Конструкция храмов характерная для византии и древней руси: Византийская архитектура – Византийский стиль и первые русские храмыСовсем не объективные размышления о стилях в архитектуре (продолжение)

Содержание

Византийская архитектура

Изначально Византия была небольшим городом — центром греческих колоний. Однако в период правления императора Константина влияние Византии многократно возрастает.

В 330 году нашей эры правитель выбирает его в качестве места своего постоянного пребывания. С тех пор город носит название Неа Рома, но чаще его называют Константинополем. Спустя 65 лет город стал постоянной столицей восточного государства.

 

Купол Кафоликона ( вид из монастыря Ставроникиты)

 

На тот момент в Византии достигло высокого уровня строительное искусство, в которое органично вплелись мотивы античной архитектуры.

В городе возводятся прекрасные здания, призванные восхвалять величие государства и самого императора, а также постройки религиозно — культового характера — дворцы, триумфальные арки, ипподром, храмы, церкви и различные инженерные сооружения.

Уже в VI столетии были заложены основы новой архитектурной традиции, и возникает собственный монументальный стиль. получивший яркое выражение в храмовых сооружениях.

 

Монастырь Святого Лазаря в Ларнаке — уникальный образец храма с высокой колокольней

 

Особенности византийской архитектуры

Главной отличительной чертой византийской архитектуры можно назвать монументальность и сложность конструкций. Кроме этого можно выделить следующие особенности архитектурного облика сооружений:

  • Единство материалов — для возведения зданий всех типов используются кирпичи, соединяемые с помощью раствора. Из них возводили стены и пилоны, делали сводчатые конструкции. Вторым видом строительного материала был природный камень. В процессе кладки стен мастера использовали камень натурального оттенка.

Если в композиции здания сочетались два этих материала, то получался интересный декоративный эффект, в котором слои каменной кладки чередовались с кирпичной.

  • Развитие инженерной мысли — зодчие Византии были хорошими конструкторами, поэтому они изобрели способ равномерного распределения нагрузок от объемных куполов на квадратную в плане основу здания.

С помощью специальных треугольных арок в виде парусов, надстроенных на сторонах квадрата, вся нагрузка распределялась на устойчивые угловые пилоны.

  • Изобретение барабана — так называлась промежуточная вставка в виде цилиндра, размещенная между куполом и стенами. Барабан позволял сделать купол цельным, потому что окна были расположены на его боковых стенах. Именно купол на барабане стал наиболее выразительным элементом архитектуры Византии. В дальнейшем эта система используется зодчими многих стран в разное время.
  • Сводчатые перекрытия — византийские мастера строили центричные сооружения и экспериментировали с различными способами возведения сводов.

 

Образец здания в византийском стиле

 

Шедевры византийского стиля

Ярким и наиболее характерным примером развития сводчатой архитектуры в Византии является храм Софии в Константинополе. По своим размерам и роскошной отделке это сооружение стало одной из жемчужин мировой архитектуры.

 

Храм Софии в Константинополе ( Стамбул)

 

Композиция храма является центричной в плане, а квадратное пространство его центра накрыто куполом на парусах. Диаметр купола достигает 33 метров, и нагрузка от него распределяется на четыре мощных 23 — метровых пилона. При этом стабильность свода и погашение горизонтальных усилий достигается за счет двух полукуполов, которых с двух сторон по продольной оси храма опираются на те же пилоны.

Другим видом византийских построек является тип купольной базилики, примером которой может служить храм Святой Ирины в Константинополе.

 

Храм Святой Ирины в Константинополе

 

В результате слияния архитектуры обоих типов и возникает знаменитая пятикупольная система, возвышающаяся над постройкой в форме равностороннего креста, которая в дальнейшем широко используется во время строительства церквей и храмов.

Интерьер византийских зданий

Для внутренней отделки зданий в Византии используются следующие виды материалов:

  • Стеклянная смальта — мозаикой из разноцветных кусочков смальты облицовывали своды.
  • Мрамор — мозаикой из кусочков мрамора выкладывали удивительно красивые композиции на стенах.
  • Мраморная плитка — использовалась в качестве напольного покрытия.

Благодаря применению материалов высокого качества оформление интерьеров церквей и храмов было роскошным и богатым.

Влияние на зодчество других стран

Опыт и строительные принципы византийских зодчих охотно заимствуют в Европе и Азии, в греческом мире и в славянских областях.

Начало XIII столетия ознаменовалось возникновением новых культурных центров на Крите, в Македонии, в Сербии и Болгарии. В период с XIII по XV века в стилистике архитектуры Византии возводятся также монастыри в Сербии и Греции.

 

Монастырь Студеница в Сербии

 

Однако византийский стиль оказывает влияние не только на развитие православного христианского зодчества в славянских странах, но и на характер исламской архитектуры в Сербии и Турции.

В 998 году во времена правления князя Владимира произошло значительное историческое событие — Крещение Руси. В результате этого христианство стало государственной религией. Вместе с новой верой в Киевскую Русь приходит византийское искусство, которое проникает во все сферы церковной жизни.

София Киевская

В середине XI столетия город Киев становится одним из красивейших и богатейших европейских городов. В 1037 году был построен Софийский собор, который считался главным государственным храмом страны. Для Киевской Руси он имел такое же важное значение, как и храм Святой Софии для Константинополя.

Однако создатели Софийского собора в Киеве несколько отошли от византийских канонов. Собор имеет значительные отличия в конструкции и особенностях планировки, а также характеризуется большим количеством куполов — их тринадцать, в отличие от традиционных для Византии пяти куполов.

 

Софийский собор в Киеве

 

В процессе строительства происходило постепенное расширение плана, который изначально имел форму греческого креста. Далее, в результате многочисленных перестроек и исправлений были сооружены 9 нефов в десятью апсидами и 13 куполами характерной формы.

Церковная архитектура Новгорода

Похожие архитектурные решения нашли воплощение и в Софийском соборе Новгорода, построенном в 1054 году. Однако его венчают всего пять куполов удивительной красоты.

 

Софийский собор в Великом Новгороде

 

Отличительными особенностями архитектуры новгородских церквей XII века являются следующие:

  • Апсиды имеют овальные очертания.
  • Уровень парусов несколько снижен.
  • Арочный фриз используется в качестве декоративного элемента фасадов.

Спустя столетие церковная архитектура Новгорода несколько меняет свой характер, и в XIII веке среди характерных особенностей сооружений можно выделить следующие:

  • Использование полуцилиндрических сводов.
  • Для конструкции зданий характерно наличие единственного купола с четырьмя пилонами.

Таким образом, в архитектуре Киевской Руси появляются свои собственные черты, отличные от византийского зодчества.

 

Церковь Спаса на Нередице — яркий пример византийского архитектурного стиля

 

Византийский стиль и первые русские храмыСовсем не объективные размышления о стилях в архитектуре (продолжение)

Третья часть статьи >>
Четвертая часть статьи >>

Вместе с христианской верой, Русь приняла от Византии и образ храма с уже весьма развитой богословской символикой. Сейчас мы не будем касаться этой сложной темы и поговорим собственно об архитектуре.

Надо сразу сказать, что какого-то чёткого хронологического периода строительства храмов в византийском стиле нет. Традиционно к этому стилю относят архитектуру Киевской Руси, однако подобные храмы строились и значительно позже. Все древнерусские храмы имеют в своей основе византийскую архитектурно-художественную модель, но на Руси эта модель быстро стала приобретать собственные национальные черты.

Поэтому, для начала попробуем разобраться, как был устроен византийский крестово-купольный храм в Х веке. Мы рассмотрим только основные элементы пространственной организации и конструкции такого храма.

Центральное пространство византийского храма называется наос, с запада к нему примыкает нартекс (притвор), а с востока полукруглые или гранёные апсиды, в которых находится алтарь. Алтарь отделяется от центрального пространства храма невысокой алтарной преградой. Дополнительное пространство между апсидами и наосом называется вима, в основном это характерно для больших храмов.

План византийского храма
Киев, Софийский собор
Киев, Софийский собор

Великий Новгород,
Софийский собор
Великий Новгород, Софийский собор

Полоцк, Софийский собор
Полоцк, Софийский собор

Владимир, Успенский собор
Владимир, Успенский собор

Чернигов, Спасо-
Преображенской собор
Чернигов, Спасо-Преображенской собор

Овруч, Васильевский
монастырь
Овруч, Васильевский монастырь

Владимир-Волынский,
Успенский собор
Владимир-Волынский, Успенский собор

Чернигов, Успенский собор
Чернигов, Успенский собор

Киев, Успенский собор
Киев, Успенский собор

Киев, собор
Михаила Архангела
Киев, собор Михаила Архангела

Чернигов,
Борисоглебский собор
Чернигов, Борисоглебский собор

Великий Новгород,
Никольский собор
Великий Новгород, Никольский собор

Переславль-Залесский, cобор
Спаса Преображения
Переславль-Залесский, cобор Спаса Преображения

Спас-Нередицы, церковь
Спаса Преображения
Спас-Нередицы, церковь Спаса Преображения

Киев, Киево-Печерская лавра.
Надвратная церковь
Троицы Живоначальной
Киев, Киево-Печерская лавра. Надвратная церковь Троицы Живоначальной

Киев, церковь
Спаса Преображения
на Берестове
Киев, Церковь Спаса Преображения на Берестове

Великий Новгород,
Георгиевский собор
Великий Новгород, Георгиевский собор

Великий Новгород,
собор Рождества Богородицы
Великий Новгород, собор Рождества Богородицы

Псков, Рождества
Иоанна Предтечи, собор
Псков, собор Рождества Иоанна Предтечи

Псков, собор
Спаса Преображения
Псков, собор Спаса Преображения

Старая Ладога,
церковь Георгия
Победоносца
Старая Ладога, церковь Георгия Победоносца

Византийский крестово-купольный храм имел прямоугольный или квадратный в плане наос. Внутри наоса размещалось четыре свободно стоящих колонны. Колонны связаны между собой и с наружными стенами храма арками, на которые опирались своды, образующие в плане крест. На пересечении ветвей креста, в центральной части (средокрестии), храм имел главу в виде сферического купола, поднятого на круглом световом барабане. Барабан опирался на четыре подпружные арки, переход от центрального подкупольного квадрата к круглому барабану достигался за счёт дополнительных угловых сводов (парусов).

В крупных храмах к четырём центральным опорам могла добавляться дополнительная пара колонн, позволяющая увеличить размеры храма. Если дополнительные колонны ставили в восточной части, перед апсидами, то получался храм с вимой. Чаще дополнительные колонны ставили с западной стороны, увеличивая пространство перед нартексом.

Колонны разделяли храм на три нефа, центральный и два боковых. С восточной стороны нефы заканчивались полукруглыми апсидами. Поперечный неф, образующий вместе с центральным нефом крест, называется трансепт. Центральный неф и трансепт были шире и выше боковых нефов. Апсида могла быть одна центральная, но чаще устраивали три апсиды.

