Российская архитектура: Российская архитектура. Новейшая эра

Содержание

Российская архитектура сегодня — Look At Me

Что такое современная российская архитектура?

Когда я слышу этот вопрос, я никогда не давал четкого ответа, поставив галочку про себя — попытаться разобраться в этом. Таким образом, этот момент оттягивался все дальше и дальше. В этой статье я хочу поделиться впечатлениями практикующего архитектора об отношениях между архитектором, заказчиком и потребителем. Я не хочу затрагивать тему влияния власти и государства на архитектуру. Это взгляд изнутри.

Есть фраза, что поэт в России больше чем поэт. Так можно сказать и про архитектора. Успех бизнеса или творчества в России зачастую зависит лишь на малую часть от таланта творца. Быть абсолютным творцом – значит изначально обрекать себя на непонимание, зависть окружающих, материальную несостоятельность. Современный российский архитектор – скрытый творец. Для того, чтобы быть понятым своим заказчиком-работодателем, чтобы войти во все нормы и правила, регламентирующие строительство, нужно четко знать грань где можно и нужно быть творцом, где – прорабом, а где – менеджером. Секрет успешного проекта – нужное соотношение этих качеств. Для того, чтобы понять в какой пропорции все смешать, нужно на самой первой стадии задуматься о нескольких вещах. Позиция номер раз – для кого ты строишь, кто будет потребителем твоей архитектуры. Это очень тонкая грань, ведь твоя архитектура должна быть актуальной не только сегодня, но и в будущем. Можно долго спорить о том, что появляется сначала спрос или предложение. Талантливый творец всегда попытается сделать предложение, изменить вкус потребителя. Но! Твое предложение должно быть понятно и современникам. Это доказывает, что архитектор должен быть хорошим социологом и быть в курсе последних тенденций не только в своей профессии, но и других важных областях нашей жизни, таких как политика, экономика, мода, медиа. Вторая позиция еще в большей мере доказывает этот тезис. Так как ведь для того, чтобы люди увидели твою архитектуру, нужен человек, готовый финансово поддержать ее воплощение, т.е. заказчик (инвестор).

Существует проблема культурного и архитектурно подкованного заказчика. Основная цель заказчика – получать выгоду. Когда человек приходит и говорит определенные цифры, на которые нужно выйти по площадям здания, он видит только цифры. Зачастую ему все равно каким будет образ здания. Современный российский заказчик пока не понимает, что коммерческая привлекательность здания зачастую зависит от оригинальных архитектурных решений. Конечно это относится не ко всем заказчикам и девелоперам. Такие компании, как Капитал Групп изначально ориентированы на эксклюзивные объекты, архитектуру, которая кричит о своей индивидуальности. Это хорошо, что такой подход существует. Хорошо, что город застраивается домами интересными и качественными. Но есть и несколько отрицательных моментов. Первое – это очень дорогая архитектура. Дорогая в смысле ее потребления, т.к. наценка за эксклюзивность превышает все грани разумного. 

Жилой комплекс «Гранатный 6». Один из примеров качественной архитектуры.

Второе – зачастую проектированием таких объектов занимаются западные архитекторы. Привлечение общепризнанных специалистов – мировая тенденция. Но далеко не все звезды западной архитектуры понимают особые условия в которых ведется проектирование, ментальность людей – будущих потребителей, историю районов застройки. Поэтому 80-90% проектов идут в никуда, а в месте с ними и немалые деньги, отданные за эти проекты. Достаточно привести пример одной из самых титулованных звезд мировой архитектуры – Нормана Фостера, спроектировавшего для России около десяти объектов, но ничего не построившего.

Комплекс «Апельсин» Нормана Фостера. Предполагаемый на месте ЦДХ.

Третье – это конечно малое количество компаний, которые осмеливаются вкладывать деньги в современную архитектуру, т.к. сделать проект – это одно, а построить здание – совсем другое. Современный заказчик думает максимум на 10-15 лет вперед. Нет задачи, оставить что то достойное поколениям. Нет задачи, прославить свое время и себя архитектурными памятниками. Почему дома сталинской застройки сейчас оцениваются, как новостройки? Потому что они сделаны качественно, эстетично и с заботой о людях. Неоклассика сталинской эпохи внесла существенный вклад в развитие школы российских архитекторов. Современные дома даже бизнес-сегмента не всегда отвечают качеству современной жизни, а тем более своей цене. 

Жилой комплекс «Триумф-палас». Попытка сделать сталинскую архитектуру.

Большинству людей, простым обывателям не так важно насколько эстетически современно выполнена архитектура. Гораздо важнее удобство и безопасность. В России социум и архитектура настолько удалены друг от друга, насколько это возможно. Нет социальной архитектуры как таковой. То что предлагается под видом социальная архитектура – не архитектура вовсе. Многие нормы и правила не работают в современной российской действительности. Последние модели социального жилья (типовые панельные дома) были разработаны в 80х годах, как по настоящему дешевое жилье – сейчас с успехом используются, но стоят неоправданно дорого для своего сегмента. Строить дома в которых не предусмотрены подземные паркинги – это просто смешно в начале XXI века.  Это предложение архитектора и заказчика. Поэтому человек покупает квартиру в типовом доме

Один из многочисленных «спальников» Москвы.

Nuovo Portello. Социальное жилье по-итальянски.

Любому потребителю можно привить хороший вкус, но для этого нужно сделать серьезный рывок в сторону модернизации всей строительной отрасли. Проводить строительные и архитектурные тендеры, которые позволят выявить сильных и талантливых руководителей. Реализовывать по-настоящему интересные проекты. Сейчас мы, по меткому выражению губернатора пермского края Олега Чиркунова, строим «проходные дворы», а нужно строить красивые и функциональные дома, отвечающие спросу современного потребителя. Сейчас у человека со средним уровнем дохода нет никакой альтернативы, кроме типового панельного дома с примитивным благоустройством и рамповым гаражом в 6 уровней, и это в лучшем случае. Кто в этом виноват? Виноваты все. И если прямо сейчас всем вместе, и архитектору, и заказчику и потребителю начать исправлять ситуацию, то через 20 лет у нас будет качественная и современная российская архитектура. Мы будем иметь мудрого, избирательного заказчика, и потребителя, который любит свой подъезд, свой двор и свою улицу.

Книга «Российская архитектура. Новейшая эра. 1989-2019» | Архитектура и проектирование | Архитектурные конкурсы

Книга, вышедшая в рамках издательской программы Комитета по архитектуре и градостроительству Москвы и сайта Архитектурного Совета Москвы, продолжает серию книг, анализирующих взаимосвязь современной проектной практики с историческим наследием и общемировыми архитектурными и градостроительными тенденциями. В предисловии к книге «Российская архитектура. Новейшая эра» Сергей Кузнецов, главный архитектор Москвы, пишет: «30 лет для архитектуры — это удобный период, когда, с одной стороны, те, кто все это создавал, живы и продолжают активно работать (и есть возможность собрать информацию из первых уст), а с другой стороны, 30 лет – уже достаточно, чтобы подводить определенные итоги и анализировать результаты. Хотя я воспринимаю этот проект скорее не как подведение итогов, а как некий промежуточный этап, исследование предпосылок сегодняшних изменений и переломов. Сейчас самое время заняться анализом и систематизацией, чтобы учесть накопленный опыт и выстроить четкий и осмысленный курс – на следующие 30 лет».

Со-куратор проекта и редактор книги «Российская архитектура. Новейшая эра» Юлия Шишалова отмечает: «Книга – это антология новейшей российской архитектуры, в компактной и легкой для восприятия форме, показывающая качественный срез за 30 лет. Она станет ценным пособием-справочником для всех отечественных архитекторов – особенно для студентов и молодого поколения практиков, заставших охваченные в книге периоды только частично. А для интересующихся – выступит своего рода путеводителем, благодаря публикации адресов всех представленных зданий».

В выступлении на презентации книги, состоявшейся в один из последних дней работы выставки, инициатор проекта «Российская архитектура. Новейшая эра» Андрей Асадов, руководитель бюро Асадова и вице-президент Союза архитекторов России, особое внимание уделил дальнейшей судьбе проекта: «В ходе исследования и, особенно, после открытия выставки в Музее архитектуры мы получили множество предложений от профессионального и экспертного сообщества по расширению списка значимых событий и построек.

В том числе, региональных. Эта реакция сообщества подтвердила наше ощущения, что проект может и должен быть продолжен. Его необходимо развивать, используя как базу для сбора и обработки мнений сайт archnewage.ru, созданный при участии диджитал-агентства LIKESISTERS. Мы планируем собирать рекомендуемые к включению в нашу своеобразную летопись современной российской архитектуры объекты и события и отбирать из них достойные при помощи опроса членов экспертного совета проекта. Мы сможем не только расширить состав представленных на сайте объектов и построек за 30 предыдущих лет, но и продолжить эту практику в будущем, формируя выборку за каждый последующий год».

В книге представлена вся собранная в ходе исследования информация о наиболее значимых для архитектуры России событиях и постройках, а также комментарии авторов зданий и участников, а зачастую и инициаторов отмеченных событий.

На портале archi.ru опубликован фрагмент книги. По ссылке можно ознакомиться с подробным описанием проекта и процесса работы над книгой, а также прочитать вступление и комментарии архитекторов к первому исследуемому периоду с 1989 по 1999 год.

Тираж книги «Российская архитектура. Новейшая эра» распространяется бесплатно среди участников исследования, заполнявших опросные формы в феврале 2019 года, авторов объектов, вошедших в книгу (проверить эту информацию можно на сайте www.archnewage.ru), а также среди исследователей современной архитектуры, преподавателей профильных ВУЗов и журналистов, которым данная книга нужна для их профессиональной деятельности.

Для получения экземпляра книги необходимо заполнить форму по ссылке: https://forms.gle/F4g2cXHgrQBQ8jga8

Все заявки рассматриваются кураторами проекта «Российская архитектура. Новейшая эра» и координаторами издательской программы МКА.

О результатах рассмотрения заявители уведомляются по электронной почте.

К сожалению, у кураторов проекта нет возможности рассылать книгу почтой. В случае положительного ответа на заявку, заявитель получит инструкции о том, как и где можно получить экземпляр книги в Москве.

В качестве альтернативы, заявителю может быть отправлена цифровая версия книги в pdf-формате.

Обращаем ваше внимание, что собранная информация, а также видео-интервью с авторами наиболее значительных построек и экспертами, принимавшими участие в проекте, представлена в открытом доступе на сайте www.archnewage.ru

Все желающие могут с ней ознакомиться совершенно свободно.

Также на сайте есть форма обратной связи для отправки вопросов и предложений кураторам проекта.


Дополнительная информация: Елена Петухова, координатор проекта:[email protected]

отбросим ложную скромность » Вcероссийский отраслевой интернет-журнал «Строительство.RU»


…В Музее архитектуры имени Щусева открылась знаменательная выставка «Российская архитектура. Новейшая эра». На открытии присутствовал, кажется, весь архитектурный бомонд.


На открытии выставки. Директор музея архитектуры им. Щусева Елизавета Лихачева (слева), главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов ( в центре), куратор выставки Андрей Асадов

Выставка взяла на себя грандиозную задачу – показать своеобразную летопись российской архитектуры за последние тридцать лет – с 1989-го по 2019-й. Причем изменения, произошедшие в архитектуре за эти три десятилетия, авторы рестроспективы решили проследить через персоналии, события  и наиболее значимые архитектурные произведения этого периода.

— В 2019 году нашему бюро исполнилось тридцать лет, и это стало поводом оглянуться назад, чтобы проследить его эволюцию, — рассказал «Строительство.RU» куратор проекта, архитектор Андрей Асадов (бюро Александра Асадова). — Изучая историю бюро, мы вскоре поняли, насколько тесно она переплетается со всей историей современной российской архитектуры, точнее, с ее совершенно отдельным пластом – авторской архитектурой, начавшей свой отсчет в 1989 году. Нам захотелось проследить этот 30-летний путь авторской архитектуры, с одной стороны – как отражение новейшей истории страны, а с другой – как череду самостоятельных произведений искусства, оставивших свой след в общем культурном поле. Так и родилась идея проекта “Российская архитектура. Новейшая эра”.

Выступает куратор выставка Андрей Асадов

Не скроем, даже мэтры архитектуры, пришедшие на открытие, с некоторым беспокойством вглядывались в стенды экспозиции: попал- не попал? Потому что это уже подведение итогов, уже история.

Не рано ли подводить итоги?

— Не рано, — поделился с нами своим личным мнением президент Международной академии архитектуры (МАММ) Андрей Боков. Пройден большой путь, от первых архитектурных кооперативов до крупных архитектурных мастерских в их сегодняшнем понимании. И пора ставить если уж не точки, то хотя бы первые запятые на этом пути.

У российской архитектуры, по мнению главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова, все еще сохраняется если не комплекс неполноценности, то, по крайней мере, некая ложная скромность по поводу достигнутых результатов. Не нужно стесняться и не нужно комплексовать, — считает Сергей Кузнецов. А такие ретроспективы — с выделением главных достижений — как раз помогают понять наше место в общем архитектурном строю.

Проект Белая площадь-бюро ABD Architects

Присутствующая на открытии выставки директор Музея имени Щусева Елизавета Лихачева заметила, что к началу 21 века архитектура, наконец-то занялась тем, чем она и должна заниматься – созданием комфортной для человека среды обитания.

Архитекторы не поленились и сопроводили масштабное исследование почти тридцатью арт-объектами, иллюстрирующими наиболее значимые постройки. В их числе оказались здания и сооружения самого разного веса и масштаба. «Полу-мост надежды»  Тимура Башкаева, впервые показанный на фестивале АрхСтояние, соседствовал с грандиозным ЖК «Садовые кварталы» Сергея Скуратова, а музейный комплекс «Куликово поле» Сергея Гнедовского – с совсем «свежим» проектом — частной деревянной виллой Клаугу-Муйжа архитектора Тотана Кузембаева. Небольшое по размерам, но очень оригинальное по форме хранилище коньячного завода в Черняховске Левона Айрапетова и Валерии Преображенской из бюро «TOTEMENT/PAPER» изящно оттеняло масштабный проект федерального научно-клинического центра детской гематологии, онкологии и иммунологии (2011), спроектированный Александром и Андреем Асадовыми.

Лестница, уходящая в бесконечность архитектора Михаила Филиппова

Автор этих строк с приятным удивлением обнаружила среди самых значимых построек российского архитектурного тридцатилетия дом, мимо которого почти каждый день ходит на работу.

Это жилое здание на проезде Загорского, спроектированное ТПО «Резерв» под руководством Владимира Плоткина. Удивительное – рядом. 

О творческих корнях и лестнице в бесконечность

Любопытным оказалось и переосмысление архитекторами собственных проектов. Тотан Кузембаев, например представил свой красивейший проект из дерева в виде грубой арматуры с повисшими на ней кусками бетона: ее будто только что вырвали из земли, и лишь сверху эту композицию венчал небольшой, тщательно обработанный кусок дерева.

Так представил на выставке свой проект Полу-мост надежды архитектор Тимур Башкаев

— Так я представляю себе мою работу, — сказал Тотан. – Бетон, арматура, инженерные сети, все, что связано с «грязными» строительными процессами – это мои корни, корни моего проекта, из которого и рождается потом красота.

А архитектор Михаил Филиппов (Персональная мастерская Михаила Филиппова), проектирующий в классических традициях показал выразительную графическую работу – лестницу, ведущую в бесконечность.

— Я изобразил Архитектуру, которая уходит, с одной стороны в бесконечную глубь веков, а с другой – в бесконечное будущее, — объяснил корреспонденту «Строительство.RU» автор. – Вообще-то я художник, а архитектурой занимаюсь на досуге. Наверное, приятно, на досуге попасть в топ-30 лучших архитекторов последних десятилетий.

Челябинский трубопрокатный завод Высота 239. Бюро Ё-программа

Столь широкий резонанс архитектурные достижения наших современников не получили бы без наших коллег, журналистов, которые внесли свою лепту в становление новой российской архитектуры. Это, конечно же, архитектурный критик Григорий Ревзин,  долгие годы ведущий архитектурные колонки в ряде изданий, это журналист, редактор, искусствовед Николай Малинин, известный критикой так называемого «лужковского» стиля. Это архитектурный журнал «Проект: Россия». Целая серия архитектурных сайтов: www.archi.ru, www.archspeech.ru и т.д. И об этом тоже достаточно подробно рассказывает новая выставка.  

Инсталляция Тотана Кузембаева, посвященная проекту виллы Клаугу-Муйжа

Завтра начинается сегодня

Итак, первые итоги подведены. Что же дальше? Можно ли в дне сегодняшнем (или даже вчерашнем?) увидеть очертания таинственного будущего? Каким оно будет? Дискуссии по этому поводу ведутся уже давно. Велись они и в кулуарах выставки.

— На настоящее можно смотреть с двух ракурсов – из прошлого и из будущего, — заметил кто-то из именитых гостей выставки. — Пока наш взгляд на настоящее – из прошлого.

Павильон водочных церемоний Александра Бродского

Популярный в конце прошлого – начале нынешнего века постмодернизм архитектурная общественность торжественно проводила еще в 2000-х. Не говоря уже о модернизме, который перекочевал в историю еще раньше.

— Сегодня хочется какого-то чистого стиля, не замутненного «подшучиваниями» над классикой, свойственными постмодернизму, — обмолвился кто-то из «мэтров».

Живописный мост. Архитектор Николай Шумаков

И, надо сказать, часть архитекторов солидаризировалась с этой позицией.

— Новая архитектура появляется, когда этого требует время. Когда полностью меняется наша жизнь. Как это было в 20-х годах прошлого века во времена русского авангарда, в эпоху Bauhaus, —  считает вице-президент МАММ Юрий Виссарионов.

Сейчас говорят о времени некоторого затишья: отечественная архитектура стремится сохраняться в прежних формах и объемах. Но затишье, как известно, наступает перед «бурей». Как только сформируются новые потребности, появятся новые идеи, форматы проживания – можно ожидать очередного взрыва архитектурных новаций. А, может быть, мы даже станем свидетелями рождения очередного «Большого стиля».

В залах выставки Российская архитектура — новейшая эра

Участники исследования «Российская архитектура: новейшая эра»
  1. Андрей Боков, МНИИПОКОСиЗ. Объект: Музей Маяковского на Лубянской площади в Москве, 1989
  2. Алексей Бавыкин. Объект: Здание «Инфобанка» на проспекте Вернадского. 1997
  3. Владимир Плоткин, ТПО «Резерв». Объект: Жилой комплекс на проезде Загорского. 1999
  4. Александр Бродский. Объект: Павильон водочных церемоний. 2004
  5. Александр Скокан, бюро «Остоженка». Объект: Административное здание на 1-ой Брестской улице. «Дом-пингвин». 2004
  6. Николай Лызлов. Объект: Гараж-паркинг на 9-ой Парковой улице. 2004
  7. Михаил Филиппов. Персональная творческая мастерская. Объект: Жилой комплекс «Римский дом». 2005
  8. Тимур Башкаев, Архитектурное бюро Тимура Башкаева (АБТБ). Объект «Полумост надежды» на АрхСтоянии. 2006
  9. Николай Шумаков, Метрогипротранс. Объект: Мостовой переход «Живописный» через Москву-реку. 2007
  10. Антон Надточий, Вера Бутко, бюро «Атриум». Объект: Школа-интернат для детей-сирот в Кожухово. 2007
  11. Юрий Григорян, бюро «Меганом». Объект: Театр Mercury. Барвиха Luxury Village. 2008
  12. Алексей Воронцов, Бюро архитектора Воронцова. Объект: Реконструкция «Бахметьевского автобусного гаража». 2008
  13. Евгений Герасимов, бюро «Евгений Герасимов и партнеры» и Сергей Чобан «NPS Tchoban Voss». Объект: Жилой комплекс «Дом у моря». Санкт-Петербург. 2008
  14. Владимир Юданов, бюро «Ё-программа». Объект: Челябинский трубопрокатный завод «Высота 239». 2010
  15. Adjaye Associates совместно с «А-Б студия». Кампус Московской школы управления «Сколково». 2010
  16. ABD architects совместно с APA Wojciechowski Architekci (Польша). Объект: Бизнес-центр «Белая площадь». 2010
  17. Александр и Андрей Асадовы. Объект: Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии. 2011
  18. Сергей Чобан, SPEECH. Объект: Офисное здание на Ленинском проспекте. 2011
  19. Никита Явейн, «Студия 44». Объект: Музейный комплекс Государственного Эрмитажа в восточном крыле Главного Штаба. 2014
  20. Сергей Скуратов, бюро «Сергей Скуратов architects». Объект: жилой комплекс «Садовые кварталы». 2015
  21. Борис Бернаскони, бюро BERNASKONI. Объект: «Ельцин-центр», Екатеринбург. 2015
  22. Евгений Асс, бюро «Архитекторы Асс». Объект: Филиал ГЦСИ в Нижнем Новгороде. «Арсенал». 2015
  23. Сергей Гнедовский, Архитектура и культурная политика ПНКБ. Объект: Музейный комплекс «Куликово поле». 2016
  24. Левон Айрапетов, Валерия Преображенская, бюро «TOTEMENT/PAPER». Объект: Музей и хранилище коньячного завода в Черняховске. 2017
  25. Наринэ Тютчева, бюро «Рождественка». Объект: Реконструкция флигеля «Руина». 2017
  26. Дмитрий Овчаров, бюро NEFA architects. Объект: Станция «Солнцево» московского метрополитена. 2018
  27. Тотан Кузембаев, архитектурная мастерская Тотана Кузембаева. Объект: Усадьба Клаугу-Муйжа. 2018

«Российская архитектура могла бы быть чуть более интеллектуальной»

«Власть» продолжает серию публикаций, посвященных выдающимся деятелям архитектуры ХХ века*. В этот раз корреспондент «Власти» Алексей Тарханов выяснил у голландского архитектора Эрика ван Эгераата, почему тот не боится работать в России.

Эрик Ван Эгераат родился в 1956 году в Амстердаме, окончил Технический университет в Делфте. В 1983 году стал одним из основателей студии «Мекано». Работал там вплоть до 1995 года, когда основал собственную студию Erick van Egeraat Associated Architects, офисы которой расположены в Роттердаме, Будапеште, Лондоне, Праге, а теперь и в Москве. По его проектам построены Музей естественной истории и здание университета Ихтус в Роттердаме, Национальный банк Нидерландов в Будапеште, художественная галерея в Корке (Ирландия). Эгераат является обладателем около 50 международных наград. В России он известен конкурсными проектами Мариинского театра и Новой Голландии в Санкт-Петербурге, «Города столиц» и комплекса «Русский авангард» в Москве, проектом насыпного острова «Федерация» у сочинского берега и многочисленными проектами в российской провинции.

— Я помню, как вы поздравили Доминика Перро с победой в конкурсе на Мариинский театр. Это было в баре питерской «Астории», я сидел тогда рядом. Сейчас вы бы его поздравили?

— Правда? Я уже не помню. Но, конечно, поводов поздравлять с тех пор стало меньше. Много говорят о том, что же там произошло, но никто не знает наверняка, в чем же там дело.

— Легко ли иностранному архитектору работать в России?

— В любом случае — можно. Тем более в нынешней России, стране с удивительным диапазоном возможностей. Если сравнивать с Англией, где я тоже долго работал, по многим показателям я предпочел бы Россию.

— По каким показателям, например?

— Английская архитектура чрезвычайно формализирована. Если ты хочешь делать авангард в Англии, надо закладываться на критику местного профессионального круга. И если ты этой элитой не одобрен, никто не даст тебе возможности этим заниматься. Чтобы тебя в этот круг культурной элиты допустили на равных, ты должен следовать их вкусам и предпочтениям — в отличие от России, которая гораздо более открыта, демократична и либеральна. Даже если тебе необходимо привыкнуть к каким-то особым сторонам русской жизни, поиски новых решений и «новой новизны» — все вокруг тебя.

— А современная российская архитектура?

— По большому счету она неплоха. Конечно, в том, что касается работы девелоперов, российская архитектура могла бы быть чуть более интеллектуальной, не такой брутальной, как она иногда выглядит со стороны. Если архитекторы не будут отстаивать свою позицию, Россия может легко превратиться в дешевое подобие азиатских и американских мегаполисов.

— Как давно вы ее наблюдаете со стороны?

— Я регулярно бываю в Москве с 1991 года. У меня в Москве семья. И только в 2000 году я нашел своего первого русского клиента — «Капитал Груп»,— с которым можно было работать. Они мне предложили стать их архитектором. Но поскольку я двадцать лет работал сам по себе, под собственным именем, я предложил другой вариант: я остаюсь независимым архитектором, но тесно сотрудничающим с ними и работающим для них. Так я привык работать с другими своими заказчиками. Мы работали с «Капитал Груп» некоторое время очень удачно, а потом расстались. Как и почему, вы знаете.

— И все-таки расскажите об этом подробнее.

— Ситуация с «Капитал Груп» была простой — я открыл в Москве офис для реализации тех проектов, которые для них спроектировал. Я создал большое количество проектов, мы придумали много необычных проектов, и мы добились того, чтобы о них заговорили. Это сотрудничество продолжалось до декабря 2004 года, когда мне стало понятно, что они не готовы строить мои проекты. Я мог бы согласиться на некоторые изменения, которые оставляли бы проект в границах прочерченной мною логики, но предложенные изменения были неприемлемы для меня. Наши отношения испортились, и мы прекратили совместную работу. Сейчас я прихожу к выводу, что во мне видели хороший PR-инструмент и не собирались ничего строить.

— Что-нибудь изменилось с тех пор, как вы выиграли дело против них в Стокгольмском арбитражном суде?

— Нет, их позиция ничуть не изменилась, они по-прежнему считают, что являются обладателями авторских прав. Они даже утверждали, что я нападаю на Россию, хотя я боролся не против России, я боролся за свои права. И вместе с тем люди из американского архитектурного бюро NBBJ, которые завершали проект, приходили ко мне с извинениями и говорили о недоразумении, они признали, что не правы.

— Может быть, в России проще работать с государственными заказчиками, а не с частными?

— Как и в любой стране с большой государственной машиной, ваша бюрократия работает медленно. Она эшелонирована, и даже если у тебя есть согласие мэра, премьер-министра, хоть президента, это еще не гарантирует того, что тебе дадут спокойно работать.

— Вы считаете это нормальным?

— Здесь бессмысленно проклинать жадность девелоперов или манию величия и глупость архитекторов — это жизнь. Более правильно критиковать государственные институты за недостаток качественного руководства, потому что сохранение баланса между частной собственностью и общественным интересом должно быть под их контролем. Когда такие огромные деньги вовлечены в игру — без всяких поправок, без всякого вмешательства государства,— тут не избежать эксцессов. Нужны ограничения, государственное регулирование.

— Существует ли разница в авторских правах архитектора в России и в Европе?

— Архитектор для гарантии своих авторских прав должен иметь контракт с заказчиком, и это уже значит, что раз заказчик согласен подписать контракт, то он осуществит этот проект — и именно этот проект, а не что-то на него похожее. Немного по-другому дело обстоит в Великобритании. В Великобритании об этом надо специально договариваться.

— Насколько болезненным для вас был перенос спроектированного вами квартала «Русский авангард» на другую площадку? Рассказывали, что было совещание у Лужкова и он сказал, что проект хорош, но не для того места, для которого вы его создавали.

— Это было летом 2004-го, и менеджмент «Капитал Груп» был очень обескуражен. Что касается меня, я мог бы признать, что у Лужкова были для этого основания. Например, предложенный первоначально участок был расположен слишком близко к маленькой церкви. Я попросил власти перенести в таком случае проект на другое место, но найти это место поблизости от Центрального дома художника.

— А как идет проект искусственного острова, воспроизводящего очертания России, в море у сочинских берегов? Проект немного арабский, немного американский и, конечно же, голландский в смысле создания новой суши посреди моря.

— Да, он немного в духе модных сейчас проектов, которые осуществляются и в Персидском заливе, и в Америке. Таковы плоды глобализации. Глобализацию принято бранить, говорить, что это путь к потере национальной идентичности и так далее, что в ней все решают только деньги. Но если вы посмотрите на историю архитектуры, вы увидите, что пересечение государственных границ, обмен идеями были отличным путем развития национальных культур. Лучшее барокко в Польше сделано голландским архитектором. Хотя у нас в Голландии нет барокко.

Мне интересно привнести международный лоск в такое интересное место, как Сочи. Здесь сходятся и Россия, и Кавказ, и Европа, и Азия. Это перекресток мира, которым и остается большая Россия.

— Насколько точна эта ваша копия большой России — что там на месте Москвы, а что на месте сибирских тюрем?

— В таких деталях модель, конечно же, неточна. Это не географическая карта. Иначе мне пришлось бы воспроизводить там ваши прекрасные реки, все их изгибы, ваши холмы и равнины. Но это не копия России. Я помню фильм, который называется «Игрушечные поезда» (Charles and Ray Eames). Так вот, первые слова диктора там были примерно такие: «Это фильм об игрушечных поездах. Игрушечные поезда — это не миниатюрные копии поездов». Они выглядят как поезда, но мы их используем для того, чтобы играть. Это игрушка, это метафора поезда, а не его модель.

— Вы создали емкую метафору современной России. Может быть, метафору того, какой она хотела бы себя видеть — небольшой, ухоженной, посреди теплого моря, в котором успешно утонули все соседи.

— Россия имеет все возможности быть очень привлекательной страной. И большая Россия, и эта, маленькая. Пусть она не на сто процентов правильная, не на сто процентов точная. Нет художника в мире, который мог бы сказать: «Мое искусство абсолютно правдиво». Все немного привирают.

— Есть ли принципиальная разница в образовании и манере работы западных и русских архитекторов?

— Русские архитекторы сейчас очень меняются. Меньше разница между молодыми западным и русским архитекторами, чем между русскими архитекторами младших и старших поколений. У меня сейчас работают несколько молодых русских архитекторов, я ими очень доволен. Конечно, у всех свои особенности. Например, швейцарские архитекторы пользуются такой репутацией, потому что они привыкли предлагать необычайно подробный и разработанный в деталях проект, касающийся не только здания, но и всего его окружения. Таковы требования Швейцарии. Для России они слишком требовательны к себе и к другим. Германские архитекторы — отличные профессионалы, но немного скучные. И французская манера архитектурного поведения тоже не подходит для России. Американская архитектура такая же, как сами американцы: тяжелая, большая, шумная. Американские архитекторы очень энергичны, доброжелательны, но не всегда элегантны и тонки. Пожалуй, российские архитекторы похожи на американцев. Они пожинают плоды строительного бума. Они проектируют, и очень много, но при этом не особенно следят за своим строительством, спешат успеть все. Многие из них, я бы сказал, испорчены нынешней ситуацией. Я достаточно оптимистичен, но хотел бы, чтобы русская архитектура была более европейской и менее американской и азиатской. Иначе Россия превратится в Дубай. Я не знаю, обрадуются ли жители Москвы, если они проснутся однажды и увидят, что их город стал таким же современным и таким же уродливым.

— Вы считаете, этот процесс можно остановить?

— Когда я смотрю вокруг, есть здания, которые мне нравятся, а есть такие, что просто ой-ой-ой. Когда я говорил с Лужковым, он спросил меня: «Почему вы предлагаете строить такие сложные здания?» Я ответил ему: «Посмотрите на комнату, в которой мы с вами разговариваем,— она роскошна, а не покрашена немаркой краской. Мы говорим о важных вещах, вы — важная персона, и Москва — важнейший европейский город. Интерьер вашего кабинета эту мысль и подчеркивает — своим декором. То же самое я хочу сделать с Москвой — своими зданиями. Если здание большое, оно должно быть богато разработано, оно должно быть сложным, чтобы нравиться, а не вызывать шок». И в итоге Лужков сказал: «Ну хорошо, давайте». Надо уходить с американского пути развития. Россия слишком красива, чтобы ему следовать. Это не чужая мне страна. У меня жена русская, мой сын наполовину русский. Я здесь последние 18 лет, и эта страна дала мне огромные возможности. Есть здесь, к сожалению, и неприятные моменты, но где их нет, в какой стране?

— Многие западные архитекторы жалуются, что в России трудно работать.

— Странно. Зачем ехать работать в страну, чтобы на нее жаловаться? Да, я вижу в России перспективы. Я очень счастлив в России, потому что я вижу изменения к лучшему, я в них тоже участвую, делаю что могу. Я готов ждать, я готов уступать своим заказчикам, а не подавлять их. И вот что. Я как раз вспомнил, что говорил Перро в баре «Астории».

— Что же?

— Я сказал ему: «Поздравляю!» Хотя я не был рад, конечно, что выиграл он, а не я. «Поздравляю! Если вы сможете построить это здание. Если вы чувствуете в себе силы его построить».

*Интервью с Оскаром Нимейером см. в N6 за 2005 год, с Тадао Андо — в N34 за 2006 год, с Кишо Курокавой — в N21 за 2006 год, с Адрианом Гезе — в N33 за 2006 год, с Домиником Перро — в N16 за 2008 год, с Жан-Юбером Мартеном — в N29 за 2008 год.


Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» откроется 15 мая — Комплекс градостроительной политики и строительства города Москвы

Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» будет работать в Москве с 15 мая по 16 июня, сообщили в Союзе архитекторов России.

Во флигеле «Руина» Музея архитектуры им. Щусева представят новейшую историю российской архитектуры в событиях, персоналиях и постройках.

Выставка пройдет в рамках исследовательского проекта, задача которого – анализ изменений, произошедших с 1989 по 2019 год в российской архитектуре через персоналии, события и произведения ведущих российских архитекторов.

«Этот проект – попытка исследовать и наглядно представить важные этапы развития отечественной архитектуры, осмыслить ее эволюцию как неотъемлемую часть истории всей страны», – подчеркнул вице-президент Союза архитекторов России, автор идеи Андрей Асадов.

Было проведено исследование, в котором приняли участие более 300 респондентов, архитекторов и экспертов из разных регионов России. На основании их мнений составлен перечень значимых объектов и событий.

Это своеобразная «летопись» современной истории российской архитектуры, вместе с видеокомментариями авторов самых ярких построек и участников ключевых событий.

Ключевым элементом экспозиции «Российская архитектура. Новейшая эра» станет коллекция из 30 арт-объектов, представляющих значимые постройки.

Формат инсталляции или арт-объекта, выражающий яркую особенность архитектурного решения здания, его образа или пластическое воплощение главной идеи, призван подчеркнуть статус архитектуры как вида искусства и части общекультурного контекста.

Пройдут лекции, круглые столы и семинары, посвященные тенденциям и достижениям российских архитекторов, а также анализу их взаимосвязи с глобальными событиями в истории страны и мира.

Состоится презентация сборника «Российская архитектура. Новейшая эра», включающего результаты исследования:

  • «летопись» российской архитектуры в событиях и постройках;
  • «приметы времени»;
  • цитаты из интервью участников проекта.

По окончании выставки проект «Российская архитектура. Новейшая эра» продолжится как в выставочном формате – на профильных фестивалях в различных регионах России, так и онлайн, на сайте проекта, где будет представлена информация и мнения о значимых событиях и постройках.

Место проведения – флигель «Руина» Музея архитектуры им. Щусева на ул. Воздвиженка, д. 5/25.

 

Сайт проекта «Российская архитектура. Новейшая эра» 

Выставка «РОССИЙСКАЯ АРХИТЕКТУРА. НОВЕЙШАЯ ЭРА. 1989–2019» Петербургская версия: «ПРОСТРАНСТВО И КОНТЕКСТ»

Основная часть экспозиции, ранее показанная в Музее архитектуры в Москве, – фактически первая попытка системно проанализировать то, что происходило в отечественном зодчестве с 1989 года, – будет дополнена локальной экспозицией «Пространство и контекст».

Выставка пройдет с 15 по 28 ноября 2019 года и представит 30 лет новейшей архитектурной истории России и Петербурга как части архитектурного дискурса страны. Инициаторами основной части выставки стали московские архитекторы братья Андрей и Никита Асадовы, и архитектурные критики Елена Петухова и Юлия Шишалова. За местный контент отвечает Владимир Фролов, архитектурный критик, главный редактор журнала «Проект Балтия». 

Проект Асадовых «Российская архитектура. Новейшая эра» был представлен в мае–июне 2019 года в Государственном музее архитектуры имени А. В. Щусева. Среди задач проекта – выявление и демонстрация этапов развития архитектурной практики через произведения, авторов и события. Содержание общероссийского проекта в значительной степени отражено на сайте www.archnewage.ru

Петербургская архитектурная картина будет, по мысли Владимира Фролова, складываться из макетов, инсталляций, отражающих программные произведения зодчих города на Неве, созданных за тот же период, а также ряда аналитических спецпроектов. 

Петербургская версия выставки «Российская архитектура. Новейшая эра» не только покажет вчерашнюю и сегодняшнюю проектную действительность, но и обозначит возможные подходы к осмыслению городских трансформаций трех десятилетий. Зрители познакомятся с подборкой наиболее важных текстов архитектурных критиков, которые имели значительное влияние на дискуссию о будущем Северной столицы и оказывали влияние на градостроительные решения. Посетители вспомнят и о драматичных перипетиях ключевых архитектурных конкурсов с их порой противоречивыми результатами. Отдельный проект будет посвящен утраченным зданиям и другим сооружениям города за указанный период.

В рамках исследовательской части выставки историк Андрей Ларионов и фотограф Алексей Боголепов представят критический анализ изменений важных панорам исторического городского ландшафта. 

Журнал «Проект Балтия» представит также проект «Архитекторы будущего» – подборку работ молодых бюро, чья деятельность представляется перспективной для города. Ви́дение начинающих зодчих приоткроет двери в следующую эру архитектуры; анализ существующей ситуации, ее демонстрация разнообразными методами, каталог архитектурных потерь совместно составят актуальное полотно петербургской архитектурной действительности. 

15 и 16 ноября в конференц-зале Центра дизайна ARTPLAY SPb пройдет открытая конференция «Пространство и контекст. Новейшая история петербургской архитектуры», приуроченная к выставке. На конференции выступят участники московской и петербургской экспозиций – ведущие архитекторы и критики двух городов. 

Участники петербургского отдела выставки – архитектурные бюро: 

«АРХАТАКА», «Витрувий и сыновья», «Земцов, Кондиайн и партнеры», «Студия 44», «Евгений Герасимов и партнеры», «ИНТЕРКОЛУМНИУМ», АМ Мамошина, Павел Ковалев, Олег Романов, Сергей Чобан, «ХВОЯ»,  FUTURA, KATARSIS, Liphart architects, Sergey Mishin studio, Semrén & Månsson и др.

Инициаторы и кураторы проекта: 

Андрей и Никита Асадовы, Елена Петухова, Юлия Шишалова

Куратор петербургской версии выставки: 

Владимир Фролов, главный редактор журнала «Проект Балтия»

Организатор петербургской версии:

Журнал «Проект Балтия» 

www.projectbaltia.com 

В рамках общественного потока секции «Креативная среда и урбанистика» Санкт-Петербургского международного культурного форума

culturalforum.ru

Генеральные партнеры петербургской версии выставки: 

Центр дизайна ARTPLAYSPb и Tandem Estate

artplay.ru  

Партнеры: 

Saint Gobain, Semrén & Månsson, ЛСР — стеновые , DerevoPark, РБК

Технические партнеры:

Aledo , Teak House

Информационные партнеры:

Urbanus.ru, «Проект Россия», IDS, Ассоциация Выпускников СПБГУ,

При поддержке:

КГА

Генеральное консульство Швеции в Санкт-Петербурге,

UrbanAwards

ГУД

О проекте

В апреле 1989 года в Москве были зарегистрированы первые персональные творческие мастерские архитекторов, многие из которых сегодня являются «лицом» профессиональной авторской архитектуры нашей страны. За прошедшие три десятилетия российская архитектура прошла огромный эволюционный путь. Менялись экономические, социополитические и культурные реалии в стране, и вместе со страной менялась архитектура, отвечающая реалиям новейшей истории России. Архитекторы, начавшие на переломе эпох частную практику, апробировали и внедряли новые методы работы с заказчиком и ведения проектного бизнеса, искали новые выразительные средства и пластический язык, соответствующий актуальным мировым тенденциям, но при этом наследующий традициям национальной архитектурной школы, осваивали новые типологии и технологии. Прошедшие десятилетия оставили в истории российской архитектуры свои вехи: имена архитекторов, задававших собственными проектами и постройками новые планки профессионального и художественного качества, объекты и проекты, оказавшие влияние на дальнейшее развитие национальной школы или так и оставшиеся уникальными примерами совпадения таланта и обстоятельств. Каждое из этих имен и явлений – значимая страница летописи новейшей эры российской архитектуры, позволяющая осмыслить и оценить пройденный путь.

Санкт-Петербург

Петербургская версия выставки создается после премьерной демонстрации проекта в Музее архитектуры имени А. В. Щусева, прошедшей c 15 мая по 16 июня 2019 года. Показ приурочен к Санкт-Петербургскому международному культурному форуму. Куратор Владимир Фролов (главный редактор журнала «Проект Балтия») наряду с основной хронологической частью экспозиции соберет отдельную – локальную – выставку, представляющую наиболее значимые работы зодчих Северной столицы за указанный период.

Пространство и контекст

Петербургский вариант проекта «Российская архитектура. Новейшая эра» предполагает две части: общероссийскую и локальную. Куратор Владимир Фролов приглашает ведущие архитектурные студии города на Неве к участию в выставке макетов наиболее важных объектов, построенных в Петербурге за рассматриваемый период, а также архитектурных моделей, отражающих творческие поиски участников. Особую роль в кураторской выставке будут играть темы пространства и контекста – центральные для петербургской идентичности и местной архитектурной школы.

Адрес: Красногвардейская пл., 3

Вход со стороны набережной Охты

Афиша мероприятия на сайте ARTplay

Регистрация на выставку и конференцию.

Чем запомнится москвичам лужковская архитектура — Российская газета

Гигантские колонны, треугольные окна, массивные металлоконструкции, обилие башенок… Архитектуру Москвы конца девяностых — начала нулевых, называемую в народе «лужковским ампиром», трудно не узнать среди современной городской застройки. Отдельные здания и целые комплексы, хаотично выросшие в ту пору в разных частях российской столицы, до сих пор вызывают множество споров.

Неоднозначную репутацию имеет и Измайловский Кремль, не так давно мелькнувший в столичных новостях в связи с демонтажем деревянной мельницы на территории вернисажа. Один из долгостроев своей эпохи, он в свое время возник на месте стихийного рынка. Рынок, кстати, и сегодня никуда не делся, напротив, он еще более разросся, окружив со всех сторон белые стены многочисленными деревянными навесами. Броский комплекс «под старину» сейчас больше напоминает пряничный домик, точнее, целую деревню, что усиливает ощущение его оторванности от целого города. Тем не менее сейчас это «самое русское место в Москве», как позиционирует себя на собственном официальном сайте Измайловский Кремль, вновь оказалось в центре внимания широкой общественности.

Новость о сносе мельницы якобы XVIII века, опубликованная в телеграм-канале «Изнанка Измайлово», послужила поводом для публичного обсуждения ценности всего комплекса построек. Встал вопрос: стоит ли освободить эту территорию под застройку района высотными жилыми комплексами? В равной мере касается это и судьбы и других зданий начала двадцать первого века: что лучше — не трогать их пока или освободить дорогую московскую землю под нужды города, которых у него немало?

Немало таких спорных «жемчужин» и в самом центре столицы. Взять хотя бы торговый центр»Наутилус» на Лубянке, театр Et Cetera на Чистых прудах… Вспомним и памятник Петру I на Москве-реке, неточно восстановленные Воскресенские ворота. Торговые центры и офисы, изобилующие бутафорскими башенками, несимметрично расположенными колоннами и прочими странными деталями. Сам Юрий Михайлович Лужков в свою бытность мэром Москвы относил такие новостройки к «неопределенности стилей». Особенности, которая, по его мнению, была традицией для Москвы — мол, ее архитектура во все времена была эклектичной.

Торговый центр «Наутилус» — один из самых спорных новостроев в исторической части города. Фото: Александр Корольков

В столичной застройке действительно немало зданий, появившихся в самые разные времена, что не мешает одним из них вполне гармонично сосуществовать, а другим спорить друг с другом. Но главное, до начала двухтысячных эклектичность никогда не была самоцелью, она просто возникала в результате соединения разных архитектурных стилей в одной городской среде. Но и у засилья башенок есть свое объяснение. Слишком долго советские архитекторы вынуждены были мыслить масштабами «хрущоб», где любая деталь, выходившая за пределы домов, похожих друг на друга, как братья-близнецы, считалась архитектурным излишеством. И вдруг появилась возможность строить иначе! Но для того чтобы у этого «иначе» выработался и вкус, и стиль, и архитекторам, и девелоперам, и просто людям, которые заказывают эту «музыку в камне», как еще называют архитектуру, потребовалось время.

До начала двухтысячных эклектичность никогда не была самоцелью, она просто возникала в результате соединения разных архитектурных стилей в одной городской среде

Надолго ли останутся с нами лужковские постройки? Трудно сказать. «Полагаю, что ненадолго, — считает Елизавета Лихачева, директор Музея архитектуры имени А.В. Щусева. — Качество строительства большинства этих зданий не просто оставляет желать лучшего, оно просто отвратительное. Скорее всего, долго не простоят. Лет через 50 их не останется. Или останутся единицы».

Справедливости ради замечу, что есть среди «лужковскойэпохи» и очень необычные здания, которые могут войти в достойное наследие Москвы 90-х. Взять хотя бы, например, знаменитый дом-яйцо на улице Машкова архитектора Сергея Ткаченко. Дом «Парус» — одну из доминант Ходынского поля, прозванный москвичами «домом-китом». Первые небоскребы «Москвы-Сити»… Случится ли это? Надо подождать. Известно, что ценители не всегда справедливы к своим современникам. Вспомним хотя бы, какой жесткой критике подвергалась стеклянная пирамида во дворе Наполеона, которая стала главным входом в Лувр. А в наши дни разве можно представить Париж без этой достопримечательности? Словом, не случайно по нормам ЮНЕСКО любое здание признается памятником архитектурного наследия не раньше чем через сорок лет после его постройки.

:: Электронная коллекция русской архитектуры Уильяма Брумфилда :::

Об Уильяме Брумфилде (хронология)

2014 г.: награжден премией имени академика Д. С. Лихачева за выдающийся вклад в сохранение историко-культурного наследия России.

В 2011 г. награжден специальным дипломом Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям «За многолетнюю научную и культурно-просветительскую деятельность по сохранению и популяризации в мире регионального культурного наследия России» на Седьмом Национальном конкурсе «Малая Родина». Всероссийский конкурс краеведческой и краеведческой литературы.

2006 г. избран почетным членом Российской академии художеств (см. фотографии, сделанные на церемонии вступления в должность, на странице https://tulane.edu/liberal-arts/german-slavic-studies/brumfield-pictures.cfm). Профессор Брумфилд — единственный гражданин США, избранный в две российские государственные академии.

2005: лауреат Премии ректора за выдающиеся достижения в области исследований и стипендий Тулейнского университета.

В 2002 г. избран членом Российской академии архитектуры и строительных наук.

2000–01: обладатель Мемориальной стипендии Джона Саймона Гуггенхайма.

1997: Лауреат Премии факультета за исследования 1997 года факультета свободных искусств и наук Тулейнского университета.

1994: Содиректор Летнего института колледжей и университетов НЭЗ «Москва: Архитектура и искусство в исторической перспективе», проходившего летом в Москве.

1992–93: стал научным сотрудником Национального гуманитарного центра.

1985-86: Приглашенный преподаватель славянского факультета Университета Вирджинии.

1983: публикация Gold in Azure: One Thousand Years of Russian Architecture , первой полной монографии профессора Брумфилда по русской архитектуре.

1974–1980 годы: доцент кафедры славянских языков Гарвардского университета.

1973-74: Приглашенный преподаватель славистического факультета университетов Висконсина.

1973: доктор философии. по славянским языкам (специализация по русской литературе и истории XIX века) в Калифорнийском университете в Беркли.Диссертация опубликована в различных формах, в том числе в виде монографии «Социальный проект в русской литературе XIX века» (М., 2009).

1970: первая поездка в Советский Союз в качестве аспиранта, где он начал фотографировать русскую архитектуру.

Подробнее об Уильяме Брумфилде:

Профессор Брумфилд часто читает лекции по русской культуре (архитектуре, литературе, фотографии) в музеях и университетах Северной Америки и Европы.

В настоящее время занимается фотографированием и исследованием архитектуры по всей России.

В настоящее время профессор славистики в Тулейнском университете, где он также читает лекции в Школе архитектуры.

Аспирантура и докторантура Московского государственного университета.

Аспирантура и докторантура Ленинградского государственного университета.

Аспирантура и докторантура в Российском институте истории искусств в Москве.

С 1994 года проводит факультетские летние семинары в России при организационной поддержке Российского института истории искусств.

Активный участник в качестве фотографа и автора интернет-проектов Библиотеки Конгресса, включая «Встречу на границах» и Всемирную цифровую библиотеку (совместный проект с ЮНЕСКО).

Фотографии русской архитектуры профессора Брумфилда выставлены в многочисленных галереях и музеях США, России, Франции и Канады, а также являются частью коллекции Фотоархива Национальной художественной галереи в Вашингтоне, округ Колумбия.С.

Вторая российская архитектурная биеннале открылась в Казани

Российская архитектурная биеннале молодых архитекторов, впервые открывшаяся 12 октября 2017 года, во второй раз проходит в Казани (Татарстан) в течение трех дней. Распространяя информацию о быстром развитии Казани и ее многообещающем архитектурном сообществе, биеннале в первую очередь направлена ​​​​на поддержку начинающих архитекторов и привлечение их в сферу городского развития посредством тематического конкурса.Программа мероприятия также включает лекции, презентации и дискуссии, посвященные проблемам местного города.

В соответствии с темой конкурса «Вторая жизнь промплощадкам» для разработки проектов реконструкции территорий завода «Сантехприбор» и элеватора в Казанском речном порту были приглашены архитекторы в возрасте до 35 лет.

Татарстан.

«Значимость проблемы заброшенных промышленных площадок практически невозможно переоценить: практически перед каждым российским городом сегодня стоит вопрос, как перепрофилировать такие площадки», – сказал куратор биеннале Сергей Чобан.«От выбора стратегии развития бывших промзон во многом зависит городской пейзаж, уровень комфорта для местных жителей и туристов. Ключевой задачей сегодня является найти ценность в каждом бывшем промышленном объекте или здании. Это и есть настоящее экологическое сознание — стремление сохранить физические, энергетические и профессиональные ресурсы. Формулировать стратегию должно молодое поколение российских архитекторов».

В этом году в шорт-лист биеннале вошли 30 работ из 739 претендентов из шести стран и 53 городов.Из четырех призов международное жюри выберет два лучших проекта для каждого сайта. Затем предложения финалистов будут представлены на архитектурном форуме Aedes в Берлине и, скорее всего, будут подписаны контракты, как это было в случае с первым циклом проектов-победителей биеннале.

Российская архитектурная биеннале молодых архитекторов последовала за Премией Ага Хана в области архитектуры, выбрав Казань в качестве города-организатора своего мероприятия в этом году. Церемония награждения последней состоялась в сентябре в татарском городе.

Петровская революция в русской архитектуре

Рано утром я шел по Невскому проспекту с соседкой по общежитию. Он не мог смириться с количеством колонн, которые были повсюду, отметив, что это было похоже на то, что он был в Риме или что-то в этом роде.

Как получилось, что город в России попал под влияние итальянского дизайна?

Он начинается с перехода от темных веков к эпохе Возрождения, что во многом связано с открытием Витрувия De Archetictura в Италии.Это учебник по архитектуре 25 г. до н.э., содержащий инструкции о том, как выдерживать древесину, обжигать известь и т. д., чтобы возводить великие сооружения, характерные для древнеримских времен. Отсюда и столбцы. Это также влечет за собой арки, бочкообразные своды, плоские потолки, а также многие конструкции, которые являются скорее декоративными, чем функциональными. Этот учебник разошелся по всей Европе в многочисленных изданиях и переводах и явился основой петровской революции в России.

Это совпало с политическим климатом того времени, когда Россия уже целое столетие находилась под давлением европейской экспансии.После успешной, хотя и почти катастрофической кампании против Швеции, многие европейские страны стали требовать верности России. Это привело к включению России в состав европейского государства в 1728 г. и закрепило за Петром I 1 статус выдающейся державы. Это дало Петру 1 st возможность проводить кардинальные реформы по всей России и сотрудничать с европейскими дизайнерами для преобразования российской архитектуры.

Петр I 1 st , казалось, предпочитал именно амстердамский стиль, который, как и Санкт-Петербург, требовал каналов и шлюзов.Чертеж из его четырехмесячного пребывания в Лондоне также привел к широким улицам, фасадам из кирпича / камня с декоративными деталями, «гаджетным» садам и концентрической планировке улиц, основанной на каналах.

   

Улица в Санкт-Петербурге Россия                                                                                                                      

Переход потребовал импорта тысяч европейских специалистов для удовлетворения требований правителей и положил начало дифференциации между строителями и архитекторами.Это также внесло в русский язык лексику, происходящую из итальянского, французского, немецкого, голландского и латинского языков. Например, слово Архитектор стало практически синонимом слова Строитель, отражая укоренение петровского влияния.

Когда вы гуляете по Санкт-Петербургу, он действительно напоминает такие города, как Лондон, выступающие эркеры и многоквартирные дома в викторианском стиле. Это до тех пор, пока вы не дойдете до таких зданий, как храм Спаса-на-Крови, который резко выделяется из всего остального в своем окружении.Дизайн церкви должен был отличать ее от того, что Александр 3 rd считал «загрязнением западного влияния». Как видите, оно напоминает структуру построек раннего, допетровского стиля.

От римских колонн до красочных мозаик Санкт-Петербург представляет собой удивительное сочетание европейских и уникальных русских особенностей. Это определенно стоит взять на заметку в следующий раз, когда вы будете гулять по городу.

: История :: Культура и искусство :: Россия-ИнфоЦентр



Русская архитектура испытала влияние западной культуры больше, чем какие-либо другие сферы.Новая столица России — Санкт-Петербург — резко контрастировала с Москвой. Город Петра Великого был основан на совершенно новых принципах градостроительства: город ансамблевого характера был спроектирован со строгой планировкой улиц, площадей, административных зданий и дворцов. До недавнего времени Санкт-Петербург считался действительно современным городом, а Москву часто называли «большой деревней». Некоторые поклонники великолепного Петербурга предложили назвать его «восьмым чудом света».
Совсем недавно, благодаря появлению постмодернистской архитектуры, вызвавшей переоценку ценностей, Москва превзошла Петербург по своему архитектурному значению.
Русский классицизм в архитектуре XVIII века был представлен И.Е. Сгаров, Д. Кваренги, В. И. Баженов, М. Ф. Казаков. т.е. Сгаров построил Таврический дворец и Троицкий собор Александро-Невской лавры в Петербурге. Д. Кваренги построил павильон Концертный зал и Александровский дворец в Царском Селе (ныне Пушкин), Эрмитажный театр и Ассигнационный банк в Петербурге. В Москве работали архитекторы В. И. Баженов и М. Ф. Казаков. Первый создал великолепный Дом Пашкова, а второй спроектировал оригинальное здание Московского университета, Сената в Московском Кремле и Первой городской больницы.
Русское барокко в архитектуре замечательно воплотили произведения Д. Трезини и В. В. Растрелли. Д. Трезини построил Дом Двенадцати коллегий (ныне Университет), Летний дворец Петра Великого и Петропавловский крепостной собор в Петербурге. В. В. Растрелли построил Зимний дворец (ныне всемирно известный Эрмитаж) и Смольный монастырь в Петербурге, большой Петергофский дворец, Екатерининский дворец в Царском Селе.

 


Автор: Вера Иванова

Русское зодчество — красота дизайна матушки России

Россия, раскинувшаяся между европейским и китайским континентами, не является ни Востоком, ни Западом.Контроль Великих Моголов, царский террор, европейские вторжения и коммунистическая тирания господствовали над огромными просторами земли, лесов и пустынь. Если вы хотите узнать больше о прошлом России, кажется, что это бесконечное путешествие. От введения православного христианства в Византийской империи до эпохи русских царей и знаковых русских зданий различных художественных групп, уникальная история России — это многое, что вам нужно сделать, это оглянуться, чтобы узнать больше о богатой культурной истории России. .От луковичных куполов крыш до кремлей из красного кирпича русская архитектура передает тысячи историй о прошлом страны.

Русская архитектура имеет ярко выраженный стиль, признанный на протяжении многих лет. Некоторые архитектурные особенности уникальны для русской архитектуры. Здания в русском стиле вызывают в воображении невольную ассоциацию с византийской архитектурой — типичным примером является храм Христа Спасителя в Москве.

В традиционной русской архитектуре особое внимание уделяется использованию дерева.В течение нескольких лет в 19 веке большое внимание уделялось очень характерной кирпичной кладке. Русские также славятся своей любовью к орнаменту. Эти уникальные формы, цветочные и мозаичные украшения в основном можно увидеть внутри зданий, хотя их внешний вид не менее удивителен. Еще один элемент, который часто можно увидеть в русских постройках, — это узкие и высокие окна, обычно имеющие геометрическую форму. Арки, пожалуй, самая выдающаяся архитектурная особенность русских зданий.Они везде, от окон и дверей до потолков. Так называемые «теремные» крыши — еще одна характерная черта русской архитектуры. По сути, крыша «терем» — это очень необычная треугольная крыша с небольшим углом между двумя сегментами крыши. Помимо орнамента внутри, русские славятся своей любовью к орнаментированным фасадам. Украшения можно увидеть вокруг дверей, окон, колонн, а иногда и по периметру всего здания.

Важные периоды

Архитектура России представляет широкий спектр культурных верований и представляет собой смесь восточно-римских и языческих влияний.Это началось до 988 года. Ранние восточно-православные церкви были в основном деревянными, причем келейная церковь была самым основным типом. Многие небольшие купола были обычным явлением в соборах, что побудило некоторых искусствоведов размышлять о том, как могли бы выглядеть языческие славянские храмы. Русская архитектура делится на пять основных периодов, каждый из которых имеет особый стиль, представленный множеством зданий по всей стране.

Киевская Русь Христианский период

Фото: pinterest.com

С 988 по 1230 годы это самый ранний период русской архитектуры.Оно происходит от средневекового государства Киевская Русь, которое включало в себя части территорий Беларуси, Украины и России, которые мы знаем сегодня. Стиль Киевской Руси в основном основан на византийской культуре, смешанной со многими нововведениями и архитектурными особенностями. Этот стиль можно увидеть в православных храмах по всей России, особенно в городе Новгороде.

Церкви строились в основном из белого камня и имели небольшие купола, толстые стены и узкие окна. Наиболее примечательными сооружениями этого периода являются Софийский собор в Великом Новгороде, Рождественский собор в Суздале, собор св.Иоанна Крестителя в Пскове пр.

Московский период

Фото: pinterest.com

Более полувека даже столицы не могли позволить себе новые каменные соборы из-за разграбления земель монголами. Однако Новгород и Псков этого избежали, и в этих городах сохранилось и стоит до сих пор множество средневековых церквей (от XII века и позже). Московский период подразделяется на три периода: раннемосковский период (с 1230 по 1530 г.), среднемосковский период (с 1530 по 1630 г.) и позднемосковский период (с 1630 по 1812 г.).Церкви этих периодов обычно имеют крутые крыши и украшены великолепными средневековыми фресками и орнаментом.

Помимо церквей, к этому периоду относятся и другие сооружения, в том числе башни (колокольня Ивана Великого), укрепления (Московский Кремль) и дворцы (Гравенная палата).

Императорская Россия

Фото: pinterest.com

В 1712 году Петр I перенес столицу России из Москвы в Санкт-Петербург, который он хотел построить в стиле петровского барокко.Прекрасным примером этого стиля является Петропавловский собор, старейшая достопримечательность Санкт-Петербурга, с красивым золотым шпилем снаружи и ярким иконостасом внутри. Однако в период правления Анны и Елизаветы Петровны на смену петровскому барокко пришел более роскошный барочный стиль Бартоломео Растрелли. Самым примечательным зданием, представляющим этот архитектурный стиль, является Зимний дворец , , официальная резиденция российских императоров на протяжении 185 лет.

Позднее, в 1830-е годы, Николай I ослабил регулирование в архитектуре, ввела раннюю эклектику. Самыми известными зданиями, представляющими этот стиль, являются Храм Христа Спасителя и Большой Кремлевский дворец.

Постреволюционный

Фото: pinterest.com

Формализм был самым выдающимся произведением возрожденцев после революции, между 1917 и 1932 годами. Примером этого является Памятник Третьему Интернационалу, который представлял собой высокую спираль, окружавшую стеклянные комнаты.Хотя она так и не была построена, она положила начало новой фазе конструктивистской архитектуры в России, что привело к завершению строительства Шуховской башни, которая в настоящее время простирается на 160 метров в горизонт Москвы. В это время был толчок к масштабной реконструкции города. Были пересмотрены планирование и реализация городских пейзажей, а также структура городского планирования, что привело к таким изменениям, как более широкие магистрали, более крупные общественные здания и всплеск строительства государственного жилья.

Мавзолей Ленина – самое известное сооружение этого периода . После 1920-х годов культурная жизнь во многом повлияла на архитектуру, и такие союзы, как Ассоциация новых архитекторов («Аснова»), поощряли слияние архитектуры и творчества для создания художественных и скульптурных зданий.

Послевоенный Советский Союз и современная Россия

Фото: pinterest.com

В послевоенной России сталинская архитектура процветала, и до сих пор по всей стране сохраняется сильное наследие сталинской архитектуры. В это время также уделялось значительное внимание восстановлению разрушенных построек в результате разрушений Второй мировой войны.Это включает в себя строительство «Семи сестер», группы из семи высотных сооружений. После победы России во Второй мировой войне Сталин предсказал, что Москву ждет всплеск туризма. Обеспокоен тем, что люди, сравнивая его город с другими крупными городами, заметят отсутствие зданий. В результате в 1947 году он издал указ о строительстве семи зданий в сталинском стиле: гостиницы «Украина», МГУ, здания Министерства иностранных дел, гостиницы «Ленинградская», дома на Кудринской площади, апартаментов на Котельнической набережной и Административное здание Красные ворота.

После распада Советского Союза больше не было навязанных правил относительно высоты зданий. Поэтому архитектура росла высокими темпами. Это положило начало современной российской архитектуре (с 1970 года по сегодняшний день). Современные методы строительства были внедрены с множеством небоскребов и современных бизнес-центров.

Россия теперь представляет собой прекрасное сочетание элегантности старого мира и шумных современных городских пейзажей, от которых захватывает дух как летом, так и зимой.

Знаменитые здания

Давайте перейдем к некоторым из самых примечательных зданий в России. От грандиозных церквей и соборов до элегантных театров, Россия предлагает множество легендарных достопримечательностей, которые вы обязательно захотите посетить. Если вы поклонник уникальной русской архитектуры, вам обязательно понравится следующий список.

Екатерининский дворец

Фото: pinterest.com

Названный в честь Екатерины I, этот грандиозный дворец, полный золота, был подарен ей ее супругом Петром Великим.Он находится в Санкт-Петербурге и летом служил местом жительства царской семьи. Это образец стиля рококо – исключительно орнаментальный и роскошный как внутри, так и снаружи.

Реконструкция, начатая в 1745 году четырьмя архитекторами, завершилась в 1756 году. Главный архитектор Бартоломео Растрелли разработал для дворца прочный проект.

Собор Василия Блаженного

Фото: pinterest.com

Собор Василия Блаженного, без сомнения, самая известная достопримечательность России.Расположенный на Красной площади, Москва , , этот удивительный собор восходит к 1555 году. Чтобы отпраздновать поражение Монгольской империи, Иван IV приказал построить этот православный собор. Глядя на него, никто не может остаться равнодушным к его красочным луковичным куполам. Сегодня Собор Василия Блаженного в основном представляет собой музей, в котором хранится более 400 икон прошлого.

Дворец царя Алексея Михайловича

Фото: pinterest.com

Деревянный дворец царя Алексея Михайловича находится в московском имении Коломенское и является, так сказать, единственной копией среди многочисленных знатных русских построек.В 1660 году Алексей Михайлович поручил построить деревянный дворец на месте бывшей деревни. Готовый дворец царь решил сделать своим летним убежищем из-за его простора и уникального убранства. Этот деревянный замок выглядит так, будто он из сказки, конструкция которого сделана без каких-либо крепежных материалов, гвоздей и крючков.

Большой театр

Фото: pinterest.com

Большой театр, несомненно, является одной из самых замечательных достопримечательностей России. Этот исторический театр является одним из самых известных в России образцов неоклассической архитектуры ХХ века.В этом здании проходили балетные и оперные представления. Основное здание театра за свою историю несколько раз перестраивалось и остается одним из лучших театров мира.

Зимний дворец

Фото: pinterest.com

Город Санкт-Петербург известен своими грандиозными дворцами. Одним из них является знаменитый Зимний дворец, который когда-то был царской резиденцией русских царей и цариц. Императрица Елизавета Архитектором является знаменитый Бартоломео Растрелли, который построил его между 1754 и 1762 годами для императрицы Елизаветы.Этот зелено-белый считается построенным в строго европейском стиле, с множеством арок, колонн, скульптур, фронтонов и пролетов.

Храм Христа Спасителя

Фото: pinterest.com

Храм Христа Спасителя — самый высокий в мире православный храм, его массивные медные купола возвышаются над горизонтом Москвы. Церковь расположена недалеко от Кремля и недалеко от реки Моска и является туристическим центром, отражающим религиозное и политическое прошлое страны.Эта церковь с каменным фасадом и белым мрамором, преобладающим в структуре, является образцом архитектуры русского Возрождения.

Мавзолей Ленина

Фото: instagram.com

Мавзолей Ленина по проекту Алексея Щусева признан шедевром архитектурной простоты. Первоначально тело Владимира Ленина, основателя Советского Союза, хранилось в стеклянном гробу. Он был построен из дерева, в 1930 году эта структура была перестроена из красного гранита и черного лабрадорита.Щусев построил более постоянную гробницу в 1924 году, состоящую из деревянных кубов, расположенных в виде ступенчатой ​​пирамиды.

Московский Государственный Университет

Фото: instagram.com

Здание МГУ было построено в период с 1947 по 1953 год по проекту Льва Руднева. Это самое высокое здание из знаменитых «семи высоток» Москвы, построенное в сталинском стиле. Сооружение имеет высоту 239 метров и состоит из 36 уровней.

Петергофский дворец

Фото: пинтерест.com

Из всех роскошных дворцов России этот выглядит так, как будто он пришел из сказки. Согласно легенде, в 1717 году Петр I посетил Францию ​​и увидел величественный Версальский дворец. Он планировал расширить свое имение в Петергофе, недалеко от Санкт-Петербурга, как прямой ответ на это.

Казанский собор

Фото: pinterest.com

Казанский собор, вдохновленный римским собором Святого Петра и спроектированный архитектором Андреем Воронихиным, является еще одним шедевром русской архитектуры.Этот великолепный каменный собор, расположенный на Невском проспекте, главной улице Санкт-Петербурга, является одним из самых известных туристических мест в России.

Таврический дворец

Photo:pinterest.com

Когда весь мир высмеивал Россию за ее уродливые и экстравагантные представления о западной архитектуре, Екатерина Великая решила ввести более достойные стили, поэтому неоклассицизм стал официальным придворным стилем. Архитектура Палладио, основанная на классических древнегреческих и римских постройках, повлияла на то, что сейчас известно как Таврический дворец или Таврический дворец.Как и многие неоклассические здания, дворец князя Григория был строго неоклассическим, с симметричными рядами колонн, сильным фронтоном и куполом.

Преображенская церковь

Фото: instagram.com

Один из самых интересных фактов о Спасо-Преображенской церкви на острове Кижи — то, что она была построена без единого гвоздя. Он был построен в 1714 году и украшен 22 куполами-луковицами с множеством осиновых дранок. Однако многие деревянные церкви со временем были разрушены гнилью и огнем.Нехватка денег привела к запустению и плохо проведенным реставрационным мероприятиям даже в этой церкви.

Мариинский театр

Фото: pinterest.com

Помимо знаменитого Большого театра, Мариинский театр — еще один прекрасный архитектурный шедевр России. Расположенный в Санкт-Петербурге, он открылся в 1860 году, первоначально как деревянное строение в неовизантийском стиле. Десять лет спустя Альберт Кавос перестроил его и сделал грандиозный U-образный зрительный зал в итальянском стиле.

Троице-Сергиева Лавра

Фото: pinterest.com

Троице-Сергиева Лавра или Сергиославра — самый известный русский православный духовный центр, расположенный в городе Сергиев Посад. Архитектурная палитра этого здания содержит все элементы, представляющие его выдающуюся универсальную ценность. Со своими золотыми куполами и узкими окнами эта церковь является одной из самых самобытных церквей в России.

Храм Спаса-на-Крови

Фото: пинтерест.com

Построенная на месте убийства царя Александра II, эта церковь имеет богатое историческое прошлое, которое продолжается и по сей день.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.