Архитектура на руси 10 13 века: Архитектура Древней Руси: кратко и со вкусом

Содержание

Архитектура Киевской Руси в X-XIII веках — Конкурс молодых историков «Наследие предков

Прокофьева Е.Е.

Введение

Данную работу я начну с определения архитектуры,а также определения древнерусской архитектуры.Архитектура-это искусство и наука строить, проектировать здания и сооружения (включая их комплексы), а также сама совокупность зданий и сооружений, создающих пространственную среду для жизни и деятельности человека. Архитектура непременно создает материально организованную среду, необходимую людям для их жизни и деятельности, в соответствии с их устремлениями, а также современными техническими возможностями и эстетическими воззрениями. В архитектуре взаимосвязаны функциональные (назначение, польза), технические (прочность, долговечность) и эстетические (красота) свойства объектов.

Русское слово архитектура заимствовано из латинского,которое было заимствовано из др.греческого.

В русском языке имеется оригинальное слово для обозначения строительного искусства: «зодчество» (ст.-слав. «зьдьчий» от «зьдь» — глина, материя).

Так же я приведу определение архитектуры из толкового словаря Ожегова.

Архитектура-1. Искусство проектирования и строения зданий, сооружений, зодчество. Садово-парковая (композиция садов, парков). Ландшафтная (ис- кусство гармонического сочетания естественных ландшафтов с архитектурными комплексами, искусственными ландшафтами). 2. Стиль постройки,здания. 3Сооружения малых форм (небольшие сооружения декоративного, мемориального, служебного назначения).

Древнерусская архитектура-является древнейшим видом архитектуры.

Самой главной областью применения дерева в качестве строительного материала было русское национальное жилище, а также хозяйственные и прочие постройки. В культовом строительстве дерево активно вытеснялось камнем, вершин развития деревянная архитектура достигла на Русском Севере.

Архитектура Киевской Руси в этот период сформировалась под влиянием новой христианской веры, однако яркой нитью через всю ее историю протянулось древнее языческое наследие. Подтверждением тому являются многочисленные шедевры архитектуры. Запоминающаяся древнерусская архитектура, включает в себя старинные, самобытные фрески, скульптурные фасады и удивительные орнаменты золотоглавых церквей и соборов. Многие из них сохранились до наших дней. Уникальная архитектура Киевской Руси — это симбиоз всего лучшего в культуре восточнославянских племен, великой Византии, племен кочевников, а также своей собственной.

Зодчие Древней Руси сформировали свой стиль, который до сих пор восхищает воображение потомков. Наиболее полно архитектура Киевской Руси сохранилась в современном Киеве. Кажется, что именно в этом месте собраны все значимые шедевры того времени, например Десятинная церковь, Софийский собор, Золотые ворота с церковью Благовещения и многие другие.

Говорят, что архитектура— это душа народа, воплощенная в камне. Всем известно о том, что к Руси этому относится только с некой поправкой. И так архитектура Киевской Руси. Мало кто знает то, что Русь долгие и длительные годы была, страной деревянной, и ее архитектура, языческие молельни, крепости, терема, избы строились из дерева. Следует отметить, что древесная архитектура восходит в основном к Руси языческой, в то время как архитектура каменная связана с Русью уже христианской. К сожалению, деревянные постройки не сохранились до наших дней, но строительный стиль народа дошел до нас в позднейших древесных сооружениях, в старых описаниях и рисунках. Для российской древесной архитектуры была характерна многоярусность построек, увенчивание их башенками и теремами, наличие различного рода пристроек — клетей, переходов, сеней. Необычная, художественная резьба по дереву была привычным украшением древесных строений на Руси. Эта традиция живет в народе и до настоящего времени.

В актуальности данной темы нет сомнений. Знать свою культуру, свои корни необходимо.Сей постулат, надеюсь, не нужно доказывать. Достаточно заметить и, скорее всего, это будет верно хотя и не ново что без прошлого нет будущего, нет развития, как отдельного человека, так и всего общества.Эта проблема всегда актуальна, потому что это история нашей страны,это подробное дальнейшее углубленное изучение проблем нашей страны.Это история «застывшая в камне».

Предмет исследования-История Древней Руси.

Объект исследования-История архитектуры.

Цель работы: Рассмотреть архитектуру Киевской Руси в 10-13 веках.

Задачами исследования являются:

-дать общую характеристику и особенности архитектуры Киевской Руси;

-рассмотреть архитектурные стили Киевской Руси;

-проследить появление памятников архитектуры Киевской Руси;

-изучить литературу по данной теме;

-анализ и синтез используемых материалов;

-выбрать необходимый материал.

Хронологические рамки исследования:10-13 века.

Методы исследования: монографический,аналитический,метод сравнения и прочие.

1. История изучения архитектуры Киевкой Руси

История изучения архитектуры Киевской Руси берет свое начало с конца XVIII века,когда заметно повысился интерес к памятникам древнерусской архитектуры.

К этому времени как раз относятся и первые случаи раскопок древних памятников. Но раскопки эти проводились не с научной целью, а в процессе хозяйственных или строительных работ, все же при этом привлекали внимание и сами обнаруженные памятники. Так в 90-х годах XVIII в. при земляных работах в полоцком Бельчицком монастыре исследователи случайно наткнулись на остатки древней церкви. Неизвестный нам автор не только подробно описал руины, но и сделал схематическую зарисовку плана. В 1824 г. по инициативе киевского митрополита производились раскопки руин древнейшего памятника зодчества Киевской Руси — Десятинной церкви. Задача раскопок была тоже не научной, речь шла о предложении помещика А. С. Анненкова построить на этом месте новую церковь, и поэтому нужно было обнажить фундаменты древнего храма. Однако при вскрытии фундаментов были все же поставлены и чисто научные задачи.Было проведено описание раскопанных остатков и отмечено, что «полезно было бы поручить это дело архитектору. Впрочем, о научном уровне этого предприятия можно судить по тому, что для удобства возведения новой церкви остатки древних стен были сломаны до основания.

Понимание ценности памятников древнего зодчества именно как памятников независимо от их использования постепенно завоевывало признание. Появились любители-археологи, интересовавшиеся древнерусской архитектурой. В 1836 г. Д. Тихомиров начал раскопки храмов в Старой Рязани. И хотя он писал, что цель его раскопок «открыть место погребения великих князей и архипастырей рязанских», гораздо больше его интересовала сама архитектура раскапываемых памятников и исследование он проводил, «чтобы лучше можно было иметь понятие об архитектуре XII века». При этом следует отметить достаточно высокий для того времени научный уровень раскопок Д. Тихомирова, точность его описаний и грамотность чертежей.

Изучение памятников древнерусского зодчества пошло ускоренными темпами с 70-х годов XIX в. При этом огромную роль в развитии историко-архитектурной науки сыграли археологические съезды. Организаторы этих съездов понимали археологию очень широко и включали в нее не только раскопки, но и изучение сохранившихся памятников. Статьи о памятниках древнерусского зодчества, публикуемые в Трудах археологических съездов, несомненно, способствовали усилению интереса и к раскопкам таких памятников. В 60—80-х годах XIX в. были осуществлены раскопки нескольких памятников древнерусской архитектуры, задуманные уже как чисто исследовательские задачи вне связи с практическими или культовыми целями. В Смоленске такие раскопки провел М. П. Полесский-Щепилло, в Старой Рязани — А. В. Селиванов, в Галицкой земле — И. Шараневич. В конце XIX в. впервые подобные раскопки начали вести не любители, а профессионалы — археологи и искусствоведы: Н. Е. Бранденбург в Старой Ладоге, А. В. Прахов во Владимире-Волынском. Крупным шагом в развитии методики археологических исследований древних памятников зодчества стали работы П. П. Покрышкина по изучению остатков древних построек в Холме, церкви Василия в Овруче и церкви Спаса на Берестове в Киеве. Следует особо отметить методику детальных обмеров древних памятников, впервые разработанную и блестяще осуществленную П. П. Покрышкиным в натуре. Наконец, в начале XX в. Д. В. Милеев провел в Киеве первоклассные по методике раскопки древних памятников зодчества, в том числе участка фундаментов Десятинной церкви.

К сожалению, основная линия развития историко-архитектурной науки продолжала оставаться не связанной с археологией. Возможно, вина в этом частично лежала на исследователях раскопок, большей частью не только не делавших из своих работ историко-архитектурных выводов, но очень часто и вообще не доводивших свои исследования до публикации. Поэтому в 1-м томе капитальной «Истории русского искусства» И. Э. Грабаря, изданном в 1910 г. и подведшем итоги дореволюционному этапу изучения древнерусского зодчества, данные археологических раскопок оказались совершенно неучтенными.

В послереволюционные годы характер изучения истории древнерусской архитектуры существенно изменился. Впервые внимание исследователей начали привлекать общие проблемы истории зодчества. Ранее даже в наиболее серьезных трудах исследователи, как правило, не пытались выявить общую картину развития архитектурного стиля, они ограничивались описанием памятников,а в лучшем случае определением культурных влияний. Теперь же на первый план выдвинулось раскрытие эволюции архитектурно-художественного образа, изучение закономерностей развития зодчества. На смену архитекторам, которые почти безраздельно господствовали в этом разделе науки, пришли искусствоведы. В работах Ф. И. Шмита, Л. И. Некрасова, Н. И. Брунова была значительно продвинута вперед разработка основных проблем истории древнерусского зодчества. Однако именно эти работы показали, насколько недостаточен фонд изучаемых памятников, насколько важно максимально увеличить количество исследуемых сооружений. Во второй половине 30-х годов заметно явное оживление архитектурно-археологической деятельности. Раскопки Н. Н. Воронина в Боголюбове и М. К. Каргера в Киеве послужили началом нового этапа в изучении истории древнерусской архитектуры.Этот новый этап полностью развернулся уже после окончания Великой Отечественной войны.

Уже на I всесоюзном археологическом совещании, состоявшемся в Москве в 1945 г., было отмечено: «Подлинная и полная история древнерусской национальной архитектуры может быть лишь результатом археологического раскрытия ее памятников и их реконструкции». Последовавшее за этим развитие архитектурной археологии дало очень значительные результаты. Помимо раскрытия большого количества памятников, остатки которых были погребены в земле, археологические раскопки затронули и значительную часть сохранившихся зданий, порой очень существенно изменив наши представления об их первоначальном облике. Развитие архитектурной археологии резко изменило количество доступных изучению памятников русской архитектуры домонгольского периода. Количество памятников возрастало довольно медленно. Так, А. М. Павлинов в своей «Истории русской архитектуры» (1894) упомянул о 26 памятниках X—XIII вв., в «Истории русского искусства» И. Э. Грабаря (1910) их уже 38, в книге А. И. Некрасова «Очерки по истории древнерусского зодчества XI—XVII вв.» (1936) — 55. Наконец, в написанной Н. Н. Ворониным и М. К. Каргером главе «Архитектура» двухтомной «Истории культуры Древней Руси» (подготовлена к печати перед войной, но издана только в 1951 г.) таких памятников 77. В настоящее время более или менее изучено около 160 памятников русской архитектуры домонгольского времени, а общее количество известных памятников (включая и такие, от которых сохранились лишь жалкие следы) приближается к 200. Понятно, что ведущая роль в изучении памятников древнейшего периода истории русской архитектуры стала принадлежать археологам.

В изучение древнерусской архитектуры археологи внесли не только количественные изменения,но и исторический подход. Историю архитектуры стали рассматривать в неразрывной связи с политической и социально-экономической историей страны, с развитием идеологии, литературы. Такой методический принцип обеспечил переход к качественно новой, более высокой ступени в понимании развития зодчества.

2. Общая характеристика и особенности архитектуры Древней Руси

Скандинавы называли Киевскую Русь «Гардариком» — страной городов. Если это и было не совсем справедливо— всё-таки бoльшая часть населения жила, конечно, не в городах, то вполне справедливо в смысле культурном — именно в городах жила и развивалась новая мощная культура, та, которой мощный толчок дало принятие христианства и последовавшее за ним открытие самой высокоразвитой на тот момент интеллектуальной и художественной системы Европы — византийской.

Образ города прежде всего был связан с идеей защиты, оберега, если применить языческий термин. Причём магическая сила этого оберега должна была соединяться с его практической способностью обороняться. Земляные валы, окружавшие город, создавали как бы идеализированный образ горы. И недаром, может быть, родственны сами слова «гора» и «город». Город был священной горой, неприступной твердыней. За его валами и стенами нередко скрывалась вся застройка. Возможно, именно для этого храмы и были придвинуты к городским укреплениям. Во многих древнерусских городах соблюдалось это правило: собор стоял на самом выигрышном и видном месте, а его прикрывали валы и стены, сооружавшиеся, как правило, на самых бровках береговых круч. Только в Московское время, в связи с изменениями в военно-фортификационном деле, крепостные стены стали спускаться вниз, к подножиям городских холмов, а живописная застройка этих холмов стала раскрываться широкой панорамой, как видно на примере Московского Кремля.

Для того, чтобы город жил и оставался живым, нужно было создать различные видимые и невидимые «барьеры» между пространствами «своим» и «чужим», освоенным человеком — и внешним, враждебным. Потому большое внимание уделялось точкам входов, воротам и дверям. В Средневековой Руси над воротами всегда или сооружали церкви, или устанавливались в киотах иконы. Часто также ставились церкви или часовни рядом с воротами — для их духовной защиты.

Но и «своё» пространство было неоднородно. Пространство внутри детинца, естественно, было самым значимым и самым священным. Отмечено особым смыслом и пространство вокруг храмов, княжеских дворцов, торговых площадей и т.д. Исключительно большое значение с течением времени приобрели монастыри, сами становившиеся зачастую крепостями. Если они располагались в городской черте, то они становились «городом в городе» . В ряде случаев в них переходил смысловой центр города, они становились его ядром. Иногда города слагались вокруг монастырей — так возник Троице-Сергиев Посад.[1]

Для культуры Древней Руси существенно то, что идеальная картина мироустройства в главных своих чертах в готовом виде была привезена из Византии. Важнейшую роль в этой системе играла церковная иерархия, пришедшая на Русь в виде одной из митрополий константинопольской патриархии, и определявшая статус древнерусских городов. Идея церковной субординации ясно выражена в главных соборах городов Киевской Руси. Крупнейшие соборы домоногольской Руси были возведены в митрополичьей и великокняжеской столице — Киеве. Вторые по величине княжеские и епископские соборы появились в Новгороде, Чернигове, Полоцке, а несколько позднее — в Ростове, Суздале, Владимире-на-Клязьме, Владимире-Волынском, Галиче. Города меньшего значения, отдававшиеся во владение младшим князьям (или куда посылались наместники) получали соответственно более скромные храмы.

Естественно, что и сами города в соответствии со своим положением в общей иерархической системе имели разную величину, разную степень композиционной сложности и богатства. Малые городки часто имели укреплённым один лишь детинец, а в крупных городах бывалo и несколько преградий и гораздо большее число архитектурных доминант. В пределах стен такие города могли иметь достаточно большие территории. В XII-XIII вв. Киев, Чернигов, Новгород достигли площади более 200 га; Владимир-на-Клязьме — 80 га; Переяславль-Залесский — 30 га, а такие, как Юрьев-Польской или Дмитров, — менее 10 га. «Подудельный» по отношению к Чернигову Вщиж, состоявший из детинца и предградья, по общей площади равнялся одному лишь черниговскому детинцу.

Каждое здание в древнерусском городе должно было иметь подобающую ему величину и форму и занимать подобающее ему место. Все храмы были связаны подобием своих общих форм, ибо имели некий исходный общий идеальный образ Дома Божьего. В меру своего достоинства меньшие храмы уподоблялись большим, местные святыни ориентировались на общерусские, а через них и на общехристианские. Древнерусский город таким oбразом через посредство особо значимых архитектурных символов и образов включался в общую стройную картину мироздания — принцип подобия или образной соотнесённости был важнейшим признаком средневекового способа мышления и средневековой системы ценностей.

Начальный, киевский период нашего зодчества по своему характеру является княжеским и великокняжеским. Особенность древнерусского зодчества состоит в том, что первые же его памятники оказались грандиозными и роскошными, превосходящими по своей сложности последующие постройки. Храмы Киева, Новгорода, Чернигова XI века относятся к замечательным произведениям не только русского, но и мирового искусства[2].

Два обстоятельства были тому причиной. Первое. Принятие христианства и сопутствующее этому каменное строительство были определены как государственные потребности княжеской средой. Великий князь и его окружение выступили заказчиками первых построек, отсюда их торжественность, церемониальность, парадная зрелищность. Вторая причина — высота художественной традиции, лёгшая в основу зодчества Киевской Руси. Летописи сообщают о приходе греческих мастеров для строительства первых храмов. Они и принесли с собой развитую строительную технику и способы декорации, определили распространение приёмов и форм замечательного искусства.

Каменное строительство на Руси началось в конце X столетия. В конце XI-XII вв. мы встречаем уже полностью сложившийся тип храма, получивший широкое распространение. До наших дней полностью сохранились лишь четыре постройки: Спасо-Преображенский собор в Чернигове, Софийские соборы Киева и Новгорода, Троицкая надвратная церковь в киевском Печерском монастыре. Частично уцелели соборы Спаса на Берестове и Выдубицкого монастыря. Общую картину дополняют результаты раскопок, давшие нам сведения о планах Десятинной церкви, трёх храмов XI века в Киеве, Борисоглебской церкви в Вышгороде, собора Кловского монастыря в Киеве.

Выстроенные в середине XI века соборы Софии в Новгороде и Полоцке не только начинают развитие искусств этих центров, но они стоят и в непосредственной связи с Киевской Софией. Заказчиком новгородского собора выступил только что завершивший строительство в Киеве Ярослав Мудрый, часть киевских мастеров, вероятно, принимала участие в новгородском строительстве. Все три храма имеют не только одинаковое посвящение, но и одинаковую пятинефную структуру, которая и объединяет их в особое явление в архитектуре XI века.

Но начнём мы не с киевских памятников, а с самого древнего сохранившегося памятника, Спасо-Преображенского собора в Чернигове. Строительство его было начато по заказу черниговского князя Мстислава Владимировича, едва ли не превосходившего своим могуществом сидевшего на киевском престоле своего брата Ярослава. Во всяком случае раздел русских земель этими князьями в 1026 году основой своей имел добрую волю и согласие Мстислава, который одержал победу над войсками Ярослава и новгородцев и мог бы добиться единоличного правления над всей Русью.

Черниговский собор является четырёхстолпным храмом типа вписанного креста с нартексом и развитой алтарной частью. Над нартексом и боковыми нефами расположены хоры, эти зоны интерьера оказываются двухъярусными. Нефы разделены аркадами.[3]

В Черниговском соборе нет лёгкости — здесь ясно ощутима известная массивность оболочки. Толщина стены выявлена и в проёме арок и в ширине лопаток. Пространство здесь не главное, оболочка слишком весома. Но эта весомость не переходит в ощущение тяжести — спасает ритм. Массивность же приводит к своеобразной выразительности храмового интерьера. Человек как бы телесно увлекается ритмом массы, пространство приобретает характер защищённый и закрытый. Несмотря на явно обозначенный подкупольный центр, чувствуется и свойственное базиликам движение к алтарю по горизонтали. Удивительную красоту, богатство планов и ритмов вносят в собор виды аркад сквозь аркады, характерные для византийских соборов эпохи Юстиниана, когда возникали лучшие и главнейшие соборы Константинополя.

Техника кладки стен, придающая зданию праздничную нарядность, классическая для Константинополя — из камня и плинфы с утопленным рядом. Обширно, красиво и систематично употребляется орнаментальная кладка — в стену вставлены камни, плинфа может располагаться вертикально или наклонно или быть выложена крестами или солярными знаками. В таких каменных орнаментах как бы скрыто «третье измерение», узор приобретает не всегда осознаваемую, но всегда воздействующую на зрителя глубину, помогает дематериализовать массу, придать ей подвижность.[4]

Спасо-Преображенский собор в Чернигове можно и должно рассматривать как замечательное создание русского и византийского зодчества, в котором ясность основного типа соединилась с изысканностью пространственных, ритмических, декоративных и масштабных соотношений. И мы не сможем объяснить собор, если будем исходить из быта и культуры славян XI века. Но, с другой стороны, ими обусловлено всё своеобразие перетолкования основной традиции и оригинальность форм храма. Требование устройства обширных хоров, изменившее структуру канонического храма — вписанного креста, привело к строительным новшествам. Отвечая на этот заказ, строители обратились к византийскому искусству более раннего времени. Во множестве случаев и во все эпохи византийские мастера рассматривали более древние произведения, каков бы ни был их возраст, как модели для собственных созданий. Памятник константинопольской традиции оказался смело и решительно переделанным в соответствии с требованиями нового места и новой культуры. В нём нет ни одной черты, не известной константинопольскому искусству. Однако особенности их соединения объясняются спецификой заказа черниговского князя.

Хотя византийское искусство давало основу для выражения мысли, но акценты были расставлены в соответствии с местными запросами. Подчёркнутая структурность интерьера, объёмность и некоторая массивность форм придали черниговскому собору подчёркнутую монументальность облика, силу и торжественность, ставшие обязательными признаками архитектуры русских княжеств XI — первой половины XII вв. Здесь было положено начало истории нашего зодчества XI в., переработки языка византийской архитектуры, причём её столичного, главного направления.

Отдельно надо сказать о пятиглавии храма. Применение световых глав в Византии, их связь с хорами, само пятиглавие — черты достаточно распространённые. Но согласованность и цельность черниговского пятиглавия производит особенное впечатление. В Византии главы стоят всегда как бы раздельно, самостоятельно. В Чернигове же главы неразрывно связаны в красивую пирамидальную группу, подчинённую движению пластических масс и ритму самого собора, логично венчающие его, — качества, характерные для будущих русских построек.

Традицией, послужившей основой нового искусства, была традиция столичной школы византийской архитектуры. Своеобразие новых построек вытекало из особенностей княжеского заказа, в частности из желания иметь большие хоры, а также из-за специфических условий строительства. Русский народ проявил исключительную одарённость в архитектуре — это сказалось в чутье пропорций, понимании силуэта, декоративном инстинкте и изобретательности форм.

Да, первоначально строили мастера из Византии. Однако и в киевской области появляются уклонения от чистых византийских образцов. Эти уклонения в далёкой Новгородско-Псковской области выливаются в формы до такой степени яркие и неожиданные, что уже в самых ранних памятниках чувствуются те местные особенности, которые позже приводят к расцвету блестящего и самобытного искусства.

Но пока новый этап развития зодчества Киевской Руси связан со строительством Ярослава Мудрого в Киеве в конце 30-х, начале 40-х годов XI века. Определяющим памятником этого искусства стал Софийский собор в Киеве.

Он построен после продолжительного перерыва в каменном строительстве. Мастера, строившие Десятинную церковь, видимо, давно вернулись назад, домой, «в греки». Но время не стояло на месте. Софийский собор, который заложен в 1037 году, — уже сильное и масштабное изменение русскими зодчими византийских идей, что означало рождение непрерывной и устойчивой местной традиции.

Необычно выглядит уже план здания: вместо прозрачной схемы византийских памятников или Спасо-Преображенского собора — грандиозное многонефное помещение, всё сплошь заставленное крестчатыми столбами. Пятинефность собора — уникальное для византийской культуры явление. Так же, как и загруженность его, византийцы умели ценить идею пространства. Храм был тринадцатиглавым — тоже для Византии явление невиданное. Многоглавие связано с устройством светлых хоров, но сгруппировать тринадцать глав было не так-то просто. Группировались же они в уже знакомой нам пирамидальной композиции.[5]

Именно масса стала определяющим началом даже в интерьере Киевской Софии. Пространственное же решение здесь — это, собственно, то, что получается. Но оно не второстепенно. Пространство соотнесено с оболочкой неразрывно и сплетённо, вогнутые поверхности арок и сводов вводят пространство как бы внутрь материальных конструкций. Смысл последних в том, чтобы дать место пространству. Здесь почти невозможно их разделение. Подобный союз порождён самой исходной идеей — созданием большого собора из относительно небольших ячеек.

Интерьер уподобляется христианскому космосу. Это всегда было сокровеннейшим стремлением византийского искусства. Этому всегда служила и программа украшения интерьеров.

Самое сильное впечатление в соборе — это впечатление явленности зрителю этого космоса, с наглядными воплощениями его высших истин и сотнями приобщённых к ним святых. Это всё удивительно согласуется с назначением храма как митрополичьего, как храма всей Руси, с посвящением храма не какому-либо святому или событию, а всеобщей сущности христианства — Софии, Премудрости Божьей. Софийский собор исполнен чувства открытия христианского космоса новому народу, следовательно — избранному народу, для которого пришло время благодати. Для молящихся в соборе акцент ставился не на драматизме крестной жертвы Христа, а на светлом и торжественном чувстве спасения, приобщения к величавой гармонии мироздания. Обращение сотен людей, как бы поддерживаемое множеством святых и небесной литургией апостолов, сконцентрированное в молитве Богородице, выступающей заступницей нового народа и его столицы, достигает изображённых на сводах и куполах небесных сфер и распространяется над всем пространством. Всё это каким-то непостижимым и вместе с тем естественным образом рассказывает нам о душевном и духовном настроении славянского общества того времени.

Существеннейшим качеством архитектуры Софийского собора является её триумфальность, праздничность. Это связано и с князем-заказчиком и с общей идеей государственности — светской идеей, вложенной в строительство. Христианизация Руси рассматривалась как доказательство богоизбранности русского народа, а так как процесс этот происходил недавно, то прямой контакт народа с Богом, нисхождение благодати как бы продолжалось. Христианство рассматривало власть земных царей как богом данную, эту идею князья и их окружение и усвоили немедленно. Князь выступал проповедником христианства и его защитником. Христианство поднимало авторитет князя, а сила и могущество молодого государства придавали размах христианским обрядам и христианскому искусству.

Строительство Ярослава имело своим замыслом достойно украсить богоизбранный город. При этом за образец бралось самое высокое, что существовало в тогдашнем искусстве — памятники Константинополя.

Существует ещё два пятинефных русских храма, выстроенных в середине XI века и образующих единое по характеру явление с главным храмом Киева. Это — Софийские соборы Новгорода и Полоцка, игравшие для этих земель столь же важную и существенную роль, как и София Киевская для всей Руси. Но если София Новгородская построена в исходной и родной земле Ярослава Мудрого по заказу самого великого князя и правящего в городе его старшего сына, то близость её к киевскому собору кажется естественной. Удивительна близость к этим соборам полоцкого храма, создававшегося повелением князя Всеслава, враждовавшего с Киевом и Новгородом.

Не может быть сомнения в том, что далёким образцом для Руси была София Константинопольская. Но она была не только внешним образцом — повторялась ситуация ранней поры жизни Византии. Высшая религиозная идея должна была стать идейным стержнем государства. Идея же, связанная с понятием гармонично устроенного космоса, оказалась близка великокняжеской культуре Киевской Руси, её могуществу и торжественности.

Пространство понималось теперь по-новому. Оно мыслилось не обезличенно-космически, как в открытых языческих святилищах, а личностно организованным, обращённым к человеку, но человеку, объединённому с другими коллективной духовной деятельностью — молитвой. Это и дало основание Д.С.Лихачёву назвать стиль русской архитектуры X-XI веков монументальным историзмом.[6]

Во второй половине XI — первой половине XII века государственно-митрополичий (он же великокняжеский) жанр уходит, и это ведёт к изменению стиля монументального историзма. Монументализм при этом остаётся в силе: каждый из князей заботится о своей власти и силе, которые должны производить соответствующее впечатление. С историзмом дело обстояло сложнее. Впечатление историзма архитектуры рождалось главным образом путём ассоциаций и символизаций. 13 глав Софийского собора символизировали то ли Христа с 12 апостолами, то ли единство многоплеменной Руси. А может быть, и глав-то было не 13, а больше, и они не символизировали ни того, ни другого, а нечто третье, но в любом случае вызываемые ими ассоциации носят собирательный характер. Что-то собирается. Собирание же предполагает место исхода собираемого, время для собирания, то есть какой-то процесс, а это и есть канва историзма. Похожую роль могли играть и постепенно убывающие объёмы, многочисленные членения, аркады галерей. И эта многоэлементность постепенно начинает уходить, переоформляться. [7]

Это происходит постепенно. В 1054 году умирает Ярослав Мудрый, и между его сыновьями начинаются «кторы» (раздоры), которые как зараза распространяются среди русских князей. Образованный Изяславом, Всеволодом и Святославом «триумвират» был лишь ширмой — у каждого из них были свои интересы, точнее, интересы своих земель. Каждый из них мечтал о превосходстве, каждый стремился создать себе культурный ореол, каждый обращался к архитектуре как к средству самовозвеличивания. Все три брата почти одновременно строят (или принимают участие в строительстве) соборов в своих «фамильных» монастырях: Изяслав — в Дмитриевском (Михайловском Златоверхом), Всеволод — в Выдубицком (1070-1088), Святослав — в Киево-Печерском (1073-1078). Всё это были большие сооружения, скорее всего, пятиглавые. Однако уже не пятинефные, а трёхнефные, в крайнем случае — с галереями. Пятинефность не требовалась функционально, но такие черты великих традиций эпохи Ярослава Мудрого, как пятиглавие, башни (Михайловский собор Выдубицкого монастыря), круговые галереи (собор Дмитриевского монастыря), вероятно, производили впечатление построек не только княжеского, но и государственного значения. Стиль монументального историзма до конца XI века не исчерпал своих возможностей.

Количество не только сохранившихся, но и вообще существовавших памятников того времени может показаться нам ничтожно малым. Возведение каждой каменной церкви в Русской земле становилось событием, о котором подробно упоминают летописи. Это и понятно. Каменное зодчество пробивалось с трудом в силу экономических причин. Оно было дороже деревянного, нужно было найти и освоить каменные карьеры, научить рабочих ломке камня и его обработке, освоить производство кирпича, извести и вяжущего раствора. Необходимо было построить специальные печи для обжига и выделки извести.

Мастера осваивали новые материалы быстрыми темпами. Особенно об этом свидетельствует широкое распространение плинфы — плоского, тонкого, очень прочного, хорошо обожжённого кирпича. Ремесленник, изготовлявший плинфу, назывался плинфотворитель и пользовался большим уважением. На плинфах ставились княжеские клейма. А мастера-каменщики даже в XIV веке были такой редкостью, что по ярлыку хана Узбека (1313) от обязательных работ были освобождены «каменные здатели».

Общественное положение зодчих было очень высоким. Под словом зодчество подразумевалось именно кирпичное строительство: «здо» — глина, из которой изготовляли кирпич. Строитель был един во многих лицах и находился в неограниченном подчинении у князя.

На Руси не было бродячего ремесла, широко распространённого в странах Европы в средневековье, и мастера могли развиваться только за счёт освоения новых профессий.[8]

Строили на Руси быстро. Первая каменная Десятинная церковь была закончена в семилетний срок — если учесть, что всё делалось вручную и притом только в тёплое время года, что одновременно было организовано и производство строительных материалов, то темпы строительства покажутся невероятными. Успенский собор во Владимире был построен в основном за 3 года, Дмитриевская церковь — за 4 года. Каменный собор Софии в Новгороде — за 5 лет.

Но, естественно, массовое строительство продолжало оставаться деревянным. Эти умения были наработаны веками. Русь славилась постановкой обыденных обетных церквей. Специальными исследованиями было установлено, что в Древней Руси была найдена оптимальная форма топора. У современных топоров КПД 0,8-0,85 , а у некоторых древнерусских — 0,91-0,97.

Строительных артелей было совсем немного. (Вероятно, тогда они назывались не словом артель, а словом дружина.) Первыми строителями были греки. Конечно, они не могли обойтись без помощи местных подмастерьев, которые постепенно перенимали их секреты. После строительства Десятинной церкви 30 лет ничего не строится ни в Киеве, ни во всей русской земле. Затем начинается строительство, которое не идёт параллельно в двух разных городах — видимо, артель была всего одна. София Киевская, затем Новгородская и Полоцкая, а затем строительство снова концентрируется в Киеве. В конце XI века начинается параллельно с Киевом активное строительство в Переяславле — видимо, на Руси появляется вторая артель, судя по технике строительства, тоже византийцы. В 80-х годах византийские мастера строят и в Чернигове, это продолжается до 1139 года, когда черниговский князь Всеволод Ольгович становится великим князем и забирает свою любимую артель с собой в Киев. Старая киевская артель передана при этом временному союзнику — полоцкому князю. Часть же черниговской артели оказывается в Смоленске и возвращается в Чернигов лишь в конце XII века. Основная же часть артели переходит сначала в Переяславль, затем во Владимир Волынский, и только лишь в 1167 году возвращается в Киев, когда там возобновляется каменное строительство. Другая артель с начала XII века бродит от Новгорода к Пскову, а затем к Старой Ладоге и в 60-е годы возвращается в Новгород, где строительство прерывалось на 30 лет. Причём это, кажется, единственный случай, когда мастера являлись свободными ремесленниками, а не собственностью князя. Новгородские церкви в половине XII века строились обычно за один строительный сезон, причём только за последние 30 лет возвели 17 храмов.

Киевская артель, ушедшая в Полоцк, строила там до 70-х годов XII века, когда по неизвестным причинам каменное строительство там обрывается. Появилась в начале XII века своя артель и в Галицкой земле, которая в 40-е годы делится мастерами с Владимиро-Суздальской землёй, но это отдельная история — там много кто строил. В середине XII века на Руси функционируют 6 артелей, способных вести монументальное строительство. А к XIII веку артели Владимиро-Суздальской земли и Смоленска так разрастаются, что способны вести строительство одновременно в двух разных городах.

Небольшое количество артелей показывает, насколько непростым было дело зодчих. И действительно: тогда, когда не существовало строительной науки, ведь во главе артели должен был стоять человек с гениальной интуицией — иначе быть не могло. Гоголь как-то сказал, что архитектура — застывшая музыка. Он даже не подозревал, насколько он был прав.[9]

В любом курсе основ музыкальной акустики можно прочитать, что если отношение чисел колебаний двух тонов представляет собой отношение простых чисел от 1 до 6, это называется акустическим консонансом, в противном случае — акустическим диссонансом. Подобно этому, имея дело с отношениями длины отрезков, выраженных простыми числами от 1 до 6, мы имеем дело с формальным или зрительным консонансом. Во многовековой истории музыки это понимание консонанса остаётся почти без изменений; то же самое относится и к архитектуре. Не думаю, что древнерусские зодчие отдавали себе в этом отчёт, но они действовали по этим правилам; естественно, люди со столь развитым гармоническим чувством рождаются не часто. Но, судя по оставшимся памятникам, их всё-таки на Руси было немало.

3. Архитектурные стили Киевской Руси

3.1. Киевский стиль

На Руси первые каменные храмы были построены в Киеве, Новгороде и Владимире. В главном соборе Киева Святой Софии, построенном из плинфы, с девятью куполами, чувствуется влияние мастеров из Константинополя. Новой чертой становится окружение храма открытой галереей-гульбищем и возведение его на высоком цоколе — подклете.

Наиболее полно архитектура Киевской Руси сохранилась в современном Киеве. Кажется, что именно в этом месте собраны все значимые шедевры того времени, например Десятинная церковь, Софийский собор, Золотые ворота с церковью Благовещения и многие другие.

Великий креститель Киевской Руси, князь Владимир в 996 году на свои деньги построил величественную Десятинную церковь. На содержание ее он выделил десятую часть от своих доходов, раньше это называлось – десятиной, церковь от этого слова и получила свое название. Ей в истории отводилось великое назначение. Древнерусская архитектура в этом строении проявилась во всем своем великолепии. Она очень больших размеров, крестово-купольная, шестиярусная. Построенная на века из камня, внутри она была украшена изумительными по красоте фресками, мозаиками и отделана мрамором. Изначально в Десятинной церкви была устроена княжеская усыпальница. Здесь была похоронена супруга Владимира, византийская царевна Анна и он сам, умерший в 1015 году. Затем сюда были перевезены останки легендарной княгини Ольги. Внутреннее убранство этой церкви включает также иконостас, кресты и прочую церковную утварь, которая была лучшей на то время.

Искусство Киевской Руси поражало своей изысканностью и мастерством древних местных умельцев. Судьба церкви была трагичной и в начале XI века она пострадала от пожара, а затем подвергалась неоднократным разрушениям. В 1240 году хан Батый взяв Киев, не пожалел святыню и полностью уничтожил Десятинную церковь. 3 февраля 2005 года президентом Украины был подписан указ о восстановлении Десятинной церкви.

В центре Древнего Киева до сих пор красуется Софийский собор. Он виден издалека, а купола его покрытые золотом, вызывают восхищение и гордость за то, что такой дивной красоты памятник сохранился до наших дней. Он — место паломничества верующих и одна из главных исторических достопримечательностей столицы. Его история непроста, он также неоднократно был разграблен во время войн, в том числе в 1240 году воинами Батыя, но каждый раз восставал из руин. В 1740 году он был окончательно отстроен, а его нынешний облик до сих пор радует своим прекрасным старинным видом. Недалеко от Софийского собора находятся Золотые Ворота. Это символический древний памятник, в котором нашла отражение архитектура Киевской Руси. Ворота были лицом города и служили для церемониального, торжественного въезда в древний Киев. Они построены в южной части города киевским князем Ярославом Мудрым в 1037 году. Как дополнительная защита, перед воротами был вырыт ров шириной 15 метров и глубиной до 8 метров. Золотые Ворота – это самая настоящая крепостная башня с проездом до 7,5 метров. До наших дней сохранились мощные пилястры, древние стены высотой 9,5 метров.[10]

Примечательна надвратная церковь Благовещенья у Ворот. Она была символом христианского града. Археологические исследования Золотых Ворот удивили ученых найденными остатками ее убранства: фресковой росписью, кубиками яркой прозрачной смальты, фрагментами мозаики. Смальта очень часто использовалась в украшении древнеславянских храмов. Древние зодчие любили ее за долговечность и необыкновенные по красоте переливы цвета, которые в готовом виде производили эффект живого мерцания. Несомненно, в этот период истории искусство Киевской Руси достигло своего величайшего расцвета, а свидетельством являются удивительные памятники архитектуры того времени.

3.2. Владимиро-суздальский стиль

При князе Владимире Мономахе начинается бурное строительство на северо-востоке Руси, в Залесье. В результате здесь был создан один из самых прекрасных во всей средневековой Европе художественных ансамблей.

При Юрии Долгоруком (сыне Владимира Мономаха) сформировался так называемый суздальский стиль — белокаменное зодчество. Первой церковью, родоначальницей стиля, сложенной из белого камня, блоки которого были идеально подогнаны один к другому, стала церковь Бориса и Глеба в селе Кидекше, в 4 км от Суздаля, на том самом месте, где якобы останавливались святые князья Борис и Глеб, когда они ходили из Ростова и Суздаля в Киев. Это был храм-крепость. Он представлял собой мощный куб с тремя массивными апсидами, щелевидными окнами, напоминающими бойницы, широкими лопатками, шлемообразным куполом.

Сын Юрия Долгорукого Андрей Боголюбский окончательно перебрался во владимирскую резиденцию. Он делал всё, чтобы город Владимир (названный так в честь Владимира Мономаха) затмил Киев. В крепостной стене, окружавшей город, были сооружены ворота, главные из которых традиционно именовались Золотыми. Такие ворота возводились во всех крупных городах христианского мира, начиная с Константинополя, в память о въезде Иисуса Христа в Иерусалим через Золотые ворота города. Золотые ворота Владимира венчала надвратная церковь, украшенная резным декором и золотым куполом. На противоположном конце города высились Серебряные ворота, не менее массивные и торжественные.[11]

Белокаменные фасады соборов украшали резьбой по камню. Наличие каменного декора представляет собой отголосок романского стиля и связано с тем, что Андрей Боголюбский созывал к себе во Владимир мастеров не только из Византии, но со всех земель. Уже знаменитая церковь Покрова на Нерли несёт на себе отпечаток этого стиля. Церковь посвящена празднику Покрова пресвятой Богородицы, установленному Андреем Боголюбским в ознаменование объединения Руси под главенством Владимира.

Андрей Боголюбский построил этот придворно-княжеский храм недалеко от своих палат в память о любимом сыне Изяславе, погибшем в победоносном походе на болгар в 1164 г. Изящная одноглавая церковь словно парит над широкой гладью заливных лугов. Её устремлённость ввысь создаётся прежде всего гармоничными пропорциями, трёхчастным делением фасадов, которое соответствует организации внутреннего пространства церкви, арочным завершением стен (так называемые закомары), ставшим лейтмотивом здания, повторяющимся в рисунке оконных проёмов, порталов, аркатурном поясе. Церковь Покрова на Нерли самый лиричный памятник русского зодчества.

В 1185 — 1189 гг. во Владимире был возведён земельный собор во славу Богоматери — Успенский. В собор поместили величайшую русскую святыню — икону Богоматери, которая, по преданию, была написана евангелистом Лукой и тайно вывезена из Киева Андреем Боголюбским. Собор был воздвигнут в центре Владимира, на высоком берегу Клязьмы, возвышаясь над городом. Как всякий собор, относящийся к земельному жанру культовой архитектуры. Успенский был шестистолпным одноглавым крестово-купольным храмом с притвором. По словам летописца, «Бог привёл мастеров из всех земель», в числе которых были и пришельцы с романского Запада, присланные к князю Андрею якобы императором Фридрихом Барбароссой. Расширенный при Всеволоде Большое гнездо, брате Андрея, собор приобрёл более монументальный вид с протяжёнными фасадами, расчленёнными на пять прясел, и пятью куполами.

Во времена Всеволода, чья слава и власть так поражали современников. Суздальская земля стала княжеством, господствующим над остальной Русью. В этот период во Владимире был возведён Дмитриевский собор, третий шедевр культового зодчества.

Дмитриевский собор — это сравнительно небольшой одноглавый храм с хором, какие строились на феодальных дворах. Но несмотря на размеры он выглядит величавым и торжественно-великолепным. Это один из самых красивых и самых оригинальных соборов Древней Руси. В плане он представляет собой греческий крест без какого бы то ни было отступления от византийского канона. Но снаружи Дмитриевский собор являет собой нечто столь самостоятельное, что не может быть включён в число построек византийского типа. Уже не широкие и плоские «лопатки» членят стены на прясла, а длинные тонкие колонны. В барельефах Дмитриевского собора мы видим элементы византийского, романского, даже готического стилей и, конечно, русского. Наличие богатого каменного декора храма свидетельствуют о том, что его украшали мастера с романского Запада, хотя в барельефах нет ничего апокалиптического, т. е. намекающего на конец света и Страшный суд. Южный фасад украшает подчёркнуто плоская резьба, напоминающая резьбу по дереву, несомненно русских мастеров. И преобладание растительного и зооморфного орнаментов также свидетельствуют о традиционно русском стиле. Можно предположить, что строителем собора был зодчий, хорошо знакомый с венецианским собором св. Марка, поскольку мотивы декора двух этих соборов абсолютно тождественны: невиданные львы, птицы и олени, цветы, листья, фантастические всадники, грифоны, кентавры и даже сцена восхождения Александра Македонского на небо заполняют плоскости стен.[12]

Всё здание по высоте делится на три яруса. Нижний — самый высокий, почти без украшений, его гладь оживляют лишь глубокое пятно портала и аркатурный пояс. «Колонки» пояса как бы свисают вниз, подобно тяжёлым плетёным шнурам с массивными подвесками. На среднем ярусе, над аркатурным поясом, сосредоточено всё декоративное убранство собора. Третий пояс — это массивная глава храма, поднятая на квадратном «постаменте».

3.3. Новгородский стиль

Новгород — один из древнейших центров культуры. Здесь при Софийском Соборе в ХI веке впервые возникло русское летописание. Здесь образовалась собственная, выделявшаяся своей самобытностью школа иконописи, многие шедевры которой сохранились и до наших дней. Среди сложившихся к XII-XIII векам художественных центров Новгород занимает ведущее место, являясь хранителем традиций древнерусской культуры предшествующих столетий.

Свойственные новгородской школе особая полнокровность, конкретность, энергичный лаконизм стиля отчасти проявились уже на раннем этапе ее становления — в новгородской архитектуре и живописи периода Киевской Руси. Во 2-й пол. 12 в. на смену монументальным, соборам предшествующей эпохи (Софийский собор в Новгороде, Юрьев монастырь) приходят сравнительно небольшие, 1-главые, 4-столпные церкви (Георгия в Старой Ладоге; Петра и Павла на Синичьей горе в Новгороде, 1185-92; Спаса на Нередице).

В поисках выразительности архитектурных форм с конца 13 в. зодчие новгородской школы, переходят к 3-лопастным завершениям фасадов (церкви Николы на Липне, 1292, Успения на Волотовом поле), широко используют разнообразные декоративные элементы (Федора Стратилата церковь. Спаса на Ильине церковь). Фрески церквей Спаса на Ильине (1378, Феофан Грек), Федора Стратилата (1370-80-е гг.), Успения на Волотовом поле (ок, 1390) выделяются одухотворенной патетикой образов, стремительностью движения, техника письма отличается свободой и смелостью. Линейно-графические, близкие к иконописи приемы, статичные композиции свойственны росписям церквей Спаса на Ковалеве (1380) и Рождества на кладбище (1380-90-е гг.)

В Великом Новгороде сосредоточены сохранившиеся до сих пор выдающиеся памятники средневековой архитектуры и живописи. Среди них древнейший в России храм — Софийский собор, сооруженный в середине XI в., и древнейший в России — Юрьев монастырь, основанный в начале ХIIв. Многие памятники архитектуры сохранили фресковую живопись (к сожалению, фрагментарно) ХII, ХIV, ХV, ХVIII вв.[13]

Историки и искусствоведы отмечают два самых впечатляющих памятника русской архитектуры одиннадцатого века — Софийский собор, построенный в Киеве, и Новгородский собор того же наи­менования, заложенный в 1045 году. Новгородский собор несколько лучше сохранился до немецкого нашествия, но был страшно по­врежден в 1944 году. Вторая святая София — Новгородская, была возведена на месте первой деревянной, уничтоженной пожаром в 1045 г. в самом центре новгородского детинца. Софийский собор был пятиглавым. Каждый, кто плыл по Волхову в Новгород, видел ее сверкающие купола издалека. Более строгая и менее роскошная, чем киевская, Новгородская София была прекрасна по-своему. Ее пропорции совершенно другие, апсиды вытянуты, главный объем храма прямоугольной формы. София Новгородская стала символом торжества православной веры и одновременно олицетворением складывающейся в этих землях русской государственности.

Новго­родское княжество развивалось на просторах от Балтики до Ледо­витого океана и Урала. Поселения славян на этих территориях появились с незапамятных времен. Новгородцы —прекрасные тор­говцы и моряки, были людьми смелыми и любознательными. Новгород был построен на двух берегах реки Волхов, вытекающей из Ильмень-озера, и, подобно Киеву, являлся средне­вековым православным городом, но с самобытным и интересным политическим и экономическим устройством. В XII в. на новгород­ских землях наметилось формирование местной, художественной школы. В ней отразились традиции православного искусства, суро­вая красота северного края, своеобразие общественного устройства и быта и, наконец, мужественный характер новгородцев. Новгород­ские мастера были знакомы с достижениями монументального киевского зодчества, иконописи, музыки, они восприняли грече­скую систему храмового искусства в уже адаптированном виде, что позволило им быстро идти по пути самобытного развития. Новго­родская «классика» отличается простотой, глубиной и одновремен­но праздничным, красочным восприятием мира и являет собой наступление зрелого периода в художественной культуре Древней Руси.

Самыми ранними памятниками своеобразной новгородской архитектуры домонгольского периода являются величественный собор Николы на Ярославовом дворище, храмы Антониева и Юрь­ева монастырей. Георгиевский собор Юрьева монастыря был по­строен в 1119 г. Его эпическое спокойствие и монументальные формы напоминают стилевые закономерности киевской архитекту­ры. Верхняя часть храма выглядит асимметричной, что создает впечатление внутренней подвижности. Это удивительное решение в новгородском зодчестве раскрывает для нас красоту асимметрии .

Со второй половины XII— начала XIII в. в архитектуре начинает преобладать более простой стиль, храмы становятся компактными, увенчиваются одним куполом. Сохранилось несколько новгород­ских храмов этого периода: монастырская церковь Благовещения у деревни Аркажи (1179), храмы Петра и Павла на Синичьей горе (1185—1192), Рождества в Перыни (первая половина XIII в.), Св. Георгия на Старой Ладоге (вторая половина XII в). Удивитель­ным образцом архитектуры этого периода, сочетающим в себе суровую простоту и совершенство форм, являлась церковь Спаса Преображения на Нередице, созданная в 1198 г. Это постройка крестовокупольного типа, кубической формы, лишенная каких-ли­бо украшений, отличающаяся небольшой асимметрией, в линиях стен и вертикалей поражала лаконичностью и гармонией. Церковь на Нередице стала одной из самых болезненных потерь, понесенных во время немецкого нашествия.[14]

Заключение

На протяжении столетий у восточных славян накапливался богатый опыт архитектуры, сложилась национальная традиция градостроительства. Долгое время как главный строительний материал использовалась древесина.

Качественно новый уровень развития архитектуры связан с переходом от деревянного к каменному и кирпичного строительству. С принятием христианства началось сооружение храмов, которые являют собой самостоятельную древнерусскую переработку византийских образцов.

Первые каменные сооружения были созданы в период княжения Владимира Великого. Нигде в Европе в это время искусство не было столь развито и усовершенствовано, как в Византии, поэтому могучее воздействие художественной культуры Византии сказывалось в искусстве многих областей средневековой Европы.

Обширное и открытое на всю высоту внутреннее пространство греческого каменного храма, сверкавшее утонченной декоративной отделкой, резко отличалось от первых храмов, рубившихся в Киеве в X-XI веках. Таким образом, вместе с принятием православия Русь примыкала к передовой архитектурной традиции в Европе – византийской строительной культуре. На Руси было положено основание развитию монументальной каменной архитектуры. Темп и своеобразие этого процесса с самых первых шагов его показывают, что русская культура той поры смогла не только быстро воспринять высокую и сложную традицию строительного искусства греков, но и творчески ее переработать и переосмыслить.

Византийские мастера принесли на Русь вполне сложившиеся принципы культового зодчества. Его главным типом был крестово-купольный храм – рожденная несколькими веками византийского творчества архитектурная система, наиболее точно и полно отвечающая православному пониманию Церкви и мироздания, подчиненная литургическому назначению здания.

Таким образом мы рассотрели архитектуру Киевской Руси 10-13.Нужно сказать,что благодаря ей мы сейчас имеем представление об этих архитектурных памятниках,а некотрые из них можем видеть.Эта страница из нашего прошлого дала толчок многому,и надеюсь,окажет влияние на то,что будет написано.

Список литературы

1.Алпатов М.В.Всеобщая история искусств.Т.3.-М.,1955.

2.Вернадский Г.В. Киевская Русь. — Тверь: ЛЕАН, Москва., 1999.

3.Ворничесенко А.Ю.: Русская история с древнейших времен до наших дней. //Учебное пособие. СпБ., 2006 г.

4.Воронин Н.Н.Зодчество Северо-Восточной Руси 12-15 вв.Т.1-2.-М.,1961-1962.

5.Гнедич П. П. Всемирная история искусств. – М., 2004.

6.Греков Б.Д.Киевская Русь.-М,1953.

7.Емохонова Л. Г. Мировая художественная культура. – М., 2000.

8.Зезина М.Р.,Кошман Л.В.,Шульгин В.С.История русской культуры.М:Высш.шк.,1990.

9. Каргер М.К. Древний Киев:очерки по истории материальной культуры древнерусского города.Т.1. – М.-Лг. : и-во АН СССР,1958.

10.Краткий очерк истории русской культуры.-Л.,1967.

11.Культурология, история мировой культуры. / Под ред. А.Н. Марковой. — 2001.

12.Лазарев В.Н.Русская иконопись от истоков до начала 17 в,-М.,1983.

13.Любимов Л. Д. Искусство Древней Руси. – М., 1974.

14.Муравьев А.В.,Сахаров А.М.Очерки истории русской культуры 9-17 вв.-М,1984.

15.Очерки русской культуры. Высшая школа МГУ 1990 г.

16.Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. Ч.1. Разделы: Русские славяне и их соседи; Первоначальный быт русских славян; Крещение Руси; Последствия принятия Русью христианства; Киевская Русь в XI-XII вв; Новгород.

17.Рыбаков Б.А.Из истории культуры Древней Руси.-М.,1984.

18.Рыбаков Б.А.История русского искусства.Т.1.-М.,1953.

19.«Слово о полку Игореве» и его время/Под.ред.Д.С.Лихачева.-М.:Наука,1985.

20.Столяров Д.Ю., Кортунов В.В. Учебное пособие по культурологии. М.: МОНФ, 1998, 169 стр.

Примечания

[1] Гнедич П.П. Всемирная история искусств. – М., 2004.-С.87.

[2] Воронин Н.Н.Зодчество Северо-Восточной Руси 12-15 вв.Т.1– М., 1961.-С.17.

[3] Рыбаков БА.История русского искусства.Т.1. –М., 1953.-С.137.

[4] Воронин Н.Н.Зодчество Северо-Восточной Руси 12-15 вв.Т.1-М.,1961.-С.-21.

[5] Воронин Н.Н.Зодчество Северо-Восточной Руси 12-15 вв.Т.-1.-М.,1961.-С.36.

[6] Ворничесенко А.Ю.: Русская история с древнейших времен до наших дней. //Учебное пособие. СпБ., 2006 г. –С.207

[7] Ворничесенко А.Ю.: Русская история с древнейших времен до наших дней. //Учебное пособие. СпБ., 2006 г. –С.117.

[8] Муравьев А.В.,Сахаров А.М.Очерки истории русской культуры 9-17 вв.-М.,1984.-С.-10.

[9] Воронин Н.Н.Зодчество Северо-Восточной Руси 12-15 вв.Т.1.-М.,1961.-С.56.

[10] Муравьев А.В.,Сахаров А.М.Очерки истории русской культуры 9-17вв.-М,1984.-С.68.

[11] Любимов Л.Д.Искусство Древней Руси.-М.,-1974..-С.192.

[12] Муравьев А.В.,Сахаров А.М.Очерки истории русской культуры 9-17 вв.1984.-М.-С.73.

[13] Любимов Л.Д.Искусство Древней Руси.-М.,1974.-С.-294.

[14] Ворничесенко А.Ю.: Русская история с древнейших времен до наших дней. //Учебное пособие. СпБ., 2006 г. –С.182.

Архитектура Руси 10-13 века (Доклад)

Содержание:

  1. Особенности, основные особенности развития древнерусского зодчества. Влияние Византии
  2. Приход византийской культуры в России. Начало строительства
  3. Складывать свои хитрости в строительстве
  4. Формирование строительных кооперативов
  5. Архитектура Переяславль
  6. Новгородская архитектура
  7. Галицкая архитектурная школа. Влияние романской культуры
  8. Владимиро-суздальская архитектура
  9. Архитектура Чернигова
  10. Строительство в Смоленске
  11. Цель храма. устройство
  12. Символизм
  13. Устройство крестово-купольной церкви
  14. Вывод:
Предмет: Культура и искусство
Тип работы: Доклад
Язык: Русский
Дата добавления: 18.02.2020

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

Если вы хотите научиться сами писать доклады по любым предметам, то на странице «что такое доклад и как его написать» я подробно рассказала.

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

 

Введение:

Современный человек должен быть всесторонне развит. Необходимым компонентом этого развития являются знания не только естественных наук, но и знания истории своей страны и ее культуры. Культура — это широкое понятие, которое включает в себя искусство, музыку, архитектуру и т. д. Одним из важнейших показателей развития культуры является архитектура. Поэтому тема моего эссе — «Древнерусские архитектурные памятники 10-13 веков».

По сей день сохранились блестящие памятники древности, не уступающие шедеврам мировой архитектуры. Они наполняют наши представления о развитии культуры живым образным содержанием. Россия не развивалась изолированно от других стран, а влияние других культур сказалось на формировании ее архитектуры.

В настоящее время важной проблемой является воспитание у людей патриотизма, гражданства и любви к своему Отечеству. Решить эту проблему можно, изучив историю вашей страны, ее культуру и искусство. Поэтому для своего эссе я выбрал тему «Древнерусские архитектурные памятники X — XIII веков».

Особенностью этой темы является то, что история России, отраженная в культуре, помогает развивающемуся человеку реализовать себя как личность, гражданство которой связано с историей великой страны. Как добраться до такой ценности, как Родина? Только через историю и культуру.

Особенности, основные особенности развития древнерусского зодчества. Влияние Византии

Объединение восточных славян привело к образованию мощного государства — Киевской Руси, которая по размерам и значению занимала одно из первых мест в тогдашней Европе. К концу X в. Древнерусское государство приобрело уже заполненные формы. С появлением государства религия должна была измениться. Владимир Святославович попытался объединить языческие культуры, но язычество не могло удовлетворить новые потребности. Между тем рядом с Россией было мощное государство — Византийская империя, где идеологические формы уже полностью развиты. Россия могла бы позаимствовать эти формы в готовом виде. Обе стороны были заинтересованы в установлении тесных связей: Россия получила религию, литературу и искусство, некоторые предметы роскоши пришли из Византии; Византия интересовалась вооруженными силами России.

Приход византийской культуры в России. Начало строительства

В 989 году, сразу после принятия христианства, греческие архитекторы, приехавшие из Константинополя в Киев, заложили первую кирпичную церковь: князь Владимир «задумал создать церковь Пресвятой Богородицы и отправить мастера из греческого». В 996 году строительство было завершено. Владимир даровал «десятину» своего дохода, поэтому они стали называть ее Матерью Божьей Десятиной. Десятинная церковь является старейшим из известных нам монументальных сооружений России.

Десятинная церковь рухнула при захвате Киева монголами и долгое время стояла в руинах. Раскопки показали, что нижние ряды кирпичной кладки сохранились от древнего здания на небольшом участке в юго-западной части храма, а фундаменты в некоторых местах остались нетронутыми. Десятинная церковь представляла собой трехнефный храм с тремя апсидами и тремя парами колонн, характерный для византийской архитектуры, то есть шестиколонную версию храма с крестовыми куполами. Церковь была 27,2 м в длину и 18,2 м в ширину; длина купольного пространства 6,5 м, ширина 7,2 м. С трех сторон к церкви примыкали галереи, очень сложные и расширенные в западной части, где, вероятно, были расположены лестничная башня и башня крещения. Судя по основанию креста, который был найден на западной стене в виде колонны, галереи, в любом случае, в некоторых местах были открыты, опираясь на отдельные колонны. В Десятинной церкви был княжеский балкон — хор.

Раскопки Десятинной церкви показали, что здание было возведено из плоского кирпича византийского типа. Такие кирпичи назывались плинтусами в древнерусских письменных источниках. Кладка осуществлялась на ступке с примесью измельченной керамики — цемента — и она была спроектирована таким образом, чтобы ряды кирпичей выходили на фасад здания через один — промежуточный ряд был слегка вдвинут в глубину кладки и покрыты слоем раствора. Такая кладка, называемая кладкой со скрытым рядом, имела как промышленное, так и техническое и художественное значение, обеспечивая возможность изобразительного и декоративного оформления фасадов.

В Десятинной церкви кладка со скрытым рядом была обнаружена в частях здания первоначального происхождения, поэтому она использовалась уже в конце 10-го века. Между тем в Византии подобная кладочная система была известна в памятниках первой половины XI века. это обстоятельство ставит под сомнение византийское происхождение такой техники. В настоящее время этот вопрос перестал подвергаться сомнению, поскольку в Византии образцы каменной кладки со скрытым рядом уже были обнаружены в памятниках первой половины XI века, и исследователи уверены, что эта система была изобретена еще раньше, по-видимому во второй или третьей четверти 10-го века. Более того, все ученые согласны с тем, что эта кладка свидетельствует не только о византийском, но именно о столичной традиции.

Десятинная церковь была дворцовой церковью, и рядом с ней было возведено несколько кирпичных дворцовых построек.

Итак, в конце X в. в центральной части Киева был создан первый ансамбль монументальной каменно-кирпичной архитектуры в России, который сразу резко отличил Киев от всех других русских городов, подчеркнув его роль в качестве столицы установленного государства. После этого строительство было прервано, и византийские мастера, очевидно, вернулись на родину.

Мир Византии, мир христианства принес в Россию новый строительный опыт и традиции. Россия взяла строительство храмов в образе крестово-купольного храма греков. В строительстве использовались плоские кирпичи византийского типа, каменная кладка со скрытым рядом византийского происхождения.

Складывать свои хитрости в строительстве

Следующий этап монументального строительства начался в 30-х годах. XI век Строительство Спасского собора началось в Чернигове: письменные источники не сообщают время начала строительства, но к 1036 году стены собора были возведены на высоту «как лошади, стоящие руками, чтобы дотянуться».

Спасский собор сохранился до наших дней практически полностью. В плане это было трехнефное здание. В восточной части, то есть до апсиды, есть дополнительное деление (вима). Это характерно для памятников архитектуры Константинополя. В нижней части собора на северном и южном фасадах частый ритм внешних делений не совпадает с ритмом делений второго яруса. Удлинение здания и наличие внутренних аркад на северной и южной сторонах купольного пространства напоминает куполообразную базилику, но последние части здания имеют четкую крестообразную схему свода. Ощущение продольного удлинения в интерьере также связано с наличием хоров на деревянных балках, проходящих по всему зданию над его северным и южным нефами. Собор венчает пять глав. Судя по раскопкам, к восточным углам примыкали маленькие часовни, а к юго-западному углу было прикреплено двухэтажное крещение. Общий состав был пирамидальным. Элегантное кирпичное развитие фасадов здания привлекает внимание.

После Спасского собора в Киеве был возведен Софийский собор. Есть свидетельство «Повести временных лет» о закладке собора в 1037 году, а в Новгороде и других летописях это событие было приписано 1017. Анализ приводит к выводу, что собор был построен в 1037 году, а до этого там был деревянный собор в Киеве с таким же названием.

«… Во всей Европе нет храмов, которые по своей драгоценности и изяществу украшений стояли бы над Константинополем и Киевом» (епископ Верещинский). Софийский собор — это большая пятинефная церковь с крестообразной арочной системой. На восточной стороне было пять апсид, а на трех остальных — галереи. Эти галереи двухэтажные: снаружи они соседствуют с рядом галерей, одноэтажных, но более широких. В западной внешней галерее расположены две башни, в которых есть лестница для восхождения на хоры. Общий размер главного здания собора: длина 29,5 м., Ширина 29,3 м., А вместе с галереями соответственно 41,7 и 54 м. Размер купольного квадрата составляет около 7,6 м. У собора есть хоры, открывающиеся в центральное крестообразное пространство с двухуровневыми тройными аркадами, которые поддерживаются в двух профилированных столбах. Хоры очень обширны: 260 м общей площадью

Главное здание собора составляет около 600 м. Помимо центральной главы, на мощном барабане, разрезанном большими окнами, есть четыре меньших, расположенных по диагонали от основного, и еще меньшие примыкают к ним. Всего в соборе 13 глав, не считая достройки башен.

Состав здания пирамидальный, это придает памятнику величие и целостность. Основными декоративными элементами фасадов являются двухступенчатые ниши и окна, тонкие колонны на апсиде и кресты. Фасады наиболее декоративны благодаря живописной каменной структуре со скрытым рядом и полосами из грубого камня. В XVII и XVIII вв. этот знаменитый собор был так сильно изменен всевозможными изменениями и дополнениями, что теперь трудно представить его первоначальный вид. В настоящее время Софийский собор снаружи оформлен в стиле украинского барокко, древнюю поверхность его стен можно увидеть лишь в нескольких местах, где штукатурка специально снята.

Интерьер был менее искажен и сохранил значительную часть своего первоначального убранства. Пространство купола и главная апсида покрыты великолепными мозаичными картинами, а боковые части украшены фресками. Интерьер собора производит неизгладимое художественное впечатление, несмотря на исчезнувшие мозаичные полы, алтарный барьер, светильники, которые украшали здание, и другие элементы декора.

Строители Софийского собора были константинопольскими мастерами (об этом свидетельствуют византийские строительные, технические и художественные приемы). Но сравнение этого с другими византийскими памятниками показывает, что нет никаких аналогов этому. Византийские церкви были небольшими, трехнефными, одноголовыми, а Софийский собор в Киеве огромным, пятинефным и многоглавым. Это объясняется тем, что собор должен был стать главным храмом государства, поэтому они хотели придать ему величие. Храм должен был вместить много людей. Поэтому из-за увеличения размера были добавлены два нефа. Освещать огромные хоры, которые были закрыты снаружи вторым ярусом галерей по византийской системе, можно было только через окна барабанов глав, поэтому архитекторы использовали множество куполов, которые не были характерны для византийского храма. Кроме того, многогранность принесла великолепие и торжественность композиции. Основную роль сыграло использование местных строительных материалов. В России не было мрамора, поэтому вместо мраморных колонн, принятых в Константинополе, были установлены кирпичные колонны, которые немедленно изменили характер интерьера. Кирпичные плиты, парапеты, хор и полы были сделаны из местного сланца (красного сланца), который имеет красивый малиново-фиолетовый цвет. Они использовали мозаику и поливные керамические плитки. Установка опорных арен повлекла за собой использование не столбов, а крестообразных с точки зрения столбов, поскольку лопасти столбов служили опорами для этих арок.

Закончив строительство Софийского собора в Киеве, строители начали строительство Софийских соборов в Новгороде и Полоцке. Новгородский собор был основан в 1045 году, завершен в 1050 году, Полоцк был возведен в 50-х годах. XI век

Новгородский и Полоцкий соборы в общих чертах повторяют намеченную схему киевской Софии. Это пятинефные церкви, но в Новгороде только один ряд галерей примыкает к собору, а в Полоцке галерей вообще нет. Оба собора имеют три апсиды и одну башню. Новгородская София имеет пять глав, Полоцкая — семь. Хоры открылись в центральное пространство с двойными арками, опирающимися на одну колонну. В декоре использованы только фрески монументальной живописи. В Полоцком храме есть вима, то есть дополнительное разделение между купольным пространством и апсидой является характерной чертой византийской архитектуры столицы, но не используется ни в Новгороде, ни в киевских соборах, ни в Десятинной церкви.

Помимо трех Софийских соборов в Киеве было построено еще несколько зданий: Золотые ворота, церкви Ирины и Григория. Золотые ворота были построены на первом этаже. 40-е гг. XI в. Церкви Ирины и Григория — в сб. 40-е годы — нач. 50-е годы.

Золотые ворота в Киеве — один из немногих памятников древнерусского оборонительного зодчества, дошедших до нас. Этот архитектурный шедевр когда-то был мощной боевой башней, над которой возвышалась надвратная церковь Благовещения. Древняя кладка Золотых ворот производит особое впечатление на стороне прохода. Высота сохранившихся стен достигает девяти с половиной метров. Ширина прохода составляет 6,4 метра. Внутри прохода выступают мощные пилястры, на которых покоились арочные арки в древности. На лицевой поверхности стен хорошо читаются декоративные элементы «смешанной» или «полосатой» кладки (ряды камня и плинтусов в цементном растворе). Восстановленные Золотые Ворота теперь имеют следующий вид: основная часть представляет собой башню с зубчатыми стенами высотой 14 метров, с внешнего фасада у башни есть дополнительный выступ — «маленькая башня», проход ворот заблокирован с одной стороны герсой — подъемная деревянная решетка, окутанная металлом, с другой — створки ворот, выполненные по образцу древних ворот, сохранившихся в Новгороде и Суздале. Надвратная церковь была восстановлена ​​в виде трехнефного четырехстолпного однокупольного храма, апсида которого расположена в толще стены и не выступает из фасада. В архитектурном убранстве фасадов использованы орнаменты из кирпича, характерные для древнерусских построек этого периода — меандровый фриз, бордюр и другие. Над хорами — кувшины для улучшения акустики. Полы храма украшены мозаикой, рисунок которой выполнен на основе древних полов Софии Киевской. На стенах храма, как и в Софийском соборе, имеются надписи на стенах.