Крылья креста перекрывали цилиндрическим сводом, который выходил на фасады в форме полукруглой закомары. Угловые ячейки (компартименты) более низкие и могли перекрываться различными типами сводов. На фасаде форма свода угловых ячеек обычно не выражена, эти части стен имеют горизонтальное завершение. В пятиглавых храмах в угловых ячейках ставили малые световые барабаны. Полукруглые апсиды перекрывались конхой (полукуполом).

К западной части храма добавлялся нартекс, отделённый от основного помещения стеной с проёмами. Над нартексом делали хоры, в виде второго яруса, открытого в пространство храма, в больших храмах они могли продолжаться и в боковые нефы. На хоры попадали по лестнице, которую в небольших храмах делали в стене, а в крупных пристраивали в виде башни.

Обычно византийский храм одноглавый, реже пятиглавый. Иногда в одноглавых храмах ставили две дополнительные главы для освещения хоров. Покрытие глав храма имеет простейшую посводную форму, то есть покрытие укладывается непосредственно на кирпичную поверхность купола. Покрытие глав делали из черепицы или применяли свинцовые листы. На всех главах устанавливался греческий равноконечный крест.

Строились храмы из кирпича особого размера (приблизительно 40x30x3), который называется плинфой. В Византии была узнаваемая кладка стен со скрытым рядом, когда каждый второй ряд плинфы утапливался в кладку и не был виден на фасаде. Для кладки использовалась цемянка — известковый раствор с добавлением керамической крошки. Стены храма приобретали декоративный полосатый вид.

Византийские храмы имели характерную форму окна — два или три арочных проема, объединенных общей аркой.

Такова в общих чертах структура византийского крестово-купольного храма. Это была вполне законченная конструктивно-художественная система.

Именно её и получила Русь после крещения. Опыта каменного строительства в Древней Руси не было, однако существовала достаточно развитая дохристианская деревянная архитектура. К сожалению, нам о ней известно очень мало. Новая религия потребовала быстрого строительства храмов и поэтому первые церкви были построены из дерева, практически сразу после принятия христианства. В «Повести временных лет» сказано, что после крещения киевлян в Днепре, Владимир «повелъ рубити церькви и поставляти по мъстомъ, идеже стояше кумиры.». Греки вряд ли могли научить русских строить из дерева, но проблем с постройкой рубленых церквей не возникло. Как выглядели эти церкви сказать трудно, но характерной их чертой являлось многоглавие, которое позже было перенесено и на каменные церкви.

Первая православная церковь, возможно, была построена в Киеве княгиней Ольгой ещё в 960 году, но о ней практически ничего не известно. Традиционно считается, что первая русская каменная церковь Пресвятой Богородицы (Десятинная) построена в Киеве в 991-996 гг. греческими мастерами. Первоначально это был традиционный византийский четырёхстолпный храм с тремя апсидами и нартексом. Скорее всего, он был пятиглавым. До наших дней от церкви сохранились только фундаменты, позволившие восстановить её первоначальную планировку.

Центричный крестово-купольный храм конструктивно не мог быть большим, а для первых соборов Руси именно размер храма имел огромное значение. Поэтому, взяв за основу схему крестово-купольного храма, его центральный объем в русских соборах обстраивается с трех сторон дополнитель¬ными галереями. Так произошло и с Десятинной церковью. Это схема уже не имела прямых аналогов в архитектуре Византии.

В киевской Софии 1037 года , ради увеличения внутреннего пространства, к византийской трёхнефной части было добавлено ещё два нефа, а уже эта пятинефная пятиапсидная часть с трёх сторон была окружена галереями. Центральные колонны византийских храмов заменили крупными крестообразными столпами. На втором ярусе над дополнительными нефами и галереями были устроены огромные хоры. Для освещения такого храма уже было недостаточно пяти глав, поэтому в киевском соборе вокруг центральной главы сгруппированы двенадцать малых световых глав. Дополнительные нефы и галереи ступенчато повышались к центру, создавая пирамидальный силуэт храма, подчеркнутый многоглавием, так же повышавшимся к центральной главе.

В новгородской Софии (1045) дополнительные нефы, окружающие центральную крестово-купольную часть, имеют одинаковую с ней высоту и образуют единый объем. Это пятиглавый собор с дополнительной шестой главой над лестничной башней. В отличие от византийских храмов, построенных из плинфы, новгородский собор выстроен из камня, из кирпича частично сделаны своды и арки. В соборе цилиндрические своды чередуются с двускатными перекрытиями, которые выступают на фасаде в виде треугольных фронтончиков. Крайние нефы, в которых на втором ярусе были устроены хоры, перекрыты половиной цилиндрического свода, на восточном и западном фасадах они образуют полузакомары. Как и в киевской Софии, основной объём храма обстроен галереями. Но в новгородском соборе галереи гораздо шире, они не создают пирамидальный силуэт, а подчёркивают монолитность центральной части. Это впечатление ещё больше усиливают пять крупных, плотно поставленных глав.

От семиглавой полоцкой Софии (1066) практически ничего не осталось. Сохранились только фрагменты нижней части стен и три апсиды с восточной стороны. Сейчас собор полностью перестроен в стиле «виленского барокко». Первоначально полоцкая София была пятинефным храмом с тремя апсидами. Характерной особенностью полоцкого собора, отличающей его от киевского и новгородского храма, является удлиненная алтарная часть с вимой, отделённая от крайних нефов глухими стенами, и отсутствие внешних галерей. Достоверной информации о том, как выглядел собор Святой Софии в Полоцке, у нас, к сожалению, нет. Предполагаемый внешний вид полоцкой Софии

Все три пятинефных Софийских собора построены в византийской традиции крестово-купольного храма. Однако, в устройстве дополнительных нефов, видно желание русских князей повторить в своих храмах великолепие столичных императорских соборов, в первую очередь константинопольской Софии. Позднее пятинефные соборы на Руси уже не строили. Облик пятинефного храма приобрёл в 1189 году владимирский Успенский собор, перестроенный Всеволодом «Большое Гнездо» из трёхнефного собора Андрея Боголюбского 1160 года.

Наиболее близок к византийским образцам черниговский Спасо-Преображенской собор, построенный около 1036 года. Возможно, это связано с тем, что его строили мастера князя Мстислава Владимировича, уже построившие каменный собор Богородицы (1023) в Тмуторокане на Таманском полуострове. Крупная центральная закомара, завершающая ветви креста, по византийской традиции подчёркивается горизонтальным завершением боковых нефов. Интересно применение в интерьере привезённых мраморных ионических колонн. С восточной стороны перед апсидами добавлена пара столпов, образующая виму и позволившая сделать больше центральную часть храма. В западной части размещается нартекс. С севера к храму была пристроена круглая лестничная башня, ведущая на хоры, устроенные над нартексом и в боковых нефах. Важной особенностью Спасо-Преображенского собора было то, что хоры в боковых нефах доходили до подкупольного пространства, от которого отделялись тремя арочными проёмами. На месте второй (южной) башни, построенной в позднейшее время, была устроена крещальня. У собора пять световых глав со сферическими куполами. Первоначально купола имели посводное покрытие из свинцовых листов.

Большое влияние на древнерусскую архитектуру оказала Великая Успенская церковь Печерского монастыря (1078). К сожалению, церковь была окончательно уничтожена во время войны. Сейчас она воссоздана в пышных формах украинского барокко с позднейшими пристройками и совсем не напоминает древнюю церковь.

В первоначальном четырёхстолпном одноглавом храме с нартексом, на фасаде появляются лопатки, соответствующие столпам храма, а все прясла (участки стен между лопатками) завершаются закомарами, образуя на фасадах непрерывную волнистую линию. Такое решение фасада уже очень сильно отличалось от византийских образцов.

По типу Успенской церкви в 1113 году был построен одноглавый собор Михаила Архангела Михайловского монастыря. В этом соборе впервые была позолочена глава, за что собор получил наименование «Златоверхий». Собор неоднократно перестраивался, а в 1930-е годы был взорван. Сейчас он воссоздан, но не в первоначальных формах, а в позднейшем стиле украинского барокко. Возможно, такое решение связано с тем, что сегодня собор принадлежит неканонической Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата.

Фасады Великой Успенской церкви с позакомарным покрытием, в дальнейшем стали традиционными для русских храмов. В этом стиле построены Борисоглебский собор в Чернигове (1123), Николо-Дворищенский собор в Великом Новгороде (1136), Спасо-Преображенский собор в Переславле-Залесском (1152), церковь Спаса на Нередице (1197) и многие другие русские храмы.

К храмам построенным в византийском стиле относится Успенский собор Елецкого монастыря в Чернигове (1119) который хотя и был значительно перестроен в 17 веке, но сохранил характерные центральные закомары с тремя окнами. В этом же стиле была построена Васильевская церковь в Овруче (1190), с двумя лестничными башнями и Успенский собор во Владимире-Волынском (1160), но их внешний вид реконструирован в 19 веке в предполагаемых формах.

Хорошо сохранилась надвратная Троицкая церковь Печерского монастыря (1108). Это небольшая четырёхстолпная одноглавая церковь, почти квадратная в плане. У церкви нет нартекса и хоров. Внутренние полукруглые апсиды на фасаде никак не выражены. Каждый фасад разделялся плоскими лопатками на три прясла, центральное несколько шире боковых. Все прясла завершались полукруглыми закомарами. Сейчас фасады церкви имеют более позднее декоративное оформление. В дальнейшем именно тип небольшого четырёхстолпного храма стал самым распространённым на Руси.

Церковь Спаса на Берестове в Киеве (1125) имеет выступающие боков

Архитектура Византии — Википедия

Перенесение Константином Великим резиденции римских императоров в Византию, имевшее последствием распад Римской империи на две части и обособление Востока от Запада, составляет одно из важнейших событий Всемирной истории вообще и истории искусства в частности. Тогда как Древний Рим под влиянием нашествия варваров на Италию и разложения всего строя античной жизни быстро утрачивал своё величие, новая столица приобретала все большее и большее значение, и вскоре сделалась средоточием блестящей цивилизации, распространившейся отсюда на весь Восток и даже на западные страны.

Характерные черты византийского зодчества[править | править код]

Заимствовав формы от античной архитектуры[1], византийское зодчество постепенно их видоизменяло и в течение V века выработало, преимущественно для храмоздательства, тип сооружений, по плану и всей конструктивной системе существенно отличающийся от типа древнехристианских базилик. Главную его особенность составляет употребление купола для покрытия средней части здания (центрально-купольная система). Купол был уже известен в языческом Риме, равно как и на Востоке (напр. в Сирии), но в большинстве случаев помещался на круглом основании; если же основание было квадратное или многогранное, то между ним и куполом не существовало надлежащей органической связи.

Если взять параллелепипед А и покрыть его куполом в виде сферического сегмента B, то купол будет подпираться только четырьмя точками вертикальных стен, и внутри сооружения образуются впалые углы, вредящие впечатлению лёгкости и гармоничности сооружения.

Купол на парусах

Решением византийских зодчих стало срезание углов параллелепипеда таким образом, что верхние части его стен приняли дугообразную форму; купол стал покоиться на вершинах этих четырёх дуг и связываться с нижней частью сооружения сферическими треугольными поверхностями, лежащими между этими дугами и похожими на надутые снизу треугольные паруса (отсюда — название этого архитектурного элемента). Не довольствуясь этим, для придания куполу характера ещё большей лёгкости вместо прямых отвесных стен нижнего сооружения начали строить полукруглые в плане ниши, оканчивающиеся вверху, у купола, полусферическими поверхностями таким образом, что купол держался на вершинах арок этих ниш и на четырёх массивных столбах, подпирающих паруса. Эта средняя часть регулировала прочие части сооружения.

Подобная система постройки применялась преимущественно в храмах, представлявших в общем плане соединение пяти квадратов в виде равноконечного (так называемого греческого) креста: над средним квадратом находился купол, в боковых квадратах — открывающиеся в это среднее пространство ниши; квадраты же, занимающие собой промежутки между оконечностями креста, представляли придаточные части, обыкновенно более низкие, чем сам крест. Наконец, к восточной стороне храма пристраивалась полукруглая апсида для алтаря, а к западной — притвор (нартекс).

В первое время византийский купол имел довольно плоскую форму, потом — более возвышенную, но стоял непосредственно на арках и парусах; впоследствии между ними и куполом появился цилиндрический барабан (тамбур), так что здание увенчивалось уже не сегментом сферы, а возвышенной главой. Нередко здание имело, кроме купола или главы над средним пространством, ещё два, четыре и даже больше куполов или глав над побочными пространствами.

Внутри византийских храмов вокруг среднего подкупольного пространства, за исключением алтарной стороны, шла галерея наподобие хоров. Она предназначалась для женщин, присутствующих при богослужении, и потому называлась гинекеем. Снизу эту галерею поддерживали колонны, антаблемент которых был не горизонтальный, а состоял из полуциркульных арок, перекинутых с колонны на колонну. Капители колонн в византийской архитектуре в большинстве случаев лишились абаки и приняли оригинальную форму усеченной четырёхгранной пирамиды, обращённой меньшим основанием вниз и покрытой не особенно выпуклой орнаментацией, мотивы которой составляют акантовые листья и другие офантазированные формы растительного царства; нередко этот орнамент был обведён по рёбрам пирамиды узорным бордюром. Ступни арок опирались не непосредственно на капители колонн, а на уложенные на них промежуточные элементы — подушки, так называемые пульваны, похожие на куб со скошенными книзу боковыми гранями, также украшенные орнаментом.

Вообще внутренность здания не отличалась богатством и сложностью архитектурных деталей, но зато его стены облицовывались снизу дорогими сортами мрамора, а вверху, точно так же, как и своды, обильно украшались позолотой, мозаичными изображениями на золотом фоне или фресковой живописью.

Снаружи здание представляло два яруса продолговатых окон с округленным верхом. Эти окна иногда группировались попарно или по три, причём части каждой группы отделялись одна от другой небольшой колонкой, а сама группа была обрамлена фальшивой аркой. Кроме окон в стенах, для освещения здания служили окна в куполе, у самого его основания, или в тамбуре главы.

Указанные системы и формы византийское зодчество усвоило постепенно, и не везде применяло вполне, без тех или других отступлений от общего типа. Первые проявления византийского архитектурного стиля мы видим в некоторых храмах Равенны, а именно в соборной крестильнице, выстроенной приблизительно в 430 г. по несложному плану правильного восьмиугольника; затем — в усыпальнице Галлы Плацидии (ныне ц. св. Назария и Кельсия), первом примере храма с крестообразным планом и с куполом над средним пространством (сооруж. около 450 г.), и в церкви св. Виталия (528—547 гг.), в которой прекрасно разрешена задача сооружения по восьмиугольному плану. Эти архитектурные памятники не представляют ещё настоящих элементов центрально-купольной системы.

Впервые черты византийской архитектуры отчетливо видны в константинопольской церкви святых Сергия и Вакха (527—565), представляющей переход от вышеупомянутых зданий к главному, великолепнейшему памятнику византийской архитектуры — Храму Святой Софии, сооружённому Юстинианом в 532—537 гг. в память об усмирении бунта, во время которого этот государь чуть было не лишился престола.

Главными строителями Собора Святой Софии были Анфимий из Тралл и Исидор из Милета. Через 20 лет после торжественного освящения св. Софии землетрясение повредило создание Анфимия и Исидора, в особенности купол; здание подпёрли контрфорсами, от которых оно утратило свой прежний вид, купол же сложили вновь, причём сделали его более возвышенным. В таком виде св. София просуществовала до завоевания Константинополя турками (в 1453 г.), которые обратили её в свою главную мечеть, закрыв мозаичные изображения на её стенах штукатуркой, уничтожив в ней престол, алтарную преграду и прочие принадлежности христианского богослужения и обезобразив её наружность разными пристройками. В 1935 году с фресок и мозаик были счищены скрывавшие их слои штукатурки. Таким образом, в настоящее время на стенах храма можно видеть и изображения Иисуса Христа и Богоматери, и цитаты из Корана на четырёх больших щитах овальной формы.

В плане собор представляет собой продолговатый четырёхугольник (75,6 м длины и 68,4 м ширины), образующий три корабля: средний — широкий, боковые — более узкие. Середина широкого корабля, квадратная в основании, ограничена по углам четырьмя массивными столбами, подпирающими громадные арки, и покрыта довольно плоским куполом 30 м в диаметре, вершина которого отстоит на 51 м от пола. К этому подкупольному пространству примыкают с востока и запада две колоссальные ниши с полусферическим верхом: в восточную нишу открываются своими арками ещё три меньшие ниши, из которых средняя, служившая алтарной апсидой, глубже остальных и выступает из общего плана храма в виде полукружия; к западной большой нише примыкают также три ниши; из них средняя, представляющая вверху не полусферический, а обыкновенный коробовый свод, содержит в себе три двери, ведущие в пристроенные к храму внутренний и внешний притворы (esonartex и exonartex), впереди которых некогда находился теперь несуществующий двор, обнесенный галереей с колоннами. Подкупольное пространство с северной и южной сторон сообщается с боковыми кораблями с помощью арок, поддерживаемых колоннами; под этими арками идёт ещё по ярусу подобных же арок, которыми открываются в подкупольное пространство устроенные в боковых кораблях галереи гинекея, а ещё выше — громадные арки, поддерживающие купол, заделаны прямой стеной с окнами, расположенными в три ряда. Кроме этих окон, внутренности храма дают обильное, хотя и несколько рассеянное освещение 40 окон, опоясывающих основание купола, и по пяти окон в больших и малых нишах.

Этот храм может считаться высшим выражением византийского искусства в той стадии развития, какой оно достигло при Юстиниане и ближайших его преемниках. Современники восторгались этой дивной церковью, художники вдохновлялись ею, и она сделалась прототипом храмовых сооружений не только для Константинополя, но и для всего Востока; даже впоследствии турки старались подражать ей при постройке своих мечетей. Впрочем, последующие византийские зодчие не довольствовались простым копированием св. Софии, но видоизменяли её план и основные формы с большой находчивостью. Столь удачно применённый к ней купол стал темой, на которую разыгрывались разнообразные вариации, и в самом Константинополе вскоре после св. Софии возникли церкви того же типа, но не похожие на неё во многих отношениях. Такова, например, церковь св. Апостолов, построенная по плану греческого креста, с куполами над каждым из пяти квадратов, составляющих крест, причём из этих пяти куполов снабжён окнами только средний.

Церковь Святой Ирины своим планом и внутренностью сильно напоминает Святую Софию в малом виде; но купол её не плоский, а представляет углубление в 1 1/3 своего радиуса; она любопытна также потому, что в ней, кроме главного купола, есть ещё другой, лежащий над трапезной частью и имеющий редкую в византийском искусстве форму эллипса.

В церкви Μοντής Κόρας, то есть «Жилище Девы» — три купола, лежащие уже на барабанах. Церковь богородицы (Феотокос), одна из самых изящных в Константинополе, относящаяся к концу IX века, отличается красивым фасадом, состоящим из аркад на колонках, с окнами в два яруса, четырьмя лёгкими грациозными главами, из которых одна, главная, возвышается над серединой церкви, а три меньшие — над нартексом.

Из церквей в провинциях Византийской империи особенного внимания заслуживает Кафоликон (то есть собор) в Афинах, сооружённый в VIII или в IX в. и имеющий форму креста с единственной главой над средним пространством. Этот небольшой храм представляет видоизменение византийского стиля, встречающееся в южно-греческих и пелопоннесских церквах, в котором существенное составляют фасады с фронтонами или мезонинами, напоминающие фасады базилик, особый род черепичных крыш и меньшее число менее больших окон, чем в самой Византии. Из храмов, подходящих по типу к Кафоликону, можно указать на церковь св. Никодима, также в Афинах, увенчанную 13 куполами, церковь св. Феодора, там же, имеющую всего один купол, и на несколько церквей в Салониках: Пресв. Богородицы, св. Илии, св. Апостолов, св. Димитрия и др.

С наступлением XIII века развитие византийской архитектуры прекратилось, и под конец существования Восточной империи эта отрасль искусства вращалась лишь в прежних своих формах, порой примешивая к ним заимствованные извне элементы, но не будучи уже в силах органически слить их с основным стилем.

Политическое и культурное влияние Византии в течение всех Средних веков распространилось более или менее сильно в искусстве народов, приходивших в какое-либо соприкосновение с ней; приёмы византийского зодчества проникли в различные, даже отдалённые, края тогдашнего мира. Таким образом, в Италии, кроме упомянутых нами равеннских церквей, носят на себе отпечаток византийского стиля некоторые храмы Сицилии (собор Монреале, Палатинская капелла и Марторана в Палермо, Мессинский собор), собор св. Марка в Венеции (освящ. в 1085 г.), церкви на остр. Торчелло и других пунктах Адриатического прибрежья.

В Германии из сооружений этого стиля, возникших во времена Карла Великого на берегах Рейна, уцелела императорская капелла при Ахенском соборе (796—804), представляющая довольно близкое подражание равеннской церкви св. Виталия. Во Франции, в Лиможе и соседних местах, мы находим несколько храмов, в которых видно несомненное влияние византийства, какова, напр., церковь св. Фронта в Перигё. Но нигде зодчество Византии не дало от себя столь сильных и долговечных отпрысков, как в Армении, Грузии, Сербии и России — странах, заимствовавших его оттуда вместе с догматами и обрядами религии (см. Грузинское искусство и Русское искусство).

  1. Н. И. Баторевич, Т. Д. Кожицева. Византийская архитектура // Малая архитектурная энциклопедия. — СПб.: «Дмитрий Буланин», 2005. — С. 114. — 704 с. — ISBN 5-86007-425-5.
  • Кишкинова Е. М. «Византийское возрождение» в архитектуре России. Середина XIX — начало XX века. — СПб.: Искусство—СПБ, 2007. — 256 с. — ISBN 978-5-210-01611-9.

Особенность византийского храмового зодчества | Статья в журнале «Молодой ученый»



Определена роль взаимодействия культур в развитии византийской архитектуры. Выделены основные вехи в становлении храмового зодчества.

Ключевые слова: Византия, исторический аспект, архитектура, храм

The role of cultural interaction in the development of Byzantine architecture. The basic milestones in the development of temple architecture.

Keywords: Byzantium, the historical aspect, the architecture, the temple

Культурное наследие Византии трудно переоценить. Наследие византийской культуры прямым образом повлияло на духовную и культурную жизнь России. Особенно взаимодействие культур прослеживается в архитектуре, можно сказать, что Россия стала основной преемницей и продолжательницей традиций и духовных канонов Византии. Если рассмотреть историю развития архитектуры Византии, то можно выделить три основных периода: ранневизантийский (V-VIII.вв.), средневизантийский (VIII-XIII вв.) и поздневизантийский (XII-XV вв.). Среди этих периодов отмечался период высшего расцвета — это был первый период, который приходился на время царствования Юстиниана (20–60 гг. VI в.), в это время Византия была могущественной державой, которая покорила многие страны, такие как: Греция, Малая Азия, Италия, Адриатика. Также покорёнными стали народы Передней Азии, южного Средиземноморья.

Культура завоёванных стран отразилась на развитии Византийской культуры. Характерной чертой византийской культуры является синтез античных и восточных элементов в искусстве и архитектуре.

Особое влияние на развитие архитектуры оказала христианская идеология, особенно это сказалось на монументальном каменном строительстве. Композиция церквей соответствовала с назначением здания и с поставленной задачей утвержденной императорским могуществом, что обусловило единство поисков и безусловное единство развития культовых зданий, несмотря на региональные отличия, в которых показывались особенности и традиции некоторых народов. [4].

Развитие купольных композиций храмов является основополагающим элементом в развитии храмового зодчества в мировом сообществе, которое выразилось в появлении новых типов структур — купольной базилики, центрической церкви с куполом на восьми опорах и крестово-купольной системы. Развитие первых двух типов храмов можно соотнести на ранневизантийский период. Крестово-купольная система храмов развивалась в период средне-византийской архитектуры.

К византийской эпохе также относится и строение монастырей, которые строились в виде архитектурных комплексов. Монастыри огораживались крепостными сооружениями, внутри которых располагались жилые и хозяйственные постройки монахов, большая трапезная, а доминирующим зданием была — церковь. Многие достижения в архитектурном строительстве Византия переняла у Рима, в частности, в области арочно-сводчатых конструкций. Важнейшей конструктивной разработкой византийской архитектуры является разработка системы опирания купола на четыре отдельно стоящие опоры с помощью парусного свода. Данная конструкция позволила освободить интерьер храма от больших стен и расширить внутреннее пространство. В строительстве храмов использовался плоский кирпич, который укладывался на растворе. Раствор состоял из цемянки, что придавал раствору прочность, также в раствор добавляли мелко истолченный кирпич и известь.

Цемяночный быстросхватывающийся раствор позволял возводить купола и своды по древневосточному обычаю — без использования дорогостоящих лесов. При строительстве куполов кладка выполнялась отдельно — кольцо за кольцом, наклоняя кирпичные ряды. Продолжая восточные традиции, конструкция византийских сводов из кирпича сильно отличается от конструкции римских сводов, которые возводились по деревянным кружалам. Чтобы облегчить вес, в кладки сводов для этого добавлялись пористые каменные породы, такие как пемза. Черепицей или свинцовыми листами покрывались своды и купола. [3]

Византийские зодчие в строительстве церковных сооружений опирались на эллинистические источники. Одним из известных источников, фигурирующий в строительстве Софии Константинопольской был комментарий к книге Герона Александрийского «О конструировании сводов», автором которого был Исидор из Милета. Трактат «О парадоксах механики» написал сам архитектор собора Софии Анфимий из Тралл.

Влияние греческих традиций и воздействие местных архитектурных школ способствовало художественному осмыслению новых конструктивных систем в византийском зодчестве. Раскрытие в композиции конструктивной формы, характерно древнегреческой архитектуре, что стало и в византийскую эпоху главным тектоническим принципом, но данный принцип выразился с развитием сводчато-купольных форм при преобладающем значении внутреннего пространства. Основными средствами выразительности являлись сами конструктивные элементы-своды, купола, аркады, которые четко читались в интерьере без лишней пластики и декоративной перегрузки. Стены в основном облицовывались разноцветными плитами мрамора или расписывались фресковой живописью, также широко применялась мозаичная живопись, располагавшаяся обычно на изогнутых поверхностях стен, в куполах и сводах. Можно было увидеть и резную скульптурную обработку стен, которая воспринималась только как легкий рельефный рисунок, не разбивающий плоскости стены. В разделениях интерьера сохранились ордерные мотивы, но пропала типичная для Древнего Рима ордерная аркада.

В византийской архитектуре доминирующим мотивом стала аркада на колоннах, которая появилась еще в период Римской империи. Форма аркады стала конструктивна. Несущая часть колонны осталась от римского ордера, также изменилась и форма капители, с прямоугольным основанием на круглую колонну. Капитель стала более массивной, чем в римских колоннах, она получает форму опрокинутого полушара с усеченными сторонами. Скульптурная отделка капители украшалась геометрическим узором. Ствол и колонны часто создавались монолитными, иногда на оба конца колонны накладывались свинцовые прокладки.

В ранневизантийских храмах использовался тип базилики — это удлиненное здание, где средний неф выделялся по ширине и высоте и был отделен от малых нефов аркадой на колоннах. Большую роль в развитии византийской архитектуры сыграли базилики, которые были построены в восточных районах- в Сирии, Малой Азии, Закавказье.

Большое влияние на развитие византийских центрических зданий оказали и сложившиеся в этих областях купольные сооружения (церковь в Эсре 515 г., церковь «вне стен» в Русафе в Месопотамии, 569–586 гг.). Особое значение приобретает купол на четырех или восьми опорах. Одним из ранних примеров этого типа в Сирии может служить церковь в Босре (513 г.), в которой купол опирался на четыре опоры.

Церковь Сергия и Вакха в Константинополе (527 г.) представляет собой центрическую композицию на восьми устоях, основа которой — сильно развитое подкупольное пространство. Ступенчатая структура и богатая пластика образованы в основном конструктивными элементами: куполом, полукружными арками, диагональными экседрами, устоями, арками на колоннах и т. п.

При господстве купола в композиции большое значение имеют диагональные ниши — экседры. В сочетании с колоннами они образовали пространственные устои, воспринимающие распор купола в диагональном направлении. В этой развитой структуре центрического купольного здания роль интерьера стала ведущей в соответствии с особенностями христианского ритуала, происходившего главным образом в центре храма под куполом-символом небосвода [1].

Пиком развития арочно-сводчатых структур стала грандиозная купольная базилика собора Софии в Константинополе, которую построили греческие архитекторы Анфимий из Тралл и Исидор из Милета в 532–537 гг., собор был построен во время правления императора Юстиниана. Собор Софии в Константинополе стал самым грандиозным и выдающемся произведением византийской архитектуры. Собор Софии стал придворным храмом императора и главным зданием Византийской империи.

Купольная базилика собора Софии Константинопольской совмещала в себе особенности структуры выдающихся римских сооружений — базилики Константина и Пантеона, тем не менее общие размеры собора Софии существенно превышают их, а конструктивная основа значительно отличается от прототипов. Собор представляет в плане прямоугольник со сторонами 74,8Х69,7 м. Центральное пространство формируется четырьмя массивными пилонами высотой 23 м., связанными между собой подпружными арками и парусами, на которые опирается центральный купол диаметром 31 м. и толщиной в замке 0,6 м. Несущая конструкция купола состоит из сорока радиальных кирпичных ребер, опирающихся на круговое кольцо, сечением 2,1Х0,8 м, выполненное из прочного камня, Кольцо снаружи подкреплено сорока небольшими контрфорсами. В целях максимального облегчения конструкции ребра купола и заполнение между ними выкладывались из специально изготовленных пемзовых кирпичей на толстых слоях цемяночного раствора. Ребра, имеющие в основании сечение 70Х15 см, с возвышением купола постепенно уменьшаются до полного исчезновения на расстоянии 5,7 м от оси. Тонкие стенки между ребрами внизу прорезаны проемами высотой 4,6 м и шириной 1,5 м. Паруса, заключенные между подпружными арками, выложены из кирпича. Несущие эти арки пилоны выложены из квадров известняка на известковом растворе с прокладками из свинца в верхней части. Они соединены арками с пилонами, воспринимающими распор купола в поперечном направлении. Распор купола в продольном направлении воспринимается грандиозными полукуполами глубиной около 14 м., подпирающими конструкцию основного купола с востока и с запада. Полукупола подпираются еще более низкими полукуполами экседр. Создана четко взаимодействующая система купольного и полу купольных пространств, сливающихся в одно огромное пространство главного нефа площадью 1970 м2 (площадь зала Пантеона 961 кв. м). Сравнительно тонкие кирпичные «оболочки» этих форм обладают прекрасной пространственной жесткостью. Объемы каждого из малых полукуполов служат своеобразными «контрфорсами» по отношению к объемам больших полукуполов. Такова же роль последних по отношению к куполу. Значительно более узкие боковые нефы имеют два яруса, отделенных от главного нефа аркадами на колоннах. Сравнительно тонкие стены храма (1,1–1,5 м) выложены из кирпича с широкими слоями цемяночного раствора. Кровля была покрыта свинцовыми листами.

Интерьеры отличались богатством форм и отделки. Здесь пространственность и воздушность сочетаются с гигантским масштабом. Однако несмотря на грандиозные размеры, архитектурные формы не подавляют человека. Важнейшей особенностью интерьера является его тектоническая ясность, подчеркнутая всем строем членений, отделкой и освещением. Пространственная, пластичная и уравновешенная конструкция-основа выразительности. Система сферических поверхностей-купол, паруса, полукупола и конхи экседр-акцентированы мозаичными изображениями на золотом фоне. Световое решение композиции также подчеркивало значение сферических форм, особенно купола. Этой цели служат многочисленные проемы, устроенные в нижней части купола и полукуполов, а также нарастающая от периферии к центру интенсивность световых потоков, которая достигает своей кульминации в обильном освещении под купольного пространства из-под сферы через 40 проемов в ее основании. Залитый светом купол как бы парит над всем интерьером, подчеркивая его воздушность и пространственность.

В тектонике интерьера здания важную роль играют аркады на колоннах. Они не противопоставляются стене, а являются их органической частью в местах раскрытия боковых галерей в основной неф. Цельные стволы колонн имеют энтазис, сложную базу с классическими профилями и конструктивно целесообразную форму капители с плоской резьбой, подчеркивающей цельность блока. Нагруженные аркады точно следуют в плане очертаниям главных конструктивных форм. Вместе с тем они выполняют существенную роль в масштабности интерьера, связывая грандиозные формы с размерами человека [2]. Собор Софии в Константинополе оказал огромное влияние на последующее развитие архитектуры. И хотя ни одно здание уже не достигало размеров и великолепия этого храма, его композиция являлась образцом, которому подражали и на котором учились многие поколения строителей.

Литература:

  1. Брунов Н. И. Архитектура Византии // Всеобщая история архитектуры. Т. 3. Архитектура восточной Европы. Средние века. — М.: 2002.
  2. Лихачева В. Искусство Византии IV-XV веков. — Л.:Искусство, 1986.
  3. Удальцова З. В. Византийская культура. — М., 1988.
  4. Якобсон А. Л. Закономерности в развитии средневековой архитектуры. Л.:Наука, 1985.

Основные термины (генерируются автоматически): византийская архитектура, Константинополь, собор Софии, купол, колонна, распор купола, Византия, византийская культура, Малая Азия, византийская эпоха.

Архитектура Византии: 11 примеров чистого стиля

Архитектура Византии — термин, введённый современными историками, чтобы обозначить Восточную Римскую империю. К сожалению, многие из самых впечатляющих зданий и памятников были снесены или разрушены. Большинство конструкций, переживших падение Византийской империи, претерпело многочисленные изменения и модификации. Сохранились лишь некоторые чистые примеры, о которых мы расскажем в этой статье.

Византийский стиль в архитектуре

Сосредоточенная на новой столице Константинополе (современный Стамбул), а не городе Риме и его окрестностях, Византия развивалась как отдельная художественная и культурная единица. Хотя на ранних этапах  византийская архитектура стилистически и структурно неотличима от римской.

Можно наблюдать лишь стремление превзойти старый Рим в отношении роскоши и изящества. Мы видим:

  • усложнение геометрии зданий;
  • более свободное использование классических элементов;
  • использование кирпича и штукатурки для декора строений;
  • бросающуюся в глаза контраст в убранстве интерьеров и экстерьеров сооружений.

Этот стиль распространялся между 4-м и 15-м веками не только на удерживаемых византийцами территориях, но и далеко за пределами имперских границ.

Периоды развития архитектуры Византии

Византийское архитектура и искусство обычно делятся на три исторических периода:

  • ранний с 330 г. до 730 г.,
  • средний ок. 843-1204 гг и
  • поздний от 1261 г. до 1453.г.

Надо учитывать, что художественная преемственность империи (так же как политическая и социальная) была нарушена

  • сначала иконоборческим спором 730-843 годов,
  • а затем, периодом латинской оккупации (завоевание крестоносцами) 1204-1261 годов.

Особенности византийского стиля в архитектуре

  1. Византийский стиль в архитектуре храмов характеризует план равномерного креста, иногда называемого греческим.
  2. Отличительной чертой религиозных структур стала комбинация базилики и симметричных центральных объёмов (круговых или многоугольных).
  3. Особенностью является куполообразная крыша.

Византийские сооружения отличались ощущением парящего пространства и роскошным убранством: мраморные колонны и инкрустация, мозаика на сводах, мозаичные полы и иногда золотые кессонные потолки.  Архитектура Византии распространилась по всему христианскому Востоку, а в некоторых местах, особенно в России, она сохранилась после падения Константинополя (1453 г.).

Ранний период (330-730 г)

Создавая фрески, мозаики и панно, раннехристианское или византийское искусство  опиралось на стили и мотивы римского искусства, перенося их на христианские сюжеты. Расцвет византийской архитектуры и искусства произошел во времена правления императора Юстиниана I в 527-565 годах.

В этот период он начал строительную кампанию в Константинополе, а затем в Равенне, Италия. Его наиболее заметным памятником был собор Святой Софии (537 г), название которого означает «Божественная Премудрость».

Ипподром Константинополя, Стамбул, Турция

Сегодня это площадь под названием Султанахмет Мейданы (Площадь Султана Ахмета) в турецком городе Стамбул, с несколькими сохранившимися фрагментами оригинальной структуры.

Хотя Ипподром обычно ассоциируется со днями славы Константинополя как имперской столицы, он, в реальности, предшествует этой эпохе. Изначально построен в провинциальном городе Римской империи — Византии, ставшим только в 324 году столицей.

Император Константин Великий решил перенести резиденцию правительства из Рима в город Византий, который он переименовал в Новый Рим. Это имя не прижилось, и вскоре город стал известен как Константинополь. Император значительно расширил границы города, и одним из его главных начинаний была реконструкция ипподрома.

Hipodrom.jpgРуины ипподрома, из гравюры Онофрио Панвинио в его работе «De Ludis Circensibus» (Венеция, 1600). Гравюра, датированная 1580 годом, может быть основана на рисунке конца 15 века. Вy nieznani, rycina z XVI/XVII w — internet, Public Domain, Link

Предполагается, что Константинский ипподром имел длину около 450 м (1476 футов) и ширину 130 м (427 футов). Его трибуны могли вместить около 100 000 зрителей. Он был местом проведения гонок на колесницах и связанных с ними мероприятий.

К сожалению, большая часть некогда богато украшенного ипподрома давно исчезла, но несколько статуй, обелисков и других элементов украшения, частично сохранились: Змеиная колонна, Обелиск-крепость, Обелиск Тутмоса III и статуи Порфириоса.

Архитектура Византии. Horses of Basilica San Marco.jpgКвадрига с константинопольского ипподрома. By Tteske — Own work, CC BY 3.0, Link

Некогда украшавшую ипподром знаменитую квадригу, венеты вывезли в 1204 году в Венецию. Сейчас она выставлена в музее собора Сан-Марко, выполненного в византийском стиле. А её копия украшает лоджию базилики.

Базилика Сант-Аполлинаре-Нуово в Равенне, Италия

Король остготов Теодорих Великий, (475-526) в начале 6-го века построил арианскую церковь. Когда византийцы завоевали Италию во время готической войны 535-554 годов, Юстиниан I преобразовал ее в православный храм и посвятил его святому Мартину Турскому, одному из активных борцов с арианами.

Архитектура Византии: базилика Сан-Апполинаро, Равена, ИталияБазилика Сант-Аполлинаре-Нуово, Равенна, Италия Di Pufui Pc Pifpef I — Opera propria, CC BY-SA 3.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=15351464

Настоящее имя базилика получила в середине 9-го века, когда стала домом для мощей Святого Аполлинария. Великолепная ранняя византийская мозаика, украшающая храм, стала причиной включения базилики в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО в 1996 году.

Эксперты обращают внимание: «…как экстерьер, так и интерьер базилики наглядно иллюстрируют слияние между западным и восточным стилями, характерными для конца 5-го — начала 6-го века”.
Некоторые историки искусства утверждают, что одна из мозаик содержит первое изображение сатаны в западном искусстве.

Мозаичный портрет Юстиниана (по другой гипотезе, Теодориха) в базилике Сант-Аполлинаре-Нуово Автор: © José Luiz Bernardes Ribeiro, CC BY-SA 4.0, Ссылка

Базилика Сан-Витале, Равена, Италия

Один из наиболее важных сохранившихся примеров раннехристианского византийской архитектуры и искусства в Европе. Католическая церковь присвоила этому зданию почётное звание «базилики», хотя оно не имеет нужной архитектурной формы. Этот титул присваивают церковным зданиям исключительного исторического и церковного значения.

Базилика Сан Витале, Равенна, Италия

Как и Сант-Аполлинаре-Нуово, её построили остготы, но завершили уже византийцы. Несложный план правильного восьмиугольника ещё не представляет элементов центрально-купольной системы.

Она украшена впечатляющими мозаиками, которые считаются лучшим и наиболее сохранившимся образцом византийского мозаичного искусства за пределами Константинополя. Предположительно базилику построили на месте мученичества святого Виталиса.

Однако существует некоторая путаница в отношении того, является ли этот святой Виталисом Миланским или святым Витале, чье тело было обнаружено вместе с телом святого Агриколы в Болонье в 393 году. Освятили базилику в 547 году.

Здание это имеет огромное значение в византийском искусстве, как единственная крупная церковь периода императора Юстиниана I, которая практически без изменений сохранилась до наших дней. Кроме того, считается, что она отражает дизайн зала аудиенций Византийского императорского дворца, от которого вообще ничего не осталось.

Церковь св. Ирины или Айя-Ирина (Айя-Айрен, Агия-Ирэна), Стамбул, Турция

Одна из самых первых церквей, построенных в византийской столице. Её заказал основатель Константинополя, римский император Константин Великий (р. 324-337). Но, к сожалению, первоначальную церковь разрушили во время восстания Ника в 532 году. Император Юстиниан I восстановил ее в середине 6-го века, но два столетия спустя, она серьёзно пострадала во время землетрясения.

Hagia Eirene Constantinople July 2007 001.jpgЦерковь Святой Ирины в Стамбуле (Hagia Eirene) Автор: Gryffindor — собственная работа, Общественное достояние, Ссылка

Некоторые реставрации того времени сохранились до наших дней. Таким образом её датируют 8-м веком. Собор Святой Ирины имеет типичную форму римской базилики, состоящей из нефа и двух проходов, которые разделены тремя парами опор.

Церковь св. Ирины в настоящее время является музеем, но здесь также проводятся различные музыкальные мероприятия. Одна из немногих церквей в Стамбуле, которая не была превращена в мечеть.

Собор Святой Софии (Айя София, Санта София, Божьей Премудрости)

Самый известный и самый впечатляющий пример ранней византийской архитектуры был построен в удивительно короткое время, между 532 и 537 годами на месте сгоревшей базилики начала 5-го века. Хорошо известны имена архитекторов здания — Трамлского Антемия и Исидора Милетского — два крупных математика своего времени.

Собор Святой Софии сочетает в себе продольную базилику и центральный неф совершенно оригинальным образом с огромным 32-метровым главным куполом. Его поддерживают сферические треугольники, называемые парусами и подпружные арки. Два колоссальных полу-купола, по одному с каждой стороны от продольной оси, на востоке — над алтарём и на западе — над главным входом, воплотили гениальное решение зодчих, благодаря которому было создано впечатление расширяющегося пространства.

Основной объем собора Св. Софии имеет три нефа: широкий средний и боковые — более узкие. Равносторонний крест, образуемый главным и дополнительным залами, стал обязательным для возведения христианских храмов. Стены над галереями и основание купола пронизаны окнами, которые при ярком солнечном свете затемняют опоры и создают впечатление парящего в воздухе купола.

По завершении церковь была самым крупным и внушительным религиозным зданием в христианском мире вплоть до османского завоевания византийской столицы. После падения Константинополя в 1453 году базилика была превращена в мечеть и использовалась для богослужений до 1931 года. Собор Святой Софии открыт для посещения как музей с 1935 года.

Византийская архитектура: Собор Святой СофииСобор Святой Софии в Стамбуле (константинополь)

Но у многих посетителей экстерьер собора Святой Софии в Стамбуле вызывает разочарование. Почему? Читайте на канале Архитектура.

Средний период развития византийской архитектуры (843-1204)

Осиос Лукас (монастырь преподобного Луки), Греция

Монастырь 10-го века в греческом городе Дистомо (недалеко от Дельфи) и один из лучших примеров византийской архитектуры из так называемого второго золотого века или среднего византийского периода. Это примерно соответствует правлению македонской династии, с середины 9 до начала 11 века.

Monastery of Hosios Loukas winter.jpgВид на алтарную часть храмов монастыря преподобного Луки. Автор: Sogal — собственная работа, transferred from el.wikipedia; transferred to Commons by User:MARKELLOS using CommonsHelper., Attribution, Ссылка

Этот монастырь, внесенный в список Всемирного наследия ЮНЕСКО в 1990 году, прославился по всей империи своим великолепным убранством, включая роскошные мозаики, фрески и мраморные работы. Они, как и план церкви в виде креста в квадрате, были типичны для среднего византийского периода, переживших иконоборчество.

Монастырь Дафни, Греция

Один из шедевров византийской архитектуры монастырь Дафни также входит в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Основная церковь является еще одним ярким примером плана «креста». Нынешний монастырь и церковь построили в 11-м веке на месте более раннего монастыря, заброшенного в 7-м и 8-м веках из-за нашествия славян.

Gotic Dafni.jpg
Автор: Dimkoa — собственная работа, Общественное достояние, Ссылка

А тот, в свою очередь, построили на месте древнегреческого храма, посвящённого Аполлону, который был разрушен в конце 4 в.. Монастырский комплекс в настоящее время находится на реконструкции и закрыт для посетителей.

Крестово-купольный храм монастыря является одним из хорошо сохранившихся образцов зодчества эпохи Македонской династии и средневизантийского периода в целом.

Крепость Ангелокастро, Греция

Расположенный на вершине холма высотой 305 метров на острове Корфу, Греция, замок Ангелокастро был одной из самых важных византийских цитаделей в Ионическом море. Он сыграл ключевую роль в обороне острова и успешно выдержал три осады турок-османов.

Вид на Ангелокастро, возникающий по дороге из деревни Крини. Можно видеть остатки зубчатых стен (на правой стороне)  замка, церковь Архангела Михаила на Акрополе (левый верхний угол замка), круглую защитную башню перед главными воротами. By Dr.K. — Own work, CC BY-SA 3.0, Link

Когда его построили, пока точно неизвестно. Но называют 13 век. Вероятно, во времена правления Михаила I Комнина Дукаса, основателя и первого правителя Эпирского деспотата от 1205 г.. Хотя некоторые датируют его концом 12 века.

Поздний период развития архитектуры Византии (1261-1453)

Церковь св. Екатерины, Греция

Церковь св. Екатерины в старом городе Салоники, является одной из самых прекрасно сохранившихся византийских церквей позднего периода. Точное время строительства и освящения неизвестно. Но приурочили к периоду правления династии Палеологов с 1261 года до распада Византийской империи в 1453 году.

Храм Святой Екатерины. Автор: Macedon-40 — собственная работа, CC BY-SA 4.0, Ссылка

Большую часть времени она действовала, как мечеть. В 1988 году церковь была объявлена объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО как часть «Палеохристианских и византийских памятников в Салониках».

Византийские бани, Салоники, Греция

Еще один шедевр византийской архитектуры, который был добавлен в список всемирного наследия ЮНЕСКО «Палеохристианские и византийские памятники в Салониках»,  построили в конце 13-го и начале 14-го века.

Архитектура Византии. Solun - bizantsko kupaliste.jpgБани перед реставрацией. Оригинальная архитектура соответствует типичным правилам римских бань. By Marijan — Own work, Public Domain, Link

Единственная сохранившаяся византийская баня в Греции использовалась как мужчинами, так и женщинами. Причём она действовала и в византийскую эпоху, и в более поздний османский период. Только османы разделили здание на две отдельные секции: одну для мужчин и одну для женщин. В течение византийского периода мужчины и женщины использовали ванну попеременно.

Нео-византийская архитектура

Нео-византийская архитектура имела небольшое количество последователей после готического возрождения 19-го века, в результате чего появились такие шедевры, как Вестминстерский собор в Лондоне и в Бристоле примерно с 1850 по 1880 год.

Родственный стиль, известный как Бристольский византийский, был популярен для промышленных зданий, объединяющей элементы византийского стиля с мавританской архитектурой.

Русско-византийский стиль в архитектуре

Он был широко разработан в России во времена правления Александра II (1818-1881) Григорием Гагариным и его последователями. Они проектировали

  • Владимирский собор в Киеве,
  • Никольский военно-морской собор в Кронштадте,
  • Александро-Невский собор в Софии,
  • церковь Святого Марка в Белграде и
  • Новоафонский монастырь в Новом Афоне близ Сухуми.
  • Крупнейшим нео-византийским проектом 20-го века был Храм Святого Саввы в Белграде.
Фасад Владимирского собора в Киеве. Автор: Petar Milošević — собственная работа, CC BY-SA 4.0, Ссылка

Поствизантийская архитектура в православных странах

В Болгарии, России, Румынии, Сербии, Белоруссии, Грузии, Армении, Украине, Македонии и других православных странах архитектура Византии сохранилась и после падения империи. С 16 по 18 века она породила местные поствизантийские архитектурные школы.

В средневековой Болгарии это были Преславская и Тырновская архитектурные школы.
В средневековой Сербии: Рашкинская архитектурная школа, Вардарская архитектурная школа и Моравская архитектурная школа.

Архитектура Византии так же достигла замечательных результатов в возведении мостов, дорог, акведуков, резервуаров и крытых многоярусных подземных цистернах для воды и иных целей.

Заберите статью себе на стену в социальных сетях, чтобы не потерять.
Ставьте оценку, выбрав нужное количество звёзд ниже.
Пишите комментарии.
О новаторских идеях зодчих собора Святой Софии в Константинополе (ныне Стамбул) читайте на Дзен канале Архитектура.

Византия и древнерусское искусство

Проблема византийского наследия в древнерусской культуре издавна привлекала к себе внимание самых широких кругов читателей и ученых. Но подходили к ее решению с диаметрально противоположных позиций. Если для Чаадаева, как и для Вольтера, Византия была «lа miserable Byzance, objet du profond mepris» [1], то для славянофилов, начиная с И. Киреевского и кончая К. Леонтьевым, она являлась главным и основным источником всей русской культуры. Наиболее последовательно эту точку зрения выразил К. Леонтьев, мечтавший о возрождении «византинизма», поскольку он был твердо уверен, что «византийский дух, византийские начала и влияния, как сложная ткань нервной системы, проникают насквозь весь великорусский организм» [2].

Историки искусства в своем отношении к интересующей нас проблеме также занимали почти исключающие друг друга позиции. Для одних древняя Русь была не более чем провинцией Византии, непрерывно находившейся под ее влиянием, для других — она уже с самых ранних этапов развития эмансипировалась от Византии и развивалась вполне самостоятельным путем. Этот последний взгляд нередко подогревался националистическими чувствами, не желавшими считаться с реальными фактами.

Как показали исследования последних десятилетий, ни та, ни другая точки зрения не могут быть приняты современной наукой. Византия, конечно, сыграла огромную роль в сложении древнерусской художественной культуры, но ее влияние было на разных этапах различным и порождало далеко не одинаковый отклик в отдельных видах искусства. Тут были периоды сближения и расхождения, периоды резкого обрыва культурных и художественных связей и не менее интенсивного их возобновления. Короче говоря, это был сложный диалектический процесс, со своими прихотливыми зигзагами.

Три вопроса представляются мне кардинальными при изучении вклада Византии в древнерусскую художественную культуру. Их можно было бы сформулировать следующим образом: когда связи с Византией были особенно крепкими и эффективными? Как византийские влияния проявляли себя в отдельных видах искусства и есть ли здесь возможность говорить о синхронности? Когда воздействие Византии начало себя изживать и из фактора, стимулирующего развитие, превратилось в фактор, его задерживающий?

Самый ранний и активный контакт древней Руси с Византией падает на конец X — ранний XII в. (принятие христианства в 988—989 гг., приезд греческого митрополита и духовенства, перемежающиеся политические сближения и размолвки с константинопольским двором, появление на Руси византийских мастеров и произведений византийского искусства).

Первый каменный храм в Киеве — Десятинная церковь (церковь Успения Богородицы, закончена в 996 г.). Летописное свидетельство о приглашении князем Владимиром греческих мастеров не оставляет никаких сомнений относительно того, где следует искать истоки этой постройки, представлявшей из себя трехнефный крестовокупольный храм с нарфиком. Около 1039 г. с южной и северной стороны были добавлены галереи. Хотя реконструкция Десятинной церкви, от которой остались одни лишь фундаменты, считается спорной, все указывает на Константинополь, как то место, откуда прибыли зодчие, — и план, и техника полосатой кладки с утопленным рядом кирпичей, и настил из деревянных лежней в основании стен; лежни, закрепленные рядом колышков, были залиты известковым раствором (как в ряде константинопольских построек) [3].

Спасо-Преображенский собор в Чернигове. 1032 — около 1036 гг. Ю.С. Асеева. Реконструкция


Софийский собор в Киеве. 1037—1045 гг. Реконструкция Ю. Асеева, Н. Кресалъного, В. Волкова

Последнее обстоятельство дало основание Ф.И. Шмиту, не знавшему фундаментов константинопольских построек, утверждать, что в возведении Десятинной церкви якобы принимали участие кавказские мастера [4]. Вопрос о связях (на наш взгляд, мнимых) киевской архитектуры с кавказской — особый вопрос, требующий специального рассмотрения. Сейчас важно подчеркнуть другое — с Десятинной церковью на Русь было занесено из Константинополя византийское каменное строительство, с его сложным центральнокупольным планом, с его совершенной системой перекрытий, с его блестящей техникой, со всеми его декоративными атрибутами (мозаика, наборные мраморные полы, шиферные карнизы и парапеты и т.д.). В отличие от романского Запада, в ряде областей лишь постепенно переходившего от деревянных конструкций к каменным сводам, Киевская Русь уже на самом раннем этапе развития каменного зодчества получила от Византии готовую систему сводчатых и купольных перекрытий, что позволило ей возводить здания тонкой пространственной конфигурации и большой высоты.

В отличие от Десятинной церкви, собор Спаса Преображения в Чернигове (1031 — около 1036 гг.; стр. 212) сохранился полностью и опять ясно указывает на Константинополь как то место, откуда пришли строившие его зодчие (три нефа, хоры, нарфик, пять куполов, цилиндрическая башня). Произведенные за последние годы зондажи стен, частично раскрывшие первоначальную кирпичную кладку, обнаружили чисто византийскую технику. Свободная, асимметричная композиция, относительная незатесненность интерьера, двухступенчатые глухие арки и нишки фасадов, оформление барабанов — все это находит себе ближайшие аналогии в постройках константинопольского круга. Среди всех древнерусских храмов церковь Спаса Преображения в Чернигове — самая византийская.

Не исключена возможность, что часть бригады, возводившей черниговскую церковь, перешла на строительство митрополичьего собора св. Софии в Киеве (с 1037 г.; стр. 212). Здесь зодчие были поставлены перед решением не обычной для Константинополя XI в. задачи. Они призваны были возвести огромный по площади пятинефиый храм с просторными хорами, охватывавшими и боковые нефы. Тем самым они как бы вернулись к традициям Софии Константинопольской, потому что в XI в. таких больших храмов с обширнейшими хорами в столице византийской империи не возводили. В Софии Киевской уже много необычного для чисто византийских построек — ярко выраженная ступенчатая композиция наружного объема, наличие тринадцати куполов, отчасти объясняемое необходимостью хорошо осветить огромные хоры, обилие массивных крестчатых столбов, затесняющих внутреннее пространство. Собору св. Софии в Киеве присуща та монументальная мощь, которая отмечена печатью известного архаизма, обычно свойственного архитектурным памятникам на ранних этапах развития. И он уже не укладывается в рамки византийского стиля, столько в его общей композиции нового и непривычного для византийской столицы.

Дальнейшее развитие южнорусской архитектуры протекало в замедленном темпе и отличалось известной традиционностью. Это постройки кубической формы, с четырьмя либо шестью столбами, чаще всего с одним куполом, с позакомарным покрытием, порою с боковыми выступающими приделами. Деталям этих построек нетрудно найти аналогии в византийских церквах, но эти детали даются, если так можно выразиться, уже в ином контексте. Однако решительного разрыва с византийской традицией и чего-либо принципиально нового по сравнению с византийскими постройками мы здесь не находим. Этот диалектический скачок произошел позднее — в конце XII в. и связан он с новым этапом в развитии древнерусского зодчества, когда решительно наметился все болеее глубокий разрыв с византийской традицией. Трудно сказать, какую роль сыграли здесь полоцкий мастер Иоанн и Петр Милонег, приятель князя Рюрика Ростиславича (умер в 1215 г.), был ли этот переворот результатом их деятельности или результатом постепенного органического развития киевской архитектуры, как это предполагают украинские исследователи. Всплывают здесь и две других немаловажных проблемы — связи с Сербией и с романским миром, соприкосновение с которым дало древнерусскому искусству со второй половины XII в. ряд мощных стимулов, особенно в области пластики. Как бы то ни было, но уже в соборе Спасо-Евфросиниева монастыря в Полоцке (до 1159 г.), воздвигнутом мастером Иоанном, мы имеем первый пример храма башнеобразной формы, неведомого Византии. Устремленность всего здания вверх подчеркивалась не только высоким стройным барабаном, но и квадратным подкупольным постаментом, украшенным с четырех сторон трехлопастными арками. Эти арки как бы продолжали вертикали полуколонн, что наделяло постройку несвойственной кубообразным храмам динамикой. Еще более смелое решение дал строитель собора Михаила Архангела в Смоленске (так называемая Свирская церковь, 1191—1194 гг.). Устремленность всех линий вверх акцентируют пучковые, романского типа пилястры, непосредственно переходящие в сложного профиля трехлопастную арку, которая завершает фасад. Эта арка отражает систему внутренних сводов, поскольку угловые помещения были перекрыты четвертными сводами. Дальнейшее развитие этих архитектурных идей мы находим в черниговской церкви Параскевы Пятницы (конец XII в.; стр. 213), умело реставрированной П.Д. Барановским, и в храме Василия в Овруче (конец XII в.; стр. 213). Сильно приподнятые над сводами боковых нефов подпружные арки позволяли поднять барабан, в силу чего здание приобрело необычайно динамичный вид. Снаружи эта конструкция нашла себе выражение во втором ярусе закомар; наконец, по четырем сторонам подкуполыюго постамента были размещены четыре чисто декоративных кокошника.

Этим башнеобразным храмам нет прямых аналогий ни в византийской, ни в южнославянской, ни в кавказской архитектуре. С момента их создания, иначе говоря, со второй половины XII в., пути развития византийской и русской архитектуры стали все более расходиться. И это дало о себе знать не только в храмах башнеобразного типа, но и во всем зодчестве Владимиро-Суздальского княжества, Новгорода и Пскова. Здесь византийский вклад был столь существенно переработан, что о прямом влиянии Византии более не приходится говорить. И далеко не случайно московская архитектура конца XIV—XV в. продолжила именно ту линию в развитии национальной русской архитектуры, которая с особой четкостью наметилась в башнеобразных храмах (собор Андроникова монастыря (стр. 213) и мн. др.). После того, как были выработаны типы столпообразных и шатровых храмов (классический пример — церковь Вознесения в Коломенском, 1532 г.; стр. 213), от византийского наследия в русской архитектуре почти не осталось следа. Примечательно, что древнерусские зодчие проявили наибольшую фантазию в оформлении верхней части здания, в его завершении. И здесь они ранее всего начали отступать от византийской традиции, постепенно развив совершенно новую архитектурную концепцию. Византийское влияние в русском зодчество было наиболее сильным и органичным с конца X до середины XII в. в киевской архитектуре, но затем оно быстро пошло на убыль.


Церковь Параскевы Пятницы в Чернигове. Конец XII в. 


Церковь Василия в Овруче. Конец XII в. Реконструкция 1420-е годы. Ю.С. Асеева

Иной была роль византийского наследия в живописи. Последняя была настолько тесно связана с церковным культом и с жесткой иконографической системой, что в ней был невозможен резкий разрыв с византийской традицией, такой, скажем, какой произошел в архитектуре второй половины XII в. Здесь процесс эмансипации и постепенного накопления национальных черт протекал гораздо медленнее. И здесь мы сталкиваемся с интересными парадоксами. Например, Дмитриевский собор во Владимире, экстерьер которого не имеет ничего общего, кроме купола и позакомарного покрытия, с византийскими постройками, внутри расписывается константинопольским мастером, точно следующим заветам своих учителей. Процесс развития древнерусской живописи представляется примерно в следующем виде. Поначалу, особенно в Киевской Руси, преобладали привозные иконы и нередко приезжали греческие мастера, выполнявшие большие монументальные заказы, для чего они организовывали мастерские, привлекая к работе и местные силы (так было в Софии Киевской, так, возможно, было и в более ранней Десятинной церкви). Постепенно удельный вес русских выучеников усиливался, и они стали играть все большую роль (мозаики Златоверхо-Михайловского монастыря). Рассказ Патерика Киево-Печерского монастыря [5] о русском мастере Алимпии косвенно отражает это новое соотношение сил между византийскими и русскими художниками. Трудно сказать, когда в работах последних стали появляться новые психологические оттенки, новые эмоциональные нюансы, новые формальные черты. Делать здесь слишком поспешные выводы было бы опасно, особенно памятуя о необходимости для средневековых художников сохранять традиционный иконографический костяк, а также о практиковавшейся в средние века работе по образцам. Но процесс эмансипации от чисто византийского понимания образа шел с неумолимой последовательностью. Здесь были свои подъемы и провалы, свои противоречия, свои отталкивания и притяжения. Эти византийские влияния усиливались всякий раз, когда из Византии широкой волной проникали произведения византийского мастерства, либо приезжали византийские художники.


Собор Спасо-Андроникова монастыря в Москве


Церковь Вознесения в Коломенском. 1532 г.

Процесс трансформации византийского наследия в южнорусской живописи протекал в гораздо более замедленной форме, нежели в архитектуре. Ничего равного по своей новизне башнеобразным храмам Киевская Русь в области живописи не дала. Не дал этого и Новгород, чья станковая живопись находилась в XII в. почти целиком в орбите притяжения византийского искусства комниновского времени. Вспомним об «Устюжском Благовещении» в Гос. Третьяковской галерее и великолепном оглавном «Архангеле» в Гос. Русском музее (стр. 215). В применении к обеим этим работам вполне закономерен вопрос: кто автор данных икон — заезжий греческий мастер или его верный новгородский ученик? Но в отношении к новгородским иконам раннего XIII в. такой вопрос уже не возникает. В них появляется нечто такое, что было бы невозможно для чисто византийского художника. Достаточно сравнить для этого константинопольскую икону св. Николая на Синае с новгородской иконой этого же святого в Третьяковской галерее, чтобы сразу же стал очевидным произошедший сдвиг (стр. 216, 217). В греческой иконе, очень тонкой по исполнению, бросается в глаза строгая соразмерность частей лица, восходящая к далеким эллинистическим традициям. Эта соразмерность лишает образ экспрессии, накладывает на него отпечаток известной академичности. Совсем по-иному трактует лицо Николы новгородский художник. Непомерно вытянутая голова приобретает у него сплющенную форму, главное место отведено огромному лбу — средоточию мысли, прихотливо изогнутые брови образуют острые углы, соотношение между отдельными частями лица утрачивает строгую пропорциональность византийской иконы, но зато общее выражение лица обретает большую выразительность, большую экспрессивность. Такие изменения тем более показательны, что они нашли себе место в иконе, автор которой вышел из византинизирующего направления и ни в какой мере не старался ослабить аскетическое начало в облике святителя.


Архангел Гавриил. Икона конца XII в. ГРМ.

Этот отход от чисто византийской традиции резко усилился в XIII в., когда из-за монгольского нашествия почти полностью прервались культурные связи с Константинополем и когда все настойчивее начала пробиваться наружу народная струя. О своеобразном бунте против византийской традиции свидетельствует большая краснофонная новгородская икона последней трети XIII в. в Гос. Русском музее. Представленные здесь в рост Иоанн Лествичник, Георгий и Власий даны в застывших позах, напоминая резанные из дерева и раскрашенные истуканы (стр. 219). Вся композиция проецирована на плоскость, в фигурах нет ни малейшего намека на объем, краски наложены большими ровными плоскостями, лицам святых присущ особый оттенок наивного простодушия. Намечающаяся здесь линия развития во многом определила характер русской школы иконописи, достигшей своего наивысшего расцвета в XV в.


Св. Николай, с избранными святыми на полях. Константинопольская икона XII в.
(по К. Вейцману — X в.). Монастырь св. Екатерины на Синае


Св. Николай, с избранными святыми па полях. 

Новгородская икона начала XIII в. Из Новодевичьего монастыря. ГТГ

Если для XI—XII вв. исходной точкой древнерусской живописи было в основном комниновское искусство, постепенно трансформировавшееся на русской почве, то для XIV и раннего XV в. аналогичную роль сыграло палеологовское искусство. Но здесь важно подчеркнуть и существенную разницу между этими двумя явлениями. В XI в. русская религиозная живопись не имела за своей спиной никакой другой традиции, кроме византийской. Совсем иная картина наблюдается в XIV в., когда русские художники накопили свой большой опыт, когда сложились крепкие национальные кадры мастеров, когда искусство впитало в себя множество элементов народной эстетики. Вклад палеологовского искусства был весьма весом. Его нельзя недооценивать. Он сыграл глубоко положительную роль. Без преувеличения можно сказать, что на этом именно этапе Византия дала русскому искусству последний мощный творческий импульс. Приезд в Новгород в 1338 г. грека Исайи и в 1378 г. гениального Феофана Грека, появление в Москве в 1344 г. греческих мастеров, а в 90-х годах того же Феофана, массовый завоз из Царьграда византийских икон — все это не могло не оставить глубокого следа в русской живописи. Под прямым воздействием греческих образцов русские мастера облегчили себе переход от статических форм XII — XIII вв. к более свободным и эластичным формам XIV столетия. Усложняются пространственные решения, вводятся сложные архитектурные кулисы, разнообразятся мотивы движений. Искусство становится более живым и более эмоциональным, И одновременно русская живопись все настойчивее и решительнее обретает свой собственный художественный язык. Использовав достижения палеологовского искусства, она претворяет их на свой лад — более сердечный и более интимный. Ослабляется аскетическое начало, усиливается просветленность образа. И здесь нас не должен вводить в заблуждение тот факт, что и в дальнейшем в русской живописи сохраняется иконографический костяк, почерпнутый и.у Византии. Все дело в том, что этот костяк наполняется новым содержанием и, претерпевая едва приметные на первый взгляд формальные изменения, обретает новую жизнь. И хотя Византия создала немало икон с изображением «Троицы», рублевская «Троица» остается уникальной как по своему идейному замыслу, так и по своей формальной структуре. В этом проявилась своеобразная диалектика русского художественного процесса. За фазой сближения с Византией (рубеж XIV—XV вв.) последовала фаза если не резкого разрыва с ней, то явного отчуждения. И чем сильнее было это отчуждение, тем явственнее проступали в русской живописи национальные черты. Наглядное свидетельство этого — новгородская и псковская живопись рубежа XIV—XV вв., а также московская живопись эпохи Рублева.


Иоанн Лествичник, Георгий и Власий, 

Новгородская икона последней трети XIII в. ГРМ

В последний раз византийское искусство сыграло на Руси положительную, творческую роль в XIV в. и на рубеже XIV—XV столетий. В дальнейшем византийские влияния утратили свое значение, либо превратились из фактора положительного в фактор отрицательный. С гибелью Константинополя исчез тот очаг, где рождались новые идеи. Из творческого стимула византийское наследие вскоре выродилось на Руси, с ее быстро складывавшимся централизованным государством, в букву закона, в чистую проформу, в «византинизм». Оно помогало консервировать старое ради старого и стало выполнять государственные охранительные функции. Поэтому его дальнейшая судьба уже может представить интерес лишь для изучающего культурные связи во всех их мельчайших оттенках, но не для историка искусства, чье внимание должно быть в первую очередь сосредоточено на таких контактах, которые по-настоящему обогащали ту или иную художественную культуру.

Чем была вызвана столь большая популярность византийского искусства на Руси? Этих причин было много и прежде всего единоверие. Древняя Русь получила христианство из Византии, она имела своего митрополита, который чаще всего являлся ставленником Константинополя, она была наводнена греческим духовенством, ревниво оберегавшим чистоту культа. Ее литургия мало чем отличалась от греческой, а посему схожими были и иконографические системы росписей, а также все основные иконографические типы. Когда Владимир выбирал веру для своего народа, то он отдал предпочтение православию в его византийском варианте, ибо связанный с этой религией культ представлялся ему самым прекрасным и в чисто эстетическом плане. И греки превосходно умели использовать византийское искусство и византийский церковный культ в целях сохранения своего влияния. Здесь они проводили весьма хитроумную и последовательную политику. В их сознании культурное влияние было неотделимо от политического. Постепенно элементы византийской культуры вошли органической составной частью в древнерусскую культуру. Особенно активно они усваивались в великокняжеской среде, тянувшейся к византийскому придворному церемониалу как наиболее действенной форме выражения средневековой власти. Каждому русскому князю хотелось бы в глубине души походить на византийского василевса, даже если он проводил явно антиконстантинопольскую политику. Обаяние византийской культуры, византийского искусства было столь велико, что трудно было ему не поддаться. Этим объясняется широкое проникновение элементов византийской культуры в русское феодальное общество.

Но было бы неверно вся и все сводить в истории русской культуры к византийским влияниям, как это делали историки XIX в., и не видеть существенных различий между византийским и древнерусским искусством. Византия дала древней Руси технику каменного зодчества, она занесла в Киев тип крестовокупольного храма с его сложной системой перекрытий, она ознакомила древнерусских людей с техникой мозаики и фрески, а также с техникой темперной живописи, она снабдила русских художников иконографией, отвечавшей запросам новой христианской религии, она способствовала развитию миниатюры, эмали, золотой наводки. Византийские образцы обостряли у русских живописцев и скульпторов чувство органического, нередко они служили проводниками далеких эллинистических веяний. Как правило, они помогали преодолевать все то примитивное, что таилось в народном искусстве, шлифовали форму, совершенствовали средства художественного выражения. За все это Русь должна быть благодарна Византии. Но мы не можем при этом забывать о процессе активной переработки на Руси византийского наследия. Научно объяснить, как возникли те отклонения, в результате которых сложилась оригинальная русская архитектура, новгородская и псковская школы живописи, искусство великого Рублева и мастеров его круга — вот главная задача, стоящая перед исследователем. Именно эти вопросы привлекают за последнее время все большее внимание историков искусства. Здесь не должно быть места квасному патриотизму. Тут нужна долгая и кропотливая работа исследователя. И только тот ученый, который основательно знает византийское и южнославянское искусство, может правильно решить вопрос об оригинальности древнерусского искусства и о роли и значении византийского вклада в русскую национальную культуру.

Источник: В.Н. Лазарев. Византийское и древнерусское искусство

STSL.Ru


10 Июля 2019

Храмы эпохи Киевской Руси, их отличие от византийского образца

Отличие храмов Киевской Руси от византийских

Архитектурная система, появившаяся на Руси из Византии, попала на благоприятную почву. В это время в Киевской Руси развивалось каменное строительство храмов. Изначально для каменных работ приглашались мастера из Греции, однако, постепенно данное ремесло начали осваивать и русские люди. Именно эти специалисты дали начало самобытной русской архитектуре.

Замечание 1

В результате данных тенденций возникла византийско-киевский архитектурный стиль построения религиозных сооружений.

В XII веке в данном стиле формируется тип закомарного храма, который играет роль главного городского собора. В этот период в строительстве активно применяются отличные от византийских приемы, например, «полосатая» кладка из плинфы, порядовая кладка из прямоугольного кирпича и кладка из тесаного белого камня.

Первый этап в развитии русского зодчества завершился с окончанием эпохи Киевской Руси. В данный период еще сильны византийские традиции в архитектуре, но уже довольно четко прослеживаются эволюционные решения в архитектурной мысли русских зодчих.

Рисунок 1. Киево-Печерская лавра. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

В XII веке православная вера объединила Русскую землю. В этой связи развитие отдельных княжеств в составе одного государства не могло не отразиться на храмовой архитектуре. Стремление князей завоевать первенство в воплощении архитектурных форм непременно отражалось на образах храмов. Однако, в эти времена строить большие соборы, аналогичные постройкам такого рода в Киевской Руси не было возможности.

Замечание 2

Примечательно, что в этот период начинают развиваться другие типы религиозных построек – монастырские храмы, дворцовые и посадские храмы.

Рисунок 2. Собор Святой Софии. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

Византийская традиция сохраняется в больших городских и монастырских соборах, однако в этот период она начинает перенимать некоторые черты Великой Печерской церкви. К концу XII века храмовые постройки с позакомарным покрытием становятся традиционными. Русские зодчие начинают искать формы в небольших посадских и дворцовых храмах.

Храмы Киевской Руси

На сегодняшний день многие величественные города Киевской Руси стали провинциальными городками, однако, они нередко могут похвастаться многими уникальными храмовыми сооружениями. Среди них можно выделить:

  • Собор Святой Софии. Данный собор по праву является наиболее известной достопримечательностью современного Киева. Сооружение было построено во времена Ярослава Мудрого. Некогда главный храм Восточной Европы на данный момент внесен в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Современными специалистами было доказано, что собор был заложен князем Владимиром Великим в 1011 году, закончил здание его сын Ярослав в 1037 году. Храм был частично разрушен после многократных монгольских набегов. Надо сказать, что киевские митрополиты старались поддерживать сооружение в приемлемом состоянии, однако, серьёзной реставрации постройка подверглась только во времена Ивана Мазепы. В этот период храм и приобрел тот облик, который известен людям сейчас. Тогда же была построена колокольня, являющаяся сегодня одним из символов города;
  • Михайловский Златоверхий собор. Одноименный монастырь существовал вместе с величественным собором с 1108 по 1936 год. Строительство собора курировал внук Ярослава Мудрого Святополк Изяславич. Примечательно, что сооружение в XVII веке приобрело черты российского барокко. Сейчас данный храмовый комплекс функционирует и принадлежит Украинской Православной Церкви;
  • Киево-Печерская лавра. Сооружение является одной из главных святынь православных христиан. Храм был разрушен в 1942 году и снова восстановлен в 2000 году. Успенский собор Киево-Печерской лавры был построен в 1078 году во времена сына Ярослава Мудрого Святослава Ярославича. Известно, что монастырь на этом месте существовал всегда, вплоть до нынешнего времени. Со времен строительства до наших дней дошли еще 2 памятника Киевской Руси, располагающиеся на территории Лавры – церковь Спаса на Берестове и Троицкая Надвратная церковь. Комплекс сооружений на данный момент принадлежит Украинской Православной Церкви.

Влияние византийской архитектуры на архитектуру Киевской Руси

К концу X века крестово-купольный вариант византийского храма стал единственным «верным» вариантом. Считается, что к этому времени опыт возведения максимально масштабных сооружений по образцу константинопольской Софии был утрачен. В этой связи передать свои навыки и умения на Русь греческие специалисты уже не могли. Поэтому первыми храмами на Руси были крестово-купольные сооружения.

После получения русскими зодчими самой совершенной византийской художественной системы, Русь практически сразу начала ее творчески переосмысливать. Косвенно это свидетельствует о развитой дохристианской архитектурной традиции. Первые каменные храмы на Руси были близки к византийским, но всё же отличались от них. В этот период зодчие ищут новые архитектурные формы. В сооружениях остается византийская планировочная основа и объемная структура купольного храма. Однако внешний облик храмовых комплексов практически сразу начинает приобретать национальные черты. Поэтому, уже первые храмы в Киевской Руси внешне несколько отличаются от византийских.

В то время, когда не было единого стиля, в каждом храме появлялись новые, индивидуально русские элементы. Какие-то из них позднее стали определяющими для русской архитектуры, какие-то не получили широкого распространения и исчезли.

Многоглавие, живописная пирамидальность общей композиции, появление на фасадах закомар, завершающих все прясла, а не только крылья креста, трёхлопастные завершения, это уже черты русской архитектуры. Характерной особенностью первых великокняжеских соборов стали обширные хоры, присущие не византийским крестово-купольным храмам, а императорским купольным базиликам. Большие размеры первых русских храмов, тоже мало соответствуют византийским образцам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *