Архитектура 17 век: Архитектура России 17 века

Содержание

Архитектура России 17 века

17 век стал для России веком серьезных потрясений и больших перемен. Все это не могло не сказаться на развитии культуры. Менялось отношение к религии, укреплялись связи с Европой, в архитектуре зарождались новые стили. Именно в этот период замечен переход архитектуры от строгих форм средневековья к декоративности, от церковного к светскому. На фасадах зданий появляются резные наличники и каменная резка, разноцветные изразцы.

В начале 17 века продолжается начатое в 16 веке строительство шатровых композиций. Одним из ярких примеров той эпохи является  Успенская Дивная церковь на территории Алексеевского монастыря в Угличе.

Успенская Дивная церковь  в Угличе

Успенская Дивная церковь на территории Алексеевского монастыря в Угличе

В более позднем строительстве шатер перестает быть конструктивным элементом и начинает выполнять больше декоративную функцию. Его можно заметить и на небольших церквях и на светских зданиях той эпохи. Последним храмом шатрового типа является московская церковь Рождения Богородицы в Путинках, относящаяся к середине 17 века. Дело в том, что как раз в этот период церковь во главе с патриархом Никоном признала многие старые церковные догмы ошибочными, и на строительство шатровых соборов и церквей был наложен запрет. Отныне они должны были быть непременно пятиглавыми и с маковками.

 

Кроме шатровых, в 17 веке строили и бесстолпные кубические соборы и церкви, называемые еще кораблями, а также круглые храмы.

Продолжается популяризация каменной застройки, начатая в 16 веке. В 17 веке такое строительство становится уже не только привилегией царей. Теперь каменные хоромы могли строить себе бояре и купечество. Немало жилых каменных домов было построено в 17 веке и в столице, и в провинции. А вот цари, как оказалось, наоборот, предпочитали деревянное зодчество. Несмотря на распространение использования камня, как основного строительного материала, 17 век можно по праву считать веком расцвета русского деревянного зодчества. Шедевром деревянного зодчества и архитектуры 17 века считался царский дворец в Коломенском. В те времена резиденция насчитывала 270 комнат и порядка 3000 окон. К сожалению, в середине 18 века его разобрали из-за ветхости по приказу императрицы Екатерины Второй. В наше время он воссоздан по записям и чертежам, позволяющий судить о красоте и величии архитектуры того времени, но в таком виде он уже не представляет той архитектурной ценности, как если бы это был оригинал.

К концу 17 века в русской соборной архитектуре появился новый стиль, названный нарышкинское или московское барокко. Свое название стиль получил по фамилии основного заказчика. Этому стилю соответствует сочетание белого и красного цветов в росписи фасадов зданий, этажность построек. Примеры строений в этом стиле – церкви и дворцы Сергиева Посада, церковь Покрова в Филях, колокольни, трапезная и надвратные церкви в Новодевичьем монастыре.

Церковь Покрова в Филях

Церковь Покрова в Филях

Перемены в жизни страны, развитие торговых отношений с соседями, и некоторые другие факторы обеспечили предпосылки к тому, что российские города стали расширяться. На юге и востоке страны появлялись новые города. Появились первые попытки создания городских планов и упорядочения градостроительства.

В связи с расширением границ государства, прекращением набегов на Русь татар, центр страны уже не нуждался в такой защите, как в средние века. Многие крепости городов и стены монастырей центральной части страны переставали выполнять оборонные функции. Этот период в жизни страны совпал с появлением нового направления в архитектуре, ухода от строгих линий, перехода к украшательству. Именно поэтому в 17 веке многие кремлевские постройки и монастыри достраивались с особым колоритом. Теперь зодчие больше думали о внешнем облике, нарядности убранства, выразительности линий, чем об оборонительном качестве башен и построек.

Как жилые дома купцов и бояр, так и административные здания в 17 веке начинают строить двух- или трехэтажными. При каменном основании, верхний этаж мог быть деревянным, зачастую здание полностью выполнялось из древесины. Нижний этаж таких зданий обычно использовали для хозяйственных нужд.

В середине века, под покровительством патриарха Никона, в Москве начинают воссоздавать святые места Палестины. Проект выливается в постройку Ново-Иерусалимского монастыря на реке Истре. Монастырь дополнился традиционным комплексом деревянных сооружений, Воскресенским собором. Позднее, из-за опалы Никона, строительные работы были остановлены. Работавшие на строительстве мастера-белорусы, привнесли в русскую архитектуру применение керамики и изразцов для отделки фасадов. Впоследствии, монастырскому собору многие старались всячески подражать, старались превзойти его в нарядности.

Несмотря на то, что многие города имели свои особенности в архитектуре и градостроительстве, повсюду начала распространятся нарядная пышность и эффектная декоративность форм и оформления фасадов. Россия, выстоявшая в период смуты, как бы возрождалась, смотрела вперед с надеждой на будущее. В этот период стремление к украшательству вылилось в оформление башен Московского Кремля шатрами, а также в украшение белых стен Храма Василия Блаженного (Покровского собора) ярким и пестрым орнаментом. В 1635-1636 годы в кремле возводится трехэтажный Теремной дворец с явно выраженной ступенчатой конструкцией. Первоначально его стены были расписаны, как  внутри, так и снаружи, верхний ярус дворца украшали изразцы. Собор на территории комплекса является типичным представителем стиля барокко, который в те времена как раз и начал свое распространение в русской архитектуре 17 века.

На тот момент вторым по значимости городом Руси был Ярославль. Изразцы активно использовались при украшении храмов Иоанна Предтечи в Толчкове, а также Иоанна Зла­тоуста в Коровниках. Для данных строений характерно использование яркого узора, созданного с помощью поливных изразцов. Типичным памятником данному периоду зодчества в Ярославле считается церковь Ильи Пророка.

В период 17 века велось повсеместное строительство новых каменных храмов, монастырей и в Муроме. Были выстроены два монастыря – женский Троицкий и мужской Благовещенский. Вместо деревянных строений были возведены храмы из камня в женском Воскресенском монастыре, Георгиевская церковь, разрушенная в 30-х годах 20 века, а также пятиглавая Казанская или Николо-Можайская церковь и одноглавая Николо-Зарядская церковь. Николо-Зарядский храм также не сохранился, но в те годы являл собой один из лучших образцов русского зодчества второй половины 17 века. Последней в этом столетии в Муроме была построена каменная Покровская церковь, расположенная на территории Спасского мужского монастыря. Монастырское жилое здание, а именно настоятельный корпус Спасского монастыря – единственный образец  в городе, позволяющий представить гражданскую архитектуру города в 17 веке. Неподалеку от Мурома в Борисоглебском монастыре  вместо ветхих деревянных храмов в 17 веке возвели прекрасный ансамбль из каменных строений – церковь Рождества, Вознесенскую (Бориса и Глеба) и Никольскую церковь. Из них до наших дней сохранился лишь храм Рождества Христова.

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Сохранилось множество храмовых построек того времени и в других провинциальных городах – в Угличе, Саратове, Великом Устюге, Рязани, Костроме, Суздале и других. Из крупных архитектурных ансамблей, относящихся к 17 веку, можно выделить здание Кремля в Ростове Великом.

Крутицкий теремок

Крутицкий теремок

До наших времен дошло большое количество и светских построек, позволяющих судить об архитектуре того времени. Это деревянные Кремлевские терема, Крутицкий теремок и дом Голицына в Москве, каменные Поганкины палаты в Пскове, как и многие здания той эпохи, указывающие на высокую степень прихотливости вкусов, царившую в архитектуре 17-го столетия.

Архитектура 17 века в России: стили, история, архитекторы и памятники

Архитектура 17 века в России претерпевала большие изменения. Не смотря на то, что основным строительным материалом так и оставалось дерево, на порядок больше использовались каменные (кирпичные) элементы. Широкое применение получили новые виды отделочных строительных материалов. Цветные изразцы, фигурный кирпич, а также белокаменные детали становились более востребованы. Многие постройки были возведены мастерами, которые состояли в Приказе каменных дел (создан в конце XVI в.).

 

Русская архитектура 17 века имела свои выдающиеся произведения деревянного зодчества. К ним относились:

царский дворец под Москвой в с. Коломенское. Он был представлен целым городком с гульбищами и крылечками, с витыми «колоннами», с башенками, покрытыми чешуйчатыми крышами. Были там и другие постройки – хоромы, которые отличались друг от друга, т.к. выполнены в индивидуальном стиле. Все они связывались переходами, а всего насчитывалось 270 комнат и 3000 окон. Современники прозвали его «восьмым чудом света».

 

Архитектура 17 века в России

 

Церковная архитектура в России 17 века

 

Архитектура в России 17 века также проявилась и в церковном зодчестве. В этом направлении преобладали шатровые постройки. Архитектура России 17 века отличалась тем, что уже начали строить ярусные церкви. Однако деревянное зодчество постепенно поддавалось влиянию каменной архитектуры.

 

Дабы архитектура 17 века в России сохранилась в первоначальном облике,патриарх Никон попытался запретить строительство каменных храмов. Но, не смотря на это шатровые постройки стали преобладающими в церковной архитектуре. Все они славились богатым убранством и интересными архитектурными орнаментами, которые придавала зданиям нарядность.

 

Однако во второй половине XVII в. под влиянием Никона осуществили ряд монументальных построек, которые были выполнены в традиционном стиле предыдущих веков и должны были прославить величие и силу церкви. Таким образом, архитектура 17 века в России проявилась в величественном Воскресенском соборе московского Ново-Иерусалимского монастыря и в некоторых других. Для его строительства была использована модель храма над «гробом господнем» (Иерусалим).

 

В конце XVII в. в архитектуре возникает новый стиль — нарышкинское барокко. Самым известным сооружением того времени считается московская церковь Покрова в Филях, которая отличающаяся изяществом, уникальными пропорциями, а также интересными декоративными украшениями.

 

Наряду с церковной архитектурой развивается также гражданское строительство. Изменяется значительным образом не только внешний облик Кремля, но и внутреннее пространство. В тоже время продолжается развитие торговопромышленного строительства. Так, появляются новые гостиные дворы в крупных городах (Китай-город, Москва, Архангельск).

 

архитектура 17 века

 

Читай также:

Архитектура России 19 века

 

архитектура в России

 

Статьи по теме:

Культура. 17 век. Архитектура

— 1628-шатёр над Спасской башней Московского Кремля

— Церковь Покрова в Медведкове, подмосковном имении князя Д.Пожарского (1634-1635). Построена в честь победы над врагами  в Смутное время, утверждала силу русого оружия.

— Церковь святого Зосимы и Саввы Троице-Сергиева монастыря (1635-1637)

— Церковь Троицы в Никитниках(1635-1653) , характерна яркая цветовая гамма, сочетание красного кирпича с белым орнаментом, зелёными изразцовыми вставками и зелёными куполами.

Появилось много похожих церквей, подражание ей:

— Троицкая церковь монастыря в Муроме,

— церковь Вознесения в Великом Устюге

— 1649-1652-в Москве храм Рождества Богородицы в Путинках.

— посадские церкви Николы в Пыжах и Хамовниках,

собор Вознесения в Устюге и др.

 

 

Гражданское строительство.

1635-1636- первое светское здание на территории  Кремля -Теремный дворец (арх. Константинов, Огурцов, Шарутин, Ушаков).  Впервые появилась  ступенчатость зданий, новым был и декор  здания – резьба, фигуры животных, растительный орнамент, впервые была продемонстрирована  ориентация на западноевропейские образцы).

 

В Москве — Печатный и Монетный двор, дом боярина Троекурова

Архитектура — переход от строгости и простоты   к декоративности.

Активное каменное строительство — в 20-ег.(Создан Приказ каменных дел).

 

Изразцы – керамические  плитки и украшения из резного камня и кирпича. Это обилие украшения стали называть — каменное узорочье (или дивное узорочье):

дворец царя Алексея Михайловича,

 каменные палаты бояр.

 

В 40-70-е г.- московское барокко (нарышкинское): чёткость и симметричность, многоярусность,  декоративная резьба по белому камню, устремлённость здания вверх, сочетание красного и белого цветов, связь с окружающим пространством.)

 

 Церковь Покрова в Филях — усадебный храм Нарышкина.1690-1693(многоярусность,  ступенчатость, обилие широких окон, связь с пространством, устремлённость вверх, характерные «гребешки», которые украшают каждый ярус, белые колонны.

 

 Примеры нарышкинского барокко:

церковь Спаса с в селе Уборы на Москве – реке ,( 1697, архитектор Я.Бухвостов) ,

церковь Знамения в Дубровицах, 1690-1704

 

Деревянное зодчество.

Дворец царя Алексея Михайловича в Коломенском (современники называли восьмым чудом света)-построен русскими мастерами  под руководством холопа Семёна Петрова и стрельца Ивана Михайлова.1667-1672

Таблица по истории Архитектура 17 века

Сооружение

Дата

Архитектор

Стиль

Воскресенский Новоиерусалимский монастырь, г. Истра Московской обл.

hello_html_312577d2.jpg

1656 год

П. И. Заборский

Шатровое зодчество, после реконструкций Воскресенский собор выполнен частично в стиле барокко

Коломенский дворец Алексея Михайловича

hello_html_3eb49c07.jpg

1667-1668 года

Семен Петров,

Иван Михайлов

Симбиоз искусства традиционной, допетровской Руси и Западной Европы

Усадьба Измайлово на реке Робке (Измайловский остров, Городок им. Баумана)

hello_html_m1798239a.jpg

Покровский собор – 1678 год, церковь Иосафа – 1685-1692 года

Терентий Макаров, Посольский приказ под руководством Василия Голицына (церковь Иосафа, Въездные ворота)

Покровский собор в стиле «нарышкинского барокко».

Хозяйство нового типа: механизация, стекольный завод, сад-лабиринт, зверинец, театр.

Ростовский кремль (Митрополичий двор)

hello_html_5c33da4.jpg

1670-1683 года, Церковь Одигитрии – 1692-1693

Замысел митрополита Ионы Сысоевича

Церковь Одигитрии – московское барокко,

шатровое зодчество

Михайло-Архангельский собор в Нижнем Новгороде

hello_html_m56f32cd3.jpg

1221-1359 года, восстановление в 1631 году

Л. Возоулин,

А. Возоулин,

А. Константинов

Шатровое зодчество

Церковь Покрова в Медведкове (имение князя Пожарского)

hello_html_64fa1eb9.jpg

1620-1635 года

Дмитрий Пожарский

Шатровое зодчество

Успенская «Дивная» церковь в Угличе (Церковь Успения Пресвятой Богородицы)

hello_html_m4e6ff1e6.jpg

1628 год

Шатровое зодчество

Теремной дворец в Кремле

hello_html_m1b8425d3.jpg

в 1635-1636 годах

Бажен Огурцов,

Ларион Ушаков,

Антипа Константинов,

Шатурин

Ярусное зодчество

Церковь Ильи Пророка в Ярославле

hello_html_61322940.jpg

1647-1650 годы

Строители Вонифатий и Иоанникий Скрипины;

росписи – Гурий Никитин и Сила Савин

Шатровое зодчество, барокко

Шатер над Спасской башней в Кремле

hello_html_m7b202d3b.jpg

1624-1625 годы

Бажен Огурцов,

Христофор Галовей

Многоярусность, готический стиль

Церковь Святой Живоначальной Троицы в Никитниках (церковь Иконы Божией Матери Грузинская на Варварке)

hello_html_m5256c33a.jpg

1626 год

Григорий Никитников (заказчик),

1903, архитектор В. И. Веригин

Московское барокко, «русское узорочье»

Церковь Рождества Богородицы в Путинках в Москве

hello_html_m22ac815b.jpg

1649-1652 годы

1892 год – реставрация при архитекторе Султанове, 1957 – при Свешникове

Московское барокко, «русское узорочье»

Вознесенская в Великом Устюге

hello_html_m484fb61f.jpg

1648 год

Н. Ф. Ревякин (заказчик)

«Русское узорочье», барокко

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Филях

hello_html_10dd8c1a.jpg

1690-1694 годы

Л. К. Нарышкин (основатель),

архитектор – либо Я. Бухвостов, либо П. Потапов;

К. И. Золотарев (резное убранство и иконостас)

Нарышкинское барокко

9.Основные этапы развития русской архитектуры 17 вв.: artgirls — LiveJournal

В архитектуре этого столетия можно проследить три этапа:
1. в первой четверти 17 века или даже в первые 30 лет в ней еще сильна связь с традициями 16 столетия,
2.середина века – 40-80 годы – поиски нового стиля, соответствовавшего духу времени, и его расцвет,
3.конец столетия – отход от старых приемов и утверждение новых, свидетельствующих о рождении архитектуры так называемого нового времени.

Церковные сооружения начала столетия мало отличаются от храмов 16 века.
Так, церковь Покрава в царском селе Рубцове (1619-1625), возведенная в честь освобождения Москвы от поляков, конца «смуты»,- бесстолпный, перекрытый сомкнутый сводом храм, по внутреннему и внешнему облику близкий церквям годуновского времени. Здание стоит на подклете, окружено двухъярусной галереей, имеет два придела, от основного объема к небольшой главке идут три яруса кокошников.
Однако уже на рубеже 20 — 30-х годов XVII в. появляются постройки, хотя и восходящие к старым типам, но обогащающие устоявшуюся типологию рядом новых находок.
Такова церковь Покрова в Медведкове (1634 — 1635 гг.), представляющая собой как бы реплику собора Покрова на Рву (Василия Блаженного). Композиция медведковской церкви с ее центральным шатром, окруженным четырьмя глухими угловыми главами, двумя главами приделов и главой над алтарем, явно апеллирует к грозненскому прообразу. Однако стройность и изящество церкви в Медведкове, безоговорочное подчинение боковых элементов шатру сильно отличают ее от прототипа. Присутствуют здесь и оригинальные декоративные мотивы: в первом ряду кокошников четверика крупные полуциркульные кокошники чередуются с сильно вытянутыми малыми, поле которых заполняют довольно глубокие ниши. Чередование крупных и мелких форм, подхваченное во втором ярусе закомар, звучит камертоном всей композиции; так же соотносятся центральный храм и приделы, малые главы и шатер, кокошники низа и главы.

Еще большей изысканностью отмечена церковь Св. Зосимы и Савватия Троице-Сергиева монастыря, построенная почти в те же годы (1635 — 1637 гг.). И здесь заметна ориентация на старые образцы: обработка алтарной апсиды в точности воспроизводит аналогичный декор монастырской же Духовской церкви 1476 г. Шатер монастырской церкви столь же строен, как и медведковской, а декор стал богаче и наряднее. Очень важно, что изменились принципы его размещения: окна восьмерика перерезали собой лопатки, так что оконный проем выглядит висящим на широкой ленте. Столь же непринужденно были размещены на стене и окна западного фасада четверика, врезавшиеся в центральные лопатки. Эти особенности предвосхищали трактовку декора, свойственную зодчеству середины и 3-й четверти XVII в.
Не менее значимым для будущего стало изменение конструкции здания. Шатер храма, по внешнему виду так близкий к медведковскому, является декоративным: монастырская церковь перекрыта сомкнутым сводом с распалубками.
Это свидетельствует о зародившемся понимании шатра как «уборной» части храма, что переводило его из ранга конструктивных в разряд декоративных форм.

Новое отношение к декору, изменение его взаимодействия с конструкцией здания проявилось в крупнейшей светской постройке 30-х годов XVII в. — Теремном дворце. В 1636 — 1637 гг., по распоряжению царя Михаила Федоровича, подмастерья каменных дел Б. Огурцов, А. Константинов, Т. Шарутин и Л. Ушаков надстроили над старыми Мастерскими палатами еще три этажа, где разместились покои членов царской семьи. Дворец приобрел ступенчатый силуэт: новую надстройку поставили с отступом от старых стен, так что вокруг нее образовалась открытая галерея; вторая галерея прошла вокруг верхнего этажа — маленького бесстолпного Теремка. Эта впервые появившаяся здесь ступенчатость, постепенность подъема архитектурных масс, их ясная геометрическая расчлененность, легкость, невыявленность толщины стен станут определяющими чертами архитектуры последней четверти столетия.

Другая немаловажная особенность Теремного дворца — сравнительно упорядоченное размещение декора на плоскости стены. Однако отказ от традиционного «конструктивного» расположения декоративных элементов, когда лопатки или пилястры обязательно отмечали место примыкания торца поперечной стены в интерьере, открывал большие композиционные возможности, также использованные в архитектуре конца XVII в.
Новым был и сам декор Теремного дворца — роскошные резные порталы и наличники с треугольными или разорванными фронтонами, обрамляющие многолопастные или двойные с подвесной гирькой оконные проемы. Резьба, покрывающая их, сложна по мотивам и виртуозна по исполнению. Тонкие переплетающиеся растительные побеги образуют фон для выступающих фигур. Здесь, пожалуй, впервые в русской архитектуре ориентация на европейские образцы выражена столь открыто и программно; в дальнейшем эта тенденция будет нарастать и затронет не только декоративно-прикладное искусство и сферу архитектурного декора, но и живопись.
Распространяется определенный тип храма – бесстолпного, обычно пятиглавого, с декоративными боковыми барабанами, с подчеркнутой асимметрией общей композиции благодаря разномасштабным приделам, трапезной, крыльцам, шатровой калокольне.
Примером может служить церковь Св. Троицы в Никитниках (1630 — 1650-е гг.). Этот храм был возведен по заказу Григория Никитникова. Для церкви Св. Троицы в Никитниках характерна яркая колористическая гамма, основанная на сочетании красного цвета стен с белокаменным декором, зелеными изразцовыми вставками и зелеными же, очевидно, куполами. Высокий рельеф наличников и колонок поддерживает заданное цветом ощущение активности архитектурных форм, чему способствует и асимметричность композиции храма. Очень энергично трактовано и взаимодействие вертикальных и горизонтальных элементов — горизонтальный бег проемов галереи, подчеркнутый частым ритмом квадратных ширинок, то и дело перебивается вертикалями невысоких филенчатых пилястр.
Интерьер церкви по контрасту с наружной оболочкой кажется статичным, простым, почти примитивным. Храм перекрыт сомкнутым сводом, его боковые главы декоративны, и только центральная служит источником верхнего света.
Церковь Св. Троицы в Никитниках стала воплощением архитектурных идей зрелого XVII в. и вызвала подражания в других городах Московского государства.
В 40-х годах складывается типичный для 17 века стиль – с асимметричной группировкой масс. Архитектурные формы усложняются, конструкция здания читается с трудом сквозь покрывающий всю стену декор. Постепенно теряет смысл шатровое зодчество, вертикализм его цельного объема, либо появляются церкви, в которых имеются два, три, иногда пять одинаковых по высоте шатров. Кроме того шатры теперь глухие чисто декоративные.
Примером может послужить московская церковь Рождества Богородицы в Путинках (1649 — 1652 гг.). Ее композиция по сравнению с никитниковской усложнилась, став запутанной; трапезная, колокольня, придел Неопалимой Купины и основной храм расположились по отношению друг к другу достаточно случайно, внутренняя структура здания снаружи читается с трудом.
50 -60 годы.
Реформы Никона.
Политика Никона, направленная на укрепление авторитета церкви, естественно, была охранительской: все реформы патриарха — исправление богослужебных книг, упорядочение богослужения, унификация обрядов греческой и русской церкви — были направлены на восстановление и сохранение «древлеправославных обычаев». Поэтому и в области архитектуры канон не только остался неприкосновенным, но и был еще дополнительно подтвержден предписанием впредь строить лишь одно-, трех- и пятиглавые храмы, «по старине», отказавшись от шатровых завершений. Это предписание, неизменно повторяемое в храмозданных грамотах, еще более сузило рамки канонической традиции, оставив за ее пределами даже храмы типа путинковского.
Никоновский Воскресенский монастырь на р. Истре — Новый Иерусалим. Идея воссоздания всего комплекса палестинских святынь на русской почве возникла обоюдно у царя и патриарха, укрепляя авторитет русской Церкви.
Никоновский зодчий старательно исправил «недочеты» архитектуры Иерусалимского храма, подчеркнуто эстетизировав его план. Южный и северный входы стали симметричными, почти по оси их расположились мощные столбы. Скошенные стены «Темницы Христовой» были выпрямлены, так что она приобрела вид правильного четырехстолпного храмика с алтарной апсидой (отсутствовавшей в Иерусалиме). Удаление пристроек в северо-западной части позволило хорошо осветить церковь.
Еще более решительно изменились наружные формы храма. При том, что он точно повторял объемную композицию образца, облик его гораздо более напоминает традиционную русскую архитектуру, чем палестинские святыни. Полуразрушенная кампанила Иерусалимского храма, нарисованная Б. Амико, была докомпонована завершением, напоминающим верхнюю часть столпа Ивана Великого, а открытый купол над ротондой заменен огромным шатром. Русские луковичные главы придали сооружению вполне привычный вид, а пояса из полихромных изразцов внесли в него ту нарядность, которая была сродни архитектуре московского посада.

Однако в целом никоновские реформы в области зодчества оказались малоплодотворными. Хотя в середине XVII в. строились большие городские и монастырские соборы, воспроизводившие «освященный» тип, заказчики и мастера в основном все же ориентировались на дониконовские московские посадские храмы. Во многих из них выдерживается характерная поперечная ориентация внутреннего пространства. Такова церковь Св. Николы на Берсеневке (1656 — 1657 гг.) — пятиглавая, но очень мало напоминающая традиционные средневековые храмы.

Стремление к репрезентативности проявилось и в посадских храмах 2-й половины XVII в. Церковь Св. Николы в Хамовниках (1679 — 1682 гг.), например, при характерно ориентированном плане и завершении глухого сомкнутого свода рядами кокошников, все же внешне напоминает «соборный» тип — и высотой, и большими размерами, и мерным чередованием крупных полукруглых кокошников, в нижнем ряду очень похожих на закомары. Большие симметрично размещенные окна подчеркивают масштаб здания; лаконичность декора, ограничивающегося наборными наличниками и изразцами в кокошниках.

Храмы Москвы и Подмосковья 50 — 80-х годов XVII в. при значительной общности планового и конструктивного решения, тем не менее выглядят достаточно индивидуально. Различные размеры, пропорции, характер завершения, виды и комбинации декора делали неповторимым каждый памятник. И все же, очевидно, ощущалась потребность в новых типах. Свидетельством такой потребности, на наш взгляд, может служить появление храмов Казанской Богоматери в Маркове (1672 — 1680 гг.) и Св. Николы в Никольском-Урюпине (1664 — 1665 гг.). Оба храма четырехпридельны, причем приделы размещены по углам основного здания и каждый из них оформлен в виде самостоятельного храмика, увенчанного горкой кокошников. Такой же горкой завершается и основной храм.

Проблема трансформации культового канона в области архитектуры оставалась неразрешенной.
Это положение решительно изменилось только с приходом в русскую строительную практику нового типа храма — «восьмериком на четверике». Истоки его следует искать в зодчестве Украины, куда в 1681 г. «для описания церковных чертежей» был послан мастер Оружейной палаты Карп Золотарев. После его возвращения в царском селе Воскресенском на Пресне должно было начаться строительство первой новой церкви — центрической, с четырьмя симметричными полукруглыми приделами, завершенной восьмериком. Неизвестно, была ли осуществлена эта постройка.
В 80 — 90-х годах XVII в. новые композиции повсеместно распространились в русской архитектуре.

Они существовали в нескольких вариантах:
1. новое ядро- четверик с поставленным на него посредством тромпов широким световым восьмериком, обычно с вышележащим также восьмигранным ярусом, увенчанным главой, — включалось в продольно-осевую композицию, получив с запада колокольню и трапезную, а с востока троечастную, как правило, апсиду.

2. полностью центрические здания, четырехлепестковые в плане (за счет тождества очертаний апсиды и притворов), с пониженными по сравнению с центральной боковыми частями.

Новое направление было условно названо «нарышкинским стилем» или «московским барокко» — видимо потому, что большинство храмов нового типа было построено по заказу бояр Нарышкиных. Некоторые исследователи, например Виппер, считают неправомерным вообще применение термина «барокко», ибо это «не перелом мировоззрения, а перемена вкусов, не возникновение новых принципов, а обогащение приемов».

Классическим образцом таких композиций является церковь Покрова в Филях (1690 — 1694 гг.). Внутри типа встречается немало индивидуальных решений: так, церковь Св. Бориса и Глеба в Зюзине (1688 г.) отличается асимметричностью «лепестков», а церковь Знамения в Дубровицах имеет восьмерик от самого низа и лепестки тройной кривизны. Особыми вариантами были церкви-октаконхи типа храма Св. Петра Митрополита Высокопетровского монастыря, троечастные храмы типа церкви Св. Троицы в Троицком-Лыкове, где боковые «лепестки» отсутствовали и композиция приобретала осевую направленность, а также симметричные постройки с равновысокими центральному объему апсидой и притворами (новый собор Донского монастыря). Оба последних типа отмечены несомненным влиянием украинского зодчества.
Все же прочие варианты церквей «восьмериком на четверике» существовали равноправно и обладали общими художественными особенностями, наиболее ярко выраженными в центрических храмах с симметричным четырехлепестковым планом.

Подобные решения были нетрадиционными для древнерусской архитектуры: во-первых, алтарная апсида как бы уравнивалась с одинаковыми по очертанию притворами; во-вторых, в случае, если храм был двухэтажным (как церковь Покрова в Филях, имевшая два престола — нижний во имя Покрова, а верхний — Спаса Нерукотворного), престол верхнего храма оказывался размещенным над престолом нижнего, что противоречило каноническим требованиям. Однако в данном случае соображениями канона пожертвовали ради создания нового эстетического впечатления — цельности, торжественности, репрезентативности композиции. Это впечатление во многом обусловливалось ступенчатостью построения масс храма с равномерным уменьшением вышележащих элементов по отношению к нижним.
По тем же принципам организовано и внутреннее пространство церкви, хотя там они проведены менее последовательно. Интерьер складывается из нескольких самостоятельных пространственных ячеек: высокого центрального объема и пониженных притворов (пространство алтаря, отделенное иконостасом, не участвует в создании общего пространственного впечатления). Центральное пространство вызывает у молящегося ощущение того же плавного, но сильного движения вверх, которое выражено и во внешней композиции церкви.
Боковые притворы церкви Покрова в Филях зрительно почти полностью отделены от центрального пространственного объема. Они связаны с ним сравнительно небольшими и низкими арками и выглядят вполне самостоятельными. Это решение, вероятно, вдохновлено старыми архитектурными традициями, но благодаря ему в филевской церкви достигается более острое переживание центрального пространства, резко контрастирующего с боковыми. Кроме того, низ центральной части оказывается затененным, а верх ярко освещается через большие окна восьмерика, что способствует впечатлению подъема, легкости, свободного движения вверх.

Под влиянием тех же эстетических предпочтений, вызвавших появление центрических храмов, стали видоизменяться и традиционные церкви кубического типа. Они вытянулись вверх, обросли лестницами и папертями, получили декоративные парапеты; их этажность, обычно фальшивая, возникла как замена ярусности. Преображенская церковь Новодевичьего монастыря (1688 г.) вытянутостью своих пропорций, тождеством очертаний западной пристройки и апсиды, упорядоченным расположением декора напоминала ярусные постройки. Еще более вытянутой вверх была церковь Св. Николы Большой Крест в Москве на Ильинке (1680 — 1697 гг.). Ее четверик был разделен карнизами на четыре «этажа» (своеобразная замена ярусности).

Декор храмов Св. Николы Большей Крест и Воскресения в Кадашах показывает, что в XVII в. активно идет процесс освоения не только набора новых ордерных форм, но и ордерной системы как таковой. Декор все более начинает выражать идеи, присущие конструкции здания. Однако это не средневековый принцип относительного соответствия декоративных частей конструктивным, а изображение некой абстрактной «конструкции вообще». Карнизы проходят в тех местах, где реально нет никаких перекрытий; декоративные парапеты никоим образом не являются функцией скрытого за ними сомкнутого свода; наличники окон вполне могли бы строиться по принципу свисания, а не несения. Декор строит архитектурный образ; без него посадский храм — голый куб с вспученной крышкой свода — предстанет аморфной массой, лишенной эстетических характеристик. В XVII в. русское зодчество отчасти усваивает для себя представления, сложившиеся в архитектуре Европы в эпоху Ренессанса.

Тенденция к синтезу старых композиционных форм (кубические посадские храмы) с новыми, ярусными воплотилась еще в одном посадском храме Москвы — церкви Успения на Покровке (1697 —1705). К ее центральному четверику с крещатым верхом симметрично примыкали алтарь и западный притвор, завершенные восьмериками. Гульбище, окружавшее поднятый на подклете храм, роднило его с церквами Воскресения в Кадашах и Покрова в Филях, трехчастное построение — с церковью в Троицком-Лыкове, а решение верха — с построенной на средства В. В. Голицына церковью Св. Параскевы Пятницы в Охотном ряду. Успенская церковь словно аккумулировала в себе наиболее интересные и типичные особенности столичной архитектуры конца XVII в. Сложное, но абсолютно логичное и четкое построение композиции здания находило полное соответствие в принципах размещения и выборе мотивов декора.

Новые черты в XVII в. проявились и в архитектуре храмов традиционного крестово-купольного типа. Первой вехой на этом пути стал Покровский собор в царской подмосковной усадьбе Измайлово (1671 — 1678 гг.) Репрезентативность кубического здания с тремя торжественными симметричными крыльцами, по сторонам которых столь же симметрично располагаются сдвоенные колонки и оконные проемы, сочеталась здесь с нарядностью посадской архитектуры — яркой цветностью изразцовых фризов, тонкой резьбой белокаменных деталей. Но главным новшеством был сдвиг пятиглавия на запад.
До тех пор в больших шестистолпных храмах восточные главы обязательно располагались над жертвенником и дьяконником — для лучшего освещения зон, где происходило основное богослужебное действие. Эта тенденция шла явно вразрез с общим направлением развития архитектуры XVII в. — с центрическими поперечно ориентированными решениями интерьера, найденными в бесстолпных храмах. Таким же образом размещалось пятиглавие в Успенском соборе Коломны (1672 — 1682 гг.) и Успенском соборе Иосифова-Волоколамского монастыря (1688 — 1692 гг.), а в Успенском соборе Астрахани (1700 — 1710 гг.) его зодчий москвич Дорофей Мякишев, кроме того, применил круглые столбы, сочетав эту ренессансную черту московского Успенского собора с центрическим решением интерьера.

Во 2-й половине XVII в. начинается бурное развитие архитектуры экономически процветающих городов периферии — таких как Ярославль, Ростов, Каргополь и др. По этому поводу нередко пишут о «местных школах» в архитектуре XVII в., имея в виду региональное своеобразие русского зодчества этого периода. Однако, несмотря на безусловные различия архитектуры отдельных периферийных центров, в целом она вливается в единое русло общерусского архитектурного развития и в конечном итоге ориентируется на зодчество Москвы.
По-своему откликалась на запросы времени и архитектура деревянных храмов. В целом она, безусловно, была более консервативна, чем каменная, — не столько в силу особенностей и устойчивости конструктивных схем, сколько из-за иного круга заказчиков.
Поэтому в деревянной архитектуре XVII в., судя по описям, ведущее место продолжали занимать «клетские» и шатровые храмы («древяны вверх»).
Отметим, что новые черты, обусловленные началом грандиозного культурного сдвига — переходом от Средневековья к Новому времени, — в архитектуре сказались в первую очередь в области храмостроения. Церковное зодчество могло более гибко реагировать на требования эпохи благодаря отсутствию жесткой утилитарной связи между формой и функцией.
В итоге церковное строительство XVII в. быстро и адекватно отвечало на изменения в духовной жизни общества, а жилое строительство следовало не столько умонастроению заказчиков, сколько их быту и укладу, долгое время остававшимся традиционными и мало социально дифференцированными. Сколь-нибудь принципиальные новшества намечались в основном в царском дворцовом строительстве.
Система административных учреждений и промышленность в XVII в., наоборот, лишь начали новый цикл развития, чему соответствовала типологическая нестабильность и даже уникальность предназначенных для их обслуживания построек. Не выработались и типы новых общественных сооружений.
Многие крупные промышленные комплексы в XVII в. были призваны обслуживать нужды царского двора и государственной власти (Кадашевский Хамовный и Монетный дворы в Москве). Это сделало желательной повышенную репрезентативность производственных сооружений: Хамовный двор имел высокую ограду с торжественными воротами, украшенными двуглавым орлом. Здание Монетного двора на Красной площади не имело окон в нижнем этаже по уличному фасаду для предохранения от «татей», но такое сугубо утилитарное решение не помешало пышно декорировать верхний этаж наподобие дворцовой постройки. В дальнейшем архитектурные «излишества» исчезли из промышленной архитектуры еще более решительно, чем из административной, и памятники XVII в. остались изолированным явлением в истории русского зодчества.
Подводя итоги развитию архитектуры XVII в., нельзя не отметить постоянное возникновение в ней новых типов, форм, приемов, непрекращающийся поиск средств перехода на качественно новый уровень — то есть подготовка зодчества Нового времени. Принципиально важно, что при всем отличии локальных вариантов эта архитектура обладала значительным художественным единством, в ней отражались одни и те же тенденции, по-разному преломлявшиеся в зависимости от материала, типа постройки, местных традиций и вкусов. Поэтому зодчество XVII в. можно рассматривать как целостный этап истории русской архитектуры, сформировавший собственные ценности, отличные и от традиционных древнерусских, и от сменивших их архитектурных идеалов Петровской эпохи.

Русская архитектура XVII века

Русская архитектура XVII века

Описание презентации по отдельным слайдам:

1 слайд Русская архитектура XVII века Описание слайда:

Русская архитектура XVII века

2 слайд Архитектурный стиль России на протяжении веков является отражением историческ Описание слайда:

Архитектурный стиль России на протяжении веков является отражением исторических процессов, происходивших в стране. 17 век был особенно богат на события: «смутное время», раскол церкви и расцвет эпохи Петра I. Меняется отношение к религии, развиваются связи с европейскими державами, в мировой архитектуре зарождаются новые направления – все это не могло не найти отображения в архитектурном стиле России 17 века.

3 слайд На смену строгим канонам средневековья приходят декоративные стили, русской а Описание слайда:

На смену строгим канонам средневековья приходят декоративные стили, русской архитектуре становится присущ момент «украшательства»

4 слайд Важной вехой этого пути стала московская церковь Троицы в Никитниках, постав Описание слайда:

Важной вехой этого пути стала московская церковь Троицы в Никитниках, поставленная на дворе богатого купца Григория Никитникова.  Она невелика, но зато нарядна. На красном фоне кирпичных стен выделяются белокаменные детали: затейливые наличники, парные колонки, резные карнизы. Церковь Троицы в Никитниках

5 слайд Ярославские купцы братья Скрипины нажили на торговле пушниной огромный капита Описание слайда:

Ярославские купцы братья Скрипины нажили на торговле пушниной огромный капитал и построили большой храм — Церковь Ильи Пророка в Ярославле. Церковь Ильи Пророка в Ярославле

6 слайд Теремной дворец Московского Кремля Наличники окон, украшенные растительным ор Описание слайда:

Теремной дворец Московского Кремля Наличники окон, украшенные растительным орнаментом, а также рельефные лопатки и карнизы с изразцами придают зданию пышность и нарядность. Архитектура Теремного дворца на несколько десятилетий опередила своё время и оказала влияние на строительство других зданий Кремля.

7 слайд Уникальным творением русского зодчества стал деревянный дворец в подмосковном Описание слайда:

Уникальным творением русского зодчества стал деревянный дворец в подмосковном селе Коломенское. Он состоит из многосрубных хором. Фасады жилых парадных помещений украшены резными наличниками и разнообразными завершениями в виде шатров, бочек, кубоватых и уступчатых крыш.  Деревянный дворец в подмосковном селе Коломенское

8 слайд Деревянный дворец  был очень богато украшен и вызывал восхищение иностранцев. Описание слайда:

Деревянный дворец  был очень богато украшен и вызывал восхищение иностранцев. Поэтому заслужил прозвище «восьмого чуда света». Деревянный дворец в подмосковном селе Коломенское

9 слайд Церковь Покрова в селе Фили на окраине Москвы была нового для России типа, пр Описание слайда:

Церковь Покрова в селе Фили на окраине Москвы была нового для России типа, пришедшего с Украины. Её основание представляет собой куб. Со всех сторон к кубу примыкают полукруглые выступы, так что план церкви выглядит как цветок с четырьмя лепестками. Церковь Покрова в селе Фили 

10 слайд Церковь Рождества Богородицы в Путинках Церковь Рождества Богородицы в Путинк Описание слайда:

Церковь Рождества Богородицы в Путинках Церковь Рождества Богородицы в Путинках была построена в стиле «русского узорочья». За три года строительства, с 1649 по 1651 годы, замыслы заказчиков ширились, и храм пополнялся все новыми помещениями.

Церковь Рождества Богородицы в Путинках Церковь Рождества Богородицы в Путинк

Курс профессиональной переподготовки

Учитель истории и обществознания

Церковь Рождества Богородицы в Путинках Церковь Рождества Богородицы в Путинк

Курс повышения квалификации

Церковь Рождества Богородицы в Путинках Церковь Рождества Богородицы в Путинк

Курс повышения квалификации

Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:

Выберите категорию: Все категорииАлгебраАнглийский языкАстрономияБиологияВнеурочная деятельностьВсеобщая историяГеографияГеометрияДиректору, завучуДоп. образованиеДошкольное образованиеЕстествознаниеИЗО, МХКИностранные языкиИнформатикаИстория РоссииКлассному руководителюКоррекционное обучениеЛитератураЛитературное чтениеЛогопедия, ДефектологияМатематикаМузыкаНачальные классыНемецкий языкОБЖОбществознаниеОкружающий мирПриродоведениеРелигиоведениеРодная литератураРодной языкРусский языкСоциальному педагогуТехнологияУкраинский языкФизикаФизическая культураФилософияФранцузский языкХимияЧерчениеШкольному психологуЭкологияДругое

Выберите класс: Все классыДошкольники1 класс2 класс3 класс4 класс5 класс6 класс7 класс8 класс9 класс10 класс11 класс

Выберите учебник: Все учебники

Выберите тему: Все темы

также Вы можете выбрать тип материала:

loading

Общая информация

Номер материала: ДБ-068962

Похожие материалы

Вам будут интересны эти курсы:

Оставьте свой комментарий

Архитектурные памятники XVI-XVII веков — MOSCOVERY.COM

  • Кремлевские стены и соборы – жемчужина русского зодчества 16 века.
  • Китайгородская стена, от которой остался лишь фрагмент, являлась не только уникальным инженерным сооружением, но и хранила массу тайн и легенд.
  • Храмы и церкви 16-17 веков поражают удивительной красотой и архитектурными решениями, не имеющими аналогов в мире.
  • Собор Василия Блаженного – самый известный храм 16 века, но Архангельский собор и колокольня «Иван Великий» в Кремле не менее внушительные творения.
  • Светская архитектура 17 веков превосходно сохранилась в ряде резиденций (палат) семей крупных русских купцов и промышленников.
  • Гранатный двор, памятник архитектуры 17 в. недавно открыл культурно-выставочный центр, где будут проводиться выставки, концерты и театральные постановки.

Оглавление

В истории Москвы были времена становления и испытаний, войн и пожаров, из-за которых город не раз менял облик. Грандиозный пожар наполеоновской войны 1812 года, бомбардировки Второй мировой, безжалостные к истории градостроительные реконструкции советской и постсоветской эпох. Лишь немногие строения старше XVII века сохранились до наших дней, и поэтому обладают особой ценностью – как живые свидетели событий прошлого и бесценные образцы стародавнего зодчества. Среди них — кремлевские соборы, древние монастыри и храмы, старинные боярские и купеческие каменные палаты.

Век шестнадцатый

Московский Кремль (Москва, Кремль)

В начале XVI века московский великий князь и государь Иван III затеял перестройку Кремля, продолжавшуюся более века. Кремль тогда полностью стал каменным, удивляя друзей и недругов своей красотой и неприступностью: стены крепости толщиной до 5 метров достигали высоты 8-17 метров, замкнув периметр треугольной формы протяжённостью 2270 метров. Именно таким мы и видим Кремль сегодня: его охраняют три угловые башни и по шесть башен с узкими бойницами на каждой из трёх сторон периметра. В этой исторической крепости располагаются сегодня самые популярные музеи Москвы – Оружейная палата и открытые для посещения великолепные музеи-соборы.

Колокольня Иван Великий (Кремль, Соборная площадь)

В 1505 году было начато возведение архитектурного шедевра XVI столетия – башни-колокольни Иван Великий, названной в честь св.Ивана Лествичника. Великий князь Василий III в те же годы распорядился и о строительстве в Кремле Архангельского собора: это творение легендарного итальянского мастера Алевиза стало не только храмом, но и усыпальницей великих князей и царей. Сегодня в колокольне Иван Великий располагается музей архитектуры московского Кремля.

Китайгородская стена (Никольская ул., 17, стр. 20)

В 1538 году Москва обрела ещё одну защищённую территорию – к угловым башням Кремля пристроили Китайгородскую стену. Сейчас от неё остались лишь фрагменты (на площади Революции и близ станции метро «Китай-город»), напоминающие о некогда шумной энергичной жизни великого посада — Китай-города. В 1934-м году стены, мешавшие движению транспорта, безжалостно разобрали. Но то, что осталось, является удивительным памятником средневековой русской фортификации.

Палаты бояр Романовых (ул. Варварка, дом 10).

Эти палаты, построенные на исходе XVI века, принадлежали к величественной усадьбе бояр Романовых. Она была построена не позднее 1597 года, поскольку обозначена на самом первом плане Москвы. Предание гласит, что родоначальник будущей царской династии, Михаил Фёдорович Романов, появился на свет именно здесь – 12 июля 1596 года. Здание в его исконном состоянии мы увидеть не сможем, так как за почти шесть веков его перестраивали. Зато глубокий белокаменный подвал сохранился таким же, каким был при первых владельцах, а проведенные реконструкции палат были весьма бережными и соблюдающими архитектурные традиции XVI века.

Церковь Зачатия Анны, что в Углу (Москворецкая набережная, д. 3)

Действующий храм, один из старейших в Москве, в своём нынешнем виде существует с XVI века. Своим обликом он обязан мастерству архитектора Л. Давида, реставрировавшего эту церковь после Великой Отечественной войны. В летописях храм Зачатия Анны впервые упоминается в связи с пожаром 1493 года, не пощадившим деревянное строение. Считается, что каменная церковь на этом месте могла быть построена в 1547-м году, но достоверно упоминается лишь в Переписной книге 1626 года. Храм не раз перестраивался в XVII – XIX веках, приобретя южный и северный приделы в честь великомученика Мины Котуанского и великомученицы Екатерины. В 1920-м году церковь Зачатия Анны была закрыта большевиками и использовалась как административное помещение. Русской Православной церкви храм был возвращен в 1994-м году.

Церковь Вознесения в Коломенском (проспект Андропова, д. 39/1)

Величественное здание церкви, возведённое по распоряжению великого князя Василия III, связывают с именем итальянского зодчего Алевиза Нового. В 1532 году к небесам устремился высокий безапсидный храм: открытые паперти, несколько крылец, белоснежные стены и шатёр – настоящее произведение искусства! Церковь Вознесения, входящая в комплекс музея-заповедника «Коломенское», в наши дни открыта для посещения. Богослужения в ней не проводятся, а в подклете (подвальной части) церкви постоянно действует выставка «Тайны  церкви   Вознесения».

Храм Василия Блаженного, или Покровский собор (Красная площадь, 2)     

У Покровского собора, сооружённого на Красной площади в честь взятия Казани Иваном Грозным, есть более известное, но более позднее название – храм Василия Блаженного. На строительство храма ушло шесть лет, и в 1560 году у стен московского Кремля появился собор невиданной красы. Храм представляет собой единый ансамбль, состоящий из девяти церквей и колокольни на едином фундаменте. Он знаменит на весь мир своими многоцветными куполами и шатрами, переплетающимися арками и сводами, удивительно изящной росписью. Этот символ столицы России особенно популярен у туристов. В воскресные дни и на второй день Светлой Седмицы в Пасху в нём совершаются богослужения, а в остальное время храм открыт для посещений как музей.

Архангельский собор (Кремль, Соборная площадь) 

Великолепный храм 1505-1508 года постройки, творение итальянского архитектора Алевиза Нового, находится на том самом месте, где с XIII века стоял деревянный Архангельский собор. Этот храм — один из самых величественных архитектурных и исторических памятников России. В пятиглавом каменном соборе, декорированном белым камнем, одновременно «звучат» мотивы итальянского стиля эпохи Возрождения и древнерусского церковного зодчества. Строгий горделивый храм, место паломничества туристов и верующих, уникален и тем, что здесь захоронены великие русские князья и цари – от Ивана Калиты (ум. 1340 г.) до императора Петра II (ум. 1730 г.). Архангельский собор открыт для посещений как музей, а на Радоницу (день поминовения усопших) и в престольный праздник в нём совершаются богослужения.

Собор Петра Митрополита (ул. Петровка, дом 28)

Еще одно творение Алевиза Нового – первый каменный храм Высоко-Петровского монастыря Москвы, построенный в 1514 – 1517 годах. До маэстро Нового на Руси таких церквей не возводили: над нижним ярусом с его восьмью «лепестками» возвышается восьмигранная башня со шлемовидной главой. Собор Петра Митрополита преобразил архитектурный облик монашеской обители, история которой началась почти на два века раньше. В наши дни собор является действующим храмом.

Век семнадцатый

Братские кельи Высоко-Петровского монастыря (Москва, улица Петровка, дом 28)

Мужской Высоко-Петровский монастырь по летописным источникам известен с 1317 года. Его каменные братские кельи были построены намного позже – в их архитектуре заметно влияние светского зодчества конца XVII века. В Москве монастырских келий подобного рода больше нет. Их мирской вид предположительно связан с тем, что обитель находилась под попечительством бояр Нарышкиных, к роду которых принадлежала мать царя Петра I. В этот монастырь после бунта 1682 года был сослан дед будущего царя, Кирилл Нарышкин. Отсюда и родилась версия, что корпус с монастырскими кельями построили на средства его семьи для наиболее удобного пребывания родовитого заключенного. Сегодня братские кельи – часть действующего Высоко-петровского монастыря и используются по своему назначению.

Трапезная Аптекарского приказа (пер. Староваганьковский, дом 25)

Из всего комплекса построек, в которых располагались службы Аптекарского государева приказа, учреждённого в XVII веке, сохранилась до наших дней только трапезная. Исходная палата со временем была перестроена (к ней добавили верхний этаж), но ранняя история трапезной хорошо просматривается в фрагментах внешнего декора, в том числе в оконных наличниках на двором фасаде. С середины XX века трапезная Аптекарского монастыря является филиалом Музея архитектуры имени А. В. Щусева.

Гранатный двор (Москва, улица Спиридоновка, дом 3/5)

У Гранатного двора, где некогда изготавливались артиллерийские снаряды для царской армии, непростая история. Впервые построенный в XVI веке у Никитских ворот, в следующем столетии Гранатный двор «переехал» к Симонову монастырю, где сгорел в пожаре 1712 года. Затем обосновался на Васильевском лугу близ Кремля, а после снова оказался у Симонова монастыря. Следы первого Гранатного двора отыскались на улице Спиридоновка, и специалисты отреставрировали неплохо сохранившееся здание. Сегодня его занимает Объединение декораторов интерьеров.

Палаты Аверкия Кириллова (Берсеневская набережная, д. 20)

У Москвы-реки, на современном полуострове фабрики «Красный Октябрь», еще с XVII века красуется уникальный частный дом – палаты думного дьяка А. Кириллова. Аверкия Стефановича, богатого купца и крупного государственного деятеля, постигла злая участь: он был жестоко убит во время стрелецкого бунта 1682 года как человек, близкий к гонимым боярам Нарышкиным. Новым владельцем палат стал дьяк Оружейной палаты А. Курбатов. Под его руководством в 1703-1711 годах здание было перестроено в стиле петровской эпохи. С 1941 года в нём располагается Российский институт культурологии.

Палаты гостей Сверчковых (Сверчков пер., д. 8, стр. 3)

Эти пышные палаты были построены на исходе XVI столетия и совершенствовались в XVII веке. Хозяином их был богатый купец И. Сверчков, прославивший себя щедрым взносом в строительство Успенской церкви на Покровке. Этот храм безжалостно снесли в 1936-м году. Палатам же повезло – они сохранились и донесли жилую планировку тех далеких лет до наших дней. Массивность, основательность, оригинальный декор – явные достоинства этого памятника архитектуры. Сегодня здание занимает Государственный Российский Дом народного творчества.

Палаты Симона Ушакова (Ипатьевский пер., д. 12, стр. 1)

Сегодня эти палаты почти неприметны из-за окружающих построек. Но их историческая ценность не утрачена – в них обитал знаменитый иконописец Симон Ушаков. Построены палаты были в 1650-1670 годах купцом И. Чулковым. Ушаков получил это здание для устройства в нём иконописной мастерской в 1673-м году.
Каменный двухэтажный дом, выстроенный по красной линии улицы, сохранил исходную планировку с широкими сенями, разделяющими комнаты, подклетом и оригинальными сводами. В наши дни здесь располагается Центр по обеспечению деятельности Казначейства России.

Палаты Титова в Кадашевской слободе (1-й Кадашёвский пер., д. 10, стр. 2)

Здание в посадском стиле, украшающее Кадашевскую слободу, построено благодаря думному дьяку Семёну Титову. За свои заслуги перед царём Алексеем Михайловичем этот господин был пожалован собственным двором в Замоскворечье. Особняк был построен во второй половине XVII века, затем совершенствовался, а заключительную перестройку пережил в 1760-м году. В начале XX века палаты изменили своё назначение и стали доходным домом на десять квартир. В 1975-м году за палаты Титова взялись реставраторы, и сегодня они выглядят так, как это было характерно для середины XVIII века. В здании находятся офисы коммерческих организаций.

Палаты провинциал-фискала Арасланова ( Брюсов пер., д. 1)

Палаты Григория Арасланова, построенные в XVII веке, позже были перестроены: в начале XIX века к ним пристроили новое здание, выходящее на улицу Большая Никитская. В 1860-м году палаты утратили большую часть своего оригинального декора – лишь арки первого этажа напоминали о былой истории. Спустя много лет, в 1990-м, во время очередного ремонта под штукатуркой мастера обнаружили фронтоны наличников древних палат. Это побудило архитекторов провести полную реставрацию. Сегодня фасад здания восстановлен полностью — таким, каким он радовал своих прежних владельцев в XVII веке. Палаты являются памятником архитектуры федерального значения.

Палаты князей Шуйских (Подкопаевский пер., д.5/2)

Этот дом с палатами, построенными в XVII веке, напоминает нам о характерных жилых постройках несуществующего ныне Белого города. На исходе XVI века, как гласит молва, хозяевами этого здания были знаменитые бояре Шуйские. В XVII веке владельцем палат был князь Барятинский.

Для постройки палат зодчий выбрал удачное место – даже сейчас они хорошо видны издалека. К тому же палаты, почти полностью занимающие тротуар, выступают за красную линию Подкопаевского переулка, и это тоже придаёт им значительности. Здание возводилось поэтапно в разные годы. Его основа, самая старая постройка, была поставлена к переулку торцом и состоит из двух подвальных помещений и двух сводчатых палат над ними. В XVIII веке у здания появилась пристройка, а в 1770-х его расширили еще раз, придав зданию прямоугольную форму. XIX век тоже добавил новизны: теперь на втором этаже и надстроенных антресолях можно увидеть обстановку, свойственную дворянским особнякам того времени.

Многое из того, что удалось восстановить мастерам-реставраторам, относится к 1650 –1670-м годам: стальные оконные решётки, декор наличников и другие детали – дань «глубокой старине». А фрагмент ограды во дворе и старинные ворота возвращают нас к XVI веку, когда палаты Шуйских впервые украсили Подкопаевский переулок. Сегодня здание занимают различные организации.

Палаты Протопоповых-Милославских (Армянский переулок. д. 3-5, стр.1 и 1А)

У знатоков истории Москвы есть предположение, что территория, на которой находятся палаты Протопоповых, некогда принадлежали знаменитым боярам Милославским. Но если в причастности к этому месту Милославских можно сомневаться, то И. Протопопов, стольник царей Романовых, владел этими палатами в 1701 году абсолютно точно. Теперь это двухэтажное каменное строение, расположенное в глубине старого двора, считается бесспорной ценностью, как образец архитектуры утраченного Белого города и характерная гражданская постройка Москвы XVII века.

Подклетный нижний этаж палат с белокаменными стенами и кирпичным полом состоит из четырех хозяйственных помещений. На второй, парадный этаж можно было подняться с двух крылец — деревянного и каменного. Здесь, в анфиладе роскошных покоев, и жили состоятельные хозяева. В XVIII-XIX веках палатам придали более современный вид, благодаря чему они объединили в себе архитектуру трех столетий и радуют поклонников старины своим уникальным обликом. Сегодня здание принадлежит музею «Огни Москвы».

© 2016-2020 moscovery.com

Автор статьи:
Вера Круглова

Оцените насколько полезной для Вас была эта статья.

: История :: Культура и искусство :: Россия-Инфоцентр



В 17 веке архитектура претерпевала трансформационные изменения. Хотя основным строительным материалом оставалось дерево, каменное (кирпичное) строительство все больше внедрялось в русскую архитектуру. Начали применяться новые виды строительных материалов: многоцветная плитка, профильный кирпич, детали из белокаменного камня. Многие постройки построены мастерами Масонского совета, созданного в конце 16 века.

Одним из выдающихся произведений деревянного зодчества был императорский дворец, построенный в подмосковной усадьбе Коломенское в 1667–1678 годах. Это был целый городок с башенками, масштабными крышами, галереями на первом этаже и подъездами с витыми колоннами. Различные особняки, каждый из которых построен индивидуально, были соединены эстакадами и насчитывали 270 комнат с 3000 окнами. Современники называли его «восьмым чудом света».

В деревянном церковном зодчестве преобладали шатровые постройки.Однако строились и ровные церкви. В целом деревянное зодчество попало под влияние каменного зодчества.

Несмотря на попытку патриарха Никона запретить строительство каменных шатровых храмов, этот тип стал преобладающим в церковной архитектуре. Церковь Рождества Христова в Путинках, Троицкая церковь в Никитниках, Алексеевский монастырь в Угличе, Успенская церковь, Зосимовская и Савбатиевская церкви в Троице-Сергиевом монастыре построены в Москве, а также церкви построены в Вязьме, Муроме и Устюге.Все они отличались богатым архитектурным убранством и прекрасным орнаментом.

В то же время под влиянием Патриарха Никона в середине и второй половине 17 века был выполнен ряд монументальных построек в традиционном стиле предыдущих периодов. Они были направлены на то, чтобы показать силу церкви. Таков величественный Воскресенский собор, построенный в Московском Ново-Иерусалимском монастыре по образцу Храма Гроба Господня в Иерусалиме.В 1670-80-е гг. Был построен Ростовский Кремль — ансамбль построек Ростовского митрополичьего двора. Здесь жилой комплекс был объединен с церковью. Все постройки были окружены массивными оборонительными стенами с башнями.

Не только власти, но и прихожане, то есть жители пригородов и поселков, приказывали строить церкви. Отсюда и понятие загородной архитектуры. Для этого характерно церковное зодчество Ярославля, одного из крупнейших ремесленных и торговых центров.Примеры тому — церкви Ильи Пророка, Иоганна Златоуста и величественная церковь Иоанна Крестителя в Толчкове. Примечательны церковные постройки в других древнерусских городах, таких как Кострома, Романов-Борисоглебск и др.

В конце 17 века в церковной архитектуре появился новый стиль — нарышкинское (московское) барокко. Самым значительным его памятником является Покровский храм в Филях в Москве. Он отличается изяществом, идеальными пропорциями, декоративными колоннами с колпаками, а также красными и белыми цветами.

Наряду с церковной архитектурой в 17 веке значительно развивалось гражданское строительство. Московский Кремль подвергся существенной реконструкции. Были построены кремлевские башни, Спасская башня построена в современном виде, создав парадные ворота в Кремль. Шатровые крыши на всех башнях заменены шатровыми крышами. Все это придало Московскому Кремлю новый облик: из оборонительной крепости он превратился в торжественный ансамбль.

Однако преобразился и интерьер Кремля. Теремной дворец (1635-1636) был выдающимся образцом светской архитектуры. Это было трехэтажное здание на высоких подвалах, увенчанное высокими башенными комнатами. Здание было украшено золотой крышей, двумя поясами черепичных карнизов и резьбой по камню. Его золотое крыльцо было богато убранным. Деревянное зодчество напрямую повлияло на вид отделки. Патриаршие палаты с Крестовым залом и здание Территориального управления построены на том же месте в другом стиле.

Монументальная Сухаревская башня, построенная Михаилом Чоглоковым, стала образцом поиска нового дизайна общественных зданий. Он имел два этажа над массивным подвалом и венчал башню с государственным гербом на вершине. На второй этаж вела широкая парадная лестница.

Промышленная бизнес-архитектура получила дальнейшее развитие в 17 веке. Так, торговые ряды были построены в Китай-городе, Москве и Архангельске. Архангельский Гостиный двор (т.е. торговый пассаж) протянулся на 400 м на берегу Северной Двины и был окружен высокими каменными стенами с боевыми башнями. Он включал более двухсот торговых площадей.


Автор: Вера Иванова

.

BBC — История — История британской архитектуры

Средние века — 1066 и все такое

Архитектура — это эволюция, а не революция. Раньше считалось, что после ухода римлян из Британии в пятом веке их элегантные виллы, тщательно спланированные города и такие чудеса инженерной мысли, как стена Адриана, просто пришли в упадок, когда британская культура погрузилась в темные века. Чтобы вернуть свет, потребовалось нормандское завоевание 1066 года, а средневековые готические строители соборов сыграли важную роль в возрождении британской культуры.

Великие соборы и приходские церкви, вознесшие свои башни к небу, были каменными актами набожности …

Однако правда не так проста. Романо-британская культура — включая архитектуру, язык, религию, политическую организацию и искусство — выжила еще долго после ухода римлян. И хотя у англосаксов был свой собственный сложный строительный стиль, мало что сохранилось, чтобы засвидетельствовать их достижения, поскольку подавляющее большинство англосаксонских зданий были деревянными.

Тем не менее, период между высадкой норманнов в Певенси в 1066 году и днем ​​в 1485 году, когда Ричард III потерял лошадь и голову в Босворте, что положило начало эпохе Тюдоров и раннего Нового времени, знаменует собой редкий расцвет британского строительства. И это тем более примечательно, что основной идеей средневековой архитектуры был «соответствие цели». Великие соборы и приходские церкви, возносившие свои башни к небу, были не только каменными актами благочестия; они также были очень функциональными зданиями.Замки служили своей цели, а их зубчатые стены и башни служили скорее для использования, чем для украшения. Однако разношерстные особняки позднего средневековья были в первую очередь домами, и их владельцы добивались уважения и сохранения статуса благодаря своему гостеприимству и благородству, а не величию своих построек.

Целенаправленная пригодность также характерна для домов бедных слоев населения. Такие люди не имели большого значения для правящей элиты, как и их дома.Это были темные примитивные постройки из одной или двух комнат, обычно с грубыми деревянными каркасами, низкими стенами и соломенными крышами. Они не были рассчитаны на длительный срок. И они этого не сделали.

Здания средневековья

Белая Башня , в самом сердце Лондонского Тауэра, была заложена епископом Гундульфом в 1078 году по приказу Вильгельма Завоевателя. Постройка была завершена в 1097 году и стала колониальной цитаделью и мощным символом норманнского господства.

Interior of Durham Cathedral Собор Дарема был начат епископом Вильгельмом де Сент-Карилефом в 1093 году и завершился около 1175 года. Хор был расширен в готическом стиле между 1242 и 1280 годами. Мускулистые колонны и круглые арки делают Дарем одним из самых внушительных нормандских зданий в Англии. .

Photgraph showing Haddon Hall Хэддон-Холл , Дербишир, вероятно, было начато в 12 веке, но в разное время вплоть до 16 века его перестраивали и перестраивали.Затем он был тщательно восстановлен в начале 20 века. Хэддон демонстрирует качество, которое характеризует великий средневековый дом, в котором функция определяет форму.

Photgraph showing King Часовня Королевского колледжа , Кембридж, охватывает переходный период между Средневековьем и Тюдорами. Его фундамент был заложен в 1446 году Генрихом VI, а сооружение с кружевными перпендикулярными веерными сводами было завершено к 1515 году во время правления Генриха VIII. Окна установили в 1546-7 гг.

Тюдоры — величественная и любопытная работа

В каком-то смысле здания 16 века также соответствовали назначению — только теперь назначение было совсем другим. В частности, в отечественной архитектуре здания использовались для демонстрации статуса и богатства, как отметил Уильям Харрисон в своем Описание Англии (1577):

.

Каждый желает поставить свой дом на холме, чтобы его видели издалека, и бросать лучи своей величественной и необычной работы во все уголки страны.

Это величавое и любопытное мастерство проявило себя по-разному. Повышенное чувство безопасности привело к появлению более внешних зданий, в отличие от средневекового устройства, где потребность в защите создавала дома, обращенные внутрь во двор или ряд дворов. Это позволило значительно расширить возможности внешнего орнамента. Сами комнаты, как правило, были больше и светлее — как дорогой товар, использование больших пространств стекла само по себе было признаком богатства.Также было общее движение к сбалансированным и симметричным фасадам с центральными входами.

Несмотря на строительный бум, Ренессанс, как правило, медленно приходил в Англию …

Кроме того, наблюдается прогресс в создании более стабильных и сложных домов для тех, кто ниже по социальной лестнице. Камень, а позже и кирпич, начали заменять дерево в качестве стандартного строительного материала для домов фермеров, торговцев и ремесленников.Еще раз процитируем Харрисона:

Почти каждый человек является строителем, и тот, кто купил какой-нибудь небольшой участок земли, пусть он никогда не был таким маленьким, не успокоится, пока не снесет старый дом (если он там стоял) и не построит новый. по собственному устройству.

Несмотря на строительный бум, эпоха Возрождения, как правило, медленно приходила в Англию, в основном потому, что сложные отношения Елизаветы с католической Европой затрудняли свободный обмен идеями.Ремесленники и сборщики выкройки действительно приехали из протестантских низин, но в целом наша относительная изоляция от европейского культурного мейнстрима привела к национальному стилю, который представлял собой причудливую, но привлекательную смесь готического и классического стилей.

Тюдоровские дворцы и дома

Photograph showing Hampton Court Palace Дворец Хэмптон-Корт (с 1515 г.). Большой дом, который основал кардинал Вулси, а затем подарил Генриху VIII в 1525 году в отчаянной попытке остаться в пользу короля, претерпел множество изменений с 16 века.Кристофер Рен перестроил южный и восточный хребты для Уильяма и Марии в период с 1689 по 1694 год, и во дворце есть некоторые замечательные работы Тюдоров, в частности Большой зал Генриха VIII с деревянными балками.

Photograph showing Longleat House Longleat House , Уилтшир, строительство которого было завершено в 1580 году, демонстрирует уверенность тюдоровских мастеров в обществе, которое было более стабильным, чем у их средневековых предков. Он смотрит вовне, а не сам по себе, в то время как классические детали, такие как пилястры, обрамляющие стеклянные просторы, и круглые узлы, украшенные бюстами римских императоров, показывают, что идеи Возрождения медленно проникали в Британию в середине 16 века.

Photograph showing Hardwick Hall Хардвик Холл , Дербишир (1591-97). Это архетипичный дом поздней елизаветии: высокий, компактный и красивый. Он был разработан, вероятно, Робертом Смитсоном для Элизабет, графини Шрусбери, более известной как Бесс Хардвик. Ее потомки, герцоги Девонширские, сделали Чатсуорт своим главным престолом и оставили Хардвик более или менее невредимым. Замечательное выживание.

Photograph showing a Elizabethan house В то время как домов елизаветинской эпохи, домов в Англии были сконцентрированы на демонстрации богатства, в Шотландии строительство замков и укрепленных домов продолжалось вплоть до семнадцатого века.Фактически, фортификация стала самостоятельным стилем, а башни и строго вертикальные акценты шотландских баронских домов отмечают один из самых ярких вкладов Шотландии в британскую архитектуру.

Стили 17 века — мир, перевернутый с ног на голову

За исключением Иниго Джонса (1573–1652), чье уверенное владение классическими деталями и пропорциями выделяло его среди всех других архитекторов того периода, большинство зданий начала 17 века, как правило, продвигали на шаг вперед невинное изобилие поздних тюдоровских работ. .Традиционная планировка была скрыта за великолепно раздутым орнаментом — такого рода детали описывались в то время как «куча безумных украшений … очень противно смотреть».

Но в течение 1640-х и 50-х годов Гражданская война и ее последствия отправили на континент множество джентльменов и дворян, чтобы либо избежать боевых действий, либо, когда война была проиграна, последовать за Карлом II в изгнание. Там они соприкоснулись с французской, голландской и итальянской архитектурой, а после реставрации Карла в 1660 году начался всплеск строительной активности, поскольку роялисты вернули свои владения и построили себе дома, отражающие последние европейские тенденции.

Стиль тяжелый и богатый, иногда преувеличенный и мелодраматичный.

По прошествии столетия это привело к страсти к величию барокко, которое Людовик XIV превратил в орудие государственного управления в Версале. Формальное, геометрическое и симметричное планирование означало, что великий лорд мог сидеть в своей столовой, как в физическом, так и в метафорическом центре своего мира, с наборами комнат, расходящимися прямыми линиями в обе стороны.Его сады будут отражать эти линии в длинных прямых дорожках и проспектах.

Британское барокко было подтверждением авторитета, выражением абсолютистской идеологии людьми, которые помнили мир, перевернутый с ног на голову во время гражданской войны. Стиль тяжелый и богатый, иногда преувеличенный и мелодраматичный. Политика, лежащая в ее основе, сомнительна, но ее продукты захватывают дух.

Здания 17 века

Photograph showing The Queens House Дом королевы , Гринвич, был начат для королевы Анны между 1616 и 1619 годами и завершен для Генриетты Марии между 1630 и 1635 годами.Гринвичская больница строилась с 1696 года. Королевский дом принадлежит Иниго Джонсу, а больница в основном принадлежит Кристоферу Рену.

Photograph showing St Paul Собор Святого Павла , Лондон (1675-1710) — это не только одно из самых совершенных проявлений английского барокко, но и одно из величайших зданий в Англии. Он был спроектирован Реном для замены старого собора, который был разрушен во время лондонского пожара в 1666 году.

Photograph showing Blenheim Palace Несмотря на то, что он был построен в 18 веке, идеология Blenheim Palace в Оксфордшире лежит в основе 17 века.Задуманный как монументальная дань уважения герцогу Мальборо, победа которого над армией Людовика XIV в Бленхейме в Баварии дала дворцу его имя, он был спроектирован Джоном Ванбру и является ближайшим к Британии версальским дворцом

.

Стили XVIII века — правила корча гения

Для вигов, пришедших к власти с приходом на престол Георга I в 1714 году, барокко было неразрывно связано с авторитарным правлением Стюартов. Новый стиль был необходим для новой эпохи, и новый правящий класс, который стремился построить цивилизацию, которая могла бы соперничать с цивилизацией Древнего Рима, искал решение в античности.

По крайней мере, так думали. Фактически, решение было найдено в античности, которую в значительной степени переосмыслил итальянский архитектор 16 века Андреа Палладио (1508-80). Четыре книги архитектуры Палладио методично исследовали и реконструировали здания Древнего Рима. Они также представили иллюстрации в виде собственных авторских проектов вилл, дворцов и церквей того, как ранние грузины могли адаптировать эти правила для создания архитектуры классической традиции — критерия, которым измерялась вся цивилизованная деятельность. .

К концу 18 века идея единого национального архитектурного стиля утвердилась.

Но архитекторы вскоре обнаружили, что поиск Палладио идеальной архитектуры бессмысленно ограничивает. В то время как постройки древних должны были «служить образцами, которым мы должны подражать, и стандартами, по которым мы должны судить», требовался более эклектичный подход. По словам величайшего архитектора конца XVIII века Роберта Адама, «правила часто ограничивают гения и ограничивают идею мастера».

К концу 18 века идея единого национального архитектурного стиля утвердилась. Шедевры строгого неоклассицизма все еще создавались; но также были и огромные имитирующие аббатства, замки с зубчатыми стенами, живописные коттеджи с шестнадцатью спальнями и даже, на заре XIX века, восточные дворцы, такие как Королевский павильон Джона Нэша в Брайтоне. Пришел Культ стилей.

Здания 18 века

Photograph showing Chiswick House Построенный по образцу виллы Капра Палладио, дом Chiswick House лорда Берлингтона был одним из первых выстрелов в войне, которую вели грузины против барокко.На случай, если кто-то не сразу поймет, в чем заключается архитектурная приверженность Берлингтона, он попросил Майкла Рисбрэка спроектировать две статуи по бокам входной лестницы с Палладио слева и его первым английским учеником Иниго Джонсом справа.

Photograph showing Kedleston Hall Кедлстон-холл , Дербишир (1758–1777 гг.), Является высшей точкой британского неоклассицизма. Планировка Палладио уже была разработана, когда в 1760 году подающий надежды шотландский архитектор Роберт Адам попросил принять проект на себя владелец, сэр Натаниэль Керзон.Строгие, изящные интерьеры с их удивительно унифицированным декором показывают Адама на пике его возможностей. Кедлстон, Слава Дербишира, был одним из самых почитаемых из всех грузинских домов.

Photograph showing Strawberry Hill and house «Я собираюсь построить небольшой готический замок в Strawberry Hill », — объявил Гораций Уолпол в 1750 году. В течение следующих трех десятилетий Уолпол превратил неинтересную виллу, которую он купил у Темзы в Твикенхеме, в одну из достопримечательностей готического возрождения. в Британии.Strawberry Hill вызвал огромный интерес — Уолпол должен был выпустить билеты, чтобы ограничить количество посетителей, приходящих на него, — и продемонстрировал, что местная средневековая архитектура может быть столь же актуальной, как и классицизм.

Викторианские времена — Веселая Англия

В начале 19 века Французская революция была достаточно недавней, чтобы служить ужасным примером того, что может случиться, если высшие классы потеряют контроль, в то время как Петерлоо и демонстрации против Шести актов в 1819 году были напоминанием о том, что это может произойти здесь.Строительные классы нашли убежище в вымышленном прошлом, например, в средневековье Вальтера Скотта Ivanhoe (1819) или в романтическом елизаветинском стиле Kenilworth (1821). Миф о «Веселой Англии» с ее строго упорядоченным обществом и рыцарским кодексом ценностей был очень привлекателен для правящей элиты, которая чувствовала себя под угрозой социальных и политических волнений внутри страны и за рубежом.

… реформаторы, такие как Джон Раскин и Уильям Моррис, предприняли согласованные усилия, чтобы вернуться к доиндустриальным технологиям ручной работы.

Огромный Хрустальный дворец из стекла и железа, спроектированный Джозефом Пакстоном для проведения Великой выставки 1851 года, демонстрирует еще одну черту архитектуры XIX века, которая охватывала новые промышленные процессы. Но вскоре даже к этой уверенности в прогрессе начали относиться с подозрением. В результате массового производства здания и обстановка были слишком совершенными, так как отдельные мастера больше не играли главную роль в их создании.

Противодействуя бесчеловечному воздействию индустриализации, реформаторы, такие как Джон Раскин и Уильям Моррис, предприняли согласованные усилия, чтобы вернуться к доиндустриальным технологиям производства ручной работы.Влияние Морриса росло от производства мебели и текстиля, пока к 1880-м годам поколение принципиальных молодых архитекторов не последовало его призыву к хорошему и честному строительству.

Викторианские постройки

Photograph showing The Houses of Parliament Здание Парламента (Чарльз Барри и А. Н. Пугин, 1840-60) заменило здание, разрушенное пожаром в 1834 году. Хороший пример запутанной любовной связи того периода с прошлым, он был назван ранее в этом столетии классическим по вдохновению. , Готика в деталях, выполненная с скрупулезным соблюдением архитектурных деталей периода Тюдоров.

Photograph showing Red House at Bexleyheath Дом Филипа Уэбба Red House в Бекслихите (1859-60), с его тихой, скромной любовью к языкам Кента и Сассекса и отказом от викторианской помпезности, положил начало движению искусств и ремесел. Изначально он был разработан для молодоженов Уильяма и Джейни Моррис.

Photograph showing Castell Coch, near Cardiff Castell Coch , недалеко от Кардиффа (1872-79), представляет собой образец вдохновенного безумия Уильяма Берджеса, известного прежде всего восстановлением Кардиффского замка, пристрастием к опиуму и тем фактом, что он раньше отдыхал дома с домашним попугаем. на плече его средневековой мантии с капюшоном.Эта реконструкция цитадели вождя 13 века — вплоть до действующей решетки — носит научный характер, по крайней мере, в том, что касается внешнего вида. Интерьер выглядит совершенно странно, в нем сочетается высокий викторианский романтизм с собственными эклектическими рисунками Берджеса из древней британской истории, мавританского дизайна и классической мифологии.

Photograph showing Glasgow School of Art Школа искусств Глазго (1896-99, 1907-9) Чарльза Ренни Макинтоша доказывает, что было несколько несогласных с викторианской тенденцией к возвращению в прошлое.Макинтош был бескомпромиссным в своем отказе от историзма, и его здания имеют больше общего с вертикальной геометрией и извилистыми кривыми работ в стиле модерн во Франции, Бельгии и Австрии. Но его декадентский подход к дизайну встретил в Британии враждебность, и через несколько лет после завершения Школы искусств в 1909 году он отказался от архитектуры.

Стили ХХ века — консерватизм и перемены

Самые важные тенденции в архитектуре начала 20 века просто обошли Британию.Пока Гропиус работал над холодными твердыми стеклянными пространствами, а Ле Корбюзье экспериментировал с использованием железобетонных рам, у нас были солидные архитекторы-истеблишменты, такие как Эдвин Лютьенс, которые строили загородные дома в неогородинском и ренессансном стилях для устаревшего землевладения. Кроме того, были слегка придурковатые архитекторы-мастера, наследники Уильяма Морриса, которые все еще пытались повернуть время вспять до промышленной революции, производя стулья и отвергая новые технологии. В течение 1920-х и 1930-х годов здесь было построено лишь несколько действительно достойных зданий современного движения, и большинство из них были работой иностранных архитекторов, таких как Серж Чермаев, Бертольд Любеткин и Эрно Голдфингер, которые обосновались в этой стране.

Местные власти, которым было поручено восстановить центры городов, стали важными покровителями архитектуры.

После Второй мировой войны ситуация стала меняться. Вера современного движения в прогресс и будущее находила отклик в настроении послевоенной Британии, и, когда в 1945 году при лейбористском правительстве Эттли началась реконструкция, возникла острая потребность в дешевом жилье, которое можно было бы быстро построить. Использование сборных элементов, металлических каркасов, бетонной облицовки и отсутствие отделки — все это было воспринято модернистами за границей и с подозрением относилось к британцам — в той или иной степени были приняты для жилищного строительства и школ.Местные власти, которым была поручена задача восстановления городских центров, стали важными покровителями архитектуры. Это означало отход от частных лиц, которые веками доминировали на архитектурной сцене.

После войны в британской архитектуре преобладали такие корпоративные структуры, как эти местные органы власти, а также национальные и многонациональные компании и крупные образовательные учреждения. К концу 1980-х современное движение, несправедливо обвиняемое в социальных экспериментах, присущих многоэтажному жилью, проиграло иронии и зрелищности в форме постмодернизма с его жизнерадостными заимствованиями из любого места и любого периода.Но теперь, в новом тысячелетии, даже постмодернизм подает признаки старения. Что будет дальше? Пост-постмодернизм?

Здания ХХ века

Photograph showing Cardiff Впечатляющий административный центр Кардиффа — это обширный комплекс, включающий мэрию и суды Lanchester & Richards и Университетский колледж WD Caroë. Он был провозглашен одним из самых великолепных примеров гражданского планирования в Британии, но, оглядываясь назад, можно сказать, что его глубоко консервативная архитектура также кажется высокомерной и странным образом оторванной от современного строительства в остальной Европе.

Photograph showing The De le Warr Pavilion Павильон Де ле Варр в Бексхилл-он-Си, Сассекс, является превосходным выражением всего лучшего, что есть в современном движении. По заказу лорда Де Ла Варра, мэра Бексхилла, и построенный Эриком Мендельсоном и Сержем Чермаевым в период с 1933 по 1936 год, он был попыткой сделать Бексхилл столь же привлекательным, как экзотические французские и итальянские курорты. Само собой разумеется, что это не удалось, но недавняя реставрация чистых широких линий павильона — повод для национального праздника.

Photograph showing the Royal Fesitival Hall Королевский фестивальный зал (сэр Лесли Мартин и Департамент архитектуры Совета лондонского графства, 1951 г.) — это все, что сохранилось от комплекса, построенного на Южном берегу Лондона для Фестиваля Великобритании 1951 года. Фестивальные здания были важны тем, что они предоставили возможность продемонстрировать хорошую современную архитектуру, а концертный зал Мартина, хотя и не совсем потрясающий, является своевременным напоминанием о том, как выглядит хорошая фестивальная архитектура.

Об авторе

Адриан Тиннисвуд — писатель, лектор и телеведущий. Его книги включают Его изобретение, такое плодородное: жизнь Кристофера Рена , Видения власти: архитектура и амбиции от Древнего Рима до современного Парижа и несколько книг для Национального фонда.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.