В середине XI в. После строительства Киевской Софии в России началась интенсивная строительная деятельность. К 60-м годам строительство во всех городах, кроме Киева, прекратилось.

Большое значение для развития русской архитектуры имело Успенский собор Киево-Печерской Лавры, основанный в 1073 году. Это был трехнефный шестиэтажный храм. Его западное деление четко выделяется как независимый нартекс, к которому с севера примыкает небольшая двухэтажная церковь крещения. Собор заканчивался одной главой, а вторая заканчивалась крещением. Вероятно, чтобы сбалансировать композицию над юго-западным углом храма, была возведена третья глава, как это было сделано позже в новгородских церквях. Основными декоративными элементами фасадов были двухсторонние ниши и окна, планки из кирпичного орнамента. Внутри собор был украшен мозаикой и фресками, мраморными деталями, имел мозаичный пол. Заслуживают внимания исключительная четкость планировки, большие размеры здания и значительная площадь купола.

Почти весь 11 век. Киев был единственным городом в России, где существовала строительная организация, способная возводить монументальные здания. В Новгороде и Полоцке строительство велось теми же киевскими мастерами. Только в Переяславле в конце XI в. появилась вторая строительная артель.

Кирилловская церковь была построена в середине двенадцатого века на далекой окраине древнего Киева — Дорогожичи. Отсюда основатель церкви князь Черниговский Всеволод штурмовал Киев в 1139 году. Для представителей династии Олеговичей храм служил загородной резиденцией и фамильной гробницей. В 1194 году здесь был похоронен герой древнерусской поэмы «Слово о полку Игореве», киевский князь Святослав. Архитектура Кирилловской церкви хорошо сохранилась с двенадцатого века. Реструктуризация XVII — XVIII веков выражалась главным образом в перемещении части арок, достройке четырех боковых куполов, возведении великолепного фронтона над входом, оформлении окон и порталов с лепным декором. Древние архитектурные формы четко читаются под этими дополнениями.

Это было трехнефное шестиапостное одноколонное здание с тремя нефами, вытянутое вдоль оси запад-восток. Его размеры 3118,4 метра, высота 28 метров. Древний закомарный покров не сохранился. Декор фасадов состоял из поясного пояса в верхней части стен, барабана и легких полуколонн на барабане и апсидах. Внешние стены были, очевидно, оштукатурены, а склоны окон и порталов украшены росписями. Здание построено с использованием порядковой техники, то есть «полосатой» кладки на известняково-цементном растворе.

Центральное купольное пространство храма — высокое, свободное, хорошо освещенное, с хорами в западной части — контрастирует с остальными комнатами: тусклый темный нартекс с нишевыми арками для гробниц, зал для крещения, узкая лестница к хоры в толще северной стены, небольшая часовня в хорах. Особенностью храма были небольшие хоры перед южной апсидой, где лестница вела в толщу алтарной стены. От древних фресок двенадцатого века, которые украшали все помещения храма, сохранилось около 800 квадратных метров настенных росписей, представляющих ценные художественные произведения периода Древней Руси.

Резюмируя вышесказанное, можно сделать вывод, что греческие архитекторы, находясь под влиянием местных традиций, удовлетворяя вкусы заказчиков и находясь в постоянном общении с русскими мастерами, несомненно, пошли навстречу художественным устремлениям русского народа. Уже в Киеве чисто русское оригинальное эстетическое начало пробилось в древнюю художественную систему, развитую на византийской земле.

Формирование строительных кооперативов

Архитектура Переяславль

В конце XI в. По инициативе энергичного переяславского епископа Ефрема, а затем князя Владимира Мономаха в Переяславле началось масштабное строительство. За короткий период было возведено не менее девяти монументальных зданий. Судя по количеству зданий, строительство не могло быть завершено посещением мастеров; очевидно, здесь работала какая-то другая строительная артель. Это подтверждается особенностями строительной техники. Типы церквей разные: церкви без колонн и церкви с двумя колоннами. По качеству строительства и богатству отделки памятники Переяславлю не уступали киевским, богатейшая отделка была выполнена местными силами, о чем свидетельствует мастерская по изготовлению стекла, найденная во время раскопок, где смальта была сделана для мозаики.

Центральный храм Переяславля — Михайловская церковь — это большое здание с уникальным планом. Пятинефный храм, боковые нефы и нартекс были отделены от центрального пространства стенами и соединены с ним широкими отверстиями с аркадами. Купол поддерживался четырьмя очень массивными квадратными колоннами (со сторонами около 3 м). На востоке есть одна большая апсида. Храм имел подъезды с трех сторон. Внутри это было роскошно украшено. Размер сторон купольного пространства составляет около 5,8 м, а общий размер здания (без нартексов) составляет 27 м. После постройки Михайловской церкви к ней добавили целый комплекс гробниц, превратив здание в сложный архитектурный ансамбль.

Другие церкви были небольшими, односторонними. Одна из Спасских церквей — имела две колонны; с запада к нему прилегал нартекс. Большое количество захоронений было найдено внутри и вокруг церкви, некоторые в каменных саркофагах; очевидно, это была могильная церковь. Его пол был вымощен ирригационной керамической плиткой, а стены были расписаны фресками.

Остальные переяславские церкви представляют собой различные версии церквей без колонн.

Автор пришел к выводу, что строительство в Переяславле осуществлялось местными мастерами, а не пришельцами, поскольку типы церквей отличаются от византийских, а внутренняя отделка — местными силами. Можно сделать вывод, что в Переяславле была разработана собственная строительная артель.

Новгородская архитектура

После достройки Софийского собора на протяжении всей второй половины XI в. В Новгороде не было возведено ни одного монументального здания. Условия для строительства созрели только к началу 12 века, когда несколько крупных шестиколонных соборов были созданы в ряд.

В 1103 году в княжеской резиденции Поселения под Новгородом была построена Благовещенская церковь — это была шестиколонная церковь с колоннами в виде креста. Его западное подразделение представляло собой нартекс, четко отделенный от остальной части здания, а прямоугольная башня в плане примыкала к северо-западному углу храма.

Дальнейшее развитие новгородской архитектуры происходит в Пскове, где один за другим возводятся четыре монументальных здания — Троицкий собор, собор Ивановского монастыря, церковь Дмитрия Солунского и Спасский собор Мирожского монастыря. Мы ничего не знаем о формах Троицкого собора, так как этот памятник был значительно перестроен в конце 12 века. и снова — в XIV в., а в конце XVII в. снесено. Однако в соборе Ивановского монастыря сохранились до наших дней; Развитие тех нововведений, которые были изложены в предыдущих новгородских памятниках, и особенно в соборе Антониевого монастыря, явно заметно. Ивановский собор характеризуется более приземистыми пропорциями. На его фасадах, кроме западных, нет декоративных двухвостых ниш. Крестообразные столбики в плане заменены на шестиугольные и круглые. Храм увенчан тремя главами, эти главы расположены симметрично и не имеют функционального значения, являясь лишь данью традиции. Существенным нововведением является лестница для восхождения по хорам, проходящая не в башне, а в толще стены.

В Параскевской пятничной церкви по торговле, построенной в 1207 году, появляются некоторые типичные изменения. Апсида примыкала к средней полукруглой апсиде с обеих сторон, имея только полукруглую форму внутри. Снаружи они были прямоугольными. С трех сторон опущенные нартексы примыкали к основному кубу здания, углы которого, как и углы основного куба, были украшены пещерными (балочными) клинками, также необычными для Новгорода. Фасады главного куба имели трехлопастные окончания, по которым также делались покрытия храмов. Интересно сравнить эту особенность с аналогичными чертами прекрасно сохранившегося памятника архитектуры Смоленска этого периода — церкви Михаила Архангела (1194 г.). Здесь можно ощутить непосредственное влияние традиций смоленской архитектуры.

Строительство идет полным ходом, возводится еще больше церквей, чем раньше, но это не титанические соборы, а кудрявые дома с одним куполом, менее церемониальные, интимные, но продолжающие и развивающие новгородскую архитектурную традицию высочайшего лаконизма и мощной пластики. выразительность.

Новгород был в основном деревянным городом, но из его архитектурных памятников сохранились только каменные. Да, и многие из тех, кто сохранил века, постигла горькая участь уже в нашу эпоху — во время Великой Отечественной войны. Фашисты превратили в груды руин такие знаменитые памятники новгородской архитектуры, как храмы Спаса-Нередица, Успения на Волотовом поле, Спаса на Кавалева, Михаила на сковороде, Благовещения на поселении. Памятники были восстановлены советскими людьми. Восхищаясь ими сейчас, мы склоняемся к тяжелой работе, глубоким знаниям и пламенному энтузиазму всех тех, кому мы обязаны своим возрождением из пепла.

Галицкая архитектурная школа. Влияние романской культуры

Совершенно самостоятельной группой архитектурных памятников являются здания галицкой земли. Развитие архитектуры происходило здесь очень своеобразно, в отличие от того, что было в киевской, новгородской или полоцкой архитектурных школах. Чрезвычайно интенсивные политические связи Княжества Галицкого с соседними странами — Польшей и Венецией оказали значительное влияние на всю архитектурную и строительную деятельность, превратив этот район, по сути, в зону контакта для взаимодействия византийско-русской и романской архитектуры.

Князь Володар обратился к строителям в соседней Польше. Ему удалось пригласить артель из Малой Польши, которая в 10–20-х гг. XII век (предположительно 1119) воздвиг в Пшемысле церковь Иоанна Крестителя. Церковь не сохранилась, но раскопки показали, что она была построена не из плинфы, а из хорошо вырубленных каменных блоков, то есть по технологии, которая никогда не использовалась в России раньше. Это была типичная романская техника для Польши. С точки зрения плана, Пшемыслская церковь не имела ничего общего с романской базиликой, но имела схему трехапсидной церкви с крестовым куполом, в данном случае без нартекса. Стены храма были расчленены плоскими лопатками.

В 20-30-х гг. В XII веке в Звенигороде была построена церковь, совпавшая с Перемышльской церковью с точки зрения технологии и плановой планировки, но значительно меньшей по размерам. С 40-х годов. XII век Галич стал столицей единой юго-западной Руси, и здесь здесь сосредоточено почти все монументальное сооружение. В непосредственной близости от Галича была построена Спасская церковь, которая была частью комплекса княжеского загородного дворца. И в технике, и в плане она повторяла предыдущие церкви — в Перемышле и Звенигороде. Планы этих церквей практически стандартные, отличаются только размерами и деталями.

В 40-х гг. Мастера XN века из Галича переехали в Северо-Восточную Русь, где возвели несколько церквей, две из которых сохранились до нашего времени. Очевидно, что галицкие церкви имели дизайн арок крестово-купольной церкви и имели статичную сбалансированную композицию с одной массивной главой и спокойным ритмом закомар. Таким образом, они были близки к памятникам XII века. На других русских землях, отличающихся от них фактурой стен — великолепная белокаменная техника. Храмы носили очень строгий характер и крайне ограниченное количество декоративных элементов — только пояс с резьбой по камню на вершине барабана и апсид.

Ранние галицкие памятники типологически соответствовали типам церквей, которые были распространены в русской архитектуре того времени.

В конце 40-х или начале 50-х годов. XII век был построен главный храм Галича — Успенский собор. Судя по раскопанным фундаментам, это был четырехколонный храм с галереями, примыкающими с трех сторон: он был составлен из обтесанных блоков, наряду с известняком использовался алебастр. В галицких зданиях первой половины почти не использовалась резьба по камню, а в Успенском соборе значительное место занимал каменный пластик. Входы в храм были украшены многообещающими порталами, украшенными резьбой, использовались консоли и рельефы антропоморфного и зооморфного характера. Колонны купола были похожи на круглые колонны, а пол был покрыт поливной плиткой, в том числе с рельефными орнаментами. Анализ убранства и, в частности, технических приемов Успенского собора показывает, что эти мастера прибыли в Галич из Венгрии. Таким образом, в середине XII в. В Галиче сложилась строительная артель, в которой венгры играли ведущую роль. Хотя участвовали польские мастера, как те, кто работал здесь раньше, так и новички.

Параллельно с четырехколонными церквями в окрестностях Галича были построены сооружения совершенно иного типа — центрические — ротунды и квадрифолиумы. Церковь Ильи Пророка представляла собой небольшое круглое здание, к которому примыкала апсида с востока и прямоугольная комната с запада. Храм в форме четырехугольника с очень четко очерченными четырьмя полукругами был раскопан недалеко от побережья. Вблизи Галича обнаружен еще один вариант квадрифолии — с мягко округлыми контурами (так называемый многоугольник). Все эти центрические конструкции явно отличались друг от друга по объемному составу. Например, у четырехугольника у побережья были мощные основания, указывающие на

его значительная высота, скорее всего, двухэтажное здание. Фундаменты «Полигона» настолько слабы, что это было одноэтажное здание. Западная часть церкви Ильи Пророка, вероятно, возвышалась в форме башни. У перечисленных зданий были многообещающие порталы и декоративные детали, украшенные белокаменной резьбой.

Здания этого типа в других русских землях неизвестны, но они имеют прямые аналогии в романской архитектуре Центральной Европы и особенно Венгрии. Таким образом, галицкая земля была единственным регионом России, где влияние романской архитектуры повлияло не только на использование романского строительного оборудования и декоративных элементов, но и на прямую передачу типов конструкций. Очевидно, что разделение восточных и западных христианских церквей еще не зашло так далеко, что российские церковные власти сочли типы католических церквей неприемлемыми для использования в России.

Своеобразная галицкая архитектура. Политические связи Княжества Галицкого с Польшей и Венгрией нашли свое отражение в архитектуре: были построены центрические сооружения, использовались романская техника и декоративные элементы. Таким образом, галицкая земля превратилась в зону взаимодействия византийско-русской и романской архитектуры.

Владимиро-суздальская архитектура

На северо-востоке России создана независимая и очень яркая владимиро-суздальская архитектурная школа.

Из зданий, возведенных в 50-х годах. XII век два сохранились до наших дней. Спасский собор в Переславле-Залесском полностью сохранился. Это четырехугольная церковь в плане, увенчанная одной массивной головой. Его гладкие белые каменные стены рассечены простыми плоскими лопатками. С середины высоты стены становятся тоньше, образуя горизонтальный выступ, идущий вокруг здания снаружи. Единственным декоративным элементом является лента поясного пояса, бордюр и полуоси — проходящие по верху барабана и апсид. Собор производит впечатление величественной гармонии и уравновешенности. Второе здание — церковь Бориса и Глеба в княжеской резиденции близ Суздальской Кикдекши. Она выжила несколько хуже: ее арки рухнули, а верх искажен. Тем не менее, представить оригинальный внешний вид храма не особенно сложно. Это было здание, очень близкое по планировке и объемной композиции к Переславскому собору, но украшенное несколько более элегантно. Церковь Кикдекша — это первая церковь, построенная из белого камня (местный известняк), блоки которой идеально подходят друг другу. Отсюда пошла ослепительная белокаменная архитектура, которая и создала нынешнюю мировую известность Владимиру на Клязьме. Аркатурный пояс проходит здесь не только вдоль барабана, но и вдоль всех фасадов. Большая насыщенность декоративными элементами объясняется самой целью здания: это была дворцовая церковь.

Золотые ворота Владимира — редчайший памятник русской военно-оборонительной архитектуры XII века. Они были построены в 1164 году, когда было завершено строительство грандиозной линии валов Нового города. Ворота достигли нас в очень искаженном виде. Первый урон, по-видимому, они получили еще в 1238 году, во время штурма города татарами. В 1785 году здание претерпело последние изменения: земляные шахты, примыкающие с юга и севера, были снесены, а опоры, скрытые круглыми башнями, были подведены к углам ворот, с севера были построены жилые помещения, и была построена новая лестница. построен с юга. Разрушенный свод здания был заложен, и на нем была возведена новая кирпичная церковь.

Таким образом, от древнего здания 1164 года сохранился только его фундамент — две мощные белокаменные стены. Они сложены в классической владимирской технике из великолепно обтесанного белого камня, который составляет мощную «коробку» стены, внутренняя часть которой заполнена бути на очень прочном строительном растворе (так называемая полуфутовая кладка). Арки были выложены из более легкого материала — пористого туфа. Стены ворот теперь вросли в землю на глубину около полутора метров; поэтому оригинальное здание было еще выше. Пролёт Золотых ворот, как и сейчас, был перекрыт огромной полукруглой аркой на арках пружины, опирающейся на плоские клинки, увенчанные строгими импостами. Высота туристической арки делала их оборону чрезвычайно сложной. Поэтому примерно посередине их высоты была построена арочная перемычка, к которой примыкали огромные участки дубовых ворот, обшитые снаружи листами позолоченной меди. По бокам арки сохранились петли для навески тяжелых панелей ворот и глубокая канавка для толстого стержня болта. За эти великолепные переулки вся структура называлась Золотые Ворота.

Самым крупным строительным проектом стал городской храм Владимира — Успенский собор, возведенный в 1158–1160 годах. Успенский собор был возведен в центре Владимира на высоком прибрежном круче, так что, видимый отовсюду, он гордо царил над городом и сельской местностью. В конце XII в. собор был перестроен и значительно расширен, однако его первоначальное ядро ​​легко различить в существующей структуре. Даже обработка внешней стены отчетливо видна внутри боковых отделов более позднего собора. Точно так же своды оригинальной детали хорошо видны сверху, так как они расположены немного выше, чем более поздние арки. Придерживаясь общей схемы однополосной шестиэтажной церкви, сложившейся в Киеве, Успенский собор сильно отличается от киевских памятников. Это влияет не только на технологию — кирпич в Киеве и белый камень во Владимире — но и на весь облик здания. Заметно

Успенский собор также отличается от более ранних памятников той же территории — от церквей в Переславле-Залесском и Кидекше, несмотря на то, что в этом случае техника идентична. Роскошные резные перспективные порталы, дугообразный столбчатый пояс, который проходит по середине высоты стен, сочлененные пилястры с колоннами, основаниями и резными капителями, профилированный подвал, который обходит все здание, являются основными декоративными элементами храма. К этому стоит добавить стройные пропорции и большие размеры, которые делают собор величественным и торжественным. На сегодняшний день в интерьере сохранились значительные фрагменты древних фресок.

Примерно в 1 км от Боголюбова, у слияния рек. Нерль в Клязьме, в 1166 году была построена Покровская церковь. Здесь корабли, плывшие по Клязьме, превратились в княжескую резиденцию, а церковь служила элементом роскошного ансамбля, словно продвигаясь вперед, как его торжественный памятник предвкушения. Задача, поставленная перед архитекторами, была очень сложной, так как место, предназначенное для строительства, лежало в пойме. Поэтому архитектор, заложив фундамент, воздвиг на нем каменный фундамент высотой почти 4 м и покрыл его землей. Результатом стал искусственный холм, который был облицован обтесанными каменными плитами. На этом холме, как и на постаменте, была возведена церковь.

Церковь Покрова на Нерли — это небольшая церковь с четырьмя колоннами, к которой с трех сторон примыкают галереи. Здание церкви полностью сохранилось до наших дней, а фундамент галерей был открыт археологическими раскопками. Церковь имеет сложный профиль, а тонкие колонны угловых пилястр далеко по диагонали придают зданию настолько значительный пластик, что храм кажется почти скульптурной работой. Богатая декоративная резьба порталов, чугунный пояс и рельефы, расположенные в верхней части здания, еще более усиливают этот скульптурный характер. Удивительное совершенство форм и пропорций делает Церковь Покрова на Нерли одним из самых выдающихся шедевров не только древнерусской, но и мировой архитектуры. Тем не менее, несмотря на целостность и полноту композиции основного тома, изначально Покровская церковь выглядела совершенно иначе. нижняя половина храма была покрыта прилегающими галереями, а в юго-западном углу в стене галереи была лестница, ведущая к хорам. Первоначальный вид этих теперь исчезнувших частей здания поддается лишь очень гипотетической графической реконструкции, но, несомненно, это было гораздо более торжественно, чем сейчас. Очевидно, что этот замечательный памятник был задуман именно так — первое здание, которое увидели люди, приближающееся к великолепной резиденции владимирского князя.

Владимирский летописец не сделал с точной своевременной записью начало строительства Дмитриевского собора. Только в некрологе его строитель Всеволод III упомянул, что он создал во дворе «прекрасную церковь» святого мученика Димитрия и чудесно украшенную иконами и картинами. Относительная дата постройки памятника до сих пор определяется с достаточной точностью — между 1194 и 1197 годами. В XVI — XVIII веках собор горел не раз. Наконец, в результате печально известной «реставрации» 1837–1839 годов он потерял свои самые интересные части — лестничные башни и галереи. Собор относится к типу относительно небольших четырехстолпных однокупольных церквей, которые были широко распространены в двенадцатом веке. Это был дворцовый храм князя Всеволода, сильнейшего феодала XII века. Храм разделен на три яруса по высоте. Нижний — высший — почти лишен украшений; его пространство оживляет только глубокую тень многообещающего портала. Средний находится над столбчатым поясом, несколько ниже, и на нем сосредоточено все украшение. Строгие пилястры, разделяющие фасады на три широких лепестка, полны сдержанной силы, их движение не вырывается из фасада, как будто разлагается при симметричном боковом движении закомарских арок. Узкие и высокие окна с богато профилированными амбразурами прорезают верхние части стен, чтобы они могли вместить больше резных камней — они занимают верхнюю половину фасадов над поясом с арочными колоннами и украшают барабан главы. Рельефы расположены в виде гладких горизонтальных «линий», за которыми глаз четко определяет количество рядов каменной кладки. Колонны пояса не так сильно поднимаются вверх, поддерживая аркатуру, а свисают, как тяжелые плетеные шнуры с массивными подвесками из фигурных скобок. Из-за насыщенности пояса резьбой он уже на небольшом расстоянии представляется широкой горизонтальной лентой, которая затягивает тело храма. Первоначально собор был окружен с трех сторон закрытыми галереями, которые достигли столбчатого пояса, а западная треть его боковых фасадов была покрыта на всю высоту путем введения хоров. Симметрично расположенные лестничные башни выступают по бокам западного фасада. «Архитекторы собора руководствовались как бы желанием вернуться в массы, которые успокаивают несколько тяжелый ритм и мощь, которые так типичны для церквей Юрия Долгорукого … Однако, несмотря на это, церковь отнюдь не означает приземистый и не лишний вес. В отличие от храмов Юрия, Дмитровский собор выделяется величественностью и по-своему построен; но это не утонченная женская грация церкви Покрова на Нерли, а могучая, прекрасная сложность и смелая пропорциональность … Ни одна деталь не нарушает величественный, медленный ритм княжеского собора »(Н.И. Воронин).

Владимирско-Суздальская архитектура была основана на схеме строительства, которая преобладала в Киеве, но отличалась богатой внешней отделкой: обилием резьбы и рельефов. Владимирско-Суздальские храмы величественны и торжественны. «Храмы (во Владимиро-Суздальском крае) были украшены ожиданием, что толпы людей, которые толпятся вокруг них, найдут время и желание разобраться в поучительных темах наружных украшений и использовать их в качестве наглядного и церковного наставления» (Н.П. Кондаков ).

«Владимирско-Суздальский пластик занимает особое место в истории средневековой скульптуры. Хотя восточные, византийские и западные элементы играли роль в его составе, тем не менее, ни на Востоке, ни в Византии, ни на Западе мы не найдем ни одного памятника, который хотя бы отдаленно повторял то, что было создано руками русских мастеров ». (В.Н. Лазарев).

Архитектура Чернигова

В начале XIII в. Пятницкая церковь была построена в Чернигове. Памятник был очень перестроен, но сохранился во всех его частях. Во время Великой Отечественной войны церковь была повреждена, но позже восстановлена ​​и полностью восстановлена ​​в своем первоначальном виде. У этой маленькой четырехстолпной церкви есть план, который, на первый взгляд, мало отличается от планов храмов середины века. Апсиды очерчены плавной линией и представляют не три полукруга, а одну трехлопастную кривую. Пилястры сложные, с тонкими полуколоннами, но очень мягко профилированные. Церковь имеет чрезвычайно гармоничные пропорции и элегантные фасады, пропитанные кирпичным орнаментом. Фасады заканчиваются одной средней закомарой и двумя боковыми полу-закомарами, так что завершение приобретает трехлопастную форму. Арки, соединяющие напольные стойки, расположены над примыкающими цилиндрическими арками. Таким образом, была создана система арок, поднимающихся к центру, в результате чего барабан сильно поднимался над арками. Снаружи приподнятые опорные арки образуют второй ярус закомара, который служит постаментом для барабана. И на самом барабане есть третий уровень zakomar, на этот раз уже чисто декоративный, то есть по существу кокошников. Все черты Пятницкой церкви подчинены одной идее — придать ей вертикальное стремление и подобие столба.

Строительство в Смоленске

Яркая застройка получила новое архитектурное направление на Смоленской земле. Для строительства в конце 80-х — начале 90-х годов. XII век во дворцовый храм Архангела Михаила, смоленского князя Давида Ростиславича приглашен полоцкий архитектор. Непосредственная зависимость Смоленской церкви Архангела Михаила от Полоцкой церкви не вызывает сомнений. Планы на эти храмы почти совпадают, хотя у них есть некоторые различия. В Смоленском храме можно отметить два значительных нововведения, свидетельствующих о разработке новых архитектурных решений. В Смоленской церкви двухконечные внешние пилястры осложнены введением тонких полуколонн. В связи с этим большое количество дополнительных вертикальных сочленений было добавлено к фасадам здания, подчеркивая высоту и четкость его пропорций. Второе отличие Смоленской церкви — это исчезновение стен с порталами, отделяющими нартекс от основного здания. Эти нововведения обусловлены естественной эволюцией форм, приводящей к созданию вертикально устремленных динамических композиций, и стремлением архитекторов разработать единый, интегрированный интерьер, подчиненный композиции экстерьера.

Смоленская церковь Архангела Михаила имеет форму столба с высоко поднятой центральной частью. Одна полукруглая апсида выделяется на восточной стороне церкви, в то время как боковые имеют прямоугольную форму и более низкую высоту снаружи. Нартексы расположены с трех сторон перед входами, север и юг оснащены небольшими независимыми апсидами. Очень высокий центральный объем церкви (высота до верха купола 33 м) поддерживается со всех сторон нижними, в результате чего создается ступенька. Это впечатление подкрепляется большим количеством вертикальных дивизий, проходящих через здание и созданных изощренными пилястрами. Фасады заканчиваются контурной кривой с тремя лезвиями. Высокий барабан имеет декоративные трехлопастные кокошники у основания. Идея храма в форме колонны с вертикальным устремлением выражена в этой церкви очень четко.

Смоленские храмы похожи на полоцкие, их планы практически полностью совпадают. Но есть существенные различия во внешнем виде. В смоленской архитектуре большое количество дополнительных вертикальных сочленений было использовано на фасадах, что привело к созданию вертикально направленных композиций.

Цель храма. устройство
Символизм

Храм как архитектурный объект является обителью Бога, и любая часть храма несет символическое значение. Храм — это земное небо, в котором обитает Бог. Алтарный престол означает место Гроба Господня и престол, на котором покоится Господь. Апсида соответствовала пещере Вифлеема, где родился Христос, и пещере, где он был похоронен; следовательно, ему придают полукруглую форму. Кроме того, церковь служит образом распятия Христа, и поэтому желательно, чтобы главный символ христианства, крест, был отражен в структуре церкви.

В храме Святой Софии тринадцать куполов символизируют Иисуса Христа и двенадцать апостолов. Четыре главы, ближайшие к центральной, напоминают нам о четырех евангелистах: Матфея, Марка, Луки и Иоанна. Пространство под навесом главного купола представляет собой огромный крест, описанный арками. Христос Вседержитель расположен в куполе, как будто на огромном расстоянии, а в алтаре, на стене центральной апсиды, находится концентрированная и строгая фигура Божией Матери. Ее руки высоко подняты в непрестанной молитве. Вишневый цвет Ее одежды — мафия, обвивающая Ее голову и плечи, символизировал страдание. Купол является символом Небесной Церкви, алтарь является символом Церкви Земли.

Устройство крестово-купольной церкви

В древнерусском искусстве крестово-купольная композиция при строительстве каменных храмов, пришедшая из Византии, получила широкое распространение. Главный купол был построен над храмовым зданием, от которого могли быть смежными от четырех до двенадцати куполов меньшего размера. Эта центральная «глава» поддерживалась барабаном со светлыми окнами, поддерживаемыми четырьмя основными колоннами, расположенными внутри храма. Таким образом, прямоугольное здание церкви как бы было разделено крестом, перекрестие которого упало точно в центр церкви — купольное пространство между четырьмя основными колоннами. Главные и другие столбы делили храм на нефы — галереи, проходящие от входа к алтарю, междурядные пространства. Нефов, как правило, было три или пять. На восточной стороне храма был алтарь, где проходила самая важная часть христианского богослужения. В области алтаря, церковная стена выделялась полукруглыми выступами — апсидами. Полукруглые покрытия церковных сводов назывались закомары. Вход в церковь находился в западной части храма. Над ним русские архитекторы построили хоры — верхнюю открытую галерею, балкон, где во время службы останавливались именитые гости: князь, его семья и родственники.

Вывод:

По мнению историков дореволюционного периода, памятники России являются провинциальной версией византийской архитектуры. В исследовании сделан вывод, что русские церкви не имеют аналогов в Византии. Возникла новая точка зрения, согласно которой влияние Византии было минимальным, а в основе ее лежали древние традиции деревянного зодчества. Дальнейшие исследования полностью опровергли обе теории.

«По сравнению с византийским искусством русское искусство несравненно более демократично. Популярный поток проникает в него гораздо настойчивее, его формы менее абстрактны и более полнокровны, воплощенные им идеалы утратили византийскую строгость и строгость. Такой момент пассивного созерцания, столь ярко выраженный в восточном христианстве, уступает в России более эмоциональному и лирическому подходу к религии. Ослабление аскетического принципа выражалось в увеличении яркости радостных, звучных цветов, в смягчении ритма линий, в нежности добрых лиц, в запугивании образа божества. Под видом византийских форм русские могли видеть из греческого, эллинистического ядра и могли блестяще использовать последнее в создании этого нового художественного мира, который, несмотря на всю свою непрерывность из Византии, является глубоко оригинальным творением.

В 11 веке русская архитектура возникла на основе византийской архитектуры и развивала свои собственные традиции на ранней стадии. Постепенно развивались новые техники, новые эстетические принципы. По памятникам этого времени прослеживается тенденция создавать четкие и простые объемы, упрощать структуру интерьеров.

Новым типом киевского храма является четырехъярусная церковь, очень простое в объемном решении. Сначала у него был нартекс с запада, который обычно был открыт у основания комнаты, отделенный от него высокой аркой. Поэтому, согласно плану, храм имел характер шести колонн. Во второй половине XII в. Чаще стали строить храмы сокращенного варианта, т. е. без нартекса, четырехколонного. Покинули лестничные башни. Храмы оканчиваются закомарами, основания которых расположены на одной высоте и увенчаны одной массивной головой. Храмы XII века сбалансированы и статичны, сложная живописная композиция памятников XI века. полностью отсутствует. Строительная техника изменилась. На фасадах появляются новые элементы — аркатурные пояса, двух- и трехконечные проемы порталов. Плоские лопасти сохранились по углам храмов, промежуточные лопасти фасадов приобретают характер мощных полуколонн, придающих фасадам пластичность. Поверхности фасадов часто оставляли открытыми, на некоторых памятниках отмечалось наличие цементирования фасадов, в соответствии с которым был сделан разрыв, имитирующий квадраты белокаменной кладки.

В новых храмах все компоненты кардинально изменились, только типологическая схема здания осталась традиционной. Во Владимиро-Суздальской архитектуре до начала XIII в. никаких существенных изменений в составе храмов не заметно. В начале XIII в. было построено несколько монастырей, которые показывают, что в них не отразилась динамическая композиция, характерная для Киева, Чернигова и Смоленска, усиленная множеством вертикальных делений балочных пилястров на фасады. Наоборот, есть частичное отклонение полуколонн на пилястрах и использование плоских лезвий. Но появилась башенная конструкция объема с высокой и торжественно поднятой головой. Об этом можно судить по наличию прихожих, придающих зданию крестообразную форму. Роль декоративной резьбы заметно возросла. Туф, из которого состоят стены, не допускает сложного орнаментирования, но скульптура покрывает порталы и арочно-столбчатый пояс из твердого камня. Случилось так, что изображение было нанесено на отдельный камень, вставленный во время строительства здания или вырезанный после окончания кладки стен. Некоторые из рельефов имеют происхождение, связанное с искусством Востока, поэтому были предположения, что эти мотивы проникли на русскую землю вместе с армянскими мастерами. Позже выяснилось, что они были скопированы с украшений посуды, тканей и т. д.

Резюмируя вышесказанное, можно сделать вывод, что русская архитектура развивалась под влиянием различных культур, особенно византийских. Но из-за некоторых факторов, например, климатических условий, наличия некоторых строительных материалов, вкусовых характеристик покупателей, памятники архитектуры России полностью отличаются от византийских построек. Находясь по соседству с другими странами, Россия почувствовала свое влияние на себя, например, в галицкой архитектуре присутствовали черты романской архитектуры, восточные узоры, скопированные с тканей и предметы быта, использовались в резьбе.

В результате всех этих влияний русская архитектура приобрела свой характерный и уникальный характер и внесла неоценимый вклад в сокровищницу мировой культуры.

Древнерусское искусство — наша национальная гордость, великое творение нашего времени. Это уникально, как эпоха, которая его родила. И оно входит в духовную культуру современного человека именно как уникальный шаг в художественном развитии нашего народа, как живое свидетельство его мощной творческой силы.

Архитектура 13 века на Руси [Зодчество, Древнерусская]

Основные статьи: Архитектура Киевской Руси, Культура Руси 13 века

Содержание (план)

Архитектура Владимиро-суздальского княжества 13 века

Старшие сыновья Всеволода Большое Гнездо Константин и Юрий не имели тех материальных возможностей, которыми располагал их отец. Однако и они любили игру в бессмертие. Константин построил несколько белокаменных храмов в Ростове и Ярославле. Юрий украсил церк­вами Нижний Новгород и Суздаль. Изо всех этих сооружений ча­стично сохранился лишь собор Рождества Богородицы в Суздале (1222-1225).

Георгиевский собор в Юрьеве-Польском

Самый своеобразный и загадочный из владимиро-суздальских храмов — Георгиевский собор в Юрьеве-Польском. Этот город на­ходится в 70 км к северо-западу от Владимира. Основанный ещё Юрием Долгоруким, он в начале XIII в. стал столицей небольшого княжества, где правил сын Всеволода Большое Гнездо Святослав. Не­задолго до Батыева нашествия Святослав решил заменить обветшав­ший городской собор времён Юрия Долгорукого на новый. Зодчие возвели одноглавый четырёхстолпный храм во имя святого Георгия Победоносца. Несмотря на свои скромные размеры, собор поражал воображение. Его архитектурные формы в едином порыве устремля­лись ввысь. Даже традиционные полукруглые закомары в своей верх­ней точке получили небольшое заострение («киль»), которое придало им сходство с пламенем свечи. Но самое главное новшество Георги­евского собора заключалось в отделке его фасадов. Лёгкая резьба по белому камню тонким кружевом покрывала могучее тело собора от фундамента и до самого верха. Подобно готическим соборам средневековой Европы, он словно растворялся в бесконечном многообразии своего декора, превращался в волшебную сказку.

Резные композиции завораживали наблюдателя своим таин­ственным ритмом. Одна тема плавно перетекала в другую, дру­гая — в следующую, и так до бесконечности. Их главная идея — прославление Владимирской земли и её правителей. Конечно, здесь присутствует и благодарность небесным силам за их покровитель­ство, молитвенное обращение к Богу и святым.

Строительство Георгиевского собора было закончено в 1234 г. А всего три года спустя на Северо-Восточную Русь обрушились полчища Ба­тыя. Город Юрьев-Польской много раз горел и опустошался. Вероят­но, во время одного из таких погромов собор рухнул. Его восстанов­лением занялся лишь великий князь Иван III. В 1471 г. он прислал в Юрьев лучшего московского строителя Василия Ермолина. Однако отстроить храм в прежнем виде и расположить белокаменные блоки с резьбой в прежнем порядке Ермолин уже не смог. В результате храм превратился в своего рода архитектурную головоломку, над ре­шением которой трудились несколько поколений искусствоведов.

Архитектура Новгородского княжества 13 века

Смелый поиск новых архитектурных форм на рубеже XII— XIII вв. увлёк и новгородских зодчих. Здесь в 1207 г. на средства местных «заморских» (торговавших «за морем» — в Швеции, Да­нии и немецких городах Прибалтики) купцов была построена ча­стично сохранившаяся до наших дней Пятницкая церковь на Тор­гу. Это стройный башнеобразный храм, многими своими чертами напоминающий Пятницкую церковь в Чернигове.

Архитектура Галицко-Волынского княжества 13 века

Церковь Святого Пантелеймона в Галиче

В окрестностях совре­менного города Галича на высоком холме над Днестром стоит бело­каменная церковь Святого Пантелеймона. Построенная около 1200 г., она сохранилась в сильно изуродованном виде. Ещё в XIV столетии православный храм был переделан под католический костёл. Исчезли древние своды и глава, растёсаны узкие окна, изменилась наружная отделка. Последующие века с пожарами, войнами и «реставрациями» продолжили эту разрушительную работу. Однако и сейчас на апсидах храма можно увидеть поясок декоративных арок, а на порталах — тон­чайшую резьбу по белому камню. Глядя на эти чудом уцелевшие дета­ли, вспоминается такая же изысканная отделка владимиро-суздальских храмов, в создании которых, вероятно, участвовали мастера из Галича. Материал с сайта http://wikiwhat.ru

Архитектура Черниговского княжества 13 века

Пятницкая церковь в Чернигове

Вы­дающиеся памятники архитектуры созда­вались в эту пору не только в Северо-Восточной Руси. В первые годы XIII столетия на главной торговой площади древнего Чернигова была возведена уникальная по своему объёмно-пространственному реше­нию Пятницкая церковь. (Святая Параске­ва Пятница считалась покровительницей торговли. Пятница — традиционный ба­зарный день в Древней Руси.)

Пятницкая церковь — первый извест­ный нам древнерусский «башнеобразный» храм. Радикально переработав традицион­ный византийский тип крестово-купольного храма, неизвестный зодчий (возможно, это был знаменитый киевский мастер Пётр Милонег) создал здание, все конструктивные и декоративные элементы которого про­никнуты стремительным движением ввысь.

Высоко поднятый мощный барабан, окружённый тремя ярусами стрельчатых арок и увенчанный плоским куполом, усиливает сход­ство церкви с огромной горящей свечой. Возможно, что в «пламене­ющем» взлёте архитектурных форм черниговской Пятницкой церкви сказалось воздействие ранней готики. На это указывает и связь Пят­ницкой церкви с городским торгом. Ведь именно купцы, известные своими дальними странствиями, лучше других были осведомлены о последних достижениях европейских зодчих.

Картинки (фото, рисунки)

Вопросы к этой статье:
  • Сравните особенности архитектуры 13 века Владимиро-Суздальского, Галицко-Волынского княжеств и Новгородской земли.

Архитектура Киевской Руси [Древнерусского государства, зодчество]

Архитектура 10 века на Руси

Десятинная церковь (Успения Богородицы)

Сразу после крещения приглашённые князем Владимиром византийские мастера начали строить в Киеве огромную 25-главую церковь Успения Богородицы (Десятинную). Её торжественное освящение состоялось 12 мая 996 г. До постройки Софийского собо­ра она служила главным храмом стольного Киева.

Судьба первого каменного храма ока­залась трагичной. Осенью 1240 г., когда монголы штурмом захватили город, уце­левшие жители закрылись в Десятинной церкви. Одни пытались выкопать подзем­ный ход и по нему уйти из осаждённой церкви. Другие по лестницам поднялись на своды. Между тем татары принялись таранами бить в двери и по стенам зда­ния. От этих ударов, а также от тяжести скопившегося наверху народа своды рух­нули. Церковь превратилась в братскую могилу последних защитников Киева.

В ходе археологических раскопок были обнаружены фундамент древней Десятинной церкви и некоторые фрагменты её внешней от­делки. Однако о её архитектуре можно строить лишь самые общие предположения. Полагают, что и по конструкции, и по отделке она напоминала современные ей храмы Византии.

Архитектура 11 века на Руси

Софийский собор в Киеве

Софийский собор — знаменитый храм древнего Киева, заложенный в 1037 г. Своим посвящением храм напоминает о глав­ной святыне Константинополя — храме Святой Софии Премудрости Божией. Олицетворением Божественной Премудрости считался Ии­сус Христос.

Киевская София со времени своей постройки и до конца XIII в. служила кафедральным храмом главы всей Русской православной церкви — митрополита Киевского. Немало повидав за свой долгий век и едва избежав полного разрушения в период, когда Киев на­ходился под властью Речи Посполитой, Софийский собор всё же дошёл до наших дней. И хотя вся его верхняя часть перестроена в XVII столетии, в основе своей это всё тот же древний собор Яро­слава Мудрого.

Конструктивное ядро Софии имеет 5 продольных проходов (не­фов) и 12 крестообразных в плане столбов, на которые опираются своды. Восточная часть основного здания снаружи представляет со­бой 5 полукруглых выступов (апсид). Это огромный городской со­бор, способный вместить несколько тысяч молящихся.

Ритмично уходящие ввысь своды киевской Софии были увен­чаны 13 главами. Могучий барабан центральной главы прорезан 12 высокими окнами. Их внушительные размеры обеспечивают хорошее освещение богатого внутреннего убранства собора. Цен­тральная глава расположена над пересечением двух главных не­фов — продольного и поперечного. На плане здания они образуют фигуру креста, над центром которого возносится большой купол. Такая конструкция храмов, характерная для Византии и Древней Руси, получила название крестово-купольной.

Как снаружи, так и внутри Софийский собор поражал вообра­жение, служил наглядным свидетельством величия новой религии и могущества Руси. Он призван был стать усыпальницей киевских великих князей и митрополитов. Первым здесь был похоронен стро­итель храма князь Ярослав Мудрый.

Софийский собор в Новгороде

Местный патриотизм, столь свойственный древнерусской ари­стократии, проявлялся и в стремлении украсить свой город вели­колепными зданиями, не уступающими прославленным образцам. В то время как стольный Киев, «мать городов русских», равнял­ся на Константинополь, вторая столица «империи Рюриковичей», Великий Новгород, тянулась за Киевом. Постройка великолепной киевской Софии подтолкнула новгородцев к созданию своего соб­ственного каменного Софийского собора. Его строительство началось в 1045 г. и закончилось в 1050 г. Главным заказчиком выступал сын Ярослава Мудро­го Владимир, правивший тогда в Новгороде в качестве наместника. (Примерно в те же годы огромный Софийский собор был выстроен и в Полоцке, где правил энер­гичный и честолюбивый внук Владимира Святого князь Всеслав. Однако до наших дней от этого древнего храма сохранились лишь фрагменты.)

Новгородская София в целом воспро­изводит тип киевской, однако уступает ей как по размеру, так и по богатству архитектурных форм. В отличие от киевской она имеет лишь три апсиды и пять глав. И всё же она оставляет незабываемое впечатление, воз­вышаясь как снежная гора над низкими берегами Волхова. Материал с сайта http://wikiwhat.ru

Спасский собор в Чернигове

Третьим в ряду гигантов архитектурного наследия Киевской Руси является Спасский собор в Чернигове. Его заказчиком был брат Ярослава Мудрого князь Мстислав Владимирович. Извест­но, что в год кончины Мстислава (1036) строительство собора было в самом разгаре. Однако дату его завершения летопись не сообщает. Спасский собор — сильно вытянутый по оси восток — запад пяти­главый храм с тремя апсидами. Он не имеет тех двухэтажных га­лерей, которые придают необычайную монументальность обеим Со­фиям. Однако неизвестный архитектор сумел создать динамичную композицию ступенчатого развития архитектурных масс вверх. Он также использовал очень эффектный приём, который со временем станет популярным у древнерусских зодчих: возведение нескольких небольших построек (две часовни-усыпальницы, крещальня, лестнич­ная башня), примыкающих к храму и своей миниатюрностью под­чёркивающих его величие.

Архитектура 12 века на Руси

см. Архитектура 12 века на Руси

Архитектура 13 века на Руси

см. Архитектура 13 века на Руси

Картинки (фото, рисунки)

Вопросы к этой статье:
  • Опи­шите один из архитектурных памятников Киевской Руси.

Искусствоед.ру – сетевой ресурс о культуре и искусстве

Просмотры: 35 638

В период складывания и расцвета феодализма на Руси (конец Х–XVII вв.) искусство формировалось на основе достижений художественной культуры восточнославянских племен и обитавших до них на этих землях скифов и сарматов. Естественно, что культура каждого племени и региона имела свои самобытные черты и испытывала влияние соседних земель и государств. Особенно ощутимым было влияние Византии с момента принятия Русью христианства (в 988 г.). Вместе с христианством Русь восприняла традиции античной, прежде всего греческой, культуры.

Важно отметить, что русское искусство периода Средневековья формировалось в столкновении двух укладов – патриархального и феодального и двух религий – язычества и христианства. И как следы патриархального образа жизни еще долго прослеживались в феодальной Руси, так и язычество напоминало о себе почти во всех видах искусства.

Процесс изживания язычества был стихийным, но все-таки делались попытки скорее укрепить новую религию, сделать ее близкой, доступной людям. Не случайно церкви строились на местах языческих капищ; в церковь проникли элементы народного обожествления природы, а некоторым святым стали приписывать роль старых богов.

Восприняв от Византии христианство, Русь, естественно, восприняла и определенные основы языка культуры. Но эти основы были переработаны и приобрели на Руси свои специфические, глубоко национальные формы.

Опираясь на вековые традиции восточноевропейского искусства, русские мастера сумели создать собственное национальное искусство, обогатить европейскую культуру новыми, присущими лишь Руси формами храмов, своеобразными стенными росписями и иконописью, которую не спутаешь с византийской, несмотря на общность иконографии и кажущуюся близость изобразительного языка.

В домонгольскую пору политическим и культурным центром русской земли был Киев – «мать городов русских», как называли его в древности современники, сравнивая по красоте и значимости с Константинополем. Росту могущества Киева способствовало его географическое положение на пересечении торговых путей из Скандинавских стран на юг, в Царьград, с запада, из Германии, до Хорезма. При князе Владимире и его сыне Ярославе Киевская Русь стала сильным государством, неизвестным ранее восточным славянам. Русское воинство держало в страхе и византийцев, и хазар. Западные славяне искали с Русью дружбы, германские императоры заключали союзы. Русские князья выдавали своих дочерей замуж за иностранных государей. Так укреплялось международное положение Киевской Руси. Помимо Киева большую роль играли такие города, как Чернигов, Полоцк, лежащий в северных истоках пути «из варяг в греки» Новгород.

Архитектура Х века

Для искусства домонгольской поры характерна одна отличительная черта – монументализм форм. Особое место в нем по праву занимает архитектура. Средневековое русское искусство определялось христианским мировоззрением. До нас дошли далеко не все архитектурные памятники того времени, многие сохранились в искаженном виде, о еще большем числе мы знаем лишь по археологическим раскопкам или по письменным источникам. Но те, что сохранились, естественно, имели культовое назначение. Еще в языческую пору на Руси была развита архитектура, в основном деревянная: издавна славились русские «древодели». Уже после принятия христианства летописец оставил нам свидетельство, что до каменной новгородской Софии на территории Новгородского кремля стоял тринадцатиглавый деревянный Софийский собор, срубленный новгородцами в конце Х в. Вполне возможно, что у восточных славян были свои деревянные рубленые храмы и что эти храмы были многоглавыми. Многоглавие, таким образом, было исконно национальной чертой русского зодчества, воспринятой затем искусством Киевской Руси.

С христианством на Русь пришла крестово-купольная форма храма –типичная для греко-восточных православных стран. Крестово-купольной формы храм – прямоугольный в плане, четырьмя (или более) столбами его интерьер делится на продольные (по оси восток– запад) части – нефы (три, пять или более). Четыре центральных столба соединяются арками, поддерживающими через паруса барабан купола. Подкупольное пространство благодаря окнам барабана залито светом, оно является центром храма. Ячейки, примыкающие к подкупольному пространству, перекрыты цилиндрическими сводами. Все центральное пространство храма в плане образует крест, отсюда название системы подобного храма – крестово-купольная. В восточной стороне интерьера размещаются алтарные помещения – апсиды, обычно полукружиями выступающие на внешней стороне; поперечное пространство в западной части интерьера называется притвором, нартексом. В этой же западной части на втором ярусе располагаются хоры, где находились князь и его приближенные во время богослужения. В экстерьере домонгольского храма отличительной чертой является членение фасада плоскими вертикальными пилястрами без капителей (по-древнерусски –лопатками) на прясла. Полукруглое завершение прясла, форма которого определяется посводным покрытием, называется закомарой.

Наиболее распространенной в строительстве храмов техникой кладки в Киевской Руси была так называемая смешанная – «opus mixtum» – стены воздвигали из более тонкого, чем современный, кирпича-плинфы и камня на розовом известковом растворе – цемянке. На фасаде чередовался ряд кирпича с рядом цемянки, и оттого он казался полосатым, что уже само по себе было решением декоративного оформления экстерьера. Часто употреблялась так называемая кладка с утопленным рядом: на фасад выходили не все ряды кирпичей, а через один, и розовый слой цемянки в три раза по толщине превосходил слой кирпича. Полосы розовой цемянки и красного кирпича на фасаде, сложно профилированные окна и ниши – все вместе создавало нарядный, праздничный облик здания, иного декоративного убранства и не требовалось.

Церковь Богоматери (Десятинная) в Киеве. 989-996. Реконструкция

Сразу после принятия христианства в Киеве был построен храм Успения Богородицы, так называемая Десятинная церковь (989–996) – первый известный нам каменный храм Киевской Руси. Десятинная церковь (князь выделил на ее содержание 1/10 часть своих доходов – отсюда и название) была разрушена во время нашествия монголо-татар, поэтому мы можем судить о ней лишь по остаткам фундамента, некоторым элементам декора и по письменным источникам. Это была большая 25-главая шестистолпная церковь, с двух сторон обнесенная пониженными галереями, что придавало пирамидальный облик всему храму (западная часть имела сложную, до сих пор до конца не выявленную планировку).

Возведенная пришлыми греческими мастерами, церковь представляла собой, судя по летописным сведениям и данным раскопок, базиликально вытянутую трехнефную, трехапсидную шестистолпную постройку с крестовокупольным пространственным ядром и галереями, обходящими ее с трех сторон. С запада помимо нартекса и двух лестничных башен к ней примыкала необычная, довольно обширная пристройка, служившая, скорее всего, местом пребывания в ней во время служб и в другие часы людей, готовящихся к принятию крещения.

Некоторые источники говорят, что  храм был увенчан двадцатью пятью  главами, но с уверенностью можно утверждать лишь то, что глав было много. Это объяснялось необходимостью освещать обширные хоры, открывающиеся в центральное подкупольное пространство. Круглые мраморные колонны с капителями образовывали два яруса малых тройных аркад, располагавшихся между центральными крестчатыми столбами и поддерживавших хоры, которые помещались над малыми нефами и заходили в боковые апсиды. Благодаря им боковые части церкви приобрели двухэтажную структуру. Столь активное выделение хор, необычное для константинопольской архитектуры того же времени, было определено условиями заказа князя, находившегося здесь во время богослужений вместе с семейством и приближенными.

Кладка стен отличалась декоративностью — за каждым рядом тонкого кирпича-плинфы следовал такой же, но углубленный («утопленный») ряд, сверху затертый слегка подцвеченным известковым раствором.  В X веке такую технику использовали артели, работавшие в самом Константинополе.

Пирамидальность, наращение масс – черты, чуждые византийскому зодчеству, возможно, такая ступенчатость была присуща языческим сооружениям, воздвигнутым на территории будущей Киевской Руси. Десятинная церковь была богато «изукрашена»: об этом свидетельствуют фрагменты фресок и мозаик, плит наборного пола, обломки колонн, куски резных капителей и шифера.

Эта обширная церковь, сравнимая по великолепию декора лишь с постройками Константинополя, выполняла функции великокняжеского придворного храма. Есть серьезные основания считать, что образцом для нее послужила церковь Феотокос Фарос, входившая в комплекс императорского дворца, и что выбор образца мог быть определен волей жены Владимира Анны, бывшей сестрой императора  Василия II. Со всех сторон храм окружал комплекс дворцовых построек, возведенных одновременно с ним. В целом весь комплекс храма-дворца, где хранилась драгоценная рака с мощами Папы Римского Климента, принесенными Владимиром из Херсонеса, представлял собой подобие обширного святилища, вознесенного над городом, где богослужебные обряды, совершавшиеся на греческом языке, были прочно переплетены с придворным церемониалом.

Архитектура XI века Собор Святой Софии в Киеве 1037-1040-е г. Вид с востока

От следующего, XI столетия в Киеве сохранилось несколько памятников, и самый известный из них – София Киевская, главный собор, где происходили церемонии посажения на княжеский стол и поставления на митрополичий престол, построенный сыном Владимира Ярославом Мудрым. Как говорили современники, «Ярослав завершил то, что начал Владимир». София Киевская, как доказано современными исследователями, была построена по единому замыслу в 30– 40-е годы XI в. Несколько позже возникла лишь северная башня.

Собор, заложенный Ярославом в 1037 году, задумывался, строился и украшался уже не как дворцовая церковь, а как главный храм Киевского государства, средоточие его духовной жизни — митрополия.  Само посвящение храма Софии Премудрости указывало на преемственную связь с центром всего православного мира — Софией Константинопольской. Весь облик этого грандиозного здания и даже место его расположения говорят о стремлении князя сделать храм центром притяжения для всего народа, недавно еще находившегося за пределами культурной ойкумены.

Киевская София – пятинефный, пятиапсидный, 13-купольный храм. Центральный купол, опирающийся на

Вид на Софийский собор

барабан, прорезанный 12 окнами, и 4 меньшие по размеру главы вокруг него освещают Центральное пространство и главный алтарь, а самые маленькие, боковые 8 глав – боковые пространства и огромные

(площадью около 600 кв. м) хоры. Софийский храм, как и Десятинная Церковь, был обнесен внутренней двухэтажной галереей – гульбищем. К сожалению, Киевская София была перестроена в XVII в., как многие русские храмы на Украине, в духе «украинского барокко», в результате чего исчезла характерная для нее пирамидальность, постепенное наращение масс от галерей к боковым куполам, а от них – к центральному, что определяло облик всего храма.

Смешанная система кладки рядов камня с рядами плинфы и широкого слоя цемянки, тонкие колонки с капителями, подчеркивающие грани средней апсиды, окна и двухступенчатые ниши – все это придавало разнообразие и нарядность экстерьеру собора.

Идея приобщения к христианскому миру новокрещенного народа, введения его в число избранников божьих составляла суть архитектурного замысла храма. В композиции Софийского собора с его крестообразным центральным ядром, с детально продуманной и выстроенной структурой пирамидально возвышающихся объемов и пространственных ячеек, не имеющей аналогов в византийском зодчестве, нашла воплощение фундаментальная для Руси идея объединения множества разновеликих частей в единое целое и распространения света и благодати евангельского слова. Это строгая, хотя и несколько громоздкая иерархическая система представляет своего рода универсальную модель божественного космоса, очищенного от всего преходящего, случайного. В восприятии людей того времени храм был зримым образом неба на земле. Послы киевского князя Владимира Святославича так отзывались о Софии Константинопольской: «…нет на земле такого зрелища и красоты такой. Пребывает там Бог с людьми».

Как и в черниговском соборе, в Софии Киевской единицами торжественного пространственного ритма являются крещатые столбы, пилоны, арки. Но здесь они отодвинуты в глубину, выделяя его центральную трехнефную структуру, делая полностью обозримым светлое крестообразное пространственное ядро храма. Пространство всех компартиментов собора обращено к центральной подкупольной части и как бы вливается в него, обретая здесь пластически определенную форму. Постепенно нарастающий ритм вертикальных членений достигает кульминации при переходе из-под сводов боковых нефов в подкупольную часть собора, раскрывающуюся на всю высоту четырьмя вознесенными к куполу подпружными арками. Ничем не скованное, широко распахнутое во все стороны, оно предстает как наиболее существенный, наиболее активно воспринимаемый элемент архитектурного образа.

Как и в Десятинной церкви, интерьер Софии Киевской был необычайно богат и живописен: хорошо освещенные алтарные помещения и центральное подкупольное пространство украшены мозаикой, столбы нефов, более темные боковые помещения под хорами, стены – фресками. Полы были также мозаичные и из шифера. Особой красотой отличались алтарные преграды и решетки хоров: по византийскому обычаю они были каменными, тончайшей резьбы. Общее впечатление было величественным, необыкновенно торжественным. «Виждь церькви цветуща, виждь кристианство растуще, виждь град иконами святых освещаем, блистающься и тимиямом обьухаем… И си вся видев, возрадуйся», –писал митрополит Иларион в «Слове о Законе и Благодати». В XI в. он часто произносил свои проповеди под сводами Софии.

Архитектура Софийского собора оказала огромное влияние на последующее строительство. На том же митрополичьем дворе были выстроены такие храмы, как церковь Ирины, церковь Георгия, правда, значительно более скромные и по размерам, и по убранству (первая половина–середина XI в.). Митрополичий двор был обнесен кирпичной стеной. «Город Ярослава» был много больше, чем «город Владимира». Он был укреплен по всем правилам средневекового оборонительного искусства: его валы, достигавшие высоты 14 м, тянулись более чем на 3 км. На валах были воздвигнуты деревянные стены. В город-крепость вели несколько ворот. Одни из них, Золотые, представляли собой величественную проездную арку с надвратной церковью. (Сейчас они реставрированы.) Киев XI столетия был достойным соперником Константинополя, или, как его тогда называли на Руси, Царьграда. Бок о бок с византийскими зодчими там работали русские мастера. Постепенно складывалась национальная школа зодчества.

Те же мастера, что строили Софию Киевскую, принимали участие в строительстве Софийского собора в Новгороде, сооруженного в 1045–1050 гг. при князе Владимире Ярославиче в центре кремля. Но

Собор Святой Софии в Новгороде. 1045-1052. Вид с юга

Новгородская София проще и лаконичнее по своим формам, как бы сродни новгородскому духу. Это 5-, а не 13-купольный, пятинефный храм, с широкой галереей и лишь одной лестничной башней. Строже и монолитнее не только ее экстерьер, поражающий благородством своих мощных форм, но и интерьер, скромнее его убранство, в котором не было ни мозаик, ни мрамора, ни шифера. Иной и строительный материал: вместо тонкой изящной плинфы используется местный грубый известняк. Кирпич использован лишь в сводах и арках.

Каменный Софийский собор в Новгороде, сменивший сгоревший старый деревянный храм, имевший тринадцать глав, был заложен старшим сыном Ярослава Владимиром в 1045 году. Строительство собора длилось до 1050 года, а освящение состоялось только в 1052-м. В том же году князь Владимир умер и был погребен в основанном им храме. Несмотря на то, что возводили его пришлые мастера, часть из которых могла участвовать в строительстве Софии Киевской, созданное ими сооружение отличается совершенно оригинальными чертами.

Все, что так неторопливо и мерно развивалось в киевском храме, здесь выступает сразу в концентрированном виде. В облике новгородской постройки уже ничто не напоминает о пирамидальной пространственной композиции прототипа, «вторгающейся» в пространство города и формирующей его образ. Более того, ее отличают черты суровой замкнутости, присущие, скорее, крепостным сооружениям. При всей своей обширности, пятинефный новгородский собор, окруженный двухэтажными галереями, предстает как сплоченный и мощный кубообразный архитектурный объем, твердыня. В крутом подъеме стен наоса и галерей, в тесном сближении пяти огромных глав, в отсутствии рядов декоративных ниш на фасадах ощутимо сказывается иной, чем в Киеве, более аскетический вкус.

Впечатление мощи усиливает открытая кладка стен и столбов, сложенных из крупных камней, между

Вид на Софийский собор в Новгороде

которыми идут ряды плинфы. Сильные выносы лопаток-контрфорсов и как бы прорубленные окна членят широкие плоскости стен, преодолевая тяжесть и сопротивление каменной массы, оформляют ее. Барабаны глав поставлены на один уровень и не отделяются постаментом от основного объема, отчего делаются похожими на своеобразные колодцы, через которые свет «вливается» в пространство храма, надежно скрытое оболочкой стен, и наполняет его. Былое многообразие пространственных ритмов подчинено доминирующим вертикалям.

Рукава подкупольного креста отделяют от нартексов и хор уже не трех-, а двухарочные структуры, от чего оно стало не только уже, но и более сосредоточенным и напряженным. Значительное влияние на объемное, плановое, а в целом и образное решение храма оказало ослабление роли элементов, несущих активную эстетическую нагрузку, и усиление значения моментов, связанных с функциональным назначением отдельных его частей. Например, значительные площади галерей были заняты приделами, каждый из которых имел характер самостоятельного небольшого бесстолпного храма, а первоначально открытые, как в киевском прототипе, аркады вскоре превращены в закрытые паперти перед ними.

Уступая киевской Софии по площади, новгородский храм заметно превосходит ее по высоте. Он поднимается над низменным новгородским пейзажем как его самая заметная и самая значительная примета — «храм-скала», качество, позже нашедшее точное формульное определение.

Во многом близок Новгородской Софии также пятинефный Софийский собор в Полоцке (середина XI в.), техника кладки которого аналогична киевской.

Софийский собор

Возведённый в середине XI века в византийском стиле храм был освящён во имя Святой Софии. До нашего времени Софийский собор сохранился в значительно измененном виде, окончательно был перестроен в XVIII веке в стиле виленского барокко. В таком виде

Макет первоначального облика Софийского собора в Полоцке

сохранился до нашего времени.

После многочисленных разрушений и перестроек от древнего собора 11 в. остались фундамент, нижние части стен и опорных столбов, и только восточная апсида поднимается на высоту около 12 м. При возведении собора в 11 в. в качестве строительного материала использовали плинфу – плоский кирпич, рецепт изготовления которого как и технологию кладки завезли сюда византийские мастера. Кладка собора велась в классической для архитектуры Византии технике с «утопленным рядом», когда каждый второй ряд плинфы был спрятан, утоплен вглубь стены и сверху затирался цемянкой. И таким полосатым, неоштукатуренным храм был с внешней стороны в 11

веке, а внутри стены были оштукатурены и расписаны фресками.

Сильно перестроенная со временем, Полоцкая София сейчас успешно изучается исследователями.

Под 1036 г. в летописи впервые упоминается заложенный бесстрашным воином князем Мстиславом Тмутараканским собор Спаса

Черниговский Спасо-Преображенский собор

Преображения в Чернигове: трехнефный, трехапсидный, пятиглавый кирпичный храм с круглой лестничной башней на хоры. Внутри собора фресковая стенопись и шиферные полы. До Великой Отечественной войны сохранялось изображение св. Феклы – классически прекрасное, почти скульптурное по своей моделировке. Особую торжественность и величие интерьеру церкви придают тройные аркады хор.

Строительство черниговского Спасо-Преображенского собора началось за год или два до кончины Мстислава, умершего  в 1036 году, и было завершено уже в последующие годы. Созданный мастерами, прошедшими столичную, константинопольскую школу, этот трехнефный, пятиглавый храм с закрытым нартексом, примыкающими к нему круглой лестничной башней с севера, крещальней с юга (из пристроек сохранилась только башня) представляет сложный пространственный организм, сочетающий черты четырехстолпной крестово-купольной постройки с ощутимо выраженной базиликальностью плана.

Величественные, подчеркнуто массивные двухъярусные сквозные арочные структуры, заполняющие пространство между подкупольными столбами и отделяющие боковые нефы и хоры от центра храма,  делают его похожим на византийские купольные базилики VI века, в которых сохраняется еще античный римский масштаб. Их формы, размеры, торжественный замедленный ритм вызывают в памяти образы таких грандиозных сооружений, как акведуки и триумфальные арки столичных городов. В этом, несомненно, сказался характер княжеского заказа — собор должен был походить на прославленные древние  храмы Константинополя. О них же напоминают композиции из тройных окон, которые располагаются в люнетах центральных прясел стен, и мраморные колонны с ионическими капителями в нижнем регистре аркад.

Обширные П-образные в плане хоры, отличающиеся высотой и светлостью, с трех сторон окружают наос и вплотную подходят к боковым апсидам, но не смыкаются с ними, как это было в Десятинной церкви, а отделяются от них поперечным нефом. Таким образом особо выделялось зальное пространство наоса и алтарь, изнутри освещаемый через окна апсид, а из вне окнами восточной пары куполов, венчающих ветви трансепта.

Общее ощущение, рождаемое обширным, целостным и незатесненным пространством собора, всей грандиозной каменной структурой его стен, столбов, арок, сводов, куполов, связано с переживанием и осознанием всеохватности ритма. вечного, торжественного, мерного и одновременно легкого сквозного движения, пронизывающего и одухотворяющего этот огромный, отделенный от внешнего мира идеальный архитектурный организм.

Характер архитектурной декорации собора, рисунок и профилировка деталей кладки, пропорции частей, несмотря на его грандиозные размеры, отличается одновременно и простотой, и изяществом.  Внутри собор был украшен росписями, от которых сохранились небольшие фрагменты.

Фасады его богато декорированы нишами, лопатками, вертикальными тягами, поясами меандра. Они  членят поверхность стены, подчеркивая ее массивность и одновременно пластичность. Особой красотой отличается узорная кладка западного фасада и лестничной башни. Декоративный эффект усиливается использованием той же, что и в Десятинной церкви, техники полосатой кладки с «утопленным рядом». Вместе со сложной профилировкой — тут особо следует выделить полукруглые ниши барабана центральной главы и апсид — она создает эффект концентрированно плотной материи, не разделяемой на части, что свойственно только природным организмам.

Хотя храм строили пришлые греческие мастера, ему присущи особенности, не встречающиеся в византийском зодчестве того времени. Помимо наличия хор, открывающихся в пространство наоса арочными проемами, они проявляются в образном решении собора в целом. Он отличается не только грандиозным масштабом, но особой высотой и ярко выраженной пирамидальностью, что подчеркивают собранные к центру пять глав собора. Это объясняется, видимо, принципиально новой идеологической и градостроительной функцией, которую выполняло такое сооружение, — с него и в нем начиналось дело воцерковления подвластного князю народа, и с него же начиналось планомерное городское строительство, а вместе с ними история созидания княжества как государственного образования.

Воплотившиеся в Спасском соборе принципы зодчества с его пафосом монументального внутреннего пространственного объема, преобразующего и оживляющего массивную каменную оболочку, продолжают развиваться и находят наиболее яркое и адекватное воплощение в архитектуре Софийского собора в Киеве. Вместе с тем его строительство, создание грандиозного ансамбля мозаичной и фресковой декорации обозначили начало нового этапа в истории русской архитектуры и монументального искусства, связанного с эпохой единоличного правления Ярослава Мудрого.

На протяжении XI и в XII в. христианство завоевывает прочные позиции. Возрастает роль церкви на всей обширной территории древнерусского государства. В архитектуре второй половины XI в. влияние церкви сказывается в усилении аскетизма в художественном облике храма по сравнению с праздничным, ликующим образом первой половины столетия. Господствующее положение занимает теперь одноглавый трехнефный шестистолпный храм. Именно такими были не дошедший до нас Успенский собор Киево-Печерского монастыря (1073–1077, князь Святослав Ярославич), разрушенный во время Великой Отечественной войны, не сохранившийся собор Михайловского Златоверхого монастыря (1108– 1113), собор Выдубицкого монастыря (1070–1088) и др.

Церковь Спаса на Берестове (пригородная резиденция князя), возведенная Владимиром Мономахом уже в начале XII в., с ее «полосатой» кладкой завершает собой ряд построек этой эпохи, равно как и постройки начала XII в. в Новгороде; церковь Благовещения на Городище (1103), Никольский собор на Ярославовом дворище (1113), Рождественский собор Антониева монастыря (1117) и Георгиевский собор Юрьева монастыря (1119), не случайно повторяющий композицию церкви Благовещения – расположенный на другой стороне Волхова, он как бы открывал собою вид на Новгород со стороны озера Ильмень. Из Третьей Новгородской летописи мы узнаем имя мастера: «А мастер трудился Петр». Вероятнее всего, что Благовещенский и Никольский соборы также возведены зодчим Петром.

В целом в киевскую пору было заложены основы русской архитектурной традиции и намечены черты будущих строительных школ различных древнерусских княжеств эпохи феодальной раздробленности.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

LiveJournal

Одноклассники

Мой мир

Архитектура Киевской Руси – HiSoUR История культуры

Средневековое государство Киевской Руси включило части современной Украины, России и Белоруссии и сосредоточилось на Киеве и Новгороде. Его архитектурный стиль быстро утвердился после принятия христианства в 988 году и сильно повлиял на византийцев. После распада Киевской Руси с последующим монгольским нашествием в первой половине XIII века архитектурная традиция продолжалась в княжествах Новгорода, Владимира-Суздаля, Галиции-Волыни и в конечном итоге оказывала прямое влияние на русский, украинский и белорусский Архитектура.

Церковная архитектура
Великие церкви Киевской Руси, построенные после принятия христианства в 988 году, стали первыми примерами монументальной архитектуры на восточнославянских землях. Архитектурный стиль киевского государства, который быстро утвердился, сильно зависел от византийцев. Ранние восточные православные церкви были в основном сделаны из дерева, причем простейшая форма церкви стала известной как церковная церковь. В крупных соборах часто присутствовали десятки маленьких куполов, которые заставляли некоторых искусствоведов воспринимать это как указание на то, как выглядели языческие славянские храмы.

Храм Десятинной церкви 10-го века в Киеве был первым культовым сооружением из камня. Самые ранние киевские церкви были построены и украшены византийскими мастерами фресками и мозаиками.

Другим замечательным примером ранней церкви Киевской Руси был тринадцатиглавый Собор Святой Софии в Киеве (1037-54), построенный Ярославом Мудрым. Большая часть его внешнего вида со временем была изменена, расширяя площадь и, в конечном счете, приобретая 25 куполов.

Собор Святой Софии в Новгороде (1045-1050), с другой стороны, выразил новый стиль, который оказал сильное влияние на русскую церковную архитектуру. Его строгие толстые стены, небольшие узкие окна и шлемообразные купола имеют много общего с романской архитектурой Западной Европы.

Еще один отход от византийских моделей проявляется в последующих соборах Новгорода: святителя Николая (1113), святого Антония (1117-19) и Святого Георгия (1119).

Наряду с соборами, была отмечена архитектура монастырей этих времен.

XII-XIII веки были периодом феодального разделения Киевской Руси на княжества, которые находились в почти постоянной вражде, с многообразием соборов в новых княжествах и судах местных князей князей.

К концу XII века разделение страны стало окончательным, и новые центры власти приняли киевский стиль и приняли его в свои традиции. В северном княжестве Владимир-Суздаль местные церкви были построены из белого камня с помощью романских мастеров Фридриха Барбароссы, в то время как их стенная скульптура была тщательно вырезана мастерами из Грузии. Суздальский стиль также известен как «белокаменная архитектура» («белокаменное зодчество»). Первой белокаменной церковью была церковь Св. Бориса и Глеба по заказу Юрия Долгорукого, церковно-крепостной крепости в Кидекше под Суздалем, где предполагалось место пребывания князей Бориса и Глеба в их паломничество в Киев. Белокаменные церкви отмечают самую высокую точку архитектуры домонгольской Руси. Наиболее важными церквями во Владимире являются Успенский собор (построенный 1158-60, увеличенный 1185-98, фрески 1408) и Собор Святого Димитрия (построенный 1194-97).

В западном осколке Королевства Галич-Волыни церкви в традиционном киевском стиле были построены в течение некоторого времени, но в конце концов стиль начал дрейфовать по Среднеевропейской романской традиции.

Отмечая, что эти структуры, современники были еще более впечатлены церквями Южной Руси, в частности Свирской церковью Смоленской (1191-94). Поскольку южные структуры были разрушены или перестроены, восстановление их первоначального мировоззрения стало источником споров между историками искусства. Самая памятная реконструкция – Пятницкая церковь (1196-99) в Чернигове (современный Чернигов, Украина), Петр Барановский.

Светская архитектура
В Киевской Руси было очень мало примеров светской (нерелигиозной) архитектуры. Золотые ворота Владимира, несмотря на большую реставрацию 18 века, можно было считать подлинным памятником домонгольского периода.

В Киеве, столице страны, никакие светские памятники не сохранились в стороне от кусков стен и руин ворот. За эти годы Золотые Ворота Киева были полностью уничтожены, и остались только руины. В 20-м веке над руинами был возведен музей, это зеркальный образ ворот эпохи Киевской Руси, но не является памятником того времени.

Один из лучших примеров, крепость Белгородского Киевского, все еще лежит под землей, ожидая крупных раскопок.

В 1940-х годах археолог Николай Воронин обнаружил хорошо сохранившиеся останки дворца Андрея Боголюбского в Боголюбове, датированные 1158-65.

Поделиться ссылкой:

  • Нажмите, чтобы поделиться на Twitter (Открывается в новом окне)
  • Нажмите здесь, чтобы поделиться контентом на Facebook. (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться записями на Pinterest (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться записями на Tumblr (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться на LinkedIn (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться в WhatsApp (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться в Skype (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться в Telegram (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться на Reddit (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться записями на Pocket (Открывается в новом окне)

Русское зодчество XII-XIII веков: архитектура памятников, храмов

Архитектурные формы, отвечающие новому этапу в развитии русского зодчества, проявились с полной отчетливостью уже в первой половине XII века. Храмы этой поры восходят не к огромным соборам эпохи Киевской Руси, а к памятникам типа Успенского собора Печерского монастыря. Это простые, уравновешенные здания с четко ограниченными плоскостями фасадов, увенчанные одной массивной главой. Их облик становится более замкнутым, отрешенным от мира, сохраняя эти черты даже при наличии наружной галереи. Главенствует тип небольшого трехнефного крестовокупольного храма с маленькими хорами только в западной части. Стремление создать более компактный объем заставило отказаться от лестничных башен и заменить их узкими лестницами, расположенными в толще стены. Если в больших соборах эпохи Киевской Руси интерьер живописен и многообразен, обладает большим количеством различных аспектов, то в памятниках XII века построение интерьеров четко и ясно, их можно было охватить взглядом сразу из одной точки. Изменяется и характер внутреннего убранства; фреска, как правило, вытесняет мозаику, наборные мозаичные полы сменяются полами из поливных керамических плиток.

Однако если таков был общий характер изменений, происшедших в русской архитектуре к середине XII века, то формы, в которых эти изменения проявились, в каждой архитектурной школе имели свой особый оттенок. При этом основной принцип архитектуры XI века — соответствие внешнего облика здания его плановой схеме и конструкции — сохранился в полной мере и в XII веке. Точно так же сохранилось и соответствие между строительной техникой и декоративными элементами. Конструкции, строительные материалы, формы декоративного убранства для зодчего по-прежнему были нерасчленимы. Поэтому изменения в строительной технике или переход к применению других строительных материалов сейчас же меняли и всю декоративную систему здания.

Монументальные сооружения строились исключительно по заказу князей или церкви. Лишь со второй половины XII века к ним постепенно присоединились крупные бояре, корпорации ремесленников и торговцев. На первых порах, пока в данном княжестве еще не было собственных кадров строителей, приглашали мастеров из той земли, с которой существовали наиболее тесные политические или церковные отношения. В результате там, где сохранялись прочные политические и церковные связи, сложение самостоятельных архитектурных школ шло медленно, наоборот, обособленность княжеств почти всегда обусловливала своеобразие его зодчества.

Многие русские земли в течение всего XII века продолжали в архитектуре в той или иной мере следовать за Киевом даже тогда, когда он практически уже потерял значение руководящего политического центра Руси. Так, не
смотря на наличие собственных мастеров, зодчество таких княжеств, как Черниговское и Рязанское, Смоленское, Волынское, почти до конца XII века сохраняло киевскую традицию. В других же землях — Галицкой, Владимиро-Суздальской, Новгородской, Полоцкой — уже к середине XII века сложились существенно отличавшиеся от киевской собственные архитектурные школы.

Памятники киевской архитектуры XII века отличаются от более древних композиций и строительной техникой. Кладку стен ведут теперь исключительно из кирпича и не прежней, почти квадратной, а более вытянутой формы. Новая техника позволила отказаться от кладки «со скрытым рядом» и перейти к более простой в исполнении равнослойной кладке, где торцы всех рядов кирпичей выходили на лицевую поверхность стен. Это снижало декоративность поверхностей стен. Чтобы не обеднить фасады, зодчие начали вводить дополнительные, легко выполнимые из кирпича элементы декора — аркатурные пояски, многоуступчатые порталы, объединенные в одну композицию окна и т. д. Важным элементом фасадов стали массивные полуколонны, прислоненные к лопаткам и делающие стену более пластичной. При этом полуколоннами усложняли только промежуточные лопатки, угловые же оставляли плоскими. Как и в XI веке, каждое членение фасада завершалось полукруглой закомарой. Поскольку принцип соответствия декора стены строительному материалу сохранялся, стены, как и было прежде, часто не покрывали штукатуркой.

Памятников киевской архитектуры XII века уцелело мало. Шестистолпные Кирилловская церковь в Киеве (после 1146) и несколько меньшая по размерам церковь в Каневе (1144) сохранились во всех своих основных частях, хотя снаружи сильно искажены. Очень близка к ним церковь Успения на Подоле в Киеве (1131—1136, ныне не существует). К четырехстолпному типу относятся не сохранившаяся до наших дней церковь Василия (или Трехсвятительская, 1183) в Киеве и вскрытая раскопками малая церковь Зарубского монастыря на Днепре.

Несколько памятников XII века сохранилось в Чернигове. Таков шестистолпный собор Бориса и Глеба, недавно восстановленный а первоначальных формах, но без примыкавшей галереи, прежний облик которой точно не установлен. Вероятно, к ее убранству относились найденные здесь при раскопках белокаменные капители, покрытые великолепной резьбой. Собор Елецкого монастыря, также шестистолпный, вместо галереи имел перед каждым порталом тамбуры-притворы и завершался трехглавием, редким для памятников XII века. В юго-западный угол храма была встроена маленькая часовня. Открытый раскопками Благовещенский собор (1186) роскошью своего убранства соперничал с киевскими постройками XI века: его центральная часть была устлана великолепным мозаичным полом с изображением павлина. Снаружи храм опоясывала галерея. Черниговские мастера создали и пример бесстолпного решения, применявшегося для наименьших по размеру церквей, — Ильинскую церковь. Поддерживающие барабан купола подпружные арки опираются здесь не на столбы, а на пилоны в углах помещения. Это единственная бес- столпная церковь XII века, сохранившая своды и главу. Фасады некоторых черниговских построек были частично оштукатурены и расчерчены на квадры, имитирующие кладку из белокаменных блоков. В этом, видимо, сказался интерес к белокаменному зодчеству Галича и Владимирской Руси.

Политически связанное с Черниговом Рязанское княжество следовало архитектурным вкусам своей метрополии. Столица княжества была огромным, красиво расположенным на высоком берегу Оки городом, защищенным гигантскими земляными валами (ныне городище Старая Рязань). Здесь раскопками открыты развалины трех каменных храмов, из них два относятся к середине XII века. Это шестистолпные соборы; один из них имел три притвора. Как и в Чернигове, в рязанских постройках при кирпичной кладке применялись резные белокаменные детали. Возможно, что их и возводили черниговские мастера. Рязань, жившая в очень трудных военно-политических условиях, видимо, не имела своих строителей.

К той же киевской архитектурной традиции принадлежат памятники стольного города Волыни — Владимира-Волынского. Успенский собор (середина XII века, реставрирован в конце XIX века, ил. 16) отличен от киевских и черниговских памятников лишь во второстепенных деталях. Там же раскопками открыты остатки второй подобной, но значительно меньшей церкви — так называемой Старой Кафедры.

Одним из наиболее крупных центров монументального строительства стал в XII веке Смоленск. Выгодно расположенный между Киевом и Новгородом на великом днепровсковолховском пути «из варяг в греки», он быстро богател и усиливал свое военно-политическое значение в условиях междукняжеской борьбы. Город лежал на живописных высотах левого берега Днепра, где в эффектном контрасте сочетались холмы и плато с глубокими извилистыми оврагами. Самой природой здесь был создан рельеф, зовущий зодчих к строительству. К сожалению, большинство памятников смоленского зодчества разрушено и известно только по раскопкам.

В 1101 году князь Владимир Мономах заложил в Смоленске городской собор. Он не сохранился, но найденные образцы строительных материалов (кирпичи, раствор) позволяют думать, что собор был начат южнорусскими
мастерами. В дальнейшем, по-видимому, при участии черниговских зодчих, в Смоленске развернулось обширное строительство, а к середине XII века здесь уже, несомненно, были собственные достаточно опытные кадры.

Из смоленских построек середины XII века сохранилась почти целиком лишь церковь Петра и Павла — классический образец четырехстолпного одноглавого храма, могучего, статичного и строгого (ил. 19). Лопатки с полуколоннами придают пластику стенам, оживленным пятнами окон и портала. Пояс поребрика, аркатуры в пятах закомар и выложенные на широких плоскостях угловых лопаток выпуклые кресты лишь подчеркивают суровую мощь стен. По сравнению с внушительной тяжестью основного объема крупная двенадцатигранная глава относительно легка и изящна; в убор ее карниза введен нарядный поясок из керамических плиток. Интерьер храма поражает величием и некоторой холодностью. Узенькая, скудно освещенная лестница в толще западной стены выводит на хоры, юго-западный угол которых занят отдельной часовней со своей апсидой.

16. Успенский собор во Владимире-Волынском. Середина XII в.
17. Георгиевская церковь в Старой Ладоге. Вторая половина XII в.
18. Спасо-Преображенский собор в Переславле-Залесском. 1152
19. Церковь Петра и Павла в Смоленске. Середина XII в.

Церковь Иоанна Богослова в Смоленске. План

Относящаяся к 60-м—70-м годам XII века, церковь Иоанна Богослова почти полностью повторяет формы церкви Петре и Павле, но сохранилась она лишь немногим больше, чем на половину первоначальной высоты. Обе церкви имели галереи- усыпальницы. Среди памятников этой поры, вскрытых в Смоленске раскопками, есть несколько более скромных по размерам, четырехстолпных, лишенных галерей, но есть и более крупные, например Борисоглебский собор Смяды некого монастыря— шестистолпный храм с галереей (1145— 1147).

Интересна открытая раскопками в Смоленском детинце небольшая бесстолпная церковь, фасады которой расчленены плоскими лопатками, словно в обычном чатырехстолпном храме. Это удачная попытка создать новый тип культового сооружения с просторным бесстолпным интерьером. В детинце открыты остатки еще одной постройки — небольшого прямоугольного здания, по-видимому, княжеского терема. Он стоял на высоком краю горы, откуда открывалась широкая панорама города. Бесстолпная церковь и терем возведены в середине XII века.

Рядом с храмом Иоанна Богослова археологи нашли и совсем необычное, круглое сооружение — ротонд у диаметром около 18 метров с четырьмя довольно тесно поставленными в центре столбами. Это обслуживавшая живших а Смоленске иноземных купцов Церковь «Немецкой Богородицы». По плану она точно соответствует североевропейским романским церквам второй половины XII века; строительством руководил, вероятно, скандинавский зодчий, но возводили здание, очевидно, смоленские мастера в привычной для них кирпичной технике кладки.

В большинстве перечисленных центров — в Киеве, Чернигове, Смоленске — строительство в XII веке вели местные мастера. Об этом свидетельствуют различия в архитектурных формах и деталях строительной техники. Но все они сказываются лишь в частностях, не затрагивая общих художественно-композиционных и технических принципов. Наличие на Руси в XII веке большого района киевской архитектурной традиции не вызывает сомнений.

Иначе развивается зодчество Новгородской земли. Постепенно, в течение первой половины XII века, здесь разрабатываются новые архитектурные формы, приведшие к сложению вполне самостоятельной, отличной от киевской, школы. Большое влияние на обособление новгородского искусства оказали изменение социального облика Великого Новгорода и своеобразие его политической судьбы. В XII веке Новгород постепенно освобождается от власти князя и становится феодальной республикой, возглавляемой верхами боярства и архиепископом. При господстве городской знати все же значительную роль играет торгово-ремесленное население — «черные люди», не раз заявлявшие свои требования на вече. Культура становится более демократичной, что сказывается и на зодчестве.

С середины XII века каменным строительством в Новгородской земле в основном руководят боярство, купечество и горожане. Возводятся только небольшие четырехстолпные храмы, являющиеся либо приходской церковью улицы, либо домовым храмом богатого боярина. На хорах появляются маленькие приделы, посвященные патрону заказчика. Внутреннее пространство упрощается, приобретая камерный характер. Меняется и строительная техника. Новгородцы все чаще используют местную известняковую плиту, прослаивая ее для выравнивания рядами кирпичей, что повлекло за собой изменение оформления фасадов. Новгородская плита со временем легко разрушается (выветривается). Для предотвращения этого поверхности стен стали затирать раствором, оставляя обнаженными лишь кирпичные участки. Декоративные детали, возникшие в условиях кирпичной кладки,— пояски, многообломные проемы, полуколонны на лопатках — было трудно выполнить из плиты, и от них отказались. Плоский арматурный пояс на барабане под главой, несколько нишек, вставленный в кладку стены декоративный крест — вот все, что вводится в убранство фасада. При широком использовании плиты трудно было добиться той же четкости и геометричности линий, что и при строительстве из кирпича или плотного тесаного известняка. Эту естественную особенность в Новгороде восприняли не как недостаток, а, наоборот, как специфический эстетический прием. Неровность плоскостей, скошенность углов, как бы несколько смятая форма арок придают постройкам характерную пластичность. В простоте и скромности новгородских храмов второй половины XII века сказывается известный демократизм архитектуры.

Типичными для этого времени являются Георгиевская (вторая половина XII века, ил. 17) и Успенская церкви в Старой Ладоге. Они просты по композиции; фасады лишены каких-либо украшений и разделены на три поля плоскими лопатками. Успенская церковь первоначально имела три притвора. Внутренние лопатки отсутствуют, столбы не крестообразны, а квадратны в плане. Благодаря этому интерьер обладает ясной конфигурацией и легко обозрим. Хоры занимают западную треть церкви, причем их угловые членения опираются на своды, а средняя часть — открытый балкон на деревянных балках. На хоры вводит узкая лестница, идущая в толще западной стены. Интерьеры первоначально были полностью расписаны фресками; значительное число их сохранилось в Георгиевской церкви.

К подобному типу относятся сохранившиеся в своей нижней части или вскрытые раскопками церковь Кирилла, церковь Благовещения близ деревни Аркажи под Новгородом, еще две церкви в Старой Ладоге, церкви Спаса в Старой Руссе, Дмитрия Солунского в Пскове и другие.

20. Церковь Пантелеймоне близ Галича. Рубеж XII—XIII вв. Апсида
21. Церковь Спаса-Нередицы под Новгородом. 1198
22. Церковь Пантелеймона близ Галича. Рубеж XII—XIII вв.

Особое значение среди памятников этого типа имела церковь Спаса-Нередицы под Новгородом (1198), разрушенная фашистами и ныне восстановленная (ил. 21). Этот небольшой храм поражал мощью и монументальностью. Его внутреннее пространство, погруженное в полумрак, казалось сдавленным толстыми стенами, тяжелыми и массивными столбами, нависающим над головой бревенчатым накатом хоров. В интерьере церкви почти целиком сохранялась древняя живопись (ил. 23). Огромна была ценность композиций, и особенно всего комплекса — редчайшего примера живописного убранства интерьера XII века.

церковь Спаса-Нередицы под Новгородом (1198)

Шестистолпный тип храмов, менее популярный в эту пору в новгородском зодчестве, представлен трехглавым собором Ивановского монастыря в Пскове, входившим тогда в состав Новгородской земли. У двух подобных храмов в Новгороде — церкви Ивана на Опоках (1127) и Успения на Торгу (1135) — уцелели лишь нижние части стен.

Особый вариант представляет Спасо-Преображенский собор Мирожского монастыря в Пскове, построенный в середине XII века. Он необычен по композиции для русской архитектуры. Центральное крестообразное пространство отчетливо выражено в конфигурации объема благодаря резко пониженным боковым апсидам и западным угловым членениям. Завершает здание массивный купол на необычно широком барабане. Видимо, строительством руководил не русский, а византийский зодчий. Вместе с тем по строительной технике памятник не отличается от других новгородских и псковских храмов этой поры; очевидно, возводили его местные мастера. Собор сохранил великолепные фресковые росписи. Помимо этого сооружения, по заказу новгородского епископа Нифонта была осуществлена и другая постройка, повторяющая схему Мирожского собора: выявленная раскопками церковь Климента в Старой Ладоге. Оба храма оказали некоторое влияние на развитие новгородской и псковской архитектуры, но не внесли в него существенных изменений. Греческая струя, которую Нифонт пытался влить в новгородское зодчество, не смогла поколебать прочно сложившиеся к этому времени местные традиции.
По совершенно иному пути пошла архитектура Галицкой земли, лежавшей на юго-западных рубежах Руси, в Поднестровье. Здесь в первой четверти XII века в детинце Перем ы шля был построен храм Иоанна Крестителя, впервые возведенный из тесаного камня. Очевидно, в Галицкой земле в это время еще не было собственных зодчих, и новую строительную технику заимствовали из соседней Польши. Если учесть, что пере- мышльский князь Володарь, как правило, враждовал с Киевом, станет ясно, почему для организации монументального строительства пришлось обращаться за мастерами в Польшу. Остатки этого храма раскрыты польскими археологами. Оказалось, что, несмотря на романскую технику, перемышльский храм по типу был не романским, а типично русским четы- техстолпным крестовокупольным зданием.

В середине XII века в стольном городе Галиче, живописно расположенном на высоком плато над речкой Луквой, построили большой храм — Успенский собор. Стены его с внутренней и внешней поверхности были сложены из блоков хорошо отесанного известняка, а пространство между ними заполнили битым камнем на известковом растворе. Храм имел профилированный цоколь и плоские лопатки. В его убранстве применена барельефная скульптура. Как техника кладки, так и убранство прямо связаны с романским зодчеством. В то же время по плану это обычный для русского зодчества XII века четырехстолпный крестовокупольный храм, окруженный с трех сторон галереей, с ходом на хоры, размещенным в толще западной стены. Таким образом, в середине XII века в Галиче уже сложились собственные кадры мастеров. Они сочетали опыт романского и киевского зодчества, обладали достаточным умением для самостоятельного творчества.
К сожалению, памятники галицкой архитектуры не сохранились; лишь небольшая их часть известна по археологическим раскопкам. Письменные же источники свидетельствуют о большом строительстве в Галицкой земле. Летопись рассказывает о княжеском дворце в Галиче середины XII века, состоявшем из жилого двухэтажного строения, перехода из второго этажа на хоры придворной церкви и лестничной башни. Весь ансамбль, кроме храма, был, вероятно, деревянным.
Единственный сохранившийся памятник галицкой архитектуры — церковь Пантелеймона близ Галича (рубеж XII и XIII веков). Это типичный четырехстолпный храм, трехапсидный, вероятно, одноглавый (ил. 20, 22). В его плане нет никаких романских элементов, но зато они отчетливо выражены в таких деталях, как профилированный цоколь, тонкие колонки апсид с базами и резными капителями, украшенные резьбой порталы. Особенно интересен западный портал, относящийся к перспективному типу.

Каменные сооружения возводились и в других городах княжества (Звенигород, Василёв), что свидетельствует о многочисленности галицких зодчих. Своеобразие форм и широкий размах строительства определяют выдающееся значение галицкой школы в истории русской архитектуры.

Одной из самых ярких русских архитектурных школ XII — первой половины XIII века была владимиро-суздальская. От начала и до конца своего развития она связана с высокой идеей объединения русских земель, выдвинутой владимирскими князьями и поддержанной мощными общественными силами — горожанами, заинтересованными в преодолении феодальной раздробленности, новым социальным слоем—дворянством и церковью.

Начало монументального строительства на северо-востоке связано с созданием при Владимире Мономахе на рубеже XI—XII веков собора в Суздале, известного лишь по данным раскопок. Это было шестистолпное кирпичное здание, возведенное, очевидно, русскими мастерами с юга. Однако в дальнейшем киевская традиция не получила здесь развития. К середине XII века, времени Юрия Долгорукого, относятся одноглавые четырех-столпные, сложенные из тесаного белого камня храмы в Переславле-Залесском, Юрьеве-Польском, в княжеской резиденции Кидекша под Суздалем и на княжеском дворе во Владимире. Спасо-Преображенский собор в Переславле-Залесском (1152, ил. 18) сохранился полностью, а церковь в Кидекше в большей своей части. Здания той поры почти лишены декоративных элементов; только поясок аркатуры с поребриком проходит по фасадам и верхней части апсид, подчеркивая суровую мощь гладких белых стен. Тяжелая глава усиливает впечатление непреоборимой физической силы. Храмы имели хоры и были связаны переходом с дворцом феодала. Эти первые постройки на Суздальщине, по-видимому, сооружены приглашенными галицкими зодчими.

При Андрее Боголюбском архитектура переживает стремительный расцвет. Столица переносится во Владимир. Город, красиво расположенный на высоком берегу Клязьмы, в 50-х — 60-х годах XII века быстро обстраивают новыми зданиями, обносят могучими валами с деревянными стенами и белокаменными воротными башнями. Из них сохранились Золотые ворота (1164) с огромной торжественной аркой проезда, над которой возвышалась надвратная церковь. Ворота были одновременно сильнейшим узлом обороны и триумфальной аркой.

Интенсивное строительство свидетельствует о сложении во Владимире опытных многочисленных кадров строителей. Они восприняли традиции галицкой архитектуры, быстро переработали их и далее развивали совершенно самостоятельно. Вместе с тем в памятниках владимирской архитектуры этой поры чувствуется и прямое участие романских зодчих. Есть сведения, что Андрей Боголюбский обращался за мастерами к императору Фридриху Барбароссе. Однако участие романских зодчих не превращает владимиро-суздальскую архитектуру в вариант романского стиля. Романские черты проявились в основном в деталях и резном декоре, в то время как общерусские формы, восходящие к киевским традициям, ощутимы в планах, композициях объемов, в конструкции. Тяготеющие к разным источникам особенности настолько органично слиты, что создают совершенно самобытное зодчество, ярко характеризующее культуру одного из сильнейших русских княжеств этой эпохи.

Церковь Покрова на Нарли. Реконструкция

Крупнейшая постройка времени Андрея Боголюбского — Успенский собор во Владимире (1158—1161). Поставленный в центре города на высокой кромке берегового плато, он стал основным звеном великолепного ансамбля. Хотя после пожара 1185 года собор был обстроен с трех сторон, получил новую алтарную часть и дополнительные четыре угловые главы, первоначальный облик его ясен. Стройные пропорции и высота шестистолпного храма подчеркнуты изысканным декором: аркатурно-колончатый пояс охватывает стены, лопатки осложнены тонкими полуколоннами с пышными лиственными капителями. Колонки широких перспективных порталов имели резные капители, а некоторые архитектурные детали — оковку золоченой медью; шлем двенадцатиоконного барабана главы сверкал золотом. Столь же эффектен был и интерьер, хорошо освещенный и богато украшенный драгоценной утварью. Величавый и торжественный Успенский собор образно утверждал идею главенства Владимиро-Суздальской земли, превращая ее столицу в церковный и политический центр Руси.

Лучшее создание владимирских мастеров, церковь Покрова на Нерли (1165, ил. 24, 25) — один из величайших шедевров древнерусской и мировой архитектуры. Она выполнена в великолепной белокаменной технике. Сложно профилированные пилястры с легкими полуколоннами подчеркивают движение ввысь композиции изящного храма, придают ему пластичный, почти скульптурный характер. Аркатурно-колончатый пояс, тонкие колонки которого опираются на резные кронштейны, проходит по всем фасадам и под карнизом апсид. Выше аркатурно-колончатого пояса стены украшены рельефами, сочная резьба декорирует перспективные порталы. В целом образ храма очень поэтичен, весь пронизан ощущением легкости и светлой гармонии. Не случайно говорят о музыкальных ассоциациях, которые рождает церковь Покрова на Нерли.
Однако первоначальная композиция храма была более сложной. Раскопки у его стен показали, что создатели этого шедевра решали очень трудную задачу: они должны были поставить храм при впадении Нерли в Клязьму как торжественный монумент, отмечавший для кораблей, шедших снизу по Клязьме, прибытие в княжескую резиденцию — соседний Бо- голюбовский замок. Место, назначенное князем для строительства, было низменной поймой и в половодье заливалось водой. Поэтому, заложив фундамент на плотной материковой глине, зодчие поставили на нем как бы пьедестал высотой около четырех метров из тесаного камня, точно отвечавший плану церкви. Одновременно с кладкой подсыпали землю, создавая тем самым искусственный холм, который потом был облицован каменными плитами. На нем и высилась церковь. Казалось, что сама земля поднимает ее к небу. С трех сторон храм окружала аркада галереи, в угловой части которой устроили лестницу на хоры. От галереи сохранился только фундамент, и первоначальный облик здания в целом восстанавливается лишь предположительно.

Дворцовый ансамбль в Боголюбове. Реконструкция

Княжеский замок — Боголюбов-город был построен в 1158—1165 годах на высоком берегу Клязьмы, близ устья Нерли. Его опоясывали земляные валы с белокаменными стенами. Сохранилась лишь одна лестничная башня с переходом на хоры собора. Основания стен последнего, как и остатки других частей ансамбля, раскрыты раскопками.

Дворцовый ансамбль располагался на площади, вымощенной белокаменными плитами. Его центром был собор, связанный переходом с лестничной башней, от которой далее также белокаменный переход вел во второй этаж дворца. К югу от собора через вторую башню и переходы, выводившие на крепостную стену. Под переходами были арочные проходы — проезд. Все эти части объединялись аркатур- -о—(олончатым поясом в единое живописное и торжественное целое. Фасады украшали барельефы, фресковая роспись, некоторые детали были обиты золоченой медью. Высокий и стройный дворцовый собор имел необычные для древнерусской архитектуры круглые столбы-колонны, расписанные под белый мрамор и завершенные огромными вызолоченными лиственными капителями. Пол хоров устилали майоликовые плитки, а в самом храме — медные плиты, запаянные оловом и блестевшие, как золото. По свидетельству летописи, в храме было много драгоценной утвари. Перед собором на площади стоял уникальный в русском зодчестве восьмиколонный киворий (сень) с золоченым шатром над белокаменной водосвятной чашей.

Строительство времени Всеволода III знаменует дальнейший блестящий подъем владимиро-суздальского зодчества. В архитектуре возникают два течения: епископское, отрицательно относящееся к развитию скульптурного убранства храмов, приверженное к строгости их облика, и княжеское, широко использующее пластику.

Крупнейшим памятником первого течения стал владимирский Успенский собор после его обстройки в 1185—1189 годах. Фасады почти лишены скульптур; лишь единичные резные камни были перенесены на них со стен старого собора. Здание фактически стало новым, более грандиозным сооружением; его объем приобрел ступенчатое построение; так как окружавшие старую постройку галереи были несколько понижены. На углах поставлены четыре новые главы, образовавшие торжественное пятиглавие. В архитектурном образе нового собора еще ярче выявилась идея силы и царственного величия, пронизывающая все искусство времени могучего «самовластие» Всеволода.

26. Скульптурный декор Дмитриевского соборе во Владимире. 1194—1197. Деталь
24. Церковь Покрова на Нерли.
25. Скульптурный декор церкви Покров на Нерли. 1165. Деталь

27. Дмитриевский собор во Владимире. 1194—1197

Дмитриевский собор во Владимире

Эта же идея — апофеоз власти и могущества Владимирской земли с большей силой выражена в Дмитриевском соборе во Владимире (1194—1197, ил. 26, 27). Первоначально, подобно собору в Боголюбове, храм входил в дворцовый ансамбль, имел выступающие у западных углов лестничные башни и был связан переходами с дворцовыми зданиями. Собор принадлежал к обычному типу одноглавых четырехстолпных храмов, но зодчие наполнили эту традиционную схему новым содержанием. Торжественная парадность и представительность храма подчеркнуты величавым ритмом его членений и особенно усилены богатейшим резным убором. Дмитриевский собор наиболее ярко характеризует второе течение владимирского зодчества, резко отличное от епископского строительства любовью к пышному резному убранству зданий.

В первой половине XIII века Владимирское княжество дробится на ряд удельных княжений. В зодчестве определяются две основные линии: ростово-ярославская, где строительство ведется как из камня, так и из кирпича-плинфы, и суздальско-нижегородская, развивающая традиции белокаменного строительства и декоративной скульптуры. Ко второй группе принадлежат соборы Рождества Богородицы в Суздале (1222—1225) и Георгия в Юрьеве-Польском (1230—1234).

Собор Рождества Богородицы сохранился не целиком. Верхняя часть его после разрушения полностью построена заново из кирпича в XVI веке. Этот большой шестистолп- ный храм с тремя притворами завершался первоначально тремя главами. Его создатели свободно относились к требованиям конструктивной логики в убранстве фасадов, пересекая лентой плетенки и резными камнями лопатки, покрывая резьбой и разрывая бусинами колонки порталов. В кладке они применили неровную плиту, на фоне которой особенно четко выделяются белокаменные лопатки и тяги, резной белокаменный пояс и рельефы. Роскошные, писанные золотом медные двери собора отражают любовь к узорочью. Более цветистой, орнаментальной становится и внутренняя фресковая роспись. Храм теряет церемонную парадную представительность, его облик живописен и жизнерадостен.

Георгиевский собор в Юрьеве Польском. Реконструкция фасада (резьба на нижней части здания не изображена)

28. Георгиевский собор в Юрьеве- Польском. t 230—1234. Фрагмент

Эти близкие народной культуре тенденции достигают полного развития в Георгиевском соборе в Юрьеве-Польском (ил. 28). После перестройки XV века его внешний облик искажен, а декоративная система нарушена. Первоначально собор был значительно выше и стройнее. Без существенных изменений сохранилась лишь нижняя половина здания. Это четырехстолпный храм с тремя открытыми внутрь притворами. Его светлый интерьер, не имеющий хоров, свободен и воздушен. Снаружи здание было покрыто резьбой сверху донизу, от цоколя до закомар. Ковровый растительный орнамент, мастерски нанесенный на поверхность стены, прозрачной сеткой покрывает нижнюю часть здания, оплетает пилястры и порталы. Аркатурно-колончатый пояс трактуется как широкая орнаментальная лента. Закомары собора, так же, как и архивольты (арочные завершения) порталов, приобретают килевидное очертание. На фоне плоского коврового узора выделяются исполненные в высоком рельефе изображения животных и чудищ, приобретающих фольклорную окраску. В закомарах размещались крупные горельефные композиции на христианские темы. Религиозно-политическая и народно-сказочная тематика сплетается в неповторимом резном уборе собора, своеобразном гимне Владимирской земле.
Таков стремительный и блистательный путь, пройденный владимиро-суздальским зодчеством менее чем за столетие.

В XII веке наряду с другими большую роль играла полоцкая архитектурная школа, памятники которой, к сожалению, в большинстве не уцелели.

Характерно, что они возводились по-старому, как строили в XI веке, из плинфы «со скрытым рядом» (например, здания Бельчицко- го и Сласо-Евфросиньева монастырей в Полоцке). Это, видимо, объяснялось стремлением возродить черты полоцкого Софийского собора, ставшего к этому времени как бы символом независимости полоцкого края. Возможно, что исконная вражда с Киевским княжеством была причиной неприятия выработанной киевскими строителями новой системы порядовой кирпичной кладки. В том же XII веке в полоцкой архитектуре применялась и другая строительная техника — каменно-кирпичная кладка, при которой блоки тесаного камня чередуются с рядами плинфы (церковь Благовещения в Витебске). Такой тип кладки хорошо известен в Византии и на Балканах, но нигде больше не встречается в русском зодчестве.

Полоцкая архитектура интересна и новыми композиционными решениями. Так, известный по раскопкам собор Бельчицкого монастыря представлял оригинальный вариант шестистолпного храма с тремя притворами. Его купол опирался не на восточные пары столбов, а на западные, то есть был сдвинут на одно членение западнее, чем обычно, что в сочетании с притворами подчеркивало центрич- ность композиции. Полоцкие постройки XII века в отличие от киевских имеют плоские наружные лопатки.

Помимо архитектурных школ, связанных с крупными русскими княжествами и представленных многими памятниками, в XII веке сложилась небольшая, но вполне самостоятельная гродненская школа. Памятники древнего Гродно на Немане (по-древнерусски — город Городен) ближе всего к сооружениям Киева и Волыни: они построены из кирпича в технике равнослойной кладки. Однако здесь кирпичные фасады своеобразно и эффектно украшали вставленными глыбами шлифованного камня и цветной майоликой, из фигурных плиток которой набирались изображения крестов и простые геометрические фигуры.

Таков широкий спектр архитектурных школ Руси в XII веке.

К концу XII века русское зодчество вступает в новый этап своего развития. Первые признаки этого появляются еще в середине XII века.

Так, новые тенденции уже совершенно отчетливо выявились, например, в соборе Спасо-Евфросиньева монастыря в Полоцке, построенном зодчим Иоанномв середине XII века. Композиция шестистолпного храма проникнута здесь стремлением преодолеть статичность крестовокупольного объема. Западная часть здания понижена, как и отвечающая ей с востока сильно выступающая апсида. Возвышающийся над ними центральный четверик завершается несущим барабан и главу приподнятым постаментом, имеющим со стороны каждого фасада форму трехлопастной арки. Стройный ступенчатый силуэт здания и его башнеобразный верх создают новый, пронизанный силой и динамикой архитектурный образ храма.
Судя по плану, подобной же башнеобразной композицией обладал и Борисоглебский собор Бельчицкого монастыря, очевидно, построенный тем же зодчим Иоанном. К концу XII века в полоцкой архитектуре появляются здания с еще более явно выраженным башнеобразным строением объема. Такова церковь, вскрытая раскопками в Полоцком детинце. Она максимально центрична: с трех сторон к ней примыкали притворы, а с востока одна большая апсида. Прямоугольные по внешнему абрису боковые апсиды были, видимо, резко понижены, а северный и южный притворы имели, кроме того, свои самостоятельные апсиды. Все это в целом создавало сложный, вертикально устремленный объем.

Художественное открытие полоцких зодчих было сразу же подхвачено в других землях, и прежде всего в Смоленске. Построенная там около 1190 года церковь архангела Михаила (Свирская) очень близка по плану Церкви в детинце Полоцка. Однако смоленские мастера развили эти приемы: они раскрыли притворы внутрь храма, чем обеспечили единство его интерьера, а снаружи усложнили мно- гообломные пилястры, дополнив их тонкой полуколонией. Большая высота основного объема подчеркнута соподчиненными ему притворами и высокой, сильно выступающей апсидой. Динамика сложных масс здания усилена большим количеством вертикалей, создаваемых сложно-профилированными пучковыми пилястрами. Трехлопастное завершение фасадов отражает своды в четверть окружности, перекрывающие углы здания, барабан главы поднят на особом постаменте. Энергичное и сильное движение ввысь, выраженное во внешнем облике, ощутимо и в свободном, высоком, лишенном хоров внутреннем пространстве храма. Вместо хоров для князя и его свиты предназначались вторые этажи притворов, образовавшие своеобразные открытые внутрь храма ложи. Церковь архангела Михаила восхищала современников красотой и богатством внутреннего убранства; летопись отметила необычность этого храма «в полунощной стране».

Церковь архангела Михаила (Свирская) в Смоленске. Реконструкция западного фасада

Однако он был в Смоленске не единственным памятником данного типа. Открытая раскопками церковь Троицкого монастыря в устье речки Кловки очень близка Михайловской по схеме плана и, видимо, по композиции. Профилировка ее пилястр даже несколько сложнее.

Новое течение сказалось и в постройках, имеющих более обычную схему плана; среди них есть большие шестистолпные соборы и совсем маленькие четырех- столпные церкви. Как правило, они не имеют притворов, но зато почти все окружены галереями, создающими ярусность объема. Их отличительная особенность: центральная апсида — большая и полу
круглая, а боковые — меньше и имеют снаружи прямолинейное очертание. О том, что такие храмы имели башнеобразную композицию свидетельствуют сложнопрофилированные пилястры; подобные пилястры, образующие на фасадах целые пучки вертикальных членений, могли иметь смысл лишь в том случае, если зданию хотели придать динамичную композицию, создать впечатление высоты и взлета.

Наряду с такими памятниками в Смоленске в это время строили храмы и другого типа: все три апсиды у них были снаружи плоскими, прямолинейными. Наиболее крупный памятник этой группы — собор на Протоке, при раскопках которого было найдено и вывезено в музей много фрагментов фресковых росписей.

На рубеже XII и XIII веков Смоленск стал одним из ведущих архитектурных центров Руси, по числу возведенных монументальных построек превосходя даже Киев и Новгород. Естественно, что смоленских мастеров приглашали и в другие русские земли. Несомненно, ими возведен Спасский собор в столице Рязанской темли — Старой Рязани, известный по результатам археологических раскопок.Троицкий собор. Даже в Киеве на Вознесенском с пуске были раскопаны остатки небольшой четырехстолпной церкви с прямоугольными боковыми апсидами и пучковыми пилястрами, также, по-видимому, построенной смоленским зодчим.

Конечно, в Киеве на рубеже XII и XIII веков были и свои мастера. Более того, именно в это время здесь и в Чернигове возведено несколько исключительных по значению храмов. Одним из таких шедевров является церковь Пятницы в Чернигове (ил. 29). Несмотря на традиционную схему плана, четырех- столпный храм с тремя апсидам и совершенно необычен по облику. Сложные пучковые пилястры влекут глаз к завершению здания, поражающему своеобразием конструктивного и художественного замысла. Зодчий-новагор полностью изменил систему сводов: не только перекрыл углы сводами’ в четверть окружности, но и сильно поднял несущие барабан под- пружные арки. Таким образом, здесь впервые в русском зодчестве была применена ступенчато повышающаяся к центру система арок: динамическое нарастание верха, устремленность здания вверх получили закономерную конструктивную основу. Фасады завершались трехлопастной кривой, отвечающей конструкции сводов, а ступенчатые подпружные арки образовывали основу второго яруса закомар. Подножие стройного барабана окружали декоративные закомары — кокошники. Стремительное движение ввысь еще больше подчеркивалось заостренным очертанием закомар. Фасады храма очень нарядны: мастер любовно украсил их простым, но изящным решетчатым кирпичным .поясом и лентами меандра.

К той же группе принадлежит церковь Василия в Овруче (90-е годы XII века). Явная близость этого памятника к церкви Пятницы в Чернигове заставляет полагать, что первоначально своды его также были ступенчатыми, а композиция объема в целом не статичной, а динамичной. Фасады украшены, подобно памятникам Гродно, декоративными вставками в виде больших валунов, а к углам западного фасада примыкали две круглые лестничные башни. Купол был некогда покрыт золоченой медью. Церковь Василия — дворцовый храм князя Рюрика Ростиславича, имевшего, по словам летописца, «любовь несытну о зданиях». Почти несомненно, что ее автором был любимый мастер князя Петр Милоне в творчестве которого есть восторженное упоминание в летописи, сравнивающей Милонега с библейским зодчим Веселиилом. Очень вероятно, что тот же Милонег строил и черниговскую церковь Пятницы и вскрытую раскопками церковь Апостолов в Белгороде, отличавшуюся особой роскошью внутреннего убранства.

Археологические расколки необычайно расширили маши знания о древнерусском зодчестве и, в частности, показали, что разнообразие типов и стилистических оттенков в архитектуре Южной Руси в эту пору было очень велико. Так, в Новгороде-Северском открыта церковь, имевшая совершенно особую «готическую» профилировку пилястр, не встречающуюся ни в киевских, ни в смоленских храмах. Церковь, раскопанная в Путивле, имела, подобно византийским и балканским храмам, дополнительные апсиды с северной и южной сторон здания.

Процесс дифференциации русского зодчества продолжался и на рубеже XII и XIII веков, создавая новые и новые локальные варианты. Вместе с тем ясно, что это разнообразие творческой мысли не разрывает связей между русскими архитектурными школами. В течение всего XII века зодчие не ограничивались работой внутри своего княжества: галицкие мастера строили во Владимире, черниговские—в Рязани и Смоленске, смоленские — в Новгороде, Рязани и Киеве. Взаимный обмен техническим и художественным опытом способствовал быстрому расцвету архитектуры, распространению нового направления на рубеже XII и XIII веков, охватившего, по-видимому, почти все русские архитектурные школы. Даже во владимиро-суздальском зодчестве поздние памятники— собор Рождества Богородицы в Суздале и особенно Георгиевский собор в Юрьеве-Польском — по всем данным имели башнеобразную композицию завершения и, вероятно, ступенчато повышающуюся систему сводов.

29. Милонег (?). Церковь Пятницы в Чернигове. Рубеж XII—XIII вв

Таким образом, в конце XII века в зодчестве различных русских земель все более настойчиво проявляются общие, точнее — общерусские тенденции развития. Почти повсюду пересматриваются киевские традиции, проявляются башнеобразность и динамика композиции, интерьер подчиняется внешнему облику здания, фасады богато декорируются. Композиционная идея храмов, их художественный образ были повсюду более или менее сходными, хотя в каждой архитектурной школе Руси они решались в своих местных формах.

В чем же причина появления новых художественных форм в русском зодчестве конца XII века? По-видимому, решающим было влияние городской культуры, рост и усиление городов, экономическое укрепление посадов. Эти условия вызвали особое внимание к архитектурному облику городов, в котором яркий силуэт храмов и декоративная насыщенность их фасадов должны были играть важную, акцентирующую роль. Общность тенденций развития показывает, что в русском зодчестве явно пробивалось, пусть еще слабое, но крепнущее и побеждающее межобластное течение, содержавшее черты общерусского архитектурного стиля, которому принадлежало будущее. С полным основанием можно говорить о начавшейся кристаллизации общерусских национальных особенностей строительного искусства.

На этом высоком уровне быстрое развитие русской архитектуры было прервано монголотатарским нашествием. .

Раннерусское зодчество 989-1703

Историю русской архитектуры можно рассматривать с точки зрения пяти основных этапов, перечисленных ниже. В этой и следующей главах будут подробно рассмотрены только первые три фазы. Этап 1: Ранние княжества: Киев, Новгород и «Золотое кольцо» (10–13 века). Церковная архитектура развивалась в Киеве и Новгороде (11 век), а в Ростове — Суздале и Владимире (12 век). Этот этап был открыт с приходом христианства в Россию из Византийской империи.Монументальная каменная архитектура использовалась почти исключительно для церковных памятников; большинство светских зданий были деревянными и были гораздо менее прочными. В церковном строительстве доминировали князья Древней Руси. Как следствие, строительство памятников последовало за перетеканием власти из Киева и Новгорода в города «Золотого кольца» (Суздаль, Владимир и т. Д.). Архитектурные стили передавались из одного центра в другой. Византийские модели постепенно видоизменялись, и в них проявлялись коренные черты. После монгольских нашествий выросшие архитектурные традиции были переданы Москве.Фаза 2: Москва и восстание царей (1300-1700) Москва сбросила монгольское (татарское) иго в 1480 году и к 16 веку вовлекла в свою орбиту другие центры России. Архитектура на этом этапе также отражает тесные отношения между церковью и государством. На более раннем этапе светская власть приходила в упадок, поскольку претенденты боролись за контроль над княжествами, а Церковь стояла за преемственность культуры. С приходом царей на этом этапе церковь все больше контролировалась и манипулировалась светскими автократами, и это внесло небольшие изменения в церковную архитектуру.Этот период характеризуется увлекательной адаптацией архитектурных влияний итальянского Возрождения к традиционным русским типам зданий. Он также видит расцвет особенно русского убранства и цвета в зданиях, таких как Собор Василия Блаженного в Москве. Фаза 3: Санкт-Петербург (XVIII век) Петр Великий отказался от ксенофобии своих предшественников и открыл Россию влиянию Запада. Самым ярким выражением этого изменения в русской архитектуре было создание его великого северного города Санкт-Петербурга.В его архитектуре и архитектуре близлежащих дворцов в Петергофе и Павловске мы видим блестящую адаптацию стилей западного барокко, рококо и неоклассицизма к русским потребностям и условиям. Смена ориентации не повлекла за собой политических изменений в сторону менее централизованного государства. Россия оставалась самодержавием без сильной независимой аристократии или среднего класса. Величие и богатство дворцовой архитектуры на этом этапе укрепили авторитет царей. Он также использовался, чтобы подчеркнуть положение России как мировой державы, способной конкурировать с Западом.Фаза 4: XIX век В XIX веке капитализм в России развивался медленно и неуверенно. Это проявилось в росте буржуазного индивидуализма, которому цари не доверяли. В архитектуре он увидел начало эклектики и историзма через влияние таких городов, как Париж и Лондон; например, особой популярностью пользовался неоготический стиль. Использование западного историзма также привело к возрождению стиля традиционной русской архитектуры первых двух этапов.Это было особенно популярно среди консерваторов и реакционеров. В конце XIX века произошло возрождение имперского неоклассического стиля Санкт-Петербурга, попытка властей восстановить свою культурную гегемонию. Фаза 5: Советская архитектура В первые годы коммунизма в России наблюдался расцвет модернистского интернационализма, который вдохновлял таких разных зарубежных архитекторов, как Ле Корбюзье и Фрэнк Ллойд Райт. Сначала казалось, что новое коммунистическое государство ведет мир в политических, социальных и культурных экспериментах.Однако при Сталине это уступило место грандиозному стилю, в котором массивные здания, построенные для размещения государственных органов, и огромные жилые дома были покрыты пафосными украшениями. Таким образом, социализм в одной стране видел поиск специфически русского типа архитектуры 20-го века. Тем не менее манию величия великих «башен» Москвы вдохновили небоскребы Нью-Йорка. Фаза 1: Ранние княжества: Киев, Новгород и «Золотое кольцо» (10–13 вв.) Славяне населяли южную и центральную часть России со времен скифов (700–3 век до н.э.).В X веке они пригласили варяжских (скандинавских) вельмож навести порядок на своих землях. Развитие Киевского княжества стало свидетелем перехода от кочевого общества к оседлому. Киевские князья неоднократно вторгались в Византию, которая была вынуждена их признать. Тем временем Византийская Церковь достигла своего первого обращения среди язычников. Хотя Киев многое потерял, в городе все еще есть ряд памятников, свидетельствующих о его былом блеске. «Мать городов русских» стоит на утесе над Днепром, а в средние века использовала речную торговлю между Скандинавией и Византией.Он был основан в 9 веке, а в 989 году его правитель князь Владимир (980-1015 гг. Н.э.) принял христианство, сделав город первым домом греческой церкви в России. Город и окружающее его княжество процветали в 10-11 веках. Христианство принесло с собой возможности для культурного самовыражения. Например, принесла грамотность; монастыри Киева стали первыми литературными центрами в регионе и первыми хранилищами рукописей. Тем не менее княжество переживало постоянную политическую анархию из-за борьбы между наследниками престола.Один из них привел к преемству Ярослава Новгородского. Он получил прозвище мудрий («мудрый») потому, что установил Новгородский свод законов; это стало ядром «Правды русской», или русского кодекса. Стабильное правление Ярослава Мудрого подкреплялось установлением дипломатических связей (через брак) с Византийской империей, Венгрией, Францией, Германией, Польшей, Норвегией и Швецией. Он также контролировал выборы киевского митрополита, выбрав в какой-то момент русского вместо обычного константинопольского легата.Киев был разграблен татарами в 1240 году. Он принадлежал Литве с 1320 по 1569 год и Польше с 1569 по 1654 год до присоединения к Москве. В 19 веке он процветал благодаря таким отраслям, как переработка сахара. Его население сильно пострадало во время Второй мировой войны при нацистах. Столица Украинской ССР с 1934 года, он стал третьим по величине городом СССР до его распада в 1992 году. Новгород (буквально «Новый город») был основан в 9 веке норвежскими варягами, которые основали зарождающееся российское государство.К XII веку город, называвшийся «Владыкой Великим Новгородом», был крупнейшим городом России. Северное положение Новгорода позволяло ему торговать с Западной Европой через реки, ведущие к Балтике. Это принесло в регион западные идеи. Жители Новгорода сбросили иго киевских князей в 1136 году и установили квазидемократию, лидеры которой были наняты и уволены народным собранием, вече. Новгород отличался строгим и простым стилем церковного зодчества, иконописи и народной музыки.В отличие от Киева, город был избавлен от монгольских нашествий и пережил расцвет культуры в 13 веке. Однако в XV веке Новгород оказался в орбите Москвы. Иван III Московский напал и аннексировал его в 1477 году, а Иван Грозный разрушил город и убил 27000 человек за сговор со шведами. Основание Санкт-Петербурга в 1693 году привело к тому, что он потерял статус торгового города. Сегодня это региональный центр (с населением 190 000 человек) с одним из наиболее хорошо сохранившихся средневековых кремлей в России, который до сих пор сохраняет выдающуюся религиозную и светскую архитектуру 11-19 веков.Обращение княжества в православие привело к расцвету церковных зданий в Киеве и Новгороде. Эти ранние церкви следовали византийским образцам, и многие из них были построены византийскими мастерами. Самым большим и сложным является собор Святой Софии (1037-1055) в Киеве, построенный по заказу Ярослава Мудрого греческими мастерами и ремесленниками. Его интерьер украшен обширной мозаикой, а также фресками. К этому же периоду относятся Успенский собор Киево-Печерского монастыря (1073-1078) и Святая София в Новгороде (1045-1052).Русские церкви разработали простой план под названием «вписанный крест» с кубовидным ядром, увенчанным куполом, поддерживаемым опорами. Ядро пересекали два пересекающихся прохода. Расположение внутренних отсеков было отмечено на внешних стенах пилястрами, завершавшимися изогнутыми фронтонами (закомари), форма которых отражала бочкообразный свод внутри. Эти церкви были построены из тонкого кирпича, грубого камня и тяжелого раствора. В XII веке их внешние стены покрыли лепниной. Мы мало знаем о другой архитектуре этого периода.Многие церкви, как и светские постройки, также были построены из дерева. Никаких примеров не сохранилось, поэтому мы должны сделать вывод, какими они были бы, из более поздних примеров 16-17 веков. Самый интересный религиозный комплекс Киева — Печерская Лавра (Печерский монастырь), состоящий из церквей с золотыми куполами, монастырских зданий с различными музеями и пещер, в которых жили и были похоронены первоначальные монахи. Верхняя и нижняя лавры происходят от оригинального комплекса — первого монастыря Киевской Руси, основанного в 1051 году.В центре первоначального монастыря находился великий Успенский собор; сегодня осталась только одна из его башен. Он был создан по образцу Святой Софии в Киеве и стал образцом для церквей XII века Золотого кольца России (Ростов, Суздаль, Владимир и т. Д.). Большинство других церквей относятся к 17, 18 и 19 векам. Обе лавры содержат пещеры, в которых монахи жили и хоронили на протяжении веков, а также подземные трапезные и часовни. Могилы ряда известных монахов, в том числе Нестора, одного из авторов старейших восточнославянских летописей «Повести временных лет», отражают важность монастыря для литературной истории региона.Новгород разработал варианты по киевской и византийской моделям частично в ответ на более суровый зимний климат и частично из-за влияния с запада. Киевские церкви имели три апсиды по византийской практике. Их сократили до одного в Новгороде. Церкви этого города также имели тенденцию иметь только один центральный купол, который доминировал над зданием. Однако самым важным нововведением стало изменение конструкции крыши под куполом. Киевская и ранненовгородская церкви следовали византийской модели, в которой линия крыши перекликалась с расположением часовен внутри.К тому времени, когда в Новгороде был построен Благовещенский собор (1374 г.), эта система была заменена четырьмя большими скатными крышами, покрывающими четыре руки церкви. Развитие скатной кровли не могло произойти без использования квадрантной арки, привезенной из Северо-Западной Европы. Скатные крыши были разработаны, чтобы справиться с большим количеством снега, выпавшего в этом северном регионе. Многие церкви XIV века в Новгороде были построены купцами. В других местах, как будет показано ниже, строительство церкви было почти исключительно прерогативой князей.Третий важный регион «Древней Руси» — «Золотое кольцо», в котором находятся города, унаследовавшие мантию Киевской Руси в XII веке. Первоначально этот регион был заселен финно-угорскими племенами, но в 10 веке он был заселен славянами, которых привлекли его богатые леса и пахотные земли. В XI веке киевские князья расширили свою власть над регионом. В 1024 году Ярослав Мудрый подавил восстание, подстрекаемое языческими священниками в Суздальской области. Князья укрепили такие поселения, как Ростов и Суздаль, которые образовали крупное княжество.Контроль Киева над регионом становился все более слабым; он пережил языческие восстания и постоянную угрозу разграбления волжскими булгарами. Войны за престол в Киеве в конечном итоге привели к переходу власти к молодому княжеству. Город Суздаль был укреплен и на короткое время стал княжеской резиденцией. Вскоре его затмила крепость Владимир, основанная неподалеку на реке Клязьма Владимиром Мономахом, внуком Ярослава Мудрого, в 1108 году. Мономах был последним великим великим князем Киева и передал Суздальское княжество одному. его сыновей Юрия Долгорукого, построившего в этом районе несколько церквей.Именно сын Юрия, Андрей Боголюбов, перенес столицу своего княжества из Суздаля во Владимир. И в тот год [1160] храм Пресвятой Богородицы был достроен во Владимире благочестивым и возлюбленным Богом князем Андреем; и он украсил его чудесным количеством икон, бесчисленных драгоценных камней и святых сосудов, и покрыл его золотом, ибо своей верой и преданностью Пресвятой Богородице Бог привел к нему господ со всех земель … (Лаврентьевская летопись) Владимир сегодня хвастается три самых красивых храма России.Типичные религиозные памятники этого региона, они построены не из кирпича и раствора, как киевские церкви, а из известняка, и имеют богатую внешнюю скульптурную программу. Их дизайн также более точен, чем у двух других центров. Строительство Успенского собора (1158 г.) во Владимире ознаменовало новый статус города как центра царства. Первоначально трехнефная церковь, она была расширена до пяти нефов в 1180-х годах, когда она также приобрела четыре внешних купола. Церковь, в которой когда-то хранилась одна из самых почитаемых икон России — Владимирская икона Божией Матери (ныне находится в Третьяковском музее в Москве), имеет ряд ранних фресок, в том числе шедевр Андрея Рублева и Даниила. Черный, «Страшный суд» (1408).На соборе Всеволода III Дмитрия (1193–1197) можно увидеть фасадную скульптуру во всей красе. Здесь царь Давид очаровывает настоящий зверинец, сопровождаемый мифологическими сценами, такими как подвиги Геракла и обилием растений. Трудно проследить истоки этого обилия фасадной скульптуры, которая резко контрастирует с неприукрашенной простотой стен киевских и новгородских церквей. Некоторые ученые утверждают, что влияние западной романской архитектуры было передано Владимиру через торговый город Новгород.Однако стиль скульптуры предполагает совсем иное влияние, чем армянские церкви востока. Село Боголюбово в 11 км от Владимира — это место княжеского дворца и крепости Андрея Боголюбского (1158–1165 гг.) На холме с видом на реку Клязьму. Небольшие остатки крепости, но один из шедевров русской архитектуры, церковь Покрова на Нерли Андрея (1165 г.) представляет собой каменное здание идеальных пропорций, на котором высечены изображения царя Давида в окружении птиц и зверей, восхищенных им. Музыка.Внутри его простого одноглавого интерьера находятся скульптуры двадцати львов. Юрий Долгорукий заказал Преображенскую церковь в Переславле-Залесском (1152–1157), а Андрей Боголюбский инициировал строительство церквей во Владимире, в том числе Успенского собора (1158–1160). Всеволод III построил собор Св. Дмитрия, Владимира (1194-1197) и расширил Успенский собор. К этому же периоду относится церковь Богородицы в Суздале (1222–1225). Суздальские и Владимирские князья утвердили свою власть над местной аристократией, а также сумели помешать развитию процесса демократизации, наблюдаемого в эволюции веча торгового города Новгорода.Храмы «Золотого кольца», в отличие от новгородских, строились исключительно князьями. Обычно они были дворцовыми церквями и имели большое значение для развития более поздней русской архитектуры, поскольку великие царские церкви в стенах Московского Кремля обязаны своим происхождением этим княжеским часовням. В этих церквях мы видим эволюцию стиля архитектуры, который мы можем назвать исключительно русским, и который должен был стать трамплином для развития архитектуры Московии.Особый образец этой эволюции от византийских корней через тонкие влияния Запада и Востока к чему-то новому является исключительно русским. В нем нет того необычайного богатства и разнообразия, которое характерно для развития современной архитектуры в Европе. Скорее, он характеризуется острым балансом между мощным консерватизмом и предварительным экспериментом. В значительной степени природа этого паттерна была определена географией, и это можно понять, если мы сопоставим среду, в которой она развивалась, с окружающей средой в Западной Европе.В Западной Европе в то время развивались романский и готический стили, в каждом из которых существует удивительный диапазон региональных вариаций. Это особенно верно в отношении романского стиля, в котором множество разнообразных памятников, таких как великий религиозный комплекс собора, баптистерий и «падающая башня» Пизы, очаровательные церкви Сицилии, сочетающие северные, мусульманские и византийские элементы, и великие базилики на паломническом маршруте Сантьяго в Тур, Конк, Тулуза и Сантьяго — лишь несколько примеров.Романский и готический периоды также видели рост разнообразия типов зданий. Мы можем стать свидетелями романского дворца королей Наварры (Эстелла), великолепных дворцов купцов Венеции, домов-башен Сан-Джиминьяно, красивого хосписа Бона и свидетельств ранних университетских зданий Падуи, Болоньи, Парижа, Оксфорда. и Кембридж. Бурный рост строительной активности в Западной Европе между 11 и 14 веками сопровождался резким увеличением населения, повсеместной вырубкой лесов, развитием сельскохозяйственных технологий и постоянным увеличением трафика и торговли между такими многолюдными центрами, как Флоренция, Венеция, Лион и Бурж.Возник инновационный предпринимательский класс, а также новые институты, такие как городские советы, все из которых требовали новых типов зданий. Ситуация была совершенно иной в России, которая, за исключением Новгорода, не знала роста могущественной и богатой буржуазии. Мы напрасно ищем стилистического и типологического разнообразия, которым мы наслаждаемся на Западе. Как уже отмечалось, например, единственными монументальными постройками в этом регионе были церкви. В России мы сталкиваемся с очень постепенным развитием тонких, несколько своеобразных региональных вариаций одного преобладающего церковного типа.Эти расхождения не были столь обширными и глубокими, как на западе. Сложный набор факторов дополнительно объясняет этот консерватизм. Территория, которую сейчас занимают Западная Россия и Украина, была четко разделена на северные земли, где преобладали густые леса, пронизанные реками, и южные степи. Климат на севере был суровым, все сообщение должно было осуществляться по воде из-за непроходимости лесов. Люди трудились, чтобы создать небольшие поляны, на которых можно было бы заниматься сельским хозяйством. Леса защищали общины, изолировали их и давали им много древесины, но мало хорошего строительного камня.Хотя сеть рек, таких как Днепр, позволяла вести торговлю между Балтийским и Черным морями, а оттуда — Византией, земли вокруг Новгорода ориентировались на запад. Таким образом, эта часть России была открыта для влияний со стороны Германии и Скандинавии, которые, тем не менее, были гораздо более спорадическими, чем влияния Западной Европы и Средиземноморья. Южная часть страны состояла почти исключительно из открытых степных земель. Ранняя история этих пастбищ — это история тесных связей с Византийской империей, а также бесчисленных вторжений различных кочевых народов, которые бежали с юга и востока через открытые просторы.Кочевники не строят больших городов, поэтому в этом регионе не было традиций урбанизма, завещанных Западной Европе Древним Римом. Большие расстояния и разная степень изоляции, а также малочисленность населения естественным образом препятствовали обогащающемуся взаимному обогащению, подобному тому, которое порождается легким сообщением, скажем, между Францией и многолюдными городами Северной Италии. Плохая связь, в свою очередь, препятствовала развитию множества гражданских, светских институтов, таких как университеты, банки, дворцы, особняки и больницы, которые характерны для таких городов, как Падуя и Париж.Изолированность севера и юга от внешнего мира и друг от друга, а также от их небольшого населения помогает объяснить, почему русская архитектура развивалась в более ограниченном стилистическом диапазоне, чем в Западной Европе. Это также указывает на то, почему строительная деятельность была ограничена церквями, которые были чем-то вроде маяков цивилизации в большом, пустом мире. Различия в топографии и материалах, ориентации и способах расселения между севером и югом, с одной стороны, объясняют тонкие различия между церковными стилями Киева, Новгорода и «Золотого кольца».Как уже отмечалось, для истории России характерна тесная связь церкви и государства. Византийские императоры, вдохновившие восточных славян на ранние идеи государственности, поддерживали очень тесные, почти симбиотические отношения с Православной Церковью. В правительстве, ритуалах и символике почти невозможно провести различие между церковью и государством, как мы проводим различие между монархиями средневековой Европы и папством. Архитектурное выражение этих отношений было преимущественно церковным, потому что оно подавляло желание князей выражать власть другими, светскими способами.Социальные и интеллектуальные силы и влияния, которые привели к революции готики в таких соборах, как Шартр, также отсутствовали в России. Несмотря на то, что французские монархи и высокопоставленные лица сыграли ключевую роль в финансировании скульптурных программ и витражей в Шартре и изображены на них, они не сыграли столь важную роль в его строительстве, как Ярослав Мудрый при возведении храма. Святая София (1037-1055), Киев. Великая богословская школа Фульберта была важнее для развития готического стиля, чем его покровители-князья.Растущий средний класс и мелкие аристократы региона Бос также играли, хотя и меньшую, роль в Шартре. В России строительство храмов было почти исключительной прерогативой князей. Даже Церковь не играла равной корпоративной роли. Интеллектуальное и художественное брожение, которое породило великие французские соборы, также отсутствовало в русских землях. Например, форма и иконография Шартра не могли бы развиться, если бы ученые-аристотелисты и строители Аль-Андалуса (исламской Испании) не подготовили путь.Не было такой плотности и разнообразия влияний, чтобы ослабить византийский интеллектуальный и культурный авторитет в русской церковной архитектуре. Последующая история Православной церкви в России имела тенденцию питать консерватизм и ксенофобию. Попытка на Флорентийском соборе (1426 г.) исправить Великий раскол между Восточной и Западной церквями побудила Русскую Церковь, не доверявшую западному католицизму, увидеть себя хранительницей местных ценностей и восточных традиций.Падение Константинополя и Греции турками-османами (1453 г.) придало Русской Церкви еще более важную роль как средоточие православных традиций. Предпочтение ранних русских правителей византийской литургии, консерватизм раннерусской церковной архитектуры и постепенное развитие идиосинкразических черт можно частично объяснить сложными и тонкими отношениями между представлениями о власти, природой ритуала и значением света. Когда мы принимаем во внимание изоляцию этого мира, мы можем понять, что, как подчеркивали ряд комментаторов, русский народ на протяжении всей своей истории демонстрировал склонность к коллективизму, а не индивидуализму Запада.Это побудило бы людей подчиняться властям, которые могли бы лучше всего выразить этот коллективный дух через ритуалы, которые требовали определенных типов архитектурных пространств и условий. Многие комментаторы отмечали, что русские любят ритуалы; Это, безусловно, впечатление, которое складывается сегодня, когда мы становимся свидетелями православной службы. Ритуал похож на традицию. Его можно использовать для укрепления уважаемых идей и институтов, потому что одним из его ключевых атрибутов, который делает его эффективным, является неизменность.Связь между почитаемостью и ритуалом настолько сильна, что суверен, желающий отстаивать свое право на власть, может использовать ритуал, чтобы предположить, что его требования неизменны и устойчивы. Британская империя «изобрела» традиции и ритуалы, такие как смена караула, которые выглядели старше, чем они были на самом деле (униформа была наполеоновской, ритуал изобретен на рубеже 20-го века), чтобы предположить, что ее право править было санкционировано временем. Поэтому легко понять, что обстановка для ритуалов, объединяющих религиозную и светскую власть — церковная архитектура — должна быть консервативной.Летописи рассказывают нам, что, когда Владимир послал своих посланников по церквям мира, чтобы выбрать между христианством Востока, христианством Запада и исламом, красота и богатство византийских церковных интерьеров и ритуалов, которые имели место в них русские решили принять Православие. Сам Владимир пытался установить свое правление и поэтому хотел бы ассоциировать себя с формами и практиками, которые впечатлили бы его народ своим богатством и торжественностью. Он, очевидно, понимал, что его новая столица Киев построена по образцу Царьграда (Константинополя).Великая столица служила связующим звеном с древними, оплотом против язычества и неверных, образцом богатства и красоты и хранителем культуры с 330 года нашей эры. Понятно, что в мире, постоянно опустошаемом вторжениями и братоубийственными войнами, правитель должен максимально присвоить статус Константинополя.

Ключ к разгадке природы красоты, которая привлекала русских к византийскому ритуалу и стилю, можно найти в отрывке, описывающем Киев в речи Илариона князю Владимиру: И взгляни на город твой, сияющий своим великолепием, на процветающие церкви, на христианство увеличиваясь, взирай на город твой, освещенный святыми иконами, сияющий, окруженный благоухающей тьмой, наполненный осаннами и божественной песней.Этот красноречивый отрывок говорит о богатстве и красоте нового Константинополя с точки зрения гармонии песни, аромата ладана и, прежде всего, с точки зрения блеска церквей и их икон. Утверждалось, что особенно могущественная сила в русской культуре — это яркий свет и яркие цвета. Архитектурные образцы от полихромного собора Василия Блаженного до богатой синевы Павловска, казалось бы, подтверждают это. Между коротким летом в России и ее искрящейся зимой проходит долгий период, когда снежный ковер отражает свет, делая пейзаж ярче.В промежутке между летом и сезоном снегов тусклый полумрак лишает все цвета. Может ли быть так, что любовь к свету и цвету, одинаково проявляющаяся в народном искусстве и в церковных интерьерах, является реакцией на мрачную обстановку? Ученые определенно предположили, что одним из наиболее ярких способов выражения силы и славы Православной церкви людям был резкий контраст между темными интерьерами их небольших деревянных жилищ и высоким воздушным сиянием церковных интерьеров.Свет, конечно, был фундаментальной составляющей литургии и искусства в Византии. Язык Церкви полон намеков на свет (Христос как свет миру, сияние Небесного Иерусалима и т. Д.). Использование сверкающей мозаики для покрытия церковных интерьеров, освещенных множеством ламп и свечей, равносильно созданию архитектурной иллюзии неба на земле. Это послание зародилось в византийской архитектуре в резком контрасте между относительно неукрашенными фасадами церквей и их богатым внутренним убранством.Ранние церкви Киева и Новгорода, как правило, подчеркивали этот контраст. Использование Иларионом слова «благоухающая тьма» для описания интерьера русской церкви не противоречит этому пункту. Потому что решающее значение имеет контраст между яркими иконками и их атмосферой. Средневековые люди считали, что космос освещен яркостью, связанной с духовными иерархиями. Таким образом, мрачная внутренняя обстановка лишь подчеркивала блеск святых изображений и, таким образом, создавала представление о небесном городе на земле.Как уже отмечалось, русские унаследовали от Византии централизованную церковь. Хотя когда-то здесь могли быть базилики по образцу болгарских церквей, эти деревянные здания уступили место первым каменным церквям, построенным в Киеве и Новгороде. Центральный план в виде вписанного креста поощрял создание чрезвычайно высокого и узкого основного пространства, которое поднимало центральный купол намного выше верующих внизу. Русские церковные строители взяли этот элемент византийской архитектуры и сильно его подчеркнули.Русские церкви также отличались от византийского прецедента множеством подсобных куполов, которые были добавлены к строению. В профиль верхняя часть этих церквей похожа на пирамиды: все вспомогательные купола строго подчинялись центральному. Со времен цивилизаций Древнего Ближнего Востока купол был символом неба. Высокое центральное пространство русской церкви, как и ее византийской модели, выражало отношение молящегося к своему Богу.Купола церквей были украшены по строгим канонам, диктующим иконографию церковного убранства, изображением Христа Вседержителя. Эта неземная зона церкви освещалась большими окнами, пробивающими барабан под куполом. В нижних стенах русских церквей было мало окон. Поэтому окна в их барабанах неуклонно увеличивались в размерах, чтобы заливать их верхние зоны все большим и большим количеством света, подчеркивая эфирное качество купола и его христианский образ.По мере того, как барабаны росли в высоту, переход между нижней кубической массой церкви и ее верхними зонами становился все более и более отличным друг от друга. Лучше всего это видно в церквях Владимира. Таким образом, русские церкви начали неуклонно расходиться с их имперскими образцами. Убранство русских церквей также становилось все более богатым. В самых ранних церквях, таких как София в Киеве, это украшение было большей частью мозаичным. Однако преобладающей средой стала фреска. Декоративное богатство увеличивалось также за счет все большей проработки иконостасов.Русские строители церквей предпочитали двухмерные изображения скульптуре. Вероятно, это связано с тем, что скульптуры более телесны, чем картины, которые плоские или создают иллюзорное пространство. Только в великих церквях Владимиро-Суздальского региона, особенно в Святом Димитрии во Владимире (1193–1193 гг.), Внешние стены церквей украшены скульптурными программами такого богатства, как Клуниакские и готические церкви Западной Европы. Отсутствие скульптурного убранства в других местах России отчасти объяснялось отсутствием обрабатываемого камня и скульптурного мастерства.Это также может быть связано с желанием отделить богато украшенный небесный интерьер от земного мира за его пределами. В середине 13 века разрушительное вторжение Батыя, внука Чингисхана, разрушило автономию региона. Владимир пал перед монголами (русские называют их татарами) в 1238 году, а Киев в 1240 году, положив начало периоду монгольского владычества «Древней Руси». Новгород избежал монгольского нашествия в 1240 году, и его князь Александр Невский также отбил армии Швеции и тевтонских рыцарей.Невский вошел в потомство как национальный герой. Монгольская «Золотая Орда» управляла Россией из Сарая, взимая с населения дань и военную службу. Эта отчетливо русская форма феодализма давала князьям некоторую автономию до тех пор, пока они платили свои пошлины. Местные правители также должны были регулярно явиться ко двору; этот принцип стал важен позже, когда был принят царем. Русская Церковь в то время извлекла выгоду из монгольской веры в то, что мудрецов следует уважать, и была освобождена от дани.С 1448 г. Церковь избирала своего митрополита. Первоначально из-за монгольского нашествия церковное строительство пришло в упадок, которое восстановилось только в 14 веке. Этот прорыв был очень значительным для развития русского искусства и архитектуры, поскольку он вызвал снижение византийского влияния на русский стиль и привел к появлению автохтонного словаря формы. Интерлюдия: деревянное зодчество. Возникновение уникальных русских вариантов базовой византийской церковной формы на следующем, московском этапе развития русской архитектуры представляет собой интересную проблему для историка.Нововведения, придающие русским церквям своеобразный вид, должно быть, откуда-то пришли. Преобладающим строительным материалом на севере России, конечно же, была древесина. В средние века киевляне пренебрежительно отзывались о новгородцах как о плотниках, и казалось, что задолго до того, как каменное строительство было принесено на Русь с православным христианством, существовала жизненно важная и очень древняя традиция строительства из дерева. Проблема для историка заключается в том, что мы можем воспринимать дразнящие проблески этого наследия только в музеях под открытым небом (Киев, Новгород, Суздаль), в которых собраны образцы XVII и XVIII веков.В ранних литературных описаниях отмечается, что большая часть построек в городах России была еловой. Английский путешественник Джайлс Флетчер писал о Москве в 1588 году… Улицы их городов и поселков вместо мощения вымощены елями, строганы и уложены даже вплотную друг к другу. Их дома из дерева без извести или камня, построены очень близко и тепло, с ровными и сложенными друг на друга елями. Они скреплены вместе с вмятинами или выемками на каждом углу и, таким образом, прочно соединены вместе.Между деревьями или бревнами они засовывают мх (которого они собирают в своих лесах в изобилии), чтобы не допустить попадания воздуха. Флетчер заметил, что пожар был постоянной опасностью. Однако русские дома были легко заменены. Еще в XVI веке у русских были простые, остроконечные, сборные дома, которые можно было купить на специальном рынке. Ряд деревянных церквей России, например церковь Преображения Господня, Хизы (1714 г.), фантастичны по замыслу. Они радикально отличаются от основной формы всех православных церквей — куба, увенчанного куполом, — поскольку в них много фронтонов и луковичных куполов, возвышающихся пирамидальным крещендо.Живость этих зданий почти диаметрально противоположна ясной, рациональной простоте каменной кладки церквей византийской традиции. Отчасти это связано с возможностями материала, так как дерево легче, легче обрабатывается и, несмотря на его склонность к горению или гниению, прочнее по своему весу, чем камень. Поскольку сохранилось так мало ранних примеров, невозможно с уверенностью сказать, что поздние, замысловатые церкви 17 века выросли из более ранних, гораздо более простых прототипов. Мы можем только предполагать, что некоторые из этих церквей возникли не только из опосредованных традиций деревянных конструкций, но также под влиянием каменных церквей.Вполне вероятно, что, хотя они произошли из разрозненных традиций и кажутся диаметрально противоположными друг другу, тем не менее греческие и местные традиции действительно влияли друг на друга решающим образом. Хотя конструкция деревянных зданий становилась все более замысловатой, тем не менее, их конструкция в основном оставалась прежней; все деревянные постройки строились путем горизонтальной укладки бревен друг на друга. Все плотники должны учитывать одно конкретное ограничение — длину доступной древесины.Сложность была достигнута за счет увеличения количества деталей одинаковой конструкции, а не за счет создания некоего принципиально нового принципа проектирования и строительства. Ранние деревянные светские и церковные постройки представляли собой простой сарай с односкатной крышей. Принципиальное значение для более позднего московского каменного зодчества имела вторая форма — башня восьмиугольного плана. Эта форма, которая, кажется, сложилась до конца 13 века, позволяла плотникам ограждать большее пространство бревнами ограниченной длины.К этому типу относятся церкви Св. Николая, Панилово (1600 г.), Успенская церковь, Устье (около 1519 г.) и церкви Св. Флора и Лавра, Ростовское (1755 г.). Восьмиугольная башня с шатровой крышей выросла из пересечения четырех секций, похожих на неф, апсиду и трансепты центральной церкви. Эти восьмиугольные башни становились все выше, а пропорции церквей — все более вертикальными. Это было доведено до крайности в таких церквях, как Успенская церковь в Кондопоге (1774 г.).Фаза 2: Москва и восстание царей (12300–1700) Любой, кто войдет в Кремль, поймет симбиоз между религиозной и светской властью при царях, которые унаследовали роль строителей церквей от своих княжеских предшественников. Храмы Кремля — ​​сосуды для ритуалов царской власти. Между тем развитие монастыря-крепости и дворцового укрепленного комплекса (Кремля) неразрывно связаны. Москва была основана в 1147 году суздальским князем Юрием Долгоруким.Он стал столицей России в 15 веке, потерял этот статус в 1712 году в пользу Санкт-Петербурга, а затем восстановил его в 1918 году после большевистской революции. Этот этап российской архитектурной истории во многом определяется драматическими колебаниями царей между интересом к Западу и ксенофобией. Иван III, например, понимал, что для того, чтобы соответствовать своему притязанию на статус национального монарха, он должен принять придворный стиль европейских и византийских правителей и сделать Москву космополитическим городом.Другие определили свою позицию по отношению к своей нации, приняв политику, которая закрывала Россию от Запада и побуждала страну смотреть внутрь себя и возвращаться к собственному уникальному наследию. Отчасти уникальность русской архитектуры проистекает из этой двойственности.

С падением Монгольской империи, Новгород процветал, и к власти пришла Москва, которая до сих пор была второстепенным центром Владимирского княжества. К середине 14 века Москва затмила Владимир, и в 1328 году сюда была перенесена резиденция митрополита Русской Церкви.Иван III Великий (1462–1505) вывел Ярославль, Ростов, Рязань и Тверь в орбиту Москвы. Он также подчинил себе Новгородскую городскую республику в 1477 году и формально отверг татарское господство над Россией в 1480 году. Хотя Иван III мог похвастаться безупречным происхождением от родословных киевских князей, природа его власти и власти его преемников была иной. Преемственность по прямой линии от отца к сыну заменила киевскую преемственность через братское превосходство, что привело к постоянной войне.Это принесло большую стабильность, позволив двум последующим династиям построить автократическое государство. Он также сконцентрировал власть в Москве, которая стала доминировать в России, как никакой другой город. В центре Москвы находился Кремль, который с его дворцами и церквями был символом и локусом силы, не имеющим аналогов в большинстве стран. В это время византийский протокол и ритуал становились все более распространенными при дворе. Это подчеркивало авторитет правителя. В 1547 году внук Ивана III был коронован «царем».Этот новый титул, который занял место принцепса, был славянским искажением «Цезаря» и означал более высокий авторитет. Отныне руководство России становилось все более самодержавным. Статус других княжеских родов был понижен по сравнению со статусом царя, а аристократы (бояре) взяли на себя роль государственных чиновников, чьи обязанности и статус были строго кодифицированы. (Этот процесс достигнет своего апогея, когда Петр I принял новое название «Император».) Статус фермеров постоянно снижался, пока они не превратились в виртуальную собственность богатых.Это важно для истории архитектуры, поскольку крестьянство предоставляло чрезвычайно дешевую рабочую силу для крупных строительных проектов. Преемник Ивана II продолжил свои завоевания. Василий III (1505-1533) аннексировал Псков и захватил Смоленск. Иван IV «Грозный» (1533–1584) начал свое правление с того, что короновал себя царем в церемонии, очень напоминающей коронацию византийских императоров. Он установил виртуальную диктатуру над Россией. В 1552 году он аннексировал территории Казанского каганата (казанские татары) и установил отношения с Западной Европой.Его преемник Федор I (1584-1598) не интересовался светским правлением, которое осуществлял боярин (аристократ) Борис Годунов. Он был избран царем после смерти Федора (и исчезновения линии Рюрикидов) и правил с 1598 по 1605 год. Возвышение Москвы сопровождалось возрождением искусства и архитектуры в конце 15 века. Например, при Иване III Кремль, который раньше был деревянной цитаделью, получил каменные стены. Однако это возрождение никоим образом не следует путать с «Возрождением» классической литературы и искусства в Италии.Хотя Иван III импортировал итальянских мастеров, чьи инженерные знания и навыки в строительстве сделали возможным создание новой монументальной архитектуры, это привело не к расцвету классической традиции, а, скорее, к слиянию влияний Возрождения с традиционными русскими формами. Аристотель Фиораванти, например, взял Успенский собор Владимира в качестве модели Успенского собора в Москве. Он использовал железные анкеры, более прочные кирпичные своды, более глубокие фундаменты и круглые колонны, чтобы охватить большие площади и создать более освещенную и просторную церковь.Итальянское влияние (и кирпичное строительство, которое теперь заменило известняк) также можно увидеть в соборе Алевизио Нови Архангела Михаила (1505-1509 гг.), Грановитом дворце (1487-1491 гг.) И колокольне Ивана Великого (1485-1516 гг.). ). Московский стиль архитектуры стал авторитетным для всей нации. Стили Киева, Новгорода и Владимира, каждый из которых имел разные византийские прототипы по-своему (отражая политическую раздробленность того времени), были объединены в этом новом стиле.Это смешение различных направлений русской архитектурной традиции сформировало кокон, в котором итальянские архитекторы, такие как Фиоворенти, создавали свои структурные вариации. Постепенно возникший из этих слияний московский стиль отличался от всех прецедентов двумя способами. Лучше всего их можно увидеть в Благовещенском соборе Кремля (1484–1489), где крестили и короновали царей. Этот собор отличался от более ранних церквей Киева, Новгорода и Владимира тем, что его иконостас был задуман как постоянная перегородка, разделявшая его интерьер на два совершенно разных пространства.Таким образом, общественное пространство церкви превратилось в широкую, неглубокую, прямоугольную комнату с совершенно другим пространственным значением, чем интерьер греческой или раннерусской церкви. Приход к власти Москвы привел к расцвету иконописи, поскольку иконостасы становились все более замысловатыми, грандиозными и утонченными. Это можно увидеть в работах Андрея Рублева, чья чудесная светящаяся прозрачная краска, тонкие, но прямые линии, утонченная нежность, сострадание и скромное достоинство фигур и манеры поведения оправдывают его статус величайшего иконописца.Основной план Благовещенского собора (четырехпалый, трехапсидный, с входами с трех сторон) был взят из Владимира. Крыша образует пирамиду, образованную множеством небольших фронтонов; он был вдохновлен более ранней архитектурой Пскова и, возможно, произошел от деревянных церквей. Фронтоны имеют овальные арки, привезенные в Псков с запада. Однако внешнее сочленение стен выполняет принципиально иную функцию, чем все предыдущие церкви.Пилястры и слепые арки, украшавшие фасады церквей в Киеве и Владимире, отражали расположение элементов интерьера, таких как часовни и своды. С другой стороны, внешняя декоративная система Благовещенского собора не имеет никакого отношения к его внутренней артикуляции и структуре. Тенденция внешнего декора отделиться от внутренней логики здания — это черта московского стиля, который в более поздние периоды становился все более и более заметным.В нем отражена та исконно русская любовь к колористическим, декоративным эффектам. Эволюцию архитектурного стиля, в котором внешний вид превратился в оболочку красочного декора, который, кажется, имеет мало логического отношения к внутреннему убранству, можно увидеть в своем самом сильном проявлении в необыкновенном Покровском соборе на рву, более известном как Собор Василия Блаженного. (1555-1561). Это здание, построенное в честь покорения Иваном IV Казани и Астрахани, кажется асимметричным и почти капризным, несмотря на симметричный план.В его центре находится «шатровая башня», форма которой стала возможной благодаря итальянским методам строительства каменной кладки в 16 веке. Отныне он использовался по всей России. Шатровая башня является центральным элементом храма Василия Блаженного и окружена восемью часовнями. Иллюзия асимметрии возникает из-за разных цветовых узоров луковичных куполов, которые были добавлены к этим восьми часовням в 1600 году, придавая профилю церкви необычайно живой и живописный вид.

Еще одна особенность собора Василия Блаженного — ярко выраженная вертикальность его пропорций.Строители Киева, Новгорода, Суздаля и Владимира поставили своим церквям более высокие барабаны, чем их византийские прототипы, чтобы большие окна могли заливать светом небесную зону внутри. Развитие луковичных куполов, которые к 17 веку были помещены на узкие восьмиугольные барабаны, придало русским церквям чрезвычайно живые, живописные профили без привязки к внутреннему символическому пространству. Форма, возникшая благодаря символизму и литургии, постепенно обрела функцию оживления профиля здания.Освобождение от татарского ига сопровождалось монашеским возрождением на Руси. Примером может служить Сергиев Посадский монастырь, основанный преподобным Сергием Радонежским в 1345 году и перестроенный после татарских нашествий следующего столетия. Он стал приобретать все большее значение, получив в 1744 году статус лавры. Сергий Радонежский (1314–1392), самый значительный церковный деятель 14 века, был не митрополитом, а скромным монахом. Вокруг его скита, в глуши, в 70 км к северо-востоку от Москвы, на месте, впоследствии названном его именем, Сергиев Посад (в советские времена Загорск) должен был развиться один из величайших русских монастырей, посвященный Святой Троице (и в конечном итоге также его святому основателю).Творчество Сергия дало толчок к возрождению монашеской жизни. Новые фонды, в отличие от домонгольского периода, распространились на малонаселенных, даже неизведанных территориях. При жизни Сергия было около 50 новых монастырских домов; это число должно было быть утроено в течение столетия после его смерти. После периода гражданской войны, известного в русской традиции как «Смутное время», когда поляки и шведы заняли Москву и Новгород соответственно, царем был избран Михаил Романов (1613–1643).Он и его преемники Алексей Романов (1613-1645) и Федор III (1676-1682) снова установили порядок, укрепили управление такими территориями, как Сибирь, и расширили свои территории. Украинские казаки приняли их как своих сюзеренов, отбросив суверенитет польского монарха, потому что они предпочли царское русское православие римскому католицизму поляков. Инкорпорация Украины внесла мотивы украинского барокко в русскую архитектурную традицию.В этот период были установлены закономерности, которые имели огромное значение для истории России и отличали ее от западной. В ритуалах и обрядах Русская Церковь неуклонно отдалялась от других Православных Церквей, и после единственного в истории России раскола между религиозной и светской властью (1668 г.) Церковь и государство стали неразделимы: царь приобрел полубожественный статус. Во время долгого правления Алексея Романова каменные церкви возводились в невиданных масштабах. К ним относятся подмосковный Новоиерусалимский (Воскресенский) монастырь патриарха Никона (1658–1685) и обнесенная стеной группа церквей и резиденций митрополита Ионы Сисоевича в Ростове (1670–1683).Эти монастыри, похожие на кремли, были построены в то время, когда Церковь теряла свою власть и независимость от царей. Их огромные размеры и попытки построивших их митрополитов воспроизвести Священный город Иерусалим в Московии отражали их желание вернуть Русскую Церковь в православный мейнстрим. Многие старые монастыри, в том числе великий Троице-Сергиев монастырь в Сергиевом Посаде, были расширены или перестроены в 17 веке.

Западная архитектура | Britannica

Острова восточного Средиземноморья и Эгейского моря образуют естественную связь между сушей Ближнего Востока и Европы.Экспансия на запад цивилизаций Западной Азии и Египта началась около 3000 г. до н.э. и привела к поселениям на Крите, Кикладах и материковой Греции. Принципиальное отличие этих культур от более ранних, неолитических, состоит в том, что каменные орудия труда и оружие были заменены на сделанные из меди, а затем из бронзы. Энеолитический (медно-каменный) век, продолжавшийся в районе Эгейского моря с начала 3-го тысячелетия до н. Э. До начала 2-го, обычно считается частью большого бронзового века, на смену которому пришел железный век примерно с 1200 г.

Отличительной чертой эгейских цивилизаций была легкость, с которой азиатские мотивы и техники были адаптированы для создания оригинальных местных стилей. В архитектуре, безусловно, наиболее важными достижениями были цивилизации минойского Крита и микенской Греции.

Минойский Крит

Великая морская цивилизация Крита кристаллизовалась вокруг дворцов, таких как Кносский, Фест, Айя-Триада, Маллиа и Тилиссос. Чрезвычайно важный Дворец Миноса в Кноссе, раскопанный и реконструированный в начале 20 века сэром Артуром Эвансом, представляет собой свидетельство непрерывного архитектурного и художественного развития с начала неолита, кульминацией которого стало блестящее проявление строительной деятельности во время третьей фазы среднего минойского периода. период (1700–1580 гг. до н.э.) и продолжался до вторжения ахейцев в XII веке.Однако дворец, по сути, представляет собой сооружение двух поздних средних минойских периодов (1800–1580 гг. До н. Э.). По монументальности он, несомненно, соперничал с ближневосточными и египетскими дворцами. Следуя примеру таких структур, Дворец Миноса представляет собой четырехугольный комплекс комнат и коридоров, сгруппированных вокруг большого центрального двора, размером примерно 175 × 100 футов (50 × 30 метров). В северном конце, к морю, большой портик из 12 пилястр открывал доступ к центральному двору. В этом конце также расположена большая театральная площадка, прямоугольный театр под открытым небом, который, возможно, использовался для ритуальных представлений.Восточное крыло дворца разделено на две части длинным коридором, идущим по оси восток-запад; Первоначально он возвышался на четыре или пять этажей над склоном долины. В юго-восточной части дворца находятся жилые апартаменты, тщательно продуманные с сантехникой и смывом, а также святилище. Широкая лестница вела на верхний этаж, которого больше нет. Северо-восточная часть дворца занята офисами и кладовыми. Западная часть снова разделена главным коридором длиной более 200 футов (60 метров), идущим на север и юг.Позади этого коридора, вдоль западной стороны, была обнаружена серия длинных узких кладовых, содержащих большое количество пифоев, или емкостей для хранения нефти размером с человека. По другую сторону коридора, обращенного к центральному двору, находятся государственные залы, в том числе тронный зал с его уникальным гипсовым троном и всемирно известными фресками с грифонами. Ярко окрашенные фрески играли важную роль как во внутреннем, так и во внешнем убранстве дворца. Свет подавался сверху с помощью оригинальной системы фонарных колодцев, а несколько портиков с колоннами обеспечивали вентиляцию во время жаркого критского лета.

Кносос

Часть реконструированного минойского дворца, Кносс, Крит, Греция.

Петерак

Развитие других минойских дворцов (Фест, Маллиа, Айя Триада, Тилиссос) примерно соответствует развитию Кносса. Каждый из них примечателен, и Фест особенно интересен благодаря обширным итальянским раскопкам. Морская гегемония позволила критским морским королям строить эти дворцы в низких и незащищенных местах; следовательно, заметно отсутствие крепостных стен по сравнению с большими стенами месопотамских дворцов.Поскольку критское поклонение, по-видимому, проводилось в основном на открытом воздухе, настоящих храмов, как на Ближнем Востоке, нет. Тем не менее, расположение различных частей дворца вокруг центрального двора и максимально возможное избегание внешних окон — это характеристики, которые, кажется, указывают на ранний контакт с Ближним Востоком. Пристрастие к длинным прямым дворцовым коридорам, а также к высокоразвитой системе водоснабжения, возможно, также унаследовали от древних цивилизаций на востоке.Впервые в Европе колонна появилась в критском дворце, где ее часто использовали индивидуально для разделения входа.

Phaestus

Вход во дворец Феста, Крит, Греция.

Марсий

Развитие погребальной архитектуры на Крите продолжается от старых камерных оссуариев раннего минойского периода (2750–2000 гг. До н. конец средне-минойского периода.

На гребне минойского процветания произошел великий крах. Вторжение с материка около 1400 г. до н.э. разрушило дворцы и привело к утрате власти микенской Греции. На Крите очень редко встречаются архитектурные остатки построек догреческого происхождения, построенных после этой катастрофы. Несколько деревенских святынь принадлежат этому периоду после разрушения, а в Приниасе уникальное храмовое здание может быть датировано 700 годом до нашей эры. Вход в этот храм украшен барельефами на его архитектурных элементах.Проем над перемычкой обрамлен сидящими фигурами, а сама перемычка с нижней стороны вырезана фигурами богини и животных. Колонна, которая, кажется, стояла посреди этого дверного проема, как и во дворце Миноса, указывает на то, что минойская традиция не исчезла полностью.

Кольцо городов России, увенчанное золотыми куполами

Перед отъездом рекомендуется попросить советское туристическое агентство «Интурист» проверить дни закрытия главных памятников (у каждого по одному в неделю, и они разные) и которые находятся в ремонте.Также имейте в виду, что в некоторых городах, включая Ярославль и Ростов, старые церкви с хрупкими фресками закрываются с конца октября до начала мая. СУЗДАЛЬ И ВЛАДИМИР

В Суздале туристические объекты эффективны и хорошо спланированы. Имеется большой гостинично-гостиничный комплекс с рестораном, бассейном и сауной. Он стоит долго и низко к земле, чтобы не мешать тонкой сети куполов, возвышающихся над горизонтом.

Еще лучше — хоть и труднодоступное — помещение в бревенчатом доме в Покровском монастыре Суздаля.Легкое ощущение, что кто-то может вторгнуться, перевешивается удовольствием встать и увидеть утреннее солнце, сияющее на золотом куполе входа, или купание в свете побеленных стен. В трапезной монастыря также есть прекрасный ресторан.

Покровский монастырь примечателен своей архитектурой и историей как дом для ряда брошенных русских супругов, в том числе Евдохии Лопухиной, первой жены Петра Великого, которая «жила как царица, а не как царица». монахиня », — рассказывает местный гид.В Суздале есть еще четыре монастыря и музей русской жизни XIX века с великолепной деревянной церковью, купола которой облицованы осиной, сияющей серебром. Существует также одна действующая церковь — церковь императора Константина — и как минимум 15 других.

Но сердце города — это Кремль и Церковь Рождества с ее небесно-голубыми куполами и золотыми звездами (сейчас сняты для полировки). Резные золотые деревянные ворота церкви, покрытые сценами из Евангелий, являются шедевром византийской формы резьбы и позолоты вощеных медных пластин, выполненных в 13 веке.Над ними возвышается колокольня, увенчанная традиционной шатровой крышей.

Во Владимире, расположенном в 22 милях, можно увидеть некоторые из немногих фресок Андрея Рублева, мастера-иконописца, который в русское средневековье был тем же, чем Микеланджело и Леонардо да Винчи для итальянского Возрождения. Они находятся в Успенском соборе, на главной улице города — Третьей Интернациональной улице.

Собор, шедевр XII века, возвышающийся над рекой Клязьма, все еще используется, поэтому воскресенье — хорошее время, чтобы увидеть православную службу и бормочущих бабушек, которые наполняют церковь, но плохое время, чтобы увидеть iconostatis, или подставка для икон.

Русская средневековая живопись

Святой Богородица Владимирская

Иконы IX / X веков не сохранились. пока найдены в России, но один из лучших примеров последнего средневековая живопись — знаменитая 12 Икона года Владимирской Богородицы года — дошла до нас во многом нетронутый. Это изысканное панно было привезено в Киев из Константинополя в двенадцатого века, а вскоре после этого перевезен во Владимир, Русские сразу признали его шедевром и с самого начала его влияние на русскую живопись было значительным.Хотя несомненно Константинопольского мастерства, причем самого лучшего качества, и хотя он строго следует жесткой композиции, установленной православными По традиции, икона не является типично византийской по духу. В отличие к большинству современных византийских картин, Богородица на этом панно настолько же индивидуально, насколько и является символом материнства; в ребенок снова, сохраняя свой святой характер, но все же интимный и ласковый ребенок, а не просто памятник Веры.Икона пропитана с гуманизмом, который редко можно встретить в византийском искусстве. Такой Однако гуманизм был необходим простому, любящему индивидуальность славянину, кто требовал интимной, а не формальной религии, и это заманчиво утверждать, что икона была заказана специально для Киева, и что она намеревались соответствовать русским, а не византийским требованиям. Многие русские художники стремились выразить тот же гуманизм в иконографических фреймворк.Богородица на иконе Благовещения XII века в г. Успенский собор в Москве показывает меру их успеха. Этот значок, возможно, менее красив и, конечно, менее совершенен, чем сдержанная, но нежная Владимира . Это снова менее элегантно и милостивый, но в своем более простом смысле он такой же искренний и трогательный. Черты Девы принадлежат русскому, а не греческому, и это внедрение национального типа теперь признано фундаментальной характеристикой сохранившихся икон Киевской Руси до прихода монголов.(См. Также средневековый христианин Арт.)

Характеристики Иконописи

До недавнего времени ничего не было известно даже в Россия русской иконописи в этот ранний период, но в 1920-е гг. Московские государственные реставрационные мастерские под руководством Игоря Грабаря поручили очистить старые иконы, некоторые из которых были обнаружены только во время революции. Их замечательные достижения в сохранении различных надпечаток, удаленных по порядку раскрыть оригиналы, имеют первостепенное значение для студентов-искусствоведов.Затем было обнаружено и тщательно изучено несколько прекрасных ранних шедевров. изучены, и важные новые выводы относительно истории ранних Русская живопись стала возможной. Заведовал профессор Анисимов большую часть этой работы. По его мнению, иконы, произведенные в России до монгольское нашествие предназначалось либо для использования в процессии, либо для установки в той части церкви, которая казалась подходящей; в отличие от более поздних они не предназначались для возведения в определенном месте церкви.В виде в результате обе стороны панелей обычно окрашивались и, чтобы предотвратить перекос, рейки закрепляли сверху и снизу, а не вдоль спинки, как во всех иконах после тринадцатого века. Иконки снова изменились по размеру от от довольно маленького до очень большого, тогда как в более позднее время размеры были более постоянным, поскольку комиссии предназначались для заполнения специальных вакансий в иконостас или другое место. Установлены драгоценные и полудрагоценные камни. в границах, а также в нимбах святых; позже границы стали гораздо менее важны и остались незамеченными.Святым были даны индивидуальные лица русского шрифта и, в отличие от византийских икон, каждый был физически узнаваемый, и не только из-за обычного иконографического атрибута. Это движение к портретному искусству является, по мнению Анисимова, по сути русским, как и техника росписи лица, в результате чего тяжелая лепка лба, бровей орлиный нос привел к запавшей переносице. Глазницы, тоже были сильно вставлены, а верхние крышки были подняты до упора, так что чтобы дать святым вдохновенное выражение.Фигуры были хорошо сложены и не удлиненные, и драпировка мантий была сделана так, чтобы открывать основная форма их конечностей. Это почти классическая обработка драпировки. позже была унаследована новгородской школой, где получила отличную использовать.

Анисимов выделяет в этих иконах два направления живописи. Первое намеревался соответствовать и даже копировать великие шедевры того времени, такие как Владимирская Богородица.В них художник сосредоточился на линии, и его цвета были приглушены. Во втором живописец позволил себе определенная степень свободы в цвете и линиях и пыталась выразить врожденная любовь русских к симметрии и ритму. Он применил свои цвета импрессионистически и использовал более яркую палитру, состоящую в основном из красные, киноварь, зелень и белый. Этот стиль, который Анисимов назвал » национальный «, однако был отнесен к обратной стороне панелей.В отличие от более ранних ученых, Анисимов считает, что монгольское нашествие разве не остановили художественное развитие России — напротив, Русское искусство сделало большие успехи в XIII веке, развиваясь, если что-нибудь более быстрое, чем это было бы, если бы византийское наставничество остались в силе. Это почти наверняка верно, поскольку национальное сознание обеспокоено, поскольку монгольская оккупация несомненно стимулировали его развитие.Кроме того, поскольку каждый ренессанс должен имеют свои духовные предшественники, мы можем лучше всего объяснить развитие великолепная новгородская школа иконописи таким образом. Однако утверждение Анисимова не остаются в силе, если применяются к художественной продукции страны в целом, поскольку несколько прекрасных произведений, созданных во время монгольской оккупации, были произведены либо в регионах, пользующихся автономией, либо в тех, в которых монголы были неактивны.

Религиозная фреска Фотообои

Меньше примеров датировки настенной росписи от до монгольского нашествия до нас дошли, чем иконы. Храм Богородицы десятицентовика, как известно, содержит фреску картины и мозаики, выполненные средневековыми художники в константинопольском стиле. Украшения в Святой Софии были также по сути византийскими, хотя уже заметные различия можно увидеть между картинами там и современным Константинополем. произведения, которые некоторые ученые, в частности Муратов, приписывают местным вкусам.Так, в сохранившихся до наших дней настенных росписях на лестничной клетке в Святой Софии фигуры были представлены фронтально против вертикали. перспектива, и полумесяцы, похожие на сасанидский символ Были включены Лунный Бог. Последние очень напоминали диски, фигура которых в росписях сарматской эпохи в Керчи в Крыму. Такие диски имели появились в византийском искусстве раньше, но были полностью чужды развитому константинопольскому искусству XI века, как было использование вертикальной перспективы.Однако изображенные предметы были более византийскими, поскольку они состояли из тщательно продуманных сцен охоты и включали акробаты, мимы и различные инциденты, взятые из игр, сыгранных в Ипподром. Эти игры занимали важную роль в жизни Византии, и очень вероятно, что Ярослава водили к ним, когда он был Константинополь. Должно быть, они захватили его воображение, потому что он, кажется, внедрили нечто подобное в Киеве; в любом случае историк Ключевский нашел в русском фольклоре много упоминаний о игры, сыгранные на суде в Киеве по воскресеньям.Следовательно, что более вероятно чем этот принц, с его языческим наследием все еще сильным в нем, настоял на украшении лестницы собора этими светскими сцены?

Мозаики в Софии и в одной или две из меньших киевских церквей определенно были византийской работы, и, насколько известно, ни один россиянин никогда не овладел этой техникой, возможно, потому что это требовало долгих лет ученичества в то время, когда Работы было более чем достаточно, чтобы художники работали.Некоторые художники похоже, однако, пытались имитировать мозаику, в том числе декоратор церкви Кириллова монастыря, расположенного недалеко от Киева. Прежний до Великой Отечественной войны здесь сохранились три фрагмента настенных росписей. которые, по словам Муратова, были написаны в простом фронтальном стиле. обычное явление в мозаиках того времени.

Печерский монастырь в Киеве был снова оформлен в византийской манере, возможно, даже более щедро, чем Санкт-ПетербургСофия. Помимо икон, он светился мраморными облицовками, мозаики и настенные росписи. Его украшения были выполнены за шесть лет закладки первого камня — факт, который говорит о том, что В Киеве, должно быть, было очень много художников, будь то византийские или византийские. Русский, в ее распоряжении. Это предположение подтверждается тем фактом, что во многих провинциальных церквях также были изысканные настенные росписи. Некоторый, как и в Остре и Старогородке, дожили до последней войны.Они датируется XII веком. Однако большинство из них сильно пострадали. или чрезмерно восстановлены, что невозможно судить об их качестве.

Тем не менее, вполне достаточно доказательства того, что религиозная живопись была хорошо известна в России к десятому веку. Пришлось подстраиваться под русский вкус чуть ли не с начало, и к XII веку большая работа была проделана русскими художники, которые вырвались из-под византийского контроля, хотя и следовали Византийская традиция.Эти талантливые, но анонимные старые Мастера наложили на византийский образец русские элементы, подготовив земля тем самым для художников — как Феофан греческий (ок. 1340-1410) и Андрей Рублёв (ок. 1360-1430) — впоследствии производивший в Новгороде лучшие шедевры средневековой русской живописи — см., например, Святая Троица Икона (ок. 1411 г.). Один из их числа, Дионисий (c.1440-1502), был важным предшественником Московского школа живописи, представленная художниками, в том числе Строгановскими. братья Прокопий Хирин, Никифор Савин и известный иконописец и художник-монументалист Симон Ушаков (1626-1686).

Работы, отражающие стиль этого искусства. движение можно увидеть в некоторых из старейших церквей и лучших художественные музеи России, в том числе Музей западного и восточного искусства, Киев (также известный как Богдан и Варвара Ханенко Художественный музей), Третьяковская галерея и ГМИИ им. А.С. Пушкина. в Москве — Новгородский музей и Владимиро-Суздальский музей.

ПЕРИОДОВ | ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ АРХИТЕКТУРЫ

История древнерусского зодчества насчитывает более 7 веков.
Решение князя Владимира Великого в 988 году о принятии христианства восточным путем сделало Киевскую Русь частью многовековой богатой истории христианской культуры, процветавшей в Византийской империи. Греческие мастера, первыми построившие каменные церкви в Киеве, Чернигове, Новгороде, принесли на Русь крестово-квадратное сооружение. Такого рода церковные постройки долгие века занимали лидирующие позиции. Образ русской церкви отныне узнавался по поднимающимся на тонких барабанах куполам, по цилиндрическим сводам, помещенным в крест, обозначающий интерьер, по мозаикам и фрескам, а также по выразительным иконам, украшающим внутреннее пространство.
В XII веке, когда Россия разделилась на княжества, стали появляться местные архитектурные школы. Через византийские и романские традиции, основанные на системе крестообразных построек, возникают разные архитектурные концепции церквей в Чернигове и Смоленске, во Владимире и Гродно.
Вторжение татар в 1240 году и разрушение мятежных городов остановили строительство каменных зданий на несколько десятилетий. Каменное зодчество Новгородского и Тверского княжеств конца XIII – XV веков, архитектура Псковщины и раннемосковского периода XIV – XV веков позволяют оценить новые стилистические открытия на этих территориях.
Укрепление русских земель вокруг Москвы, образование уникального Российского государства, а также строительство соборов Московского Кремля итальянскими зодчими во времена великих князей Ивана III и Василия III (конец XV века — нач. четверть XVI века) повлияли на формирование великорусской архитектурной традиции. Стилистические особенности Успенского и Михайло-Архангельского соборов можно найти в соборах XVI – XVII веков, построенных в Новгороде, Дмитрове, Ярославле, Вологде, Астрахани и других городах России.
После Великой Смуты XVII века здесь были построены соборы, ставшие памятниками победы над польскими захватчиками. Их формы повторяют знакомые линии церковных построек прошлого века, что свидетельствует о преемственности религиозных традиций Древней Руси. Царственное строительство Кремля, выполненное иностранными мастерами, в частности шотландцами, преобразило исторический центр столицы. Надстройка Спасской башни, строительство церквей Теремного дворца и Кремлевского дворца повлияли на вкусы аристократии и богатого купечества.Это повлияло на формирование стиля «Чудотворная выкройка», ставшего символом Руси XVII века.
«Нарышкинский стиль» или «Московское барокко», определившее облик русских городов и монастырей конца XVII века, стало последним восхождением древнерусского зодчества.

13 известных зданий в Москве, Россия — обновление 2021 г.

Эта бывшая церковь — символ города и потрясающее зрелище. Здание состоит из девяти часовен с остроконечными луковичными красочно раскрашенными куполами на крыше и является одним из лучших мест для посещения в Москве.В 10-й часовне меньшего размера находится склеп тезки церкви Василия (Василия) Блаженного. Что делает собор Василия Блаженного таким уникальным, так это то, как он отражает красочные архитектурные особенности Москвы. Это настолько необычно, что, согласно легенде, строителям завязали глаза во время строительства в 1550-х годах, чтобы они не могли создать ничего подобного. Интерьеры часовен украшены красочными картинами и декоративными украшениями, которые нельзя не посетить.

Собор Василия Блаженного

Адрес : Красная площадь, Москва, Россия, 109012

Часы работы : 11.00-17.00

Веб-сайт : Санкт-ПетербургСобор Василия Блаженного

Собор Василия Блаженного и Красная площадь: частный тур и билет

Продолжительность: 2 часа

71 отзывы

2. Центральный Московский ипподром

Этот большой ипподром работает уже почти 200 лет и когда-то посещал императоров и российских имперцев. Нынешнее здание построено в 1955 году и представляет собой впечатляющий образец сталинской архитектуры. Фасад ипподрома представляет собой длинное здание с трехэтажной башней, увенчанной на одном конце бельведером в форме лошади, и колоннадой на другом.Внутри ипподром впечатляет не меньше, чем снаружи. Он вмещает более 3500 зрителей, чтобы наблюдать за скачками летом и бегом на рыси круглый год.

Центральный Московский ипподром

Адрес : Беговая улица, 22, корп. 1, Москва, Россия, 125284

Веб-сайт : Центральный Московский ипподром

Большой театр в Москве — это потрясающий театр в стиле неоклассицизма с высокими арками спереди под резным треугольным фронтоном.Внутри у вас захватывает дух от панорамных балконов театра и огромной люстры. Возможно, вам даже посчастливится попасть на спектакль Большого балета, крупнейшей в мире балетной труппы, которая называет этот театр своим домом.

Большой театр

Адрес : Россия, Москва, Театральная площадь, 1, 125009

Сайт : Большой театр

Москва: 2-часовой исторический тур по легендарному Большому театру

Продолжительность: 2 часа

13 отзывы

Когда советское правительство решило снести Казанский собор в 1930-х годах, архитектор и реставратор П.Барановский ловко записал размеры собора до того, как его снесли. Один из его бывших учеников организовал перестройку собора в 1990 году, и результат — то, что мы видим сегодня. Они даже воссоздали дизайн нарышкинского барокко, в котором использованы контрастные цвета, такие как красный, зеленый и белый, на декоративных арках. У Казанского собора гибкие часы работы и бесплатный вход, поэтому обязательно добавьте эту церковь в свой маршрут.

Казанский собор

Адрес : Красная площадь, Москва, Россия, 109012

Часы работы : с 8:00 до 20:00 ежедневно

Веб-сайт : Казанский собор

Храм Спаса-на-Крови, ул.Исаакиевский и Казанский собор

Продолжительность: 4 часа

1 рассмотрение

Это высокое белое здание с позолоченными куполами является самой высокой православной церковью в мире и возвышается над горизонтом города. Он выглядит почти идентичным первоначальной церкви на этом месте, строительство которой было завершено в 1883 году, а через несколько десятилетий в 1931 году оно было снесено. Предполагалось, что его заменит Дворец Советов, который так и не был построен. Вместо этого после распада Советского Союза Храм Христа Спасителя был перестроен во всей красе и обновлен современными строительными материалами, кондиционерами и лифтами.Единственный способ увидеть собор изнутри — это экскурсия с гидом, но панорамный вид на Москву со смотровой площадки делает его еще более достойным посещения!

Храм Христа Спасителя

Адрес : Россия, Москва, улица Волхонка, 15, 119019

Веб-сайт : Храм Христа Спасителя

Экскурсия в частный храм Христа Спасителя с выходом на смотровую площадку

Продолжительность: 2 часа Продолжительность

Памятник покорителям космоса — высокий обелиск, посвященный достижениям России в космических путешествиях и мужчинам и женщинам, благодаря которым они стали реальностью.Памятник представляет собой высокую конструкцию, похожую на многие уникальные небоскребы Москвы. Он сделан из титана, который изгибается вверх, как ракета, запускаемая в атмосферу. В его основании находится мемориальная поэма, а наверху — ракета, из-за чего весь обелиск представляет собой выхлоп от взлетающего космического корабля. Во время посещения памятника зайдите в расположенный поблизости Мемориальный музей космонавтики, который предоставит много информации об истории космических полетов России.

Памятник покорителям космоса

Адрес : проспект Мира, 111, Москва, Россия, 129223

Москва: музей космонавтики и частный космический тур на ВДНХ

Продолжительность: 4 часа

24 отзывы

Всего в нескольких километрах от Красной площади вы найдете Коломенское, большой музей-заповедник с оригинальными историческими зданиями, в отличие от некоторых воссозданных мест в Москве.Здесь есть две деревянные крепости, которые в России невероятно редки, а также деревянная церковь. Вы можете зайти внутрь этих зданий, чтобы увидеть, как жили их жители, и посмотреть на старинные фрески церкви. Самым старым зданием, которое постоянно существовало в Коломенском, является Вознесенская церковь, датируемая 1532 годом. Это каменная церковь с высоким шпилем, построенная в память о рождении Ивана Грозного.

Коломенское

Адрес : проспект Андропова, 39, Москва, Россия, 115487

Часы работы : с 9:00 до 20:00 ежедневно

Частный тур по царской усадьбе Коломенское и деревянному дворцу

Продолжительность: 4 часа

5 отзывы

Глядя на замысловатые детали во дворце царя Алексея Михайловича, трудно поверить, что это здание — воссоздание, а не оригинал.Этот потрясающий деревянный дворец также находится в Коломенском, которое когда-то было королевской усадьбой, и является одним из самых впечатляющих зданий музея-заповедника. Это большое деревянное строение с зелеными крышами и башенками в форме луковиц. Первоначальный дворец был построен в 1667 году и имел ошеломляющие 270 комнат. Он пришел в упадок и был снесен в 1768 году, но, как и многие достопримечательности Москвы, был восстановлен в 1990-х годах. Реконструкция была основана на археологических и исторических исследованиях, и это реалистичная копия, показывающая посетителям, как могла жила царская русская семья.

Дворец царя Алексея Михайловича

Адрес : проспект Андропова, 39, стр. 69, Москва, Россия, 115487

Часы работы : вторник-воскресенье с 10:00 до 18:00

Веб-сайт : Дворец царя Алексея Михайловича

Частный тур в Измалово с блошиным рынком и Кремлем

Продолжительность: 2 часа

2 отзывы

Этот укрепленный комплекс состоит из зданий различного назначения и является одной из самых известных достопримечательностей Москвы.Президентская резиденция и административные здания являются местом заседаний правительства России по сей день и закрыты для посещения. В Кремле есть много других зданий, доступных для посетителей, например, музей Оружейной палаты, в котором хранится более 4000 экспонатов. Посетители также могут совершить поездку на Соборную площадь с четырьмя красивыми соборами. В Кремле также есть два бывших дворца: Большой Кремлевский дворец и Государственный Кремлевский дворец, которые открыты для экскурсий.

Московский Кремль

Адрес : Москва, Россия, 103073

Часы работы : с 10:00 до 17:00, с пятницы по среду

Веб-сайт : Музеи Кремля

Москва: 3-часовой тур по Кремлю и Красной площади

Продолжительность: 3 часа

175 отзывы

10.Государственный Исторический музей

В этом музее представлены экспонаты, отражающие настоящую богатую историю Москвы. Посмотрите на события, которые произошли в первые века существования Российской империи, и поймите, как все они превратили Россию в то, чем она является сейчас. Ознакомьтесь с обширной европейской коллекцией металла, в которой представлены прекрасные ювелирные изделия, золотые короны и золотые чашки. Есть также рукописи и книги для раннего возраста, которые могут быть вам интересны. Проведите целый день в Государственном историческом музее, чтобы изучить все коллекции и получить удовольствие от познавательного опыта.

Государственный исторический музей

Адрес : Красная площадь, 1, Москва, Россия, 109012

Веб-сайт : Государственный исторический музей

Часы работы : пн, ср — чт, вс: 10.00 — 18.00; Пт — сб: 10.00 — 21.00 (вторник выходной)

11. Успенский собор

Построенный в 1470-х годах Успенский собор считается первым храмом в России. Здесь проводились важные церемонии, такие как королевские свадьбы и коронации.Это грандиозное место украшено красивыми картинами, изображающими историю жизни Матери Марии. Подготовьте камеры и сделайте отличные снимки прямо у церкви с ее знаменитыми золотыми куполами. Посетите собор, чтобы понять и оценить его значение в первые века.

Успенский собор

Адрес : Москва, Россия, 103073

Сайт : Успенский собор

12. Дом Игумнова

Этот исторический дом известен своей неорусской архитектурой.И экстерьер, и интерьер украшены разнообразной плиткой, которую трудно не заметить. Раньше здесь жила семья Игумновых; однако, в конечном итоге к власти пришло французское правительство, и поэтому с 1979 года этот дом является официальным домом для французских послов. Находясь в Москве, не упустите возможность увидеть это уникальное сооружение.

Дом Игумнова

Адрес : улица Большая Якиманка, 43, Москва, Россия, 119049

Останкинская башня — теле- и радиовышка, самое высокое отдельно стоящее здание в Европе.Если вы не боитесь высоты, вам будет приятно узнать, что вы можете подняться на башню и понаблюдать за Москвой с высоты птичьего полета! Обязательно забронируйте билет заранее, так как только определенное количество людей пропускается в любое время. Нижняя смотровая площадка находится на высоте около 25 этажей над землей и находится под открытым небом, так что будьте готовы к ветру, пока вы на улице! Вторая смотровая площадка закрытая, но намного выше — 100 этажей от земли! На этом уровне также есть стеклянный пол, на котором вы можете стоять, и вам будет казаться, что вы летите! Есть также вращающийся ресторан, который является отличным местом, чтобы перекусить, мирно любуясь огнями Москвы.

Останкинская башня

Адрес : Россия, Москва, ул. Академика Королева, 15, 127427

Часы работы : с 10:00 до 22:00

Веб-сайт : Останкинская башня

Входной билет на Останкинскую башню

Продолжительность: 1 час

Город, гордящийся своим наследием

Многие города и страны, которые столкнулись с такими потрясениями, как Россия, к сожалению, потеряли свои самые важные достопримечательности.Приятно видеть, какие усилия были приложены для восстановления самых ценных зданий и известных памятников в Москве. Россия — страна, которая гордится своей историей, и, несмотря на множество препятствий, они привержены сохранению этой истории на долгие годы. Москва — город потрясающей и уникальной архитектуры, и замечательно видеть как оригинальные здания, которые до сих пор стоят, так и реконструкции, посвященные ее прошлому!

Часто задаваемые вопросы о лучших архитектурных сооружениях Москвы, Россия

1.Какие архитектурные сооружения лучше всего посетить в Москве для семейных пар?

Одними из лучших архитектурных сооружений Москвы, которые можно было бы увидеть на прогулке или на свидании, являются богато украшенный и очаровательный собор Василия Блаженного, исторический Большой театр и впечатляющая Останкинская башня.

2. Какие архитектурные сооружения лучше всего посетить в Москве для групп?

Путешествуете ли вы с друзьями или семьей, одни из лучших архитектурных зданий, которые можно увидеть группами, — это церковь Св.Собор Василия Блаженного, Московский Кремль и Государственный Исторический музей. Вам и вашей группе понравится фотографировать и гулять по их обширной территории.

3. Какие места лучше всего увидеть архитектурные сооружения в Москве?

Если вы хотите много чего интересного во время своего визита, отправляйтесь на Красную площадь, чтобы увидеть знаменитые архитектурные сооружения, такие как собор Василия Блаженного, Казанский собор, Государственный исторический музей и многое другое. Затем отправляйтесь на проспект Андропова, чтобы проверить Коломенское и дворец царя Алексея Михайловича.

Раскрытие информации: Trip101 самостоятельно выбирает списки в наших статьях. Некоторые списки в этой статье содержат партнерские ссылки.

10 самых красивых зданий русского модерна

«Красота — наша религия», — сказал Михаил Врубель, один из самых известных художников модерна в России. Стиль fin de siècle помогает красоте влиять на улучшение мира. Однако здания русского модерна не получают должного признания во всем мире в списках известных построек эпохи модерна.Давай исправим это!

1.

Ярославский вокзал, Москва

Ярославский вокзал — одно из ключевых зданий русского модерна. Инициатор строительства — российский меценат из города Савва Мамонтов.

Здания в стиле русского модерна: Федор Шехтель, Главный фасад Ярославского вокзала, 1904-1910, Москва, Россия. Wikimedia Commons.

Элегантная цветная керамическая отделка фасадов и лепной сюжет вызывают у зрителей ассоциации с прошлым.Природные красоты и богатства Русского Севера. Словом, это монументальные ворота на Север России. Этот стиль был выбран еще и потому, что Ярославская железная дорога соединяет Москву с северными губерниями России и Белым морем.

Здания русского модерна: Федор Шехтель, Детали декора Ярославского вокзала, 1904-1910, Москва, Россия. Livejournal.

2.

Дом Степана Рябушинского, Москва

Это первое здание мастера московского модерна Федора Шехтеля, в котором полностью проявился его индивидуальный стиль.Он был построен для Степана Рябушинского, одного из богатейших купцов Москвы.

Особняк — яркий образец дома нового типа. Несмотря на обилие затейливых украшений, он отличается элегантной простотой.

Здания в стиле русского модерна: Федор Шехтель, дом Степана Рябушинского, 1900–1903, Москва, Россия. мос-праздники.

Широкая полоса мозаичного фриза с изображением цветочных орхидей. Видимо, этот мотив выбрал сам Шехтель — а эти гигантские орхидеи напоминают гигантскую клубнику на фасаде Ярославского вокзала.Несмотря на внушительный размер, изображение становится четким только при приближении. Издалека он выглядит как орнамент из разноцветных пятен, создающих эффект мерцания. Кроме того, в мозаике присутствуют кусочки золотой смальты, которые особенно усиливаются в солнечную погоду.

Здания в стиле русского модерна: Федор Шехтель, Лестница в доме Степана Рябушинского, 1900–1903, Москва, Россия. Livejournal.

Когда вы входите в вестибюль, вас встречает ломающийся волнообразный узор пола, продолжающий тему фасада.В основе дома лежит парадная лестница; мощный изгиб морской волны, над которым возвышается лампа в виде переливающейся медузы. Следовательно, в доме царит атмосфера волшебного подводного царства.

3.

Гостиница «Метрополь», Москва

Савва Мамонтов задумал построить эту первоклассную европейскую гостиницу и совместить ее с многофункциональным культурным центром. Это была его идея превратить это в смесь магазинов; большой выставочный зал художника; залы для маскарадов и танцевальных вечеров; зимний сад с катком; русский камерный ресторан и большой оперный театр.В результате отель представляет собой блестящий синтез искусства. Это настоящая музейная выставка под открытым небом.

Здания в стиле русского модерна: Лев Кекушев, Уильям Уолкот, Павел Висневский, гостиница «Метрополь», 1899–1905, Москва, Россия. туризм.спутник.

Панели майолики появились на фасадах зданий в конце 1900–1901 гг. Самый крупный из них — Княгиня снов Михаила Врубеля. Тема панно взята из поэтической пьесы Эдмона Ростана. Это подходящий выбор, который передает общее настроение стиля модерн: прекрасная принцесса предстает перед умирающим рыцарем.В ее тонком силуэте мы видим черты будущей жены Врубеля — Забелы, которая часто смотрит на нас с его картин.

Здания в стиле русского модерна: Михаил Врубель, Княгиня снов , майоликовое панно, 1896, Гостиница Метрополь, Москва, Россия. Livejournal.

В 1901 году панно Александра Головина украшало гостиничные номера. Мы видим как греческие, так и египетские мотивы. Головин был театральным художником, и нельзя не заметить игривую, почти карнавальную манеру его панно.

Здания в стиле русского модерна: Александр Головин, Орфей , майоликовое панно, 1901, Гостиница Метрополь, Москва, Россия. Livejournal.

Раньше здание окружала темная майоликовая полоса со словами Фридриха Ницше: «Снова старая истина: когда вы строите дом для себя, вы замечаете, что вы чему-то научились». К сожалению, пока еще можно увидеть только часть этого.

4.

Дом Арсения Морозова, Москва

Этот особняк представляет собой сочетание ар-нуво и португальского неомануэлина.Арсений Морозов, племянник Саввы Мамонтова (да, снова он!), Получил в подарок участок под дом от матери. Архитектором этого проекта был Виктор Мозырин. Он создал это здание в русском стиле. Но Арсений категорически отверг это. Более того, будущий хозяин никак не мог решить, что ему нужно. В результате заказчику и архитектору пришлось отправиться в дальний путь — через Париж, Мадрид … и Португалию. В результате был создан «самый необычный дом Москвы».

Здания в стиле русского модерна: Виктор Мазырин, Дом Арсения Морозова, 1895-1899, Москва, Россия.москвичмаг.

Судя по всему, ракушки на фасаде Мазырин позаимствовал у главной достопримечательности испанского города Саламанка — знаменитого дома с ракушками — Casa de las Conchas, относящегося к готическому стилю. А мозаика внутреннего дворика придает ему античный вид. Перемешай еще, почему бы и нет?

В конце концов, современники Мозырина посмеялись над особняком и назвали его «домом дурака». Есть даже городская легенда, что, когда Варвара Морозова, мать хозяйки, впервые увидела дом, она пришла к выводу:

«Раньше я одна знала, что ты дурак, а теперь об этом узнает вся Москва».

Однако в наши дни многие люди останавливаются, чтобы сфотографировать дом, прогуливаясь по городу.

5.

Жилой дом Перцова, Москва

Жилой дом Перцова — одно из самых известных зданий в Москве. Дом — воплощение стиля модерн и неорусский стиль. Издалека это кажется невероятно сказочным и сложным. Супруги Перцовых, Петр и его жена Зинаида построили его в первую очередь для себя и в соответствии со своими вкусами и потребностями.

Здания в стиле русского модерна: Сергей Малютин, Николай Жуков, дом Перцова, 1907–1908, Москва, Россия. Wikimedia Commons.

Фасады дома Перцова представляют собой набор символов и орнаментов. На панно изображены солнце, медведь, сражающийся с быком, гигантские фантастические цветы и пышные птицы. Некоторые рисунки практически буквально копируют рисунки финского художника Аксели Галлена. Панно из майолики выполняет декоративную задачу — придать дому сказочный вид.

Хотите узнать больше об этом здании, которое пришло прямо из сказки? Прочтите статью здесь!

6.

Витебский вокзал, Санкт-Петербург, 1900–1904

Витебский — самый первый российский вокзал. Одноэтажное деревянное здание возникло в 1837 году, став первой железной дорогой в России, соединяющей Санкт-Петербург и Царское Село (место учебы Александра Пушкина!).

Здания в стиле русского модерна: Станислав Бржозовский, Сима Минаш, Витебский вокзал, 1900-1904, Санкт-Петербург, Россия. Visit-petersburg.

Стиль модерн зародился в 1900–1904 годах.В проекте использована необычная для того времени архитектура, в том числе обилие металла. Все стороны богато украшены: слева — часовая башня, с востока — рельефы сов, колонны в римском стиле.

Здания в стиле русского модерна: Станислав Бржозовский, Сима Минаш, Интерьеры Витебского вокзала, 1900–1904, Санкт-Петербург, Россия. Peterburg.guide.

Здание вокзала — одно из первых общественных зданий в стиле модерн. Его открытие было встречено с энтузиазмом, и он до сих пор остается одной из главных достопримечательностей города.

7.

Санкт-Петербургская мечеть, Санкт-Петербург

С первых лет основания города (1703 г.) в Санкт-Петербурге проживало мусульманское население. Однако только в 19 веке власти разрешили общине собрать средства для мечети. Прошло еще четверть века, прежде чем эти планы стали реальностью.

Здания в стиле русского модерна: Николай Васильев, Санкт-Петербургская мечеть, 1909-1920 гг., Санкт-Петербург, Россия.29palms.

Архитектор Николай Васильев использовал в качестве прототипа мавзолей Гур-Эмир в Самарканде (начало 15 века). В результате из всех построек Санкт-Петербурга в стиле модерн Соборная мечеть является наиболее заметным архитектурным акцентом. Необычный силуэт с бирюзовым куполом и высокими минаретами решительно врезается в панораму берегов Невы. Доминирующая композиция — купол с его сверкающими голубыми орнаментами из фарфора. Вторая изюминка — это главный портал на западном фасаде.На фоне каменного тела он выглядит нежным и утонченным по дизайну, сияющим ковром ярких цветов. Сложности деталей просто не поддаются описанию! То есть этот бриллиант в стиле ар-нуво определенно стоил ожидания.

Здания в стиле русского модерна: Николай Васильев, Орнаменты мечети Санкт-Петербурга, 1909-1920 гг., Санкт-Петербург, Россия. Кудаго.

8.

Доходный дом Алексея Нуйчева, Самара

Архитектор этого дома Михаил Квятковский получил заказ на дом в 1902 году от самарского подрядчика Алексея Нуичева.В здании располагалось учебное заведение — гимназия сестер Харитоновых. Сегодня это техникум. Представьте себе, что вы входите в такую ​​великолепную архитектуру каждый день! Безусловно, это счастливчики!

Здания в стиле русского модерна: Михаил Квятковский, доходный дом Алексея Нуйчева, 1904, Самара, Россия. Википедия.

Здание богато украшено цветами, бабочками, свернувшимися лентами, разнообразными завитками и даже слонами!

В конце 1980-х в доме началась реставрация, и большое количество декоративных элементов было снято и отправлено на реконструкцию (в том числе почти все слоны).Однако проект столкнулся с трудностями, и все эти детали были утеряны. К сожалению, реставрацию никто не продолжил.

9.

Гранд Отель, Самара

Ой, фильм «Гранд Будапешт Отель» здесь не снимали? Хм… может кому стоит подумать о русском римейке? Декорации готовы!

Первая версия трехэтажной гостиницы «Гранд Самара» была кирпичной и имела лепной фасад, характерный для конца 19 века. В нынешнем виде в стиле модерн он появился в 1909 году.По просьбе его тогдашней владелицы, купчихи Елизаветы Субботиной, фасад и интерьеры реконструировал в стиле модерн Михаил Квятковский (тот самый человек, который отвечал за предыдущее красивое здание).

Здания в стиле русского модерна: Михаил Квятковский, Гранд Отель Самара, 1907-1909, Самара, Россия. архи.

Интересный факт: в 1909 году в отеле останавливался известный русский оперный певец Федор Шаляпин, его именем назван номер!

10.

Игорный дом Александра Троицкого, Нижний Новгород

В народе это здание называли «Шахматным домиком».Это было первое и долгое время единственное здание в стиле модерн в Нижнем Новгороде.

Хозяин дома Александр Троицкий любил азартные игры, но предпочитал делать ставки исключительно на шахматы. Однажды он проиграл все свои сбережения известному российскому шахматисту, гроссмейстеру Михаилу Чигорину. Однако, действуя благородно, Чигорин вернул Троицкому все до копейки, но заставил его пообещать прекратить играть в шахматы.

Здания в стиле русского модерна: Неизвестный автор, игорный дом Александра Троицкого, 1907, Нижний Новогрод, Россия.репортер-нн.

В память о Чигорине Троицкий приказал построить на крыше дома скульптурную композицию из двух авгуров с львиными головами. Головы словно склоняются над шахматной доской, обдумывая свой следующий ход.

Здания в стиле русского модерна: Неизвестный автор, авгуры игорного дома Александра Троицкого, 1907 г., Нижний Новогрод, Россия. тибет.

Крыльцо по форме напоминает подкову. Троицкий считал, что это талисман для игроков, приносящий удачу. Кроме того, для удобства шахматистов окна игрового зала были обращены на запад, так что даже в вечернее время они могли использовать дневной свет.

Сегодня этот исторически ценный образец русского модерна находится в критическом состоянии. Поэтому его придется снести и отстроить заново. Так что только время покажет, будет ли новый Шахматный дом точной копией оригинала.

Больше красоты в стиле модерн

Я уверен, что теперь вы захотите посетить все эти достопримечательности русского модерна! И убедитесь, что вы также включили несколько поездок по всему миру. Прочтите эту статью, чтобы составить карту!

А если вы хотите узнать больше о самом стиле, посмотрите, как модерн объясняется в гифках!


Подробнее о Архитектура в России:

Если вы найдете радость и вдохновение в наших рассказах, ПОЖАЛУЙСТА, ПОДДЕРЖИТЕ журнал
DailyArt скромным пожертвованием.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *