит.Давай прогуляемся и посмотрим».

    — Слишком жарко для меня, — сказал он. — Думаю, я просто сяду прямо здесь и закрою глаза.

    «Прогулка, Клэр?»

    Она согласилась, думая, что выход на улицу с миссис Микельсон может стать первым шагом к тому, чтобы уговорить их уйти. На самом деле ей не хотелось таскать Адена с собой в жару, но и оставлять его снова с мистером Микельсоном ей тоже не хотелось. Итак, завернув его в полотенце, она последовала за миссис Микельсон на улицу и через двор к тому месту, где стоял старый сарай.

    Это была одна из тех руин из прошлого фермы, о которых она часто думала, но которые Джона совершенно не интересовали, так как он был слишком занят настоящим фермы. Иногда по вечерам она заходила в фундамент просто для того, чтобы насладиться ощущением того, что ее окружают старые известняковые стены. Она знала, что это был след массивного амбара, который когда-то стоял здесь, больше, чем амбар за холмом на главной ферме, но до того, как миссис Микельсон упомянула о пожаре, она никогда не знала, что он горел.Она решила, что он только что упал.

    Фундамент был зарыт в холм, который казался рукотворным. Там, где раньше был дверной проем, в стене была щель. Прежде чем пройти через нее, она обернулась и увидела мистера Микельсона, сидящего на крыльце, его длинные ноги были вытянуты прямо, как ножки бельевой прищепки. Он был слишком далеко, чтобы она могла видеть, закрыты его глаза или открыты, но ей казалось, что он наблюдает за ними.

    Как только они оказались внутри, миссис Микельсон сказала: «Я никогда не забуду ту ночь, когда он сгорел.Я проснулась от его света. Было светло как днем. Я помню, как дотронулся до оконного стекла, и оно было горячим на ощупь. Мик уже был здесь, пытаясь бороться с ним, ведро за ведром.

    Она собиралась сказать, что в ту ночь не могло быть жарче, чем днем. В тот час не было тени. Вам пришлось бы лечь на фундамент, чтобы найти хоть что-то. Сорняки, выросшие в стенах фундамента, сморщились, головки кружев королевы Анны свисали с их стеблей, как свадебные платья, которые вы видите в комиссионных магазинах.Клэр не могла понять, как это терпит миссис Микельсон. Она накрыла голову Адена полотенцем, пытаясь и защитить его от солнца, и дать понять миссис Микельсон, что слишком жарко, чтобы стоять там с малышом, но миссис Микельсон, казалось, все еще вспоминала ночь пожара. .

    «Как все началось?» — спросила Клэр, чтобы подвести размышления миссис Микельсон к какому-то выводу.

    «Ой, как всегда начинаются пожары. Некоторые дети играли на газоне со спичками.Мик видел, как они бежали по тому водному пути. Он попытался преследовать их, но запыхался. Между нами говоря, я думаю, что Боб всегда думал, что это Мик начал это. Тогда он был небрежен с сигаретами».

    Она никогда не слышала, чтобы Боб или Мэри говорили что-нибудь о наемном работнике, разжигающем пожар в сарае. Она могла подумать, что это всплывет на одном из марафонских разговоров на крыльце, на котором председательствовала ее свекровь.

    «Да, после пожара Боб и Мик никогда не ладили друг с другом», — сказала госпожа.— сказал Микельсон. «Я не думаю, что Боб когда-либо зашел так далеко, чтобы обвинить Мика в том, что он начал это, но это было в воздухе. Мы съехали, когда обломки еще дымились».

    – А куда вы двое тогда переехали?

    «Потом мы пошли работать к Эберхардту, вон там, у заповедника. Но это длилось всего год. Мик устроился ночным сторожем в Microswitch, и мы переехали в город».

    «Миссис. Микельсон, мне очень жаль, но мне нужно зайти внутрь.

    «Не правда ли, тепловато?»

    Когда через щель в фундаменте стало видно крыльцо, она увидела, что г.Микельсон ушел. Она предположила, что он пошел в дом за водой или в туалет. Но его не было в доме. Он ходил вокруг клена, сцепив руки за спиной, ища то самое, ради чего Аден вырастет. Он был уверен, что маленькая кошка должна быть где-то там. Он отчетливо помнил, как он попал в ствол и срикошетил, но не мог вспомнить, в каком направлении. Он бросил его так сильно, как только мог, с намерением разбить его о кору, а это означало, что он мог улететь довольно далеко.Он ненавидел его за то, что после этого его мальчик нырнул в бак с водой. Он, конечно, никогда не мог этого доказать. Когда он нашел его, то понял, что, возможно, он был в кармане мальчика, когда он упал, и что он выпал, когда он был в воде, когда коровы на скотном дворе равнодушно наблюдали за ним, жуя свою жвачку. Но мысленно мистер Микельсон всегда видел, как кошка скачет по краю резервуара и падает в него, а мальчик наклоняется к забору, чтобы попытаться схватить ее, прежде чем она исчезнет.

    Обнаружив кошку на земле, где они опрокинули танк, он понес ее в кулаке к дому, намереваясь показать ей, чтобы обвинить ее в том, что она позволила ему поиграть с одним из ее глупых диковинок в первое место, но, чтобы не использовать его против нее, он остановился прямо перед ступеньками крыльца и швырнул его в дерево. А несколько недель спустя, когда он обнаружил, что вымещает свой гнев на жене, он обратил свое внимание на сам сарай.Ему надоело ходить в предрассветной тьме и видеть, как оно стоит там, затмевая звезды. Он выдумал мальчишек, бегущих вверх по реке, их спичечные коробки, свет пламени на их лицах, мириады соломенных фитилей, а потом поверил в свое изобретение, так что, когда он рассказывал эту историю, он сам был убедил его, если никто другой не был.

    Он взглянул туда, где стоял сарай, но не увидел ни жены, ни той безответственной женщины, которая оставила своего единственного ребенка сидеть в воде так глубоко, что можно было бы утонуть с совершенно незнакомым человеком.Мальчик не упал, как он утверждал. Он просто не мог вынести ожидания, что вот-вот появится, и поэтому вытащил его.

    Решив, что они скоро вернутся, как бы ни было жарко, он опустился на четвереньки и начал пальцами сгребать грязь и сухие листья, нащупывая их форму. Он сам выкопал и устроил эту грядку, поощряя колокольчики, свой любимый цветок, но он был одичал. Эта небрежность делала более вероятным, что фарфоровый кот все еще был там, и затрудняла его поиск.Его пальцы подняли желуди, осколки известняка, патроны для дробовика, когда он стрелял по мишеням, прибитым к деревьям. Он думал, что его будет достаточно легко найти, но теперь, стоя на четвереньках, он знал, насколько это безнадежно. Когда он снова взглянул вверх, они возвращались. Он подошел и вымыл руки в детском бассейне, испачкав неестественно голубоватый цвет воды.

    Когда они вернулись в маленький серебристый «бьюик», миссис Микельсон спросила: «Вы его нашли?»

    — Нет, — сказал ее муж, скрестив руки на груди.

    Клэр скомкала листок бумаги и бросила его на пол вместе с остальными. Она повернулась к Адену, готовая теперь уделить ему все свое внимание. Он протягивал руку, грязную от копания. Она взяла то, что он протянул ей между большим и указательным пальцами, словно ежевику, спрятанную глубоко среди шипов.

    «Где ты это нашел?» — спросила она, хотя знала ответ.

    Он пожал плечами. Теперь, когда он нашел его, он потерял к нему интерес. Он подошел к кроватке, чтобы посмотреть на сестру.

    «Обязательно вымойте руки, прежде чем прикасаться к ней».

    Он держал руки за спиной.

    Она подняла вещь до позднего дневного света. Сначала она подумала, что это камень или кусок стекла, но потом поняла, что у него есть форма. Это был кот из черного фарфора. Она снова посмотрела на Адена, как будто он мог рассказать ей об этом больше, но его уже не было. Она попыталась поставить его на стол, но он продолжал опрокидываться. Она положила его на бок.

    Она начала новый черновик своего письма мистеруМикельсона, и на этот раз все прошло гладко. Она написала, что с сожалением узнала о смерти миссис Микельсон, затем написала о дне, когда они побывали у Микельсонов, о жаре, о том, насколько хорош был сапожник (хотя она не могла припомнить, чтобы ему это нравилось), о прогулке, которую они с миссис Микельсон взял. Она поблагодарила мистера Микельсона за то, что он пришел навестить их, и извинилась за то, что так и не воспользовалась любезным предложением миссис Микельсон показать ей старые фотографии дома.

    Она сложила письмо и сунула его в конверт.Проведя языком по липкой полоске, она сунула фарфорового кота вместе с письмом, но ей не понравилось, что конверт получился комковатым. Кто знал, какие мысли может вызвать в воображении такая шишка. Поэтому она вытащила кошку и положила ее на бок поверх стола, ориентированная, как и все кошки, смотреть в окно.

     

    Запачкать руки — ИЮНЬ

    Запачкать руки — ИЮНЬ

    Почему садоводство полезно для души

    Мой сад — мой самый красивый шедевр.

    –  Claude Monet

    Поскольку погода продолжает теплеть, а земля медленно оттаивает, мы начинаем думать о том, чтобы выйти на улицу и подготовить наш сад к лету.

    Каждый год мы любим сажать как здоровую зелень для еды, так и цветы, чтобы украсить наш двор.

    Но садоводство — это больше, чем просто веселое хобби. Это также способ уменьшить стресс и облегчить беспокойство. И в то время, когда большинство наших планов на лето начинают сильно отличаться из-за Covid-19, мы думаем, что преимущества садоводства могут дать столь необходимую передышку от ежедневного стресса неизвестности.

    Одно из главных преимуществ испачканных рук в саду — это просто процесс испачкания. Доказано, что бактерии, живущие в грязи, повышают уровень серотонина, просто вдыхая запах. А кто не любит запах свежей земли?

    Повышение уровня серотонина может помочь уменьшить тревогу, и, конечно же, свежий воздух уже давно рекламируется как простое средство от всевозможных недугов.

    Другим очевидным преимуществом занятия садоводством является возможность выращивать что-то и получать опыт выращивания овощей и ухода за ними.По нашему опыту, нет ничего более приятного, чем свежая морковь прямо с грядки, маринование домашней фасоли или сбор тыквы с лозы, когда лето переходит в осень.

    Конечно, не у всех есть место для выращивания обширного огорода, но даже на небольшом участке, в подоконнике или в контейнере можно выращивать травы, специи, зеленый лук или зеленый лук. Простым продуктам питания на кухне не нужны обширные сады для выращивания и удовлетворение от вашего урожая, независимо от того, насколько они могут принести чувство удовлетворения, которое просто не может сравниться с походом в продуктовый магазин.

    Наконец, работа в саду в течение лета придает вашему двору или открытому пространству смысл и может принести чистое удовольствие от простого выхода на улицу. Посадка цветов или огород привнесет в ваш двор ощущение жизни и роста, а также позволит использовать пространство для практичного и красивого роста.

    Мы обнаружили, что работа, которую мы проводим в нашем саду, побуждает нас проводить больше времени на открытом воздухе, получая свежий воздух и солнечные лучи, в которых мы так отчаянно нуждаемся.

    Хотя неопределенность характеризует нашу жизнь прямо сейчас, одно мы знаем наверняка: посадка семян в почву позволяет им расти и дает нам столь необходимый отдых от повседневных жизненных стрессов.

    Удачного садоводства!

    Присоединяйтесь к нашей истории в Instagram

    НАСЛАЖДАЙТЕСЬ БЕСПЛАТНОЙ СТАНДАРТНОЙ ДОСТАВКОЙ ПО КАНАДЕ И США ПРИ ЗАКАЗАХ НА СВЫШЕ 50$* Закройте

    «Украина» Артема Чапея

    Так мы стояли и дули друг другу на пальцы до пятнадцати минут спустя он подъехал на пятнадцать метров. Ее лицо вспыхнуло на морозном воздухе. В фургоне наше дыхание тоже превратилось в пар. Мы заплатили водителю, который проворчал: «Это остановка». Она тихонько хихикнула и прошептала мне на ухо: «Это Украина.

    Обычно она смеялась быстро, хотя иногда и с черным чувством юмора. Например, однажды в Хотине мы по ее подсказке делали селфи перед магазином «Похоронные принадлежности и аксессуары». Она звонким смехом сказала, что это тоже Украина.

    Когда автобус остановился на трассе севернее Ровно и влезла старушка, в тулупе которой пахло сеном и коровами, народ воротил нос, не понимая, что эта старушка и есть Украина.Официальный фольклорный китч — эта стереотипная женщина с ниспадающими из волос лентами, держащая хлеб-соль на традиционно вышитом полотенце — это фальшивка, а вот ветхая мозаика на въезде в село, изображающая украинку с лентами в волосах — только глаза нет — вот это Украина. Украина – это еще и романтика заката. Недостроенный бетонный дом на окраине Каменца-Подольского. Бездонное пурпурно-зеленое озеро в затопленном карьере в Кривом Роге, на которое вы смотрите с высокой груды коренных пород, со страхом наблюдая, как минутный пловец медленно делает брасс, держась над невероятной глубиной озера на предательская пленка водной глади.Это медленное разрушение посеревшего от дождей доминиканского собора во Львове и выцветшие белые штукатурки советских пионеров с опущенными рожками в Кременце, в ущелье между складками гор, нежданные среди всех полей, заросших увядшей травой. Заброшенный пионерлагерь под Мариуполем, где мы сидели на ржавых качелях с термосами в руках, с видом на Азовское море, которое шелестело льдом, слой за слоем выталкивая прибой на берег. И даже в Киеве — серая многоуровневая бетонная развязка на Выдубичском транспортном узле, обрамленная дымовыми трубами ТЭЦ, изрыгающими густой густой дым в синее небо.

    Мы были странниками: мы скользили по поверхности и часто видели Украину сквозь запотевшие окна. В последние годы она лечилась летом, и тогда мы не могли путешествовать. Вот почему поездки, которые я обычно помню, были поздней осенью или очень ранней весной, когда страна представлена ​​в палитре серого, ржавого, блекло-желтого и бледно-зеленого цветов. Это невообразимо красиво. Боковые дороги по аллеям тополей или берез, едва петляя по холмам, ведут в места, где вы не были и не бываете, и так и хочется остановиться, вылезти из автобуса и поехать — собственно пойти — в те места, где вы не были и не посещаете.

    Однажды я задремал, прислонившись головой к шляпе к запотевшему стеклу, а когда проснулся, то увидел в окно, прямо у дороги, большие, как бы металлические волны, застывшие во времени.

    «Это резервуар?» Я спросил ее. «Где мы?»

    Она тихонько засмеялась и погладила меня по виску.

    «Протри глаза».

    Застывшие во времени волны оказались большими насыпями перепаханного чернозема.

    Однажды, ночью, за полосой леса, голого в ноябре, ехал трактор с четырьмя ослепляющими фарами, двумя на бампере и двумя над кабиной, и эта деталь показалась мне почему-то особенно романтичной, но все же несколько загадочно.В другой раз водитель микроавтобуса остановился в кафе посреди леса, кажется, возле Чуднова. Кафе было обнесено стеной из бревен, заостренных сверху, как карандаши, с вырезанными на них устрашающими, продолговатыми, гребенчатыми лицами казаков с большими серьгами. Это был трэш и китч, но это была Украина. Ночь стояла морозная, и над лесной дорогой чернела усыпанная звездами даль.

    Я думаю, усталость тоже повлияла на наше восприятие в этих поездках. Мы недосыпали, и все казалось нам немного нереальным и одновременно сверхреальным.Размытые объекты и люди проступали сквозь туман, становясь отчетливее по мере приближения. В тишине, с разделяемой болью и восторгом, мы вдвоем могли проводить целые минуты, наблюдая за каплей, стекающей по другой стороне стекла. Даже тогда она поддавалась перепадам настроения, которые отражались и на мне. Помнится, однажды другие люди в автобусе бормотали: «Старкон, Старкон. Мы направляемся к Старкону. В этом слове было что-то космическое, футуристическое и сыровато-таинственное. Когда через час это оказался Староконстантинов, она почему-то разочаровалась, надулась и ушла в себя.В течение следующего часа все казалось ужасным. В Старконе позади нас сели двое молодых людей, от которых пахло алкоголем. Все пассажиры были серы в полумраке салона и качались, как мешки, на ухабистой дороге; никто не улыбался. Потом вдруг один из пьяниц позади нас начал рассказывать другому про своего маленького сына.

    «Гляжу, а у него нос сопливит и плачет. Я ему говорю: «Открой рот, я посмотрю». Он показывает мне свой рот, а у него маленький боковой зуб, который, знаете, вылез в двух местах.Мне было так жаль его. «Бедный малыш!» — говорю я. И я начинаю его целовать, и хватаю его на руки. . . ».

    Автобус вдруг окунулся в любовь и красоту. Все люди, которые молча сидели, покачиваясь от движения автобуса, погруженные в свои мысли и свои проблемы, перестали быть серыми манекенами: внутри каждого из них, за маской усталости, была целая вселенная, гигантский космос. наполненный внутренними звездами, и она наклонилась и прошептала мне на ухо: «Люди прекрасны, даже если они этого не осознают.

    Иногда мы с ней отправлялись в походы выходного дня пешком. В первые годы, когда это еще было возможно. Под Южноукраинском, на половецкой могиле в степи, мы съели украденный арбуз. За Конотопом мы заблудились в излучинах Сейма; Выбравшись из грязи по пояс, мы вышли на хутор, и молодая женщина, муж которой уехал ловить рыбу на своей лодке, накормила нас вареным окунем и полентой, испещренной чешуей. И, когда мы ей заплатили, женщина попыталась отказаться, но у нее стали дрожать руки, потому что для нее это была огромная сумма денег.Пока это было еще возможно, мы поднялись на гору, возвышающуюся над Ялтой, и с километра вверх ясно увидели, что земля круглая: темно-синее море четкой дугой отделялось от бледного шара неба.

    Карикатура Эми Курцвейл

    Я ожидал, что во время наших первых поездок мы с ней будем постоянно заниматься любовью, особенно в полях или в укромных и красивых местах, таких как эта гора над Ялтой. И все же она почти всегда говорила: «Фу, мы грязные». Раз или два, во время перепадов настроения, она сама начинала заниматься любовью — как в транзитной гостинице на шоссе в болотах Полесья, где мы пугали дальнобойщиков, — но я быстро понял, что для нее наши поездки были совсем не об этом.Она ловила время, которое текло сквозь пальцы. Особенно в последние годы, когда ей требовалось все больше и больше процедур, а мы путешествовали все меньше и меньше.

    Я завидовал ее прошлому в США, ее учености, которая пришла не знаю откуда. Или, скорее, ее хаотичной эрудиции. Например, у нее была такая категория: «случайный факт». Мы могли бы ехать в черной повозке по заснеженному полю в захолустье, которое мы вдвоем называли «Каменкой-Знаменкой», и восхищались бы зеленоватым оттенком асфальта, когда , ниоткуда, в ответ на какую-то мысленную ассоциацию, она выпалила: «Случайный факт: когда умер Вольтер, родственники посадили его в карету, как живого.И вот так, казалось бы, живой труп повезли в отдаленный восточный край. Ты знаешь почему? Почту бить. Чтобы Церковь не успела отдать тамошнему епископу приказ, запрещающий захоронение Вольтера в освященной земле».

    Я завидовал ее прошлому в США, прошлому, от которого вспыхивали эти пароксизмы, а она, кажется, завидовала мне тем годам, которые она упустила в Украине. Я бы рассказал ей истории. Я рассказал ей о том, как в девяностых, будучи школьником, я вечно копался в наших огородах с родителями, потому что мы нажили к тому времени столько казенных участков, сколько могли обработать, от пожилых родственников и уехавших родственников. за границу на заработки — чтобы хоть как-то прокормить всех детей на зиму.Я рассказал ей, как зимой отключат электричество, и вся моя семья, одетая в толстые свитера, потому что даже газовое отопление было не таким уж теплым, будет собираться на кухне сначала у свечей, а потом у автомобильного аккумулятора. что папа купил, что позволяет лампочке излучать бледное свечение; и как в те кухонные вечера мама пекла лепешки с ложечкой варенья в газовой духовке или жарила на плите блины, которые мы ели с вареньем; и как тогда, конечно, я не понимала, что это будут самые счастливые воспоминания моего детства.

    Я ей рассказала, как мы с братом ездили на похороны дедушки из Киева. Я тогда жил в политехническом институте, недалеко от вокзала, а мой брат жил в общежитии в районе Выдубичей. Мы купили билеты на скромный поезд, который уходил в Радивилов посреди ночи, когда метро не ходило, поэтому мой брат пришел ко мне, чтобы быть в шаговой доступности от станции. Мы сидели-сидели, разговаривали, курили, но, когда вышли, оказалось, что мы опаздываем, и вот мы пробежали последний километр со всех ног, запыхавшись и вспотев, и вскочили на движущийся поезд, балансируя на животе на уже поднятых ступеньках.Кондуктор все это видел и ругал нас: «Тупые, вам бы ноги отрубить!» Я хотел рассмеяться от облегчения, но подумал, что смех неуместен. На похороны мы все равно опоздали, и, когда приехали в село Боратын, наш папа и соседи только что вернулись с кладбища и сидели за столом под старой грушей во дворе, уставленном дешевыми выпивка, дешевая копченая колбаса и домашние соленья. Они пытались заставить меня и моего брата выпить.Через минуту соседи уже рассказывали, как каждый из них был добр к покойному старику и что покойный кому обещал завещать. Наш папа, его сын, молча сидел за столом, а потом, ведя нас с братом в могилу, жаловался: «Тело еще даже не остыло, а наследство уже делят. Мне ничего не нужно, но по крайней мере не начинай передо мной».

    От Львова до Киева, снимки Украины военного времени

    Прошел месяц с тех пор, как 24 февраля Россия начала свою «специальную военную операцию», превратив Украину в зону боевых действий.На пути от польской границы до украинской столицы Киева FRANCE 24 встретила мирных жителей и солдат, внезапно погрузившихся в жестокий и кровавый конфликт.

    Все аэропорты Украины закрыты с начала войны, поэтому 11 марта мы пересекаем границу с Польшей автомобильным транспортом. После погранзаставы в Гребенном мы натыкаемся на первые блокпосты, где вооруженные украинские граждане следят за въездом и выездом транспортные средства и иногда проверяют их личности.До Львова осталось еще 70 километров, пока еще не затронутого конфликтом. Туда выведено большинство западных посольств.

    На вокзале этой «культурной столицы» Украины до сих пор видны таблички с надписью «бесплатные автобусы в Польшу», остатки сцен паники первой недели конфликта. Перед Национальной оперой семьи позируют для фотографий. Плакаты на стенах призывают граждан сопротивляться российскому вторжению. Алкоголь запрещен, а в 22:00 вводится строгий комендантский час.

    Из Львова в Киев

    По дороге в столицу на большинстве заправок есть топливо. По центру страны, украинскому «чернозему», житнице Европы до сих пор без проблем ездят грузовики и легковые автомобили. Подъезжая к Киеву, мы выезжаем на дорогу вдоль Днепра, великой реки, пересекающей Украину с севера на юг. Здесь пробок становится меньше, а проверки на блокпостах гораздо более строгие, так как местные жители опасаются проникновения российских агентов.Любое неизвестное лицо или транспортное средство считается подозрительным. Въезжаем в украинскую столицу. Бетонные блоки и противотанковые устройства перекрывают шоссе и пустынные проспекты.

    «Путин — дьявол»

    В воскресенье 13 марта столица просыпается в ледяной тишине. Несколько прихожан, несмотря на лютый холод, отправляются на мессу в   Михайловский Златоверхий монастырь. Имена и портреты украинских бойцов, погибших на Донбассе с 2014 года, местами украшают стены вокруг здания.Митрополит Епифаний, предстоятель Украинской Православной Церкви, рассказывает, что молился за тех, кого бомбят, за тех, кто находится в убежищах, и за спасение страны. Он повторяет, что президент России Владимир Путин — воплощение «дьявола» и что эта война — не что иное, как «противостояние добра и зла».

    Митрополит Епифаний, предстоятель Православной церкви Украины, совершает литургию в Киеве 13 марта 2022 года.© David Gormezano, FRANCE 24

    Ранее утром украинские власти объявили о том, что ночью была нанесена бомбовый удар по базе во Львове, где проходили совместные военные учения сил Украины и НАТО. Атакуя западную Украину впервые, российские войска демонстрируют, что они могут атаковать любое место в стране.

    «Завтра может не быть ни воды, ни электричества»

    В понедельник, 14 марта, на улицах Киева редкие прохожие стоят в очереди у аптек и единственных еще открытых супермаркетов.Встречаем Юрия, который смотрит на город с балкона своей квартиры на 13-м этаже. Его жена и дочь бежали в Швецию. Как и все мужчины в возрасте от 18 до 60 лет, Юрий может быть мобилизован в любой момент. Он объясняет, что «война будет долгой, потому что Путин ненавидит украинцев».

    Каждое утро Юрий выходит на террасу своего дома, чтобы убедиться, что Киев не пал перед русскими войсками. © David Gormezano

    В этой огромной башне на юге города осталось всего несколько семей.По данным властей, почти половина жителей покинула Киев. В другом районе столицы мы сталкиваемся лицом к лицу с Эдуардом, молодым человеком с чемоданом в руке и со слезами на глазах, который объясняет, что хочет во Францию.

    Эдвард покидает свой дом в Киеве, чтобы присоединиться к 3,5 миллионам украинцев, бежавших от войны. © David Gormezano, FRANCE 24

    На пороге дома, который он только что оставил, мы встречаем четырех женщин, ожидающих великой катастрофы, которая, по их мнению, не за горами: массированных бомбардировок или окружения города русскими войсками.Они спят в подвале. Наталья, чей напарник воюет в Мариуполе с украинской армией, признается в чувстве ярости, но не менее уверенности в том, что Украина выиграет войну.

    >> Киевляне затаили дыхание, когда российские войска вселяют в них страх и ненависть забастовки, как и накануне.Бывший чемпион мира в супертяжелом весе Виталий Кличко, мэр Киева, прибывает на место происшествия в пуленепробиваемом жилете на спине. «Это трудное и опасное время», — говорит он, когда пожарные заканчивают тушение пожара. В окружении журналистов и напуганных прохожих экстренные службы вытаскивают из здания четыре тела.

    Рядом несколько зданий повреждены мощным взрывом. Окна разбиты, а жители выбрасывают в окна мусор, мебель и разрушенные дверные рамы.На восьмом этаже пожилая дама Нина собрала чемодан и ждет, пока зять заберет ее из квартиры, ставшей непригодной для жилья.

    Нина, чья квартира была разрушена российскими обстрелами, надеется присоединиться к дочери в Польше. © David Gormezano, FRANCE 24

    Родилась в Санкт-Петербурге и была дочерью военного офицера времен Советского Союза. К России она испытывает только отвращение.«Я их ненавижу, это полчища дикарей. Теперь я чувствую себя украинкой», — говорит она. В Киеве действует 36-часовой комендантский час. жителям запрещено покидать свои дома, кроме как добраться до приюта.

    «У нас есть танки, артиллерия, боеприпасы». Украинская армия оказала им ожесточенное сопротивление, и в течение нескольких дней шли кровопролитные бои в приграничных с Киевом муниципалитетах, в частности в Ирпене, а также в Буче и Броварах.Мы направляемся в этот район к северу от столицы в четверг, 17 марта. 

    Наш военный эскорт просит нас не делать никаких снимков, которые могли бы показать точное расположение траншей, дотов и других линий обороны, через которые мы проходим. По пути мы обнаруживаем на обочине десятки пустых ящиков с противотанковыми ракетами, в том числе с американскими «Джавелинами», ставшими символами украинского сопротивления российскому вторжению.

    Битва за Киев: ФРАНЦИЯ 24 в составе украинской армии

    В конце дня украинские власти обвиняют российские войска в обстреле и разрушении Мариупольского театра, где укрылись от 500 до 1200 мирных жителей, в том числе много детей.Неделю спустя человеческие жертвы этой атаки остаются неизвестными.

    «Спешу на работу»

    В Киеве не прекращаются локальные взрывы. Но мало-помалу жители, кажется, привыкают к ожиданию и тревоге. В супермаркете сотрудники заняты раскладыванием полок. Среди них Галина рассказывает нам, что она «спешит» на работу, потому что давно знает «своих» клиентов, она им нужна и на работе она чувствует себя в большей безопасности, чем дома. В свои шестьдесят она говорит, что видела все это раньше и надеется, что мир придет.

    Подъезды к югу от города остаются открытыми для движения транспорта, и столица не страдает от нехватки продовольствия, за исключением хлеба, который трудно найти.

    >> «Мне нужно было найти способ поддержать свою страну»: дух сообщества поднимает боевой дух в Киеве компанию по производству красок в логистическую платформу для бойцов.

    >> Киевляне и бизнес координируют помощь и самооборону, поскольку бои охватывают пригороды

    После революции на Майдане в 2014 году и начала войны на Донбассе украинские ультранационалистические группировки вызывают подозрение на Западе и заклеймлены нацистами по России. Для Москвы само их существование оправдывает вторжение в Украину.

    Самая известная из этих группировок, «Азовский полк», интегрирована в украинскую армию и в настоящее время сражается с российскими войсками в Мариуполе.Мы встречаемся с Организацией украинских националистов (ОУН), тренируемся в лесах под Киевом под руководством Олега Магдыча, бывшего пастора, курирующего отряд молодых волонтеров.

    Украинские националисты призываются защищать Киев от российских войск

    Организация украинских националистов (ОУН), одна из нескольких националистических и ультраправых групп, участвующих в защите страны от российского вторжения.© Снимок экрана, ФРАНЦИЯ 24

    Взрыв Кремля с Томом Крузом

    По мере того, как погода становится теплее и начинается весна, встреча с небольшой театральной труппой быстро превращается в встречу друзей. Прежде чем столкнуться с трагедией и ужасом, необходимо пошутить и посмеяться. Русские «убивают» страну, и настало время для солидарности и борьбы до окончательной победы, говорят Алекс и его 30-летние друзья.История отношений между Украиной и ее соседом-агрессором усеяна трупами и зверствами, добавляют они, сожалея о том, что Европа раньше не увидела в России смертельную угрозу. Три недели войны окончательно уничтожили любую форму пацифизма.

    >> Крошечный англоязычный киевский театр, ставший арт-приютом, уходит на войну

    Покидая Киев

    В понедельник, 21 марта, столица просыпается под образы совершенно нового «Ретровилля» торговый центр полностью разрушен мощным российским ударом.Взрыв был слышен по всему городу и унес жизни по меньшей мере восьми человек, хотя неясно, были ли жертвы мирными жителями или солдатами. Российская армия утверждает, что фешенебельный торговый центр использовался как склад оружия и боеприпасов.

    Украинская столица уже несколько дней затаила дыхание и чувствует, что угроза все ближе. Перед выездом из города встречаем бывшего члена Иностранного легиона Франции и французскую военную медсестру, приехавшую в украинскую армию.

    Российско-украинский конфликт, за которым наблюдает весь мир, вызывает призрак третьей мировой войны. Со своей стороны, киевляне готовятся к новому 36-часовому комендантскому часу, разрываясь между страхом перед долгой грязной войной и убеждением, что Украина выдержит.

    Этот отчет был подготовлен с 11 по 21 марта 2022 года с участием Джеймса Андре, Джонатана Уолша, Алексея Гордеева, Натальи Парубочи и всех команд FRANCE 24. Он был адаптирован из оригинала на французском языке.

    Борьба за сдерживание русских на востоке Украины

    Они нервничали. Здесь, на самой ожесточенной линии фронта, российские авиаудары становятся все ближе, а грохот войны становится все громче. Непрекращающийся грохот артиллерийских обстрелов деревни в 10 милях от них эхом разносился по долине внизу, прерывая их молитву. «Мы не знаем, в кого или во что стреляют», — сказала 65-летняя Валентина, которая сказала, что слишком боялась назвать свою фамилию.

    Восточный регион Украины, известный как Донбасс, стал самым важным полем боя на данном этапе войны между российскими оккупантами и украинскими войсками, пытающимися защитить свою родину. По оценкам разведки, президент России Владимир Путин нацелился на получение полного контроля над этим регионом, выводя свои войска с окраин Киева. Аналитики полагают, что Путин передислоцирует здесь силы для нового наступления и в попытке сохранить лицо после унизительных неудач в других местах, подготовив почву для все более жестоких сражений за контроль.

    История продолжается под рекламой

    Районы контроля по состоянию на 1 апреля

    Источники: Институт изучения войны, Проект критических угроз AEI

    .

    Территории, удерживаемые Россией по состоянию на 1 апреля

    Источники: Институт изучения войны, Проект критических угроз AEI

    .

    Территории, удерживаемые Россией по состоянию на 1 апреля

    Сепаратист-

    контролируемая зона

    Источник: Институт изучения войны

    Журналисты Washington Post на этой неделе провели два дня, путешествуя по региону, приблизившись на шесть миль к наступающим российским военным частям.Они взяли интервью у украинских военачальников и солдат, местных чиновников в городах, подвергающихся все большему давлению со стороны российских бомбардировок, и перепуганных мирных жителей, чьи разрушенные дома, школы, церкви и предприятия внезапно оказались на переднем крае приближающейся войны.

    «Это как сон, я не могу поверить, что это происходит», — сказала 32-летняя Виктория Дебедёва, которая сбежала с сыном в это село в прошлом месяце, полагая, что сельский поселок будет безопаснее, чем соседний город Славянск. .«Сейчас нигде не безопасно, а русские с каждым днем ​​становятся все ближе».

    Пока она говорила, вдалеке прогремел еще один громкий взрыв. «Это российский авиаудар», — сказал украинский солдат, поспешно проезжая через небольшой городок. Его утомленные товарищи по борьбе увели его, шепотом упрекая за то, что он поделился информацией с журналистами.

    История продолжается под рекламой

    Война привела в этот район новых жителей, поскольку люди бегут из городов, близких к местам боевых действий.Опрошенные жители наблюдали, как украинские военные машины проносились по их селу, подгоняя нервных молодых людей на шум войны. Сотни хорошо вооруженных солдат теперь бродят по маленьким деревням и сельским лагерям, разбросанным по региону.

    В двадцати милях от города мэр стратегически важного города Изюм объявил в пятницу, что российские силы взяли город под свой контроль после трех недель ожесточенных боев. Российские войска окружили город 26 марта, избивая тех, кто оказался внутри, авиаударами и залпами тяжелой артиллерии.Местные власти заявили, что 20 000 жителей и украинских боевиков, все еще находящихся в городе, столкнулись с «гуманитарной катастрофой» и неопределенным будущим от рук российских войск.

    «Битва за Изюм не окончена», — заявил мэр Валерий Марченко в письменном заявлении, опубликованном в пятницу вечером. «Скоро наша армия обязательно освободит город от русских оккупантов и спасет изюмцев».

    Изюм расположен на самой высокой точке возвышенности Харьковской области, на стратегическом участке земли под названием «Крамянец» или «Кремневая горка».«Возвышенное положение возвышается над холмами, которые определяют эту землю. Оттуда главные дороги и прилегающие деревни видны на многие мили. Взятие его даст российским силам возможность контролировать прилегающие районы и ограничить движение украинских войск, готовящихся к любому контрнаступлению.

    «Изюм — последняя боевая позиция наших сил перед Донецкой областью, город — ворота в Донбасс», — заявил депутат горсовета Максим Стрельник. Он сказал, что российские силы, похоже, пытаются окружить украинские силы в Донецкой и Луганской областях, двух провинциях, входящих в состав Донбасса.Россия также поддерживала сепаратистов, которые годами сражались там с украинскими войсками и теперь, похоже, отдают приоритет военной кампании, чтобы получить полный контроль.

    История продолжается под рекламой

    В четверг украинские военные объявили, что российские силы собирают силы перед запланированным наступлением на близлежащий региональный центр Краматорск, расположенный чуть менее чем в 30 милях от Изюма. В случае успеха это поставит под угрозу линии снабжения находящихся в боевой готовности украинских сил, которые пережили несколько недель боев, чтобы избежать окружения российскими войсками.

    По мере приближения боев к Краматорску работники местной администрации и инженеры украинской армии возвели по всему городу бетонные баррикады и противотанковые заграждения типа «ежик» на всех возможных путях подхода сил вторжения. Укрепленные артиллерийские огневые позиции, замаскированные под российские разведывательные подразделения, были замечены размещенными в лесных массивах вокруг крупных городов и сел.

    В течение двух дней журналисты The Post зафиксировали более 15 грузовиков с вооруженными до зубов украинскими военными, направлявшимися в сторону боевых действий в Донецке.Военные колонны насчитывали не менее двух десятков боевых машин, в том числе ЗРК, БТР и танки. Их поддерживали группы солдат, которые патрулировали проселочные дороги, пока экскаваторы прорезали чернозем, чтобы создать укрепленные траншеи, способные выдержать удары российской артиллерии.

    История продолжается под рекламой

    Украинские оборонительные рубежи вблизи границ, которые определяют границы сепаратистских территорий, остались практически нетронутыми, несмотря на непрекращающиеся ракетные обстрелы.Украинские официальные лица также утверждали, что сепаратисты из Донецкой и Луганской Народных Республик, как Россия называет эти районы, также использовали белый фосфор, легковоспламеняющееся и смертоносное оружие. Но украинские военные позиции, укрепленные восемью годами войны, устояли, предотвратив возможное продвижение русских с восточного фланга.

    Губернатор Донецкой области Павел Кириленко взял на себя роль лидера военного времени, помогающего организовать усилия по защите своей Родины.В интервью во вторник он сказал, что после более чем месяца войны дни сливаются воедино. Он сказал, что проводит долгие часы, изучая последние отчеты о разрушениях в результате российских обстрелов и отвечая на звонки местных властей, организующих эвакуацию мирных жителей.

    Тот короткий сон, который он получает, регулярно прерывается сиренами воздушной тревоги. Большая сеть систем ПВО в регионе нацелена на российские бомбардировщики, вторгающиеся в воздушное пространство Украины. Всего в 20 милях от активных боевых действий Краматорск избежал разрушений, понесенных в таких местах, как Мариуполь и Харьков, в основном потому, что эти системы противовоздушной обороны сдерживали российских пилотов и останавливали многие ракеты.

    История продолжается под рекламой

    Кириленко тоже опасается окружения со стороны российских войск. «Мы смотрим на карту все время, каждый день, несколько раз в день», — сказал он. Когда он говорил, с пистолетом «Глок» на бедре и штурмовой винтовкой на груди, его прервала сирена воздушной тревоги, которая вынудила его и приезжих журналистов искать убежища в бомбоубежище.

    «Риск определенно существует, и мы укрепляем те места, где противник может нацелиться», чтобы «российские оккупанты были не просто отброшены, а полностью уничтожены», — сказал Кириленко.

    Подготовка не ограничивается укреплением оборонительных позиций. В глубине территории, удерживаемой Украиной, ее службы безопасности активизировали усилия по выявлению подозреваемых в коллаборационизме и агентов российской разведки, действующих в этом регионе. Несколько человек были захвачены.

    История продолжается под рекламой

    Украинские спецслужбы обнаружили у них аппаратуру для документирования координат украинских военных позиций. Официальные лица обнаружили доказательства того, что они помогали российским силам корректировать артиллерийский огонь в режиме реального времени.Кроме того, Секретная служба Украины арестовала агентов, предоставлявших изображения и видео для российской пропаганды в социальных сетях.

    Кириленко сказал, что сосредоточение внимания на этих агентах гарантирует, что украинцы «не получат нож в спину». Он приостановил гражданское правление и установил военный контроль в 11 районах близ Краматорска, которые ранее контролировались оппозиционной партией. Во вторник он подал просьбу президенту Владимиру Зеленскому добавить еще одну.

    С начала войны в конце февраля Служба безопасности Украины выявила более 550 подозреваемых коллаборационистов в Донецкой области, обвиняемых в госизмене.Многие из них находятся на территории, контролируемой российскими военными. В результате удара российской баллистической ракеты 6 марта были уничтожены региональные отделения украинской разведки, что еще больше затруднило поиск российских пособников. Мощный взрыв также разрушил близлежащий детский сад.

    История продолжается под рекламой

    По словам украинских официальных лиц, в некоторых случаях в число пособников входили представители местных органов власти, которые предоставляли оперативные разведданные российским силам, обстреливая соседей и друзей, оказавшихся в ловушке в своих городах.Они также использовали свое детальное знание местности, чтобы помочь наступающим русским войскам.

    В Изюме, по словам Стрельника, член горсовета от оппозиционной партии вел колонну российской бронетехники по неохраняемому участку дороги в обход украинских оборонительных позиций. По его словам, украинские силы, оборонявшие город, были окружены предательством. После недели ожесточенных боев русские взяли город под свой контроль.

    Мирные жители продолжают покидать этот район в рекордном количестве.По данным местных властей, ежедневно автобусами, поездами и частным транспортом эвакуируют около 4000 человек из Донецкой и Луганской областей. Те семьи, которые могут эвакуироваться самостоятельно, часами ждут в битком набитых машинах в очередях, растянувшихся на мили на укрепленных контрольно-пропускных пунктах, чтобы проверить свои документы.

    На вокзале Краматорска в последние дни увеличилось число бегущих от приближающихся российских войск. Многие часами ждут, чтобы занять место в четырех поездах, ежедневно отправляющихся в относительно безопасную западную Украину.Сотни людей, в основном женщины и дети, во вторник ждали один из поездов во Львов, организованный местным правительством.

    История продолжается под рекламой

    Многие из недавно прибывших на вокзал из Славянска. По словам главы городского совета Вадима Ляха, по крайней мере пятая часть жителей города, расположенного всего в нескольких милях от российской крупной артиллерии и смертоносных ракетных комплексов «Смерч», бежали.

    «Весь город сейчас на линии фронта», — сказала Лиля Борисова, решившая эвакуироваться из родного города после тяжелой ночи российских бомбардировок.Она собрала все, что поместилось в два чемодана, и отвезла свою дочь-подростка на вокзал Краматорска, надеясь занять место в поезде, эвакуирующем мирных жителей.

    «Мы стараемся оставаться позитивными. Наши родители, наши мужья снова защищают город», — сказала Таеся Самойленко, которая оставила своего мужа в Славянске, чтобы защитить свой дом. Ее глаза ненадолго наполнились слезами, когда она говорила о своем муже, отводя взгляд от двух своих детей, пока успокаивала себя.

    Вернувшись в село Хрестище, те, кто остался, нервно ждали, пока российские войска приближаются к их домам. «Если мы выживем, я уйду пешком с чемоданами», — сказала Дебедева, стоя у небольшого магазина в центре села.

    Пока она говорила, ее голос сорвался от волнения, и она вытерла слезы. Она повторяла снова и снова: «Я не хочу жить в России. Я не хочу жить в России».

    Юджин Лакатош и Войцех Гжедзинский внесли свой вклад в этот отчет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